Отвечай
Есть что спросить или ответить?
Или, может, Вы ищете новых друзей?
Или просто хотите пообщаться?
Заходите!
Посты
Список блогов
Популярные
Новые
Мои подписки

Посты блога
DenLuck

9 Мая.
Договорился с приятелем встретиться в 9 утра в центре города и вместе пойти посмотреть парад, а после на Бессмертный Полк. В обычное время я бы туда за 40 минут доехал, Вышел за час и опоздал на полчаса ))))). Во первых ,удалось сесть только в третий автобус. Всё было битком(... Во-вторых пробки(.... В-третьих из-за того что центр был перекрыт , маршрут автобуса изменился . Ну да не суть )) мы всё таки встретились и пришли на парад вовремя ))).

Открывал парад танк т34 снятый с постамента . Он до сих пор на ходу, и м ы этим гордимся )
Картинка загружается...


У нас нет как военного гарнизона , За то есть много военных училищ, есть даже кинологическая служба и симпатичные девушки в училище МЧС.

потом бы парад техники Великой Отечественной

Картинка загружается...



Картинка загружается...



После парада прошли с другом в Бессмертном полку.

Картинка загружается...


Картинка загружается...


Картинка загружается...

Картинка загружается...


а потом откушали походно войсковую кашу из походной кухни

Картинка загружается...


Картинка загружается...

Ну а это как красивое завершение праздника))... ДА, ДА, ДА!) У нас таки зацвели тюльпаны )))

Картинка загружается...
Показать полностью
Views 14
Like 0
Answers5
Дэн Люк
14.05.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Дэн Люк
07.05.2022
В блоге DenLuck
Первого мая был действительно жаркий день )) и вечером в центре города был рок-концерт"Zа мир без нацизма". Я был не с начала , да и до конца не до стоял)))... за то увидел в живую концерт группы Пилот и СерьГА. Море драйва, позитива , новые и старые песни и масса эмоций )) . В общем мне очень понравилось )).
Картинка загружается...


Картинка загружается...


https://my.mail.ru/mail/denluck/video/20/736.html
Показать полностью
Views 18
Like 1
Answers0
Дэн Люк
07.05.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Болотный доктор, это живой талисман Зоны. Один из загадочных её хозяев. Его ценят и уважают все сталкеры - не важно, к какому клану они принадлежат. Любой, кому не чуждо чувство благодарности, почтёт за честь сделать что-нибудь для него. Даже мутанты его не трогали. Он с одинаковым усердием мог лечить как человека, так и кровососа, не делая различий между ними. Кто-то считал его святым, кто-то чокнутым, но уважали его все. Исключением были лишь «грешники», впрочем, они не признавали никаких авторитетов.
- Давай, что доставить.
- Не спеши, ты даже про оплату не спросишь?
- Зачем? Для Доктора я на халяву все, что нужно приволоку.
- Не всё так просто, да и в одиночку на это дело лучше не подписываться. – Бармен понизил голос. – Это, видишь ли, двойная доставка.
- Не понял, - Седой сдвинул брови. – Поясни.
- В общем, так, я даю тебе пятнадцать штук и пару контейнеров. Ты, приходишь на Янтарь к Сахару, красный контейнер ты отдаёшь ему, а он нагружает тебя еще двумя посылками и еще пятнадцатью кусками, а вот то, что ты получишь у него и плюс мой желтый контейнер, ты несешь к Доктору.
- Хм, то есть, тридцать тысяч за доставку одного контейнера через Росток?
- Ну, да. И не забудь на обратном пути к Болотному Доктору заглянуть.
- Вот это я точно не забуду, - усмехнулся сталкер, и резко посерьёзнев, добавил.
-Кстати, а что там в контейнерах?
- Седой, ты как вчера родился! Артефакты там!
- Больше ничего не скажешь?
Бармен развел руками:
- Извини, тайна пересылки, и сам смотреть не вздумай - контейнеры опломбированы.
- Ясно, я отойду с ребятами потрепаться, а ты пока придержи для нас эту тему. Эй, мужики, – весело начал Седой подходя к своему столику и, понизив голос, добавил, - работа есть.


24.08.20… года.8 часов утра.
Зона Отчуждения.
Дикая территория. (Ничейная земля.)
- Привет Седой, куревом не богат? – часовой, на заставе, зябко передернув плечами и с надеждой заглянул в серые глаза сталкера.
- Что, закончились? – ехидно поинтересовался Банзай.
- Дождь ночью был - промокло всё нахер. – Досадно поморщился долговец.
- Малыш, отстегни страждущим.
- Лови - говна не жалко.- Малыш кинул полпачки «Явы» постовому.
- Спасибо, - сразу повеселел тот.
- Спасибо не булькает, после рейда сочтемся.- Буркнул Малыш.
- Зачем после рейда? – Седой поправил кобуру «Пернача», - сейчас и расплатимся.
- В смысле? – Постовой растерянно посмотрел на сталкера.
- Не ссы, Бивень, много не запрошу. Что на «Дикой территории» происходит?
- А, так вот ты о чем? – расслабился тот, - стреляют там. По переговорам вроде «Синие» с «Грехом» сцепились. Где-то возле упавшего вертолета.
- Вот спасибочки, уважил старика. – Седой хлопнул Бивня по плечу, - неси службу боец, а нам на дело пора. Ребята вперед. Первый Банзай, мы с Котом по центру, Малыш замыкающий.
И группа Седого, обогнув перегораживающие дорогу бетонные блоки, вышла с территории «Бара».

Из электронного письма Борову
от адресата Информатор.

« … Бармен нашел людей, группа, четверо одиночек. В 8 утра вышла из «Бара» в сторону «Янтаря». Часть груза у них, остальное получат у научников.»
Боров сложил лист распечатки вчетверо, задумчиво постучал им по столешнице и опустил в карман.
Сергей Петрович Боровицкий, вор в законе, ранее проживавший в городе Минске, уже лет десять топтал Зону, не ту в которой небо в клеточку, а именно «Зону» - с большой буквы. Конечно, за периметром было проще и вольготнее. Однако жизнь там для Борова стала уж больно опасной. С одной стороны - конкуренты, постоянно подсылающие киллеров, с другой – менты, накопившие на него довольно солидную стопку макулатуры. И вот уже не молодой, да и растолстевший Сергей Петрович, был вынужден залечь на дно, и чем глубже, тем лучше. Зона была самым выгодным вариантом: и от цивилизации близко, и конкуренты далеко, и менты не достанут. Да и полезные «игрушки» из Зоны стоили отнюдь не копейки.

- Кастет, как дела?
- Никак! – В динамике были слышны автоматные выстрелы.
- Давай по существу,- недовольно поморщился Боров.
- По существу? Лады, на «Дикой территории» нарвались на «Синих», в районе упавшего вертолета. Раненных трое, двухсотых пока нет. Ух, ёёёёёёёёёёёё!!!! Ах, зараза, четверо раненных. – Голос Кастета исказился и он произнес куда-то в сторону: - Муха сними снайпера с вышки.
- М-да, Кастет, отводи своих людей на базу. С наёмниками не связывайся, у них там свой интерес.
- Понял. Эй, пацаны, отходим…. – И PDA, пикнув умолк.
- Так уже лучше, - проворчал Боров, потом подошел к двери и крикнул в коридор. – Лысый, зайди ко мне.
В комнату вошел высокий жилистый человек в серо-черной униформе «Греха». На его черепе не было не единой волосинки, наверное, поэтому его серые глаза без ресниц, казались белёсыми провалами в другую реальность. Он закрыл за собой дверь, встав перед Боровом и, скрестив руки, глядя ему в глаза, замер. Главарь незаметно передернул плечами и мысленно перекрестился - взгляд Лысого никому не нравился.
- Возьми пяток парней, и сделай засаду вот здесь, - Боров ткнул толстым пальцем в карту Зоны.
- Цель?
- Насчет цели, - лидер «Греха» задумался. – Цель…. Четверо сталкеров, идущих от научников, на «Агропром». Контейнеры которые они несут, не распечатывая - доставить мне, а их самих убрать, Действуй скрытно, если что-то не так пойдет - сваливай подземельями.
- Боров, там до Агропрома не дойти. Это ж Аномальные поля.
- А вот они как-то доходят. Кстати, при случае спроси у них, как они это делают.- Боров вынул из пачки сигарету, постучал ею по столешнице и, закурив, сделал пальцами жест будто лениво отмахнулся от мухи.
Лысый, еле заметно пожал плечами, кивнул и вышел из комнаты.

24. 08. 20…года 8 часов 30 минут.
Локация «Дикая территория».
Наемники. Отделение Лотоса.

- Командир, «грешники» к дырке отходят.- Сквозь шумы и грохот боя прокричал кто-то из наемников.
- Ну и хрен с ними. Сколько их там?
- С десяток.
- Пусть идут. – И, подвинув лангету, приказал всем по общему каналу: - Грешников не преследовать, держать позиции. Зяма чиркни по ним пулеметом, чтоб возвращаться не вздумали.
- Окей, командир. – И пространство между враждующими взорвалось сухим треском длинной очереди из ПКМ.
Лотос, мужчина лет сорока. Даже издали, благодаря своей выправке, в нем угадывался военный. Большой шрам на щеке и коротко-стриженные волосы, любому внушали, если не страх, то уважение уж точно. Из армии он уволился лет семь назад, как раз в те времена, когда развал её был в самом разгаре. После развода, жить в одиночку и пропивать скудное пособие, стало совсем невыносимо, а поскольку в мирной жизни места ему не нашлось - майор подался в Зону, сменив мундир военного на комбинезон наемника.
Кличка появилась, когда кто-то из новичков увидел, как он занимается йогой. Прозвище прижилось практически мгновенно, и уже на третий день в Зоне умер Илья Степанович Тюрин, майор Воздушно-Десантных войск и родился командир мобильного отделения №76, клана «Наемников», кодовое имя: «Лотос».
- Рыжий, подай-ка свою винтовку.
Тот, лёжа на земле, протянул командиру свой FN20102. Лотос принял оружие и произнес в микрофон гарнитуры:
- Джа, похоже, один из грешников жив. Доставь-ка его сюда. Всем остальным - прикрываем Джафара, особое внимание дырке.
Наемник быстро пополз к раненному грешнику. К этому времени Муха уже совсем потерял надежду, и когда его подхватили и куда-то поволокли, он даже не сопротивлялся.
-Сюда его, - Лотос вынул свой нож и присел на корточки рядом с Мухой и, тихим ласковым голосом спросил: - И чего же это вы тут делали?
Тот зло уставился на наёмника и плюнул ему в лицо.
- Неправильный ответ, - не меняя тона и вытирая плевок, произнес майор. Он вставил нож в рану пленника и начал медленно поворачивать его. Тот взвыл.
- Не знаю, - застонал он.
- Знаешь родной, знаешь. – Лотос не сильно воткнул нож в ногу, чуть выше раны и снова начал поворачивать лезвие. Муха взвыл еще громче.
- Тут четверо сталкеров пройти должны, с крупным хабаром.
Наемники переглянулись.
- Что за хабар?
- Не знаю.
- А если подумать?- Муха снова закричал, когда кинжал начал вращаться.
- Два контейнера…, в одном «солнечный ветер»…, второй не знаю…, клянусь, не знаю…, – захлебываясь слезами и дрожа всем телом, говорил «грешник».
«Синие» ещё раз переглянулись и оживленно задвигались. За всю историю Зоны было найдено всего три солнечных ветра, и цена на него была просто запредельной - полтора лимона евро, и он того стоил. Артефакт не только излечивал все болезни, но, по слухам, в поле его активации человеческий организм полностью регенерировал и, дряхлый долгожитель вполне мог превратиться в, полного сил, двадцатилетнего парня. Но и это еще не всё. По мере работы он не утрачивал своих свойств и, по сути, был билетом в бессмертие.
- И куда идет эта группа?
- На «Янтарь»…, они идут, к научникам.
- Ясно, - Лотос вынул нож из раны и, посмотрев на каплю крови, стекающую по клинку, без замаха вогнал его по самую рукоять под нижнюю челюсть пленника. Муха задрожал и вытянувшись, затих на теплом асфальте.
- Все всё слышали? Через двадцать минут нас меняет отделение Макса. Ничего ему не говорить, предлагаю после смены поохотиться для своего кармана.
- Командир, - Мася поднял руку, привлекая внимание. – Странно, что «грешники» так быстро отказались от этой охоты. Почему ушли, а не вызвали подкрепление?
- Да, - задумался Лотос. – Действительно странно, ну да ладно, потом разберемся.

***

- Так, ребята, Бивень сказал, что возле вертушки воюют значит пойдем через цеха. Всем ушки на макушки. Там ржавого пуха3 по колено и снорки4 шарятся, всем надеть маски и капюшоны.
Когда все приготовления были завершены, Банзай открыл створку ворот и, включив подствольный фонарь, повел узким лучом справа налево. Следом вошел Седой и присел за воротами, держа в одной руке верный «пернач»5, а в другой полицейский фонарь с длинной ручкой. Детектор аномалий слабо пискнул. Сталкер, скосив глаза, глянул на экран PDA, с поблёскивающей красной точкой.
- Кот, кинь-ка болтик, кажись аномалия.
- Угу, - Кот, порывшись в кармане разгрузки, вынул болт и, без замаха бросил вперед. Ничего не произошло. Железная болванка с металлическим стуком покатилась по бетонному полу.
- А теперь чуть левее.
Следующий болт не приземлился. Под ним вздулся шар сверкающего тумана и взорвался громким сухим треском, впечатывая болт в стену. Грохот повторился еще три раза, в ушах зазвенело. Краем глаза, кто–то из сталкеров заметил отброшенное к стене нечто. Хлопки еще гремели по пустому цеху, когда к этим звукам присоединился обиженный рёв снорка. Мутант мирно спал, когда разрядившийся «трамплин»6 приподнял его и впечатал в стену взрывной волной.
- Слева! – крикнул Банзай, нажимая на курок. Несколько пуль разом пронзили тело монстра. Со стоном он осел на пол, а из глубины цеха недовольно заворчал еще один мутант.
В ангар уже вошли Малыш и Кот.
- Снорки! – Сразу крикнул кто-то из них, падая на колено.
В мечущимся узком луче фонаря, мелькнуло, летящее в прыжке, уродливое человекоподобное тело.
- Ах ты, сука! - Получив страшный удар под рёбра, Малыш вылетел за ворота и захрипел, пытаясь восстановить дыхание.
В цеху застрекотал пернач Седого, а к потолку поднялась туча «ржавой пыли».
- Это «пух», все наружу! – Крикнул Седой, падая на живот. Натянув на лицо капюшон, он подогнул под себя руки и замер. Другого выхода у него просто не было. Между ним и воротами был мутант, готовившийся выпрыгнуть из цеха. Когда-то это был человек, но сейчас…. Он стоял на полусогнутых мускулистых ногах и тряс в воздухе длинными руками с короткими когтистыми пальцами. Снорки уже не были прямоходящими, а вернулись к передвижению на четырех конечностях. Из-за этого позвоночник их чудовищно выгнулся и, разрывая кожу, выпирал небольшими острыми зубцами. На лицах мутанты носили противогазы старого образца. Обрубок шланга болтался, словно слоновий хобот, а большие круглые и стеклянные глаза резиновой маски, делали снорка похожим на огромное насекомое.
Злобная тварь снова пошла в атаку. Сбитый мастерской подсечкой, Кот упал. Не теряя времени, он быстро пополз к выходу, а вслед за ним в длинном прыжке выпрыгнул и мутант, сразу напоровшись на очередь из автомата Малыша. Последним из ворот вывалился Банзай. Одежда на нем слегка дымила, распространяя пока еще слабый, но едкий запах тлеющего пластика. Ржавый пух не мог разъесть защитный комбинезон, но выделения этой аномалии на воздухе при попадании на кожу, мгновенно реагировали с потом образуя смеси сильных и опасных кислот.
- Надо Седого вытащить, - Кот заглянул за ворота. - Он в двух метрах от порога.
- Кто самый закрытый?
- Я, - Малыш стоял на одном колене, опираясь на автомат и, положив руку на живот, сгибался и стонал.
- Худо? – Участливо спросил Банзай.
- Нет блять, приятно! Пинок под-дых армейским ботинком, - и он снова согнулся со стоном.
- Слышь, братан, я тебе сочувствую, но Седого вытаскивать надо, - снова вмешался Кот.
- Убедил, - Малыш сунул в руки Банзая автомат, скинул рюкзак и подошел к воротам. Он заправил перчатки в рукава, затянул капюшон и проверил застежки на одежде.
- На счет три, и - свети мне. Раз, два три, - он быстро вошел в цех и сразу же, схватив Седого за лодыжки, поволок его к воротам. Вся операция заняла считанные секунды. Команда отделалась легким испугом, за исключением старшего. Он все же сумел заработать пару ожогов на ногах и ссадины на запястьях, да и одежду пришлось обструсить, но это были уже мелочи.

***

Группа Лотоса.
- Они только что вышли из цеха.- Лотос убрал бинокль. - Брать будем в тоннеле. Зяма, Самсон и Вадик, спрячьтесь на другой стороне. Услышите выстрелы, значит, клиенты вошли в туннель,- зажмем их в тиски.
Трое наемников быстро и бесшумно скрылись на лестнице.
- Остальные - за мной к вагончику. Сидим, как мышки, - тихо и внимательно. А ты, Джафар останешься здесь - с крыши нас прикроешь, ну и за клиентами проследишь.
Верхний этаж долгостроя быстро освободился. Снайпер, расчистив место на краю парапета, расстелил туристический коврик и, со вздохом, улегся на него. Глянув вниз, он поправил хоботок микрофона и приготовился ждать.
Через несколько минут гарнитура Джафара ожила.
- Как слышно? Как клиенты?
- Слышу хорошо, клиенты к крану подходят, идут осторожно.
- Лотос, Лотос, это Зяма. У нас проблема. Туннель после выброса «жарками»7 перекрыло. Пройти можно, только дорогу болтами тропить8 надо.
- Блять! – Ругнулся командир в полголоса. – Всё не слава богу, тогда сидите тихо - за поворотом дороги. Ребята, всем говорю, начинаем чуть раньше, как только они вагончик пройдут. Джафар, не молчи.
- Командир, они как раз подомной, похоже, заподозрили что-то.
- В смысле?
- Совещаются, как по дороге до туннеля идти.
***

- Седой, - Банзай опустил руку на плечо старшего.
Отряд остановился перед железной калиткой. Слева кран, рядом с недостроенным цехом, справа стена, за которой видна крыша строительного вагончика, а за калиткой дорога, огибающая заколоченное здание правления и уходящая за угол, к туннелю на Янтарь.
- Ну, в чем дело? – Недовольно спросил Седой.
- Я блик оптики наверху видел.
Вокруг что-то неуловимо изменилось, Малыш с Котом переглянулись. Кот даже передернул затвор.
- Думаешь- засада?
- Уверен.
- Интересно, а что за хрень мы на Янтарь несем? – Ни с того, ни с сего, тихо спросил Кот. - Я так кумекаю, что и Грех с «Синими» неспроста сцепились у вертолета, изначально-то мы через вертушку идти хотели.
- Да уж, своевременный вопрос.- Седой попытался присесть, но передумал и просто облокотился на стену.
- Что делать-то будем?
- Другого пути на Янтарь нет, – начал Седой. – Это однозначно наемники, уж больно по уму засада сделана. Если бы я был на их месте, то в вагончике бы засел, снайпера наверх, и два-три человека за туннель, а потом в нем бы нас и зажал.
- Можно гранату, через стену к вагончику, кинуть и на всех парах за угол. Туда тоже гранату бросить. – Предложил Банзай.
- И вести огонь на два фронта?
- А как иначе? Зато хоть укрытие будет: с одной стороны угол дома, с другой борта туннеля.
- Так и сделаем, только сначала снайпера убрать надо, он нас пасёт.
- Согласен, - шепнул Седой. – Малыш, у тебя вроде бесшумная пукалка есть, давай сюда.
Сталкер молча вынул свой БП и протянул Седому.
- Сделаем так, я поднимусь наверх, шлепну снайпера, кину пару гранат с интервалом в пять секунд, оттуда наверняка вид на вагончик лучше. После первого взрыва - бегите за угол. Первым - Банзай, - Седой ткнул его пальцем в грудь. – Приготовь гранату. Не останавливаясь, беги к туннелю и кидай туда «эФку», как можно.
- Теперь вы, - он перевел взгляд на Кота и Малыша. – Будете прикрывать мой отход. Из вагона побегут недобитки, ваша задача - заставить их залечь пока я не доберусь до вас. Всем всё ясно?
- Да, - ответил за всех Кот.
Седой кивнул и, пригибаясь, быстро побежал к лестнице наверх.
***

- Джафар, как клиенты?
- Всё еще совещаются…. Похоже, спорят о чем - то.
- Ладно, ждем.
Из лестничного проёма показалось сосредоточенное лицо Седого, медленно поднимающийся пистолет встал на прицельную линию.
«Пцык»….
Тихий выстрел ПБ и Джафар уронил голову на приклад своей винтовки. Седой подошел поближе. Пуля прошла через ухо, раздробив гарнитуру. Снайпер был мертв. Сталкер вынул из его рук винтовку, осмотрел. Бельгийская FN 2010 с подствольным гранатомётом, широким раструбом экранного прицела и системой опознания целей, По сути, это был штурмовой стрелково-гранатомётный комплекс, легкий и удобный с высокой скорострельностью, и под, распространенный в зоне, НАТОвский патрон 5, 56 мм.
- Ух, ты, навороченная штука. Сдаётся мне, парень, эта красотка тебе уже без надобности, - и винтовка сменила хозяина. Наёмник был вооружен до зубов. Кроме самой FN 2010, Седой нашел у него две РГД четыре магазина с патронами к винтовке, две гранаты к подствольнику, аптечку и незнакомый артефакт в контейнере.
- Замечательно, а теперь артиллерия, - он выглянул в пустой оконный проём и увидел дворик перед строительным вагончиком.
Без замаха бросил одну гранату на крышу вагона и присел, зажимая уши. Внизу грохнуло. Взрывом в ней проделало огромную, рваную дыру. Из вагончика, держась за уши, с матюгами, вывалились четверо наёмников. Сталкеры внизу, распахнув калитку, быстро рванули к углу дома. Седой кинул вторую гранату и, не дожидаясь взрыва, побежал вниз по лестнице.
***

Грохот был неимоверный. Рыжего и Ганса убило сразу, кого-то посекло осколками. Майору тоже досталось. Все оставшиеся в живых, сильно контуженые наёмники буквально вывалились наружу.
- Граната! – Крикнул Ёж и сам прыгнул под вагон.
В ушах гудело словно в церковном колоколе во время заутренней молитвы, звон стоял такой, что не было слышно собственного голоса. Предупреждающий крик наёмника, Лотос просто прочел по движению губ. Рефлексы оказались быстрее мыслей. Схватившись за край мусорного контейнера, он перевалился через железную стенку бака и упал в кучу строительного мусора.
***

- Что за хрень? Откуда взрыв?- Прошептал Самсон, повернувшись к Вадику, как будто ища поддержки.
Тот недоуменно пожал плечами, а Зяма осторожно выглянул за угол дома. Ох, зря он это сделал, - пуля вошла ему точно между глаз.
***

Впереди, как и было задумано, бежал Банзай, сжимая в руке гранату. Он и не предполагал, что засада гораздо ближе. Чуть позади, бежал Малыш. Кот бежал последним, не отрывая глаз от оптики своего автомата. Каким-то шестым чувством он ощутил, что сейчас из-за угла появится наёмник, и нужно нажать на курок…. И он нажал.
Глаза Банзая округлились, когда он понял, что наемники находятся гораздо ближе, чем они рассчитывали. Впрочем, сталкер принял правильное решение почти мгновенно. Чуть притормозив, не снимая кольца, он кинул зажатую в руке РГД и крикнув: «Граната!», побежал еще быстрее. Услышав крик, и увидев вращающуюся на бетонке гранату, Самсон и Вадик упали на землю, готовясь к взрыву. В это мгновение на позицию наёмников ворвался Банзай. Его немного занесло вбок на повороте, но, каким–то чудом, он не упал, а с размаху ударил окованным в железо берцем в висок Самсона. Голова лопнула, словно перезревшая дыня. Брызнули кровавые капли. Следом появился Малыш и от бедра высадил полрожка из своего «Калашникова» в грудь Вадиму. Кот, быстро оценив ситуацию, отодвинул ногой трупп Самсона и присел у стены, готовясь прикрывать командира группы.
***

«Винтовку, похоже, в вагоне забыл», - мелькнула грустная мысль у Лотоса. Он вынул свою «Beretta 92» и выглянул из бака. Тотчас со стороны угла загрохотала автоматная очередь, простучав тяжелыми каплями рикошетирующих пуль по металлической стенке контейнера, майор снова пригнулся, заметив бегущего по бетонке сталкера. Лотос приподнял пистолет над стенкой железного ящика и сделал несколько выстрелов наугад. Стрелять прицельно было невозможно. Бегущего прикрывали из-за угла и, кроме того, в глазах всё ещё двоилось, после взрыва в вагоне. Краем глаза наёмник заметил сильно шатающегося Ежа выползшего из-под колёс строительного вагона. Он двигался на четвереньках, его рвало, но, ни смотря, ни на что, он не бросил свой «AUG». Похоже, мутило его сильнее, чем майора, и помочь Лотосу он ничем не мог.
Пробегающий мимо сталкер открыл огонь. «Пернач», по характерному звуку, определил майор: «Не пробьёт». И очередной раз за этот день удивился. Увидев аккуратную строчку дырочек чуть выше своей головы.
- Да чем же он стреляет?- проворчал Лотос, падая на дно контейнера.
***

- Как дела? – Стоя перед Банзаем, и пытаясь отдышаться, уперев руки в колени, спросил Седой.
- Немного хуже чем рассчитывали. С нашей стороны без потерь, только вот туннель «жарками» перекрыт, дорогу тропить надо.
- Ну так, а чего стоим? Почему не тропим?
- Детектор у тебя.
- А, ну да. Вот, - Седой отстегнул от запястья свой детектор аномалий и протянул его Банзаю, тот сразу побежал к туннелю.
Малыш сделал короткую очередь в сторону строительного вагончика и спросил:
- Ты, когда бежал, не видел, сколько там «синих»?
- Один в контейнере и ещё один под вагоном прятался, похоже, раненный или контуженный. Может и еще кто-то есть.
***

- Ёж, ты как? – Лотос попытался вылезти из бака, но автоматная очередь заставила его снова лечь на дно.
- Вроде оклемался – Ёж, вытирая тыльной стороной ладони блевотину, улегся за колесом вагона.
- Прикрой меня на счет три. Раз…. Два…. Три. – И ласточкой вынырнул из железной коробки.
***

- Чёрт! Штукатурка в глаз попала. – Кот усиленно тёр лицо.
Из-за угла выглянул Малыш и снова исчез за стеной. Со стороны вагона раздалась автоматная очередь.
- «Синий» из контейнера ушел, - скороговоркой сказал он и сменил магазин на своём «Калаше».
- Банзай, что там с тропой? – крикнул Седой.
- Прошел до середины, впереди зомби, нужно всем идти.
- Так ребята, снимаемся и в туннель по-тихому. Кот, пальни в вагон, пусть не спешат за нами.
- Я туда ещё и гранату брошу.
- Банзай первый, потом я, третьим Малыш, Кот замыкающий. Вперед!
***

- Граната! – крикнул Лотос, вжимаясь в забор.
Ёж тоже бросил автомат и, накрыв голову руками, прижался к земле.
- Лотос, Лотос, с вашей стороны стрельба, помощь нужна? – раздалось в наушнике гарнитуры.
- Здесь Лотос. Спасибо Макс, помощи не надо, это мой заказ.
- Понял, - и Макс отключился.
Лотос тронул гарнитуру, вошел в вагончик и окинул все побоище беглым взглядом. Заметил свою LR300, поднял, проверил магазин и вышел. Еж склонился над кем-то.
- Командир, Рич жив.
- Что с ним?
- Без сознания, осколок в плече, и сквозное ранение бедра. Минут через десять в себя придет. Пока он в ауте осколок вытащу, перевязку сделаю, стимулятор вколю.
- О кей, хоть одна хорошая новость есть. Тогда займись сейчас Ричем, а я пока отлучусь на пару минут - идея есть. – Он, пригибаясь, побежал к углу здания.
Выглянул и чуть было не получил пулю в лоб. Очередь застучала по каменной кладке с визгом выбивая кирпичное крошево. Лотос зарядил подствольник и, быстро выглянув, выстрелил в сторону туннеля.
***

Сталкеры прошли уже большую часть тоннеля. Впереди, вышедший первым, Банзай, уже вступил в схватку с зомби. И в этот момент в сводчатый потолок ударила подствольная граната Лотоса.
- Шухер, «жарки»! – Закричал Кот, падая на землю.

***
Кот.
- Костенька, не спорь, сегодня ты будешь спать рядом со мной, я так хочу.
- Ты сошла с ума. – Костя поцеловал Маргариту в губы.- Хочешь что б твой «Колобок» прирезал нас обоих?
Марго тихо рассмеялась, потом провела длинным пальцем по его лицу. Через высокий лоб, переносицу, скользнула по горбинке носа. Потом прижала его к губам, будто накладывая печать молчания, и страстно зашептала в самое ухо:
- Его не будет целую неделю, по делам во Францию откочевал.
- Целая неделя, - Костя Бережной засмеялся, беря в руки эту очаровательную головку и покрывая ее жаркими поцелуями.
- Боже, какой ты нежный, - закрыв глаза и, улыбаясь, тихо произнесла она.
…. Как они оказались в спальне на втором этаже Костя не помнил.

С Марго он познакомился неделю назад, в кафе.
Красивая молодая женщина сидела за дальним угловым столиком, и время от времени, делая глоток кофе из маленькой фирменной чашки, увлеченно шелестела клавишами ноутбука. Костя присел напротив. Свой ристретто он поставил на столик, рядом с ее пепельницей. Потом, вынул из сумки курительную трубку темного дерева. Не спеша набил ее ароматным табаком, утрамбовывая пальцем и, прикрыв от наслаждения глаза, прикурил от спички.
Трубка была его «фишкой», а фокус с её прикуриванием он часто использовал при знакомствах с девушками. Впрочем, его знакомые женского пола были в восторге. Стильный молодой человек и тонкий аромат трубочного табака действовали на них лучше всяких афродизиаков. Девушка, почувствовав приятный запах, незаметно бросила на Костю заинтересованный взгляд, заметив, что кофе кончился, тихо вздохнула и закрыла «ноут».
- Девушка, разрешите угостить вас кофе?
Марго удивленно приподняла бровь и нарочито холодно взглянула на молодого человека. Но эта холодность моментом испарилась, разбившись об открытую и обаятельную улыбку.
- Какой из вариантов этого напитка предпочитает Госпожа?
- Госпожа предпочитает американо, - рассмеялась она.

- О да …. Да …. Не останавливайся….- Костя с силой сжал пальцы в густых черных волосах, и зарычал, пытаясь войти глубже в ее лоно, но девушка, засмеявшись, отстранила его руку.
- Экий ты нетерпеливый. - Она подняла перед собой руки, вонзая остренькие ноготки в Костину грудь. Он застонал, выгибаясь в томительной истоме. Взгляд упал на плотную женскую попку оттопыренную вверх.
- Ты чудо!- Простонал он.
Это было настоящее наслаждение. Нежная ласка теплых и мягких губ…. Торопливые касания острых сосков…. Её пальцы оставляющие красные полосы на теле …. И как кульминация: открытая дверь и стоящий на пороге ее муж.
-Упс, - Костя замер, впившись пальцами в аппетитные ягодички, а взглядом, в наливающиеся красным, лицо здоровенного детины.
Незадачливого любовника разом будто окунули в ледяную прорубь. Он оттолкнул от себя Марго и, кувыркнувшись через голову, упал с кровати. Девушка тоже почувствовала, что не все ладно и, оглянувшись назад встретилась взглядом со своими мужем.
- Ты?
- Нет! Это не я, так что можете продолжать. Не стесняйтесь и не разбегайтесь, Сейчас принесу кое-что, и покалякаем о делах наших скорбных. – Он хлопнул дверью выходя из комнаты.
- Беги, - одними губами прошептала Марго.
- А ты?
- Блин Костя не тупи, - она сунула ему в руки одежду и толкнула к раскрытому окну.- Мне он ничего не сделает, а вот тебе точно яйца отрежет.
Горло сразу перехватило, внутри что-то сжалось, он услышал приближающиеся к двери спальни, стук каблуков по паркету. Константин, чмокнув Марго в раскрасневшуюся щечку, сиганул в окно, перекатился по крыше крыльца и свалился на цветочную клумбу. Сверху раздался выстрел. Пуля, с визгом, выбила струйку искр из гранитных кирпичиков тротуара. Петляя словно заяц, и прикрывая задницу одеждой, Костя рванул к распахнутым настежь воротам гаража.
- Стой сука,- Грохот выстрела и стук пули в толстую железную створку ворот, придали прыти. Ключ от машины сам прыгнул в руку. Движения стали быстрыми и плавными, ничего лишнего. Он не успел еще опуститься в кресло водителя, а автомобиль уже рванул вперед, пробуксовывая колесами. Разбив левую фару и слегка погнув бампер, машина распахнула ворота, и с ревом набирая скорость, понеслась в сторону Москвы.


Адреналин все ещё гулял в крови. Руки заметно подрагивали, и дверь квартиры удалось открыть лишь с третьего раза. Ключ упорно не попадал в скважину. Связка упрямо выскальзывала из потных пальцев на пол. Наконец, Костя вошел в своё жилище, захлопнул дверь, и облегченно вздохнув, повалился на широкую кровать прямо в обуви. Но отдохнуть так и не удалось. Внутренний карман завибрировал, и раздалась телефонная трель звонка.
- Да.
- Костик, милый, как ты? – Он сразу узнал этот взволнованный голос.
- Всё хорошо, моя радость, я уже дома. Ты сама-то как? Извини за это поспешное бегство….
- Нет, нет, ты всё сделал правильно. - Перебивая его, затараторила Марго. – Мне он точно ничего не сделает, а вот у тебя, похоже, большие проблемы.
- Что такое? – Костя и раньше сталкивался с ревнивыми мужьями. Обычно их пыла хватало лишь на недолговременную погоню, а логичное завершение всех неприятностей наступало после разрыва отношений с очередной пассией. Голос в голове назойливо твердил о том, что сейчас он так легко не отделается. Внутри снова всё содрогнулось.
- Коля только что тебя заказал. Костик, милый, беги из города. Спрячься месяца на три где-нибудь. Скоро он остынет и отзовет своих урок.
- Спасибо за предупреждение, и пожалуйста, удали мой номер телефона. Я найду способ с тобой связаться.
- Береги себя, дорогой. Целую нежно-нежно. – и она прервала разговор.
- Трындец! – Взвыл Бережной, снова падая на кровать. – И что теперь делать?
Костя расстегнул ширинку, и оттянув трусы, глянул на сморщенного виновника своих бед.
- Всё из-за тебя, - погрозил он пальцем.- Для начала надо бы вещи собрать, а в процессе может, и мысль придет куда свалить.
Все свои домашние дела Константин Бережной привык делать под бормотание телевизора или грохот музыки. «Звуковой фон отвлекает от ненужных мыслей»,- каждый раз повторял он сам себе.
На экране мелькали знакомые всему миру лица. Костя понял, что нарвался на новостной канал, но переключать не хотелось. Пусть себе бубнит.
- …. В связи с расширением Чернобыльской Зоны Отчуждения, по просьбе Украины, на Игнатьевско-Берском участке начинают нести охрану сводный полк миротворческих войск ООН….
И тут в голове Константина вспыхнула мысль. Костя понял, куда он может скрыться, на эти полгода.


- Пииииииииииииииип ….. Пиииииииииииииииип…. Алло?
- Костя?
- Привет, Серега, - Константин перехватил трубку поудобнее.- Как там у вас дела на границе с «жутким миром».
Сергей Лёвин был другом Кости ещё с тех времен, когда оба ходили в детский сад. Потом вместе учились в школе и в институте. Даже в армии служили в одной части. После службы их дороги разошлись: Костя подался в коммерцию, а Сергей Петрович Лёвин стал «сверчком». Получил по паре красных лычек на каждый погон, прошел две войны и дослужился до старшего прапорщика внутренних войск. Неделю назад Костя созванивался со своим старым другом. Это был простой звонок вежливости и отчасти интереса: «куда судьба Злодейка, умудрилась забросить его непоседливого друга». В ходе того разговора выяснилось, что Серёга «тянет лямку» на периметре Зоны Отчуждения. Как он тогда выразился: «Берегу покой мирных граждан от ужасов Зоны».
- Здорово буржуй, - в трубке весело рассмеялись.- Дела тут не очень-то веселые, но жить можно, с голоду не пухнем.
- Это прекрасно, ибо есть у меня одно мизерное дельце к тебе.
- Мизерное говоришь? – Голос на том конце сразу изменился, приобретая нотки озабоченности и внимания. – Случилось чего?
- Да. Исчезнуть мне надо, желательно на полгодика.
- Ага, понял. В Зону слинять хочешь?
- Ты зришь в самый корень, – восхитился Костя. – Что для этого нужно?
- Эм-э…. Ты хоть телевизор и инет по Зоне сканил? Представляешь, что будет с человеком со стороны, который там окажется? Есть конечно и сталкеры, так они живут в том мире.
- Но ведь наверняка можно как-то этому научиться?
- Ну да, у некоторых кланов там даже учебные лагеря есть. Хорошо сейчас подумаем что можно сделать. Этот вопрос мы решим положительно, - рассмеялся он.- Я тебе перезвоню через часик, надо кое-какие детали уточнить.
- О’кей, буду ждать.

Через час костина «мазда» выворачивала на МКД. Телефон снова зазвонил. На этот раз он воспользовался беспроводной гарнитурой.
- Алло?!
- Костян, это снова я.
- Я понял, что там по нашему делу?
- В общем так…. Через периметр до ближайшего лагеря новичков я тебя сам доведу, оружие тоже достану. Серьёзного ничего не обещаю, но «калаш» и «макара» с патронами, по сусекам, наскребу. А вот сталкерские прибамбасы придется покупать, снаряга у них дорогая.
- Хм-м, Серёга ты помнишь мою машину? На встрече выпускников, год назад, я на ней народ по городу катал.
- Ага.
- Как думаешь, ее в обмен на шмотки, хватит?
- Хватит, даже сдача останется.
- Тогда через пару дней ….

***

С потолка, в дрожащий у пола клубящийся воздух, посыпалась штукатурка. Вверх, один за другим, устремились с яростным воем, пышущие жаром столбы пламени. Прыгнув вперед Седой преодолел последние метры опасной зоны, и сразу упал сбитый с ног, выпавшим следом за ним Малышом. Он, сразу откатившись от командира группы, начал кататься по земле, сбивая пламя со спины. Банзай, тем временем, успел завалить одного мертвяка, тот лежал на земле и, что-то, нечленораздельно мыча, вяло шевелил перебитыми ногами. Седой, сразу вступил в бой. Не глядя, он выстрелил в голову из БП оппоненту Банзая.
- Ну и нафига? Я б его и ножом завалил, - недовольно буркнул он.
- Времени нет, Кот на жарках…. Вытаскивать надо,- крикнул Седой, выстреливая длинную очередь из «пернача» в голову следующему зомби.
На горячей земле лежал сталкер и визжал на высокой ноте, на его спине горел настоящий костёр. Накинув капюшон, Банзай снова прыгнул в тоннель.
- Кот, руки давай, - крикнул он, перекрывая вой «жарок».
Одежда на нем тоже вспыхнула. Кот протягивал дрожащие, покрытые лопающимися пузырями и объятые пламенем, руки. Банзай впился пальцами в дымящуюся ткань рукавов.
- Седой тяни! – Закричал он.
Но Седой в это время сцепился с двумя зомби и на помощь сталкерам пришел Малыш. Одежда на нем всё ещё дымилась, но огня не было. Он схватил Банзая за лодыжки и, вытянув за ноги сначала его, а потом Кота - сразу принялся сбивать с него пламя. Банзай в это время заботился о себе сам.
- Мотать отсюда надо. Несите Кота до, тут меньше получаса осталось. Я первым иду. Малыш, посматривай назад. Он осмотрел трофейную винтовку, передернул затвор и пошел вперед. Следом за ним сталкеры несли обгоревшего Кота. Тот стонал и, похоже, был без сознания.
За поворотом дороги открылся вид на небольшую долину, в центре которой возвышался купол научной станции, за ним поблескивало на солнце, заросшее ряской и камышом болото, получившее гордое название: «озеро Янтарь».
Перед входом на научную станцию шел ожесточенный бой. Со стороны механического завода, коряво переставляя ноги, словно больные церебральным параличом, двигались вооруженные зомби. Оружие в их руках тряслось и прыгало, пули летели во все стороны, но плотность огня была очень большой. Около сорока зомби широким полукольцом приближались к базе, которую обороняли два квада Долга.
- Дай-ка PDA – Седой протянул руку и, принимая прибор, глянул на маленький экран. – Это квад Змея, надо его предупредить, а то начнут с дуру палить в нас.
- Алло, Змей? Это Седой, как дела?
- Седой… это ты на холме?
- Ага, помощь нужна? Нас тоже немного потрепало, сейчас к вам пробиваться буду, прикрывайте. – Он убрал PDA и поднял FN2010
- Вперед! – Быстрыми короткими очередями он снял троих ближайших зомби, прежде чем те их заметили.
Под прикрытием долговцев сталкерам удалось добежать до ворот базы научников. Седой и Малыш сразу присоединились к отбивающимся квадам, а Банзай отнес Кота к тамбуру базы. Там, перед герметичными дверями, его встретил кто-то из ученых, и они вдвоем унесли Кота вглубь тамбура.
Зомби, без всякого страха, пёрли единой лавиной, не замечая попадавших в них пуль.
Дверь тамбура внезапно снова открылась. Согнувшись в три погибели, из бункера вышел Банзай, волоча за собой длинный оружейный ящик. Кто-то из долговцев сразу побежал к нему, помогая донести тяжелую ношу до позиций стрелков.
- Ребята, артиллерия подоспела. Разбирай гранаты, - крикнул Змей, первым устремившись к ящику.
Зомби тем временем подошли на расстояние прямого броска. Автоматы и винтовки не очень то помогали против живых трупов, но вот гранаты – это совсем другое дело. Лавину зомби удалось сначала остановить, а потом и полностью уничтожить, закидав их гранатами.
- Спасибо Седой, прими от квада в благодарность, - Змей протянул сталкеру артефакт «грави».
- Всегда пожалуйста. - Он принял подарок и, пожав руку командиру квада, спросил, - Сахар дома?
- А куда он денется? Сидит в бункере и носа не высовывает.
Бункер это основное строение научной станции. Приземистый бетонный монолит похожий на шляпку гигантского гриба.
Седой подошел к толстой железной двери шлюза и нажал кнопку переговорника.
- Кто? – прозвучало в динамике.
- Это Седой.
В двери что-то щелкнуло, створки разошлись. Сталкер оказался в тамбуре. Тусклый красный свет освещал следующую дверь со штурвальным замком. Под легким нажатием колесо провернулось и Седой вошел на станцию.
- Welcome to the Hotel California, - в коридоре стоял Банзай и улыбался во все тридцать два.
- Где Кот?
- С ним сейчас медики колдуют.
- А ты?
- А что я? Спину немного опалил, я после пойду.
- А Малыш где?
- Да тут он, в комнате для гостей барахло перебирает.
- Ясно, иди туда, я позже подскачу, объявление делать буду.
***

- Ау! Есть тут кто?- Седой заглянул в дверь с табличкой «Заведующий НТС «Янтарь» профессор С. А. Сахаров».
- Да, молодой человек. Чем могу быть полезен?- На сталкера смотрел щуплый лысеющий мужчина лет пятидесяти пяти в синеватом лабораторном халате, который сидел на нем, будто мешок на огородном пугале.
- Здравствуйте профессор, посылку и привет вам от Бармена принес.
- Вы Седой?
- Так точно.
- Прекрасно, прекрасно, - профессор потёр руки, глаза его заблестели, а взгляд упал на контейнеры в руках собеседника.- Располагайтесь, а я пока схожу за посылкой для господина Доктора.

Через пару минут, на столе рядом со сталкером, стояла небольшая красная коробочка, предназначенная профессору, а усевшийся напротив него Сахаров, поставил на своей стороне два серых, невзрачных контейнера и несколько тысячных банкнот. Со стороны, сцена напоминала гангстерские боевики. Седой даже мысленно усмехнулся, а вот профессор все принимал за чистую монету, играя эту сцену с тщательностью и вниманием увлеченного и сосредоточенного ребенка.
- В качестве бонуса предлагаю вам пополнить свой боезапас и починить обмундирование по льготным расценкам. – Сахаров, все так же потирая руки, растянул тонкие губы в подобие улыбки. Ему не терпелось поскорее заглянуть в посылку Бармена.
Седой пододвинул металлопластиковую коробку профессору, спрятал деньги во внутренний карман и, запихивая контейнеры в свой рюкзак, спросил:
- Господин профессор, а что мы собственно несли?
Сахаров мог вполне и не отвечать на этот вопрос, послать сталкера по известному адресу, но делать этого он не стал. Профессор сломал пломбу, набрал код на крышке контейнера и, откинув крышку, повернул контейнер к Седому. Внутри, обложенная сухим льдом, лежала рука бюрера9.
Несколько озадаченный сталкер, попрощался и вышел…

Гостевая комната. НТС «Янтарь».
- Мужики, есть разговор.
Малыш и Банзай сидели на кроватях, друг напротив друга и пытались хоть как-то починить комбинезоны. Оба вопросительно посмотрели на Седого. Тот начал быстро раздеваться, кидая защитный комплект в угол комнаты.
- Я с Сахаром договорился, сейчас наше барахло обменяем на новенькие «севы».
- О, это дело.- Народ оживился.
- Тут ещё одна странность есть, - Седой сделал театральную паузу, бросая взгляд из-под бровей на снова притихших напарников.- Я узнал, что мы Сахару несли.
- И что?
- Рука бюрера.
- Хм странно, какого хрена наёмники тогда на нас напали? Руку бюрера скупают только научники, Она никому больше не нужна. Вещь конечно примечательная только вот добывать её опасно, да и как артефакт для нашего брата сталкера, абсолютно бесполезна.
- В том то и дело, скорее всего охота идет на контейнеры Болотного Доктора.
- А Бармен что про них сказал?
-Сказал что это ценный арт и что Доку он нужен.- Седой озадаченно почесал затылок.- Я так кумекаю, что большего знать нам ненужно, меньше искушений.
- Ну и правильно, - поддержал Банзай. – Мы несём что-то важное для Дока. Какая разница что это? Мы подрядились, а остальное неважно.
- Согласен, - высказался Малыш и, кивнув на принесенные Седым синие коробочки спросил: – А это у тебя что?
- Это довесок к подарку для Дока.
- Типа тоже ценные артефакты?
- Типа того, - вздохнул Седой и продолжил более веселым тоном.- Ну что ж, пойдем менять нашу рвань?

24. 08. 20… года
не далеко от НТС Янтарь.
Группа Лотоса

- Что делаем, командир?- Ёж смотрел в бинокль, как сталкеры скрываются в бункере НТС.
- Ждём. Раз «грешники» сняли засаду, то база «яйцеголовых» не последний пункт назначения для наших клиентов. – Лотос закурил и сменил магазин винтовки. - Завтра утром они выйдут из бункера, дорога тут одна, на Росток. Через механический завод не пройти, пси-излучатель работает. Он путь на север и запад наглухо перекрывает. На юге аномальные поля, Так что никуда они от нас не денутся.
Рич неопределенно пожал плечами, Лотос командир, ему виднее.

***
- Подъём. Клиенты вышли, - Ёж толкнул командира в бок, протягивая ему бинокль. – Рич проснись.
Майор открыл глаза и бесшумно прокрался к наёмнику.
- Где? – спросил он, принимая оптику.
Ёж молча ткнул в сторону базы, и майор приник к окулярам.
- Черт! – приглушенно выругался он.
Со стороны приземистого бункера Научно Технической Станции двигались три силуэта затянутых в матово-черные комбинезоны. Вчерашних противников было четверо, но Лотос помнил, что один из сталкеров был серьезно ранен. Группа Седого несла своего товарища на руках вплоть до дверей бункера. По всей видимости, его они и оставили в лазарете научников. Пострадавшие от жарок комбинезоны они наверняка заменили новыми «СЕВами»10. Единственно, что никак не сходилось, и было не правильно с точки зрения Лотоса, группа двигалась не к дороге, а к аномальным полям. Скорее всего, Седой знал тропу через аномалии на Агропром.
- Командир, тут еще кое-что – Лотос вопросительно глянул на смущенного напарника. – Часа два назад по дороге прошел отряд «грешников». Десять человек. Они тоже к аномальным полям шли.
- Ясно, значит «Грех» не отступился от своей идеи насчет засады для этой группы. Они Седого где-то на тропе ждут. За мной. – Лотос подхватил винтовку и застегивая крепления разгрузки буркнул, - спешно двигаем по кустам к Аномальному полю. Главное тихо.
Через 10 минут наемники выбежали к вершине плоского холма, внизу простиралась, поблескивающая аномалиями, равнина. Майор опустился на выгоревшую желтоватую траву и поднес к глазам бинокль.
- Так, вот наши голубчики, - трое сталкеров шли по склону котловины, приближаясь к узкому распадку, ведущему к аномальным всполохам поля.
Рядом присел Ёж, за неимением второго бинокля, он смотрел в оптику своего автомата. Позади опустился молчаливый Рич и неспешна начал перезаряжать свой агрегат, М16 А2, «злую черную винтовку».
Когда-то давно, когда маленький Рич под стол пешком бегал, отец рассказывал ему, что во Вьетнаме так называли это оружие. Потом, уже в Зоне, преисполнившись ностальгических воспоминаний о своем батюшке, он аккуратно написал красивым каллиграфическим почерком красной тушью на черном прикладе: «The evil black rifle». Удалось достать даже довольно сильную оптику под планки Пикатинни. Кучность у М16 неплохая, дальнобойность тоже, да и сам Рич стрелок бравый. По сему, в группе Лотоса, вакансию запасного снайпера с радостью передали новичку.
- А вот и «грешники», - Лотос довольно ухмыльнулся.
- Где?
- А вон, видишь, за перевалом, между двумя «электрами»11, поваленные деревья.
- Точно, а вон ещё двое, за разбитым автомобилем. А где ещё четверо?
- По всем законам логики они сейчас вон там, за комариной плешью. Видишь, холм с пеньками на вершине?
- Задумано не плохо, - Рич, вытянув шею, смотрел через плечо Лотоса. Он сорвал сухую травинку и, сунув ее в рот, перекатывал губами. - Тропа, скорее всего, идет по низине. Сталкеры входят в распадок и сразу же попадают в клещи. Четверо справа, четверо слева и двое прямо по курсу.
- Шеф, я тут подумал… Сталкеров трое, нас тоже трое, а беспредельщиков целый десяток. Они сначала раскатают одиночек, а потом и нас. – Еж озабоченно глянул на майора.
- Праааавильно, - растягивая первую гласную, произнёс Лотос.- Значит какой делаем вывод?
- Какой? – Ёж и Рич разом посмотрели на командира.
- Хитрость нужна, сталкерам подсказать надо, что тут засада. Тогда наших врагов точно меньше станет. – Лотос подтянул свою винтовку и осмотрел подствольный гранатомёт.- У кого-нибудь есть заряды к подствольнику?
- Держи, - Рич протянул командиру гранату.
- Где клиенты?
- Подходят к перевалу, - Ёж посмотрел в сторону одиночек в оптику своего автомата, - сейчас в засаду вступят.
- Ёж, по сигналу, кинь гранату в ту комариную плешь.
- Одной мало будет.
- Знаю, поэтому я подствольник и зарядил. Первую гранату, скорее всего не отследят. Они ее просто не ожидают, а вот вторую точно просекут, посему придется пукнуть из гранатомета.
- Пора командир, - Рич, прищурившись, смотрел в сторону сталкерской тропы. – Они вышли.
- Огонь, - скомандовал Лотос полушёпотом и выстрелил сразу после броска Ежа.
РГД Ежа упала точнёхонько в центр комариной плеши. Придавленный неимоверной тяжестью гравитационной аномалии, взрыв будто бы перевернуло. Вдоль земли прокатился гулкий хлопок ударной волны несущей шквал осколков. Из-за холма вынесло два перекорёженных тела. Кто-то закричал: «Рука! Рука... где моя рука?!»
От второй гранаты эффект был гораздо слабее. Взрывной волной раскинуло кучу поваленных деревьев. Кого-то из боевиков зажало между стволами. Кто-то, сжимая уши руками, катался по земле, а остальные открыли беспорядочный огонь, стреляя во все стороны. И в этот момент в распадок вошла группа Седого.
- Мавр сделал своё дело, мавр может уходить. – Майор повернулся к напарникам. - Отползаем по тихому. Пусть одиночки сами расхлёбывают эту кашу, а мы подождем, когда всё закончится. Добьем раненых и заберем хабар.

О способе пройти аномальное поле группа Седого узнала давно. В отличии от других мест, карта аномалий, после выброса, здесь не менялась. Постоянный ветер в достатке снабжал первые ряды аномалий мелким мусором, сдувая его со склона холма. Из-за этого большинство аномалий разряжалось, не успевая набрать максимальную напряженность, нужную для формирования артефактов. Поэтому в первой полосе электр и жарок артефакты практически не рождались. Некоторое время, группы сталкеров, радуясь обилию аномальных образований, выходили на маршруты вдоль границ «поля», в надежде найти редкие и ценные подарки Зоны. Но очень быстро этот порыв спал на нет. В конце концов, территории к югу от НТС «Янтарь» приобрели устойчивую славу пустых и гиблых земель.
Два месяца назад Седой со своей командой помог израненному шаману добраться до базы «Чистого Неба». Спасенный, в благодарность за помощь, научил Седого активировать «медузу», один из самых простых артефактов.
Через месяц судьба забросила Седого на край аномального поля. Сталкеры устроились на ночевку между двумя электрами. Седой занялся приготовлением нехитрого ужина, Кот чистил свой «Абакан», а Банзай и Малыш тренировались с активацией «медузы». У Банзая никак не получалась правильная комбинация пальцев. Сталкер пыхтел и, прикусывая язык, тихо матерился. А сосредоточенный Малыш, переминаясь с ноги на ногу, шептал что-то себе под нос и тыча в артефакт пальцем пытался давать советы. Неожиданно, в инородном сгустке что-то засветилось. По нечетким граям пробежала яркая искра. Внутри ожило, запульсировало и задвигалось, словно ожившее сердце…. Банзай от неожиданности растерялся и завертел головой выискивая куда можно бросить зарождающуюся аномалию. Не найдя ничего лучшего, он бросил активированный арт в центр электры. Та вспыхнула яркими переливами молний и исчезла. Сталкеры, разинув рты от удивления, смотрели на то место где только что сверкали вспышки молний электры. К Банзаю подошли Седой и Кот. В полной тишине Кот поднял с земли мелкий камушек и бросил туда, где только что была аномалия. Ничего не произошло. Камень перекатился с боку на бок и остановился в самом центре бывшей электры, среди еще дымящихся комьев земли. Седой медленно подошел к камню, поднял его, потом вернулся на своё место.
- Спинным мозгом чую, она здесь снова скоро появится. Кот, глянь на часы. Надо узнать на какое время можно нейтрализовать аномалию таким способом.
Кот кивнул и, глянув на часы, отложил автомат в сторону.
Через полчаса над местом бывшей аномалии заклубился туман. Внутри мутных облаков, стелющихся над землей, засверкали яркие всполохи.
- Ребята, - позвал всех Кот. – Смотрите сюда, ни разу не видел, как аномалия рождается.
Тем временем, туман становился все более плотным, превратившись из серого облака в черный тяжелый дым. Внутри все время, что-то вспыхивало и прижатая к земле туча, окутывалась сетью молний. Потом эта туча начала всасываться в землю, оставляя на поверхности свои молнии. Вновь рожденная аномалия, засверкала вдоль земли, блестками молний.
Сталкеры быстро поняли плюсы этого эксперимента. Уже через день они предприняли дальний рейд через аномальные поля. Тот поход был самым продуктивным за всю сталкерскую карьеру Седого. К сожалению, часто ходить таким способом сквозь аномальные поля было невозможно. Уж слишком много нужно было «медуз»12 для такого перехода.

Банзай, только что вывел группу к гребню холма. Грохот первого взрыва мгновенно вывел его из задумчивости. Упав на живот, он подал сигнал об опасности. Второй взрыв сразу обрисовал позиции бандитов. Сухой треск автоматных очередей, огоньки выстрелов, мат и вопли раненных, все смешалось в единой какофонии паники. Те, кто устроили засаду, стреляли наугад, не видя цели. Поняв что его не заметили, Банзай отполз вниз по склону, к другим сталкерам.

Банзай
- Лёха, не дури, держи эту хрень прямо.
Алексей Сергеевич Корин, потоптался немного, устанавливая вешку на колышек, почесал уже отросшую щетину и крикнул:
- Саня, блин! Быстрее давай. У меня уже руки отваливаются. Жрать хочется. – Последнюю фразу он добавил шепотом, прекрасно понимая, что на его стенания Сане было наплевать.
- Готово, - бригадир отодвинулся от окуляра теодолита, записывая показатели в журнал.
Алексей сложил вешку пополам.
- Шеф, куда дальше?
- Идем к третьей точке! - крикнул Шурик.
Ребята вышли на шоссе и, неся каждый свою ношу, двинулись в сторону ЧАЭС. Сегодня предстояло закончить полевые топографические работы. С одной стороны, это было очень даже неплохо. Алексей уже соскучился по свой девушке. Хотя нет, не так, он снова начал ее хотеть. Большой любви между ними никогда и не было, просто секс. Дашка была в перманентном поиске принца на белом коне. Но он почему-то не находился. Мелкие романы и эротические приключения девушки, редко когда тянулись больше недели и всегда заканчивались разочарованием и возвратом к Алексею. Впрочем, он никогда не ревновал, прекрасно понимая, что она героиня не его романа. Просто она была красива, и Лёха ничего не имел против такой сексуальной партнёрши.
У обочины дороги он остановился. Наклонившись, зашарил в сухой траве, выискивая реперную точку.
- Шурик, иди к двойке! - крикнул Алексей.
Он, наконец-то, нашел вбитый в землю деревянный колышек с цифрой «3» на измочаленной шляпке.
- Что, готов? – Шурик уже установил прибор на высоком холме. Где-то за его спиной, за огромным полем виднелись в неясной дымке громады энергоблоков атомной станции, только смотреть на них не хотелось. И тут что-то произошло. Впереди, махая руками, закричал Лёха.
- Ну что там еще?- Александр раздраженно сплюнул на сухую землю. Погода уже вторую неделю преподносила людям сюрприз за сюрпризом. Не смотря на конец лета, жара стояла под сорок, и при этом не было ни одного, даже самого короткого дождика.
До Алексея было метров сто. Тот явно что-то кричал, подпрыгивая от возбуждения и тыча пальцем в Шурика. Потом повел себя ещё более странно. Откинув в сторону вешку, он снова что-то крикнул и прыгнул в небольшой овраг у себя за спиной. На этот раз слабый ветер донес еле слышимое: «Сзади …. Дубина, беги….».
Шурик пожал плечами, развернулся и остолбенел. Над громадами ЧАЭС, высоко вверх поднимался гигантский столб клубящегося взрыва. Верху уже вздувалось нечто, напоминающее шляпку гриба. Взрыв такой формы, да еще и из недр атомной электростанции, не сулил ничего хорошего.
- Ух ё, - Шурик развернулся и рванул с максимальной скоростью к оврагу где укрылся Алексей, но не успел. Метрах в десяти от желанной цели его подхватила волна нестерпимого жара. Волосы и одежда мгновенно вспыхнули. Наверное Саша закричал от боли, но накатившийся грохот поглотил его крик. Он успел сделать еще один, или два шага, и пришла взрывная волна….
Разбуженная ярость стихии бушевала минут десять.
Когда буря стихла, Алексей решился покинуть своё укрытие. Разорвав рубаху, он обмотал лицо тряпками. Сам облачился в штормовку, которую на случай резкой смены погоды всегда носил с собой в маленьком рюкзачке и выполз из оврага. Александра нигде не было. Лёха растерянно осмотрелся не понимая, что делать дальше. Взгляд его снова упал на громады ЧАЭС. Как не странно некоторые строения сохранились. Одна из титанических труб была разрушена и напоминала взорвавшийся вулкан. Было и ещё кое-что не укладывающееся в рамки привычного мира. Вся территория станции находилась внутри огромного мыльного пузыря. Лёгкая дымка, цветов побежалости, скользила по прозрачной пленке отделявшей станцию от мира. Это завораживало и заставляю смотреть на феномен, не отводя глаз.
- Не понял,- произнес Алексей шёпотом и присев на корточки присмотрелся к странному образованию.
Пузырь расширялся.
«Интересно, а что будет, если граница пузыря накроет….», - додумывать эту мысль не хотелось. Веяло от неё чем-то жутким и враждебным. Алексей никогда не был набожным. Он был крещён и даже крестик носил, но в церкви за всю свою недолгую жизнь побывал, раз пять, не больше. Однако в тот момент рука сама собой сотворила крёстное знамение. Ноги сами собой сделали пару неуверенных шагов. Он отступал, не отрывая взгляда от загадочного пузыря. Споткнулся, упал, и вскочив, побежал не оборачиваясь в противоположную от АЭС сторону.

Спустя три дня на КПП периметра у деревни Холобино.
- Семахин, помнишь старлей про зомби рассказывал?
- И чего?
- Я, похоже, зомби вижу
- Ух, ты, дай посмотреть, - рядовой украинской армии Семахин, восемнадцати лет отроду, протянул руку, принимая у сержанта бинокль, и поднес окуляры к глазам.
В полукилометре от блокпоста, на дороге показалась оборванная и грязная фигура какого-то бомжа. Шатаясь, он брел по дороге, прямо на бетонные блоки.
- Семахин, тащи пулемет, сейчас постреляем.
Длинная очередь прочертила пулями по асфальту шоссе перед ногами Алексея. Тот неожиданно быстро метнулся в придорожные кусты, уходя с линии огня, и пополз в высокой траве, уходя в ЗОНУ ОТЧУЖДЕНИЯ.
С каждым метром он все дальше удалялся от обычного мира, становясь сталкером.

*****
- Что там? – Сразу спросил его Седой.
- Фигня какая-то, там «грешники»,- сбивчиво начал рассказывать он. – Сначала рвануло на холме с пнями, потом справа в буреломе. По характеру взрывов это не аномалии. Кто-то обработал позиции отморозков гранатами. Только вот откуда их закидали ни я, ни они не видели.
- Тебя засекли?
- Нет.
- Ясно, - Седой задумался.
- Нихрена не ясно, - буркнул Малыш.
- Кто-то рассекретил нам засаду «грешников», они наверняка нас поджидали.
- С чего это вдруг, может они тех, кто гранаты пульнул, караулили?
- Тогда бы они знали куда стрелять, а так садят, куда не попадя.
- Точно, - поддержал Банзай, - да и позиции у них на тропу ориентированы.
- Сколько их там?
- Не меньше шести.
- И чего делать будем? – Малыш недоуменно смотрел, то на Седого, то на Банзая.
- Дай-ка сюда, - Седой взял у Малыша бинокль и пополз к вершине. Устроившись за кустарником, некоторое время он рассматривал всполошившихся «грешников», а потом снова спустился к товарищам.
- Один на холме с пнями, двое за разбитым автомобилем, и три в буреломе.
- Закидать гранатами, - высказался Малыш. – Я у научников аж пять штук затарил.
- Ты что, совсем с дуба рухнул? До побитого «Запора» отсюда метров семьдесят, до завала примерно пятьдесят. – Банзай повертел пальцем у виска. – Лично я не доброшу.
- А я доброшу.
- Это как? – Недоверчиво уставился на него Банзай.
- Как-как, каком кверху. До машины может и не долетит, а вот до завала точно достану. – И пояснил. – Во-первых, я с вершины кидать буду, во-вторых, не рукой.
- А чем? – вопрос задал уже Седой. Он заинтересованно посмотрел на Малыша и закурил.
- Ну, понимаешь, - замялся тот. – Я еще в школе научился пращёй работать. Только тут один нюанс есть, меня прикрыть надо, пока пращу раскручивать буду.
- Делаем так, - подытожил Седой. – Я и Банзай выдвигаемся к кустам. Мои те, что за машиной и на холме, а ты возьмёшь дуриков за завалом. По отмашке Малыша начинаем работать. Тебе хватит десяти секунд, чтоб гранату запулить?
- Хватит, - Малыш, улыбаясь, разматывал кожаный ремешок пращи.
- Окей.
- Тогда начали.

Седой и Банзай бесшумно подползли к зарослям ивовых кустов.
- Смотри, - шепотом сказал Седой, передавая бинокль. Сам он приник к экрану прицела, увеличивая изображение на маленьком жидкокристаллическом мониторе. Сталкер ясно видел скрывающихся за машиной бандитов и того единственного, что остался на холме, тоже было видно. Потом он перевел ствол на груду поваленных деревьев.
Поняв, что обстрел прекратился, «грешники» завозились, сдвигая коряги и устраивая новые лёжки.
- А вот и твои клиенты, - Седой усмехнулся и посмотрел на Банзая. – Видишь тех троих в буреломе?
Банзай кивнул.
- Тогда делай как я, - он снова приник к прицелу и нажал на курок, выпуская первую очередь в сторону ржавой машины. Пули застучали по крыше ржавого автомобиля. Рядом громким, сухим треском в работу включился АКС Банзая.
Позади раздалось молодецкое «Йэхххх!», и в небе завертелась металлическая болванка Ф - 1.
На холме, привстав на колено и поднимая винтовку, появился, затянутый в черную куртку «грешника» бандит. Ствол оружия был направлен в грудь не, успевшего упасть рядом с Банзаем, Малыша. Но выстрелить он так и не успел. Не целясь, Седой выстрелил в поднявшуюся на холме фигуру. Пуля ударила того в плечо, разворачивая человека в сторону комариной плеши и одновременно выбивая оружие из его рук. Грешник вскрикнул и, теряя равновесие, замахал руками, Потом упал на спину и, вцепился в скользкую глинистую грязь, пытаясь затормозить своё падение. Раненная рука, неестественно выгнулась, и в это время хлопнул взрыв. Грешника подбросило, и истошно завизжав, он кубарем покатился в аномалию. Воздух над плешью сгустился. Человек скатился в самый её центр и сразу замолчал. Чуть выше груди превратившись в плоский кровавый блин с выпирающими из него обломками костей.
Граната попала в самый центр бурелома и, закатившись под поваленные стволы, рванула, раскидывая их в стороны. Одновременно с взрывом, рядом с Банзаем, в сырую траву плюхнулся Малыш.
- Ты как? - Спросил Банзай.
Тот поднял вверх большой палец.
- Порядок, - сказал он и съехал вниз по росистой траве. – Я за автоматом.
- Э, Метатель гранат, возьмешь свою трахтелку выйди к кустам у тропы. Займете позиции с Банзаем, ты с одной стороны он с другой. Я вас прикрою.
Тем временем пара оставшихся за разбитой машиной бандитов, выставила на ржавый покатый капот древний MG-42. Пулемет уперся сошками в проржавевшее железо и глухо застучал, выпуская тяжелые пули.
- Ту-ду-ду-ду-дух! – Очередь, просвистев над головой Седого, срезала верхушки ивового куста позади него.
- Ту-ду-ду-ду-дух! – пули взрыли землю под кустом, за которым прятался сталкер.
Тот, вжавшись в землю, приподнял над головой штурмовую винтовку и выстрелил короткой очередью вслепую. Потом, перекатившись влево, снова припал к прицелу, нажимая на курок и опустошив в «грешников» остатки магазина.
Седой снова сполз вниз по склону. Достать здесь его уже не могли и, вытащив из разгрузки бинокль, он огляделся. Справа, прижавшись к осыпающейся стенке оврага, присел, выставив автомат, Малыш. Заметив, что Седой смотрит на него, он снова поднял вверх большой палец, давая понять, что готов включиться в игру. С другой стороны тропы, раздвинув кусты, высунулась улыбающаяся рожа Банзая. Помахав рукой, он закрыл забрало шлема.
В динамике гарнитуры зашуршало.
- Командир, ждём отмашки.
- Понял, начинайте.
Он огляделся еще раз и, пригнувшись, побежал к одиноко стоящему тополю. Позади дружно загрохотали «калаши» напарников, отвлекая огонь MG на себя.
Молодые побеги у ствола могучего дерева, образовывали настоящие заросли. Седой опустился на колени и, осторожно раздвигая гибкие ветви, прополз к массивному стволу дерева, покрытому жесткой грубой серо-коричневой корой. Прижимаясь к ней и прислушиваясь к перестрелке, сталкер сменил магазин и осторожно выглянул.
- Ага, вот они.
Два грешника, не жалея патронов, самозабвенно осыпали свинцовой смертью позиции одиночек. Те в свою очередь зло огрызались короткими очередями. О самом Седом «грешники», похоже, совсем забыли, считая его выбывшим из боя.
Он снова опустился на колено, скрываясь в молодой поросли. Ствол «бельгийского трофея», раздвинув ветви, медленно выдвинулся из кустов. Сталкер приник к прицелу, переводя винтовку на одиночный огонь. Легонько коснулся настройки зума и потянул курок на себя. Глухо хлопнуло. Отлетевшая гильза закувыркалась по кустам, расшатывая ветви и выдавая позицию Седого. Впрочем, это уже было не важно. Пулеметчик, раскинув руки, упал на спину. Второй номер, перехватив громоздкий MG, попытался развернуть его в сторону Седого, но упал, словив пулю в живот.
- Банзай, всё пучком. Один двухсотый, второй три сотни. Выдвигайтесь аккуратно. Трёхсотого брать живьём, поговорить с ним надо пока копыта не откинул.
- Понял.
Страхуя друг дуга, на тропе появились два сталкера. Короткими перебежками они быстро приближались к разбитому «запорожцу».
Уже не скрываясь, Седой поднялся в полный рост. Удерживая в прицеле раненного грешника, он тоже прикрывал напарников.
Сталкеры прошли уже половину расстояния, как вдруг в наушнике гарнитуры раздался истеричный крик Седого.
– Одновременно хлопнул ещё один выстрел из FN 2010….

Седой не отрывал взгляда от «грешника». Вроде всё нормально. Вот появились сталкеры. Через минуту Банзай или Малыш возьмут языка, приставив ствол к виску бандита. Но что-то не давало расслабиться, что-то неправильное было в поведении раненного.
Седой еще раз увеличил изображение в прицеле и сразу всё понял.
«Грешник» был правша, сталкер видел, как тот действовал во время боя. Но сейчас, лёжа на спине, бандит зажимал рану не правой рукой, что было бы логично, а левой. В другой руке тот сжимал что-то круглое и ребристое, а когда поднес руку ко рту, Седой увидел зажатое в зубах кольцо, всё встало на свои места, и он выстрелил, закричав в микрофон:
- Атас! У него граната! Все на землю!


Пуля вошла точно в переносицу. Грешник откинулся назад срывая кольцо сжатыми зубами, рука безвольно опустилась, из разжатых пальцев выкатился шарик эФки и покатился в клубящуюся туманом аномалию. Грохнул взрыв, волной сметая тела пулеметчиков. «Запорожец» качнуло, но свою роль барьера между сталкерами и гранатой он сыграл на отлично.
- Эй, ребята, как вы там?
Первым с земли поднялся Банзай и в наушнике гарнитуры раздался его голос:
- У меня всё пучком. Обожаю «Севу».
Акустическая система костюма полностью поглотила грохот взрыва, Банзая лишь немного тряхнуло, а вот Малышу досталось намного больше. Забрало шлема он опустить не успел и сейчас слегка контуженный стоял на четвереньках и мотал головой, пытаясь прийти в себя. Банзай пришедший на помощь подхватил его за подмышки, усадил у пробитого колеса и, участливо глядя в глаза, спросил:
- Как ты?
- Контузило немного, минут через пять оклемаюсь.
- Лады, - Банзай хлопнул его по плечу и, поднимаясь, продемонстрировал Седому поднятый вверх большой палец. – Спускайся.

25. 08. 20…. Года. 8 часов утра.
Локация Янтарь, группа Лотоса.

Наблюдая в бинокль за боем одиночек и грешников, Лотос обеспокоено перебирал в уме варианты дальнейшего маршрута группы Седого и все больше мрачнел.
Кто заказчик груза?
От ответа на этот вопрос зависело многое.
Он отложил бинокль и подозвав своих бойцов, достал из планшета затянутую в прозрачный пластик карту.
- Нужен мозговой штурм. Вопрос первый и единственный: «Кому те трое тащат артефакты?»
- Сейчас мы здесь, - он ткнул грязным пальцем в место на карте чуть южнее НТС.- Если эти трое знают, как пройти аномальные поля, то дальше будут болота. Основная их часть чуть западнее, но вот этот заливчик им пройти придется. В болотах группировок нет….
- А Болотный Доктор? – Вставил слово Ёж.
В груди лотоса что-то неприятно кольнуло. В памяти всплыл эпизод годичной давности, когда его отряд, отбиваясь от грешников и военсталов, попал на остров Болотного Доктора.
В тех боях погибли Сэм и Гриша Лунёв. Лотос, Ёж и Джафар получили довольно серьезные ранения. Доктор лично вытащил две пули из его тела. Обложенный артефактами он в горячечном бреду провалялся двое суток. Но чудо свершилось и уже через неделю он с сотоварищами, исполненный безмерной благодарности к странному обитателю болот, покинули гостеприимный дом. Лотос даже думать не хотел о том, что одиночки несут артефакты к тому, кто реально спас его от смерти. Еж, похоже, испытывал те же эмоции, отбивать груз Доктора и ему не хотелось. Мельком глянув на Рича, он перевел разговор в другое русло.
- Командир, ну прошли они болото, дальше там что?
Лотос потер переносицу, отгоняя воспоминания.
- Дальше Агропром. Там аж три группировки. В НИИ военсталы, на заводе «Чистое Небо», а вот тут вход в подземелье, это база «Греха».
- «Грешники» сами охотятся за одиночками. Это не их заказ, - заметил Рич
- Правильно, - похвалил его Лотос. – Значит, остаются вояки или «ЧН».
- Если честно, не хотелось бы, чтоб это они были. А ну как сталкеры встречу вызовут? Припрётся на болото взвод военсталов на броне и плакали наши бабосики.
- Логично, только на болото броню никто не пошлет, значит, дело надо обстряпать до того как они пересекут болото, а после валить с Агропрома. В глубь Зоны они за нами не попрут, но вот вертушку выслать могут.
- А «Чистое Небо»? – Рич был самый молодой в их троице да и в Зоне он появился не больше пары недель назад. Это был его первый боевой выход.
- С этими тоже не просто, - протянул Лотос.- В тех местах их мало, человек тридцать, не больше. Это передовой пост, а не база. Встречу от себя они тоже выслать могут. Только от них просто так не сбежишь, «чеэновцы» за нами могут и «шамана» послать, а это гарантированная жопа.
- «Шамана»? - Непонимающе переспросил Рич.
- Ну да. Есть такие специальные ребята, хотя наверное слово мутанты к ним больше подходит. Этакие ниндзя Зоны. Ссориться с ними никто не хочет. Даже «грешники» и «монолитовцы» предпочитают с ними не связываться, а вот «чистонебовцы» с ними дружат. Снабжают их всякими ништяками, обеспечивают связь с большой землей и на свои базы их пропускают. Шаманы для «Ч.Н.» разные поручения исполняют ну и артефактами снабжают. В общем, там настоящий симбиоз.
- В любом случае, - продолжал Лотос, – одиночки пойдут через болото, где-то вот здесь.
Он снова прикоснулся к карте.
- Если «грешники» не отказались от захвата, то брать сталкеров они будут уже после болота. Тут и мест для засад много и база «Греха» под боком.
- А почему не на болоте?- спросил Рич.
Лотос лишь отмахнулся, но Ёж полушепотом произнес:
- Там всегда туман. Уйти от засады проще, да и своих перестрелять можно.
- Ясно, но почему мы их прямо тут не перестреляем?
- Специально для тебя поясняю. Одиночки хотят пересечь Аномальное поле. Как это сделать, мы не знаем, а они знают. Пусть поделятся с нами этим знанием. И еще необходимый нюанс. Убрать их нужно скрытно, что б никто не заподозрил нашего участия, по крайней мере, первое время.

Группировка «Грех» Ставка Борова
25. 08. 20….года 8 утра.
Локация Тёмная Долина.
КПК пиликнул и смолк. Дверь открылась и в кабинет вошел, завернутый в простыню, Боров. Вытирая полотенцем голову, он подошел к подоконнику и посмотрел в окно. PDA снова пиликнул, заставляя главаря «Греха» с интересом посмотреть на стол.
- Хм, шесть сообщений..., – хмыкнул он удивленно. – И все шесть некрологи.
« Гришаня («Грех») – 25 08 20…. 7-44, граната, Янтарь….»
«Криг («Грех») – 25 08 20…. 7- 44, граната, Янтарь….»
«Пуля («Грех») – 25 08 20…. 7-44, аномалия комариная плешь13, Янтарь,….»
«Жига («Грех») – 25 08 20…. 7-47, граната, Янтарь….»
«Купер («Грех») – 25 08 20…. 7-50, застрелен, Янтарь….»
«Лысый («Грех») – 25 08 20…. 7-51, застрелен, Янтарь….»
Грешник, в сердцах, шарахнул тяжелым кулаком по столешнице. От удара простыня сползла с плеч. Впрочем, на это он уже не обращал внимания. Что ж, не получилось сыграть в одиночку, придется брать помощь зала.
Задумавшись, он постучал по столешнице, поморщился, потер лоб и отстучал сообщение на PDA: «Нужна ваша помощь на болотах «Агропрома», ведите всех, Встреча в подземелье, двигаться скрытно, в бой не вступать».
Закончив печатать, он отправил письмо по двум адресам. Ответы пришли почти одновременно и были похожи как близнецы братья: «Понял, выдвигаюсь».


Группа Седого 25. 08. 20… года 8 утра.
Локация Янтарь.
- Предлагаю устроить привал на час-полтора. Трофеи соберем да и пожрать надо бы, - предложил Банзай, откидывая забрало и глядя на Седого.
- Всецело и полностью поддерживаю. Займись пока трофеями, а я что-нибудь перекусить сделаю. – Седой пододвинул к себе ближайший рюкзак, и не спеша начал вытаскивать хлеб и тушенку. Потом, вооружившись длинной палкой, подошел к полыхающей жарке. Прикрываясь рукой от гудящего пламени, он наскреб палкой, из-под основания аномалии, довольно солидную кучку тлеющих углей. Сноровисто вскрыл три банки консервированной тушенки и разместил их в углях.
Пришедший в себя Малыш принялся помогать Банзаю обирать трупы. Расстелив на земле плащ-палатку, он раскладывал принесенные напарником трофеи.
- Э … Народ! Кушать подано, садитесь жрать пожалуйста. Сначала ням-ням, а ништяки потом.
Ели молча, каждый думал о своем, будто и не было никакого боя.
«Это адреналиновый отходняк – думал Седой. – Сейчас разморит, захочется поваляться на мягкой траве, ловя лицом еще по-летнему теплые солнечные лучи. Нужно занять всех делом, не дать расхолаживающей истоме захватить друзей».
«А MG я себе возьму, никому не отдам, - думал Банзай, – ну и что, что тяжелый, зато какая моща! Оставлю тут свой АКС, все равно потом вернемся, никуда он не денется. А из легкого стрелкового что-нибудь вроде УЗИ или «Пернач», как у Седого. Вон их тут аж целых два».
«Кажись после этой ходки можно и домой съездить. Месяца на три четыре, укатить к матери в Челябинск. Переводы конечно хорошо, но все-таки лучше самому появиться. – Думал Малыш, - продадим мамину двушку в хрущёбе, купим нормальную квартиру в центре, мебель и всё такое. Лимон в сейфе Бармэна уже есть, всяко хватить должно.
А вот этот «Абакан» покруче чем у Кота будет. ПСО, подствольник, а вон и пяток ВОГов к нему. Эх, с такой машинкой в Зоне как по проспекту гулять можно. Банзай наверняка себе MG присмотрел, ну и пусть с этой дурой таскается. Седой «бельгийку» точно не променяет. Себе его возьму….»
После перекуса все сгрудились возле трофеев, и сразу стало ясно, кто, о чем думал. Банзай, любовно поглаживая ствол пулемета, перекладывал барабаны магазинов в свой подсумок, кроме этого он взял «Пернач», такой же как у старшего. Малыш возился с «Абаканом», подтягивая ремни и проверяя установленные на нем приблуды. Глядя на них, Седой усмехнулся: «ну прям дети малые в магазине игрушек». Сам для себя он взял лишь Glock 26, маленький компактный пистолетик на десять патронов с ножной кобурой и двумя запасными обоймами. Как оружие последнего шанса вещь была незаменима.
Теперь команда была вооружена по полной программе, даже датчики аномалий были теперь у всех. Из артефактов у бандитов нашли «ночную звезду»14 и пару «маминых бус»15. Арты дорогие и весьма полезные, «звезда» процентов на двадцать облегчала вес груза, который нес её обладатель. По молчаливому согласию, как самому тяжеловооруженному, артефакт отдали Банзаю, по той же причине ему же достались одни «мамины бусы». Артефакт действительно напоминал бусы. Скрепленные неизвестно чем, матово-блестящие шарики, образовывали нечто похожее на петлю Мебиуса и слабо искрили. Красиво? Несомненно. Полезным свойством было то, что он не давал сфокусировать взгляд на своём обладателе. Чем дальше тот у кого «бусы» тем, более расплывчатой становилась его фигура в прицеле.
Рассуждали так: раз Банзай самый тяжеловооруженный то враг постарается убить его в первую очередь. Другие «бусы» отдали Малышу, увешанный гранатами и ВОГами он был не менее желанной добычей для снайпера. Старое оружие и оставшиеся трофеи завернули в плащ-палатку и закопали под разбитым «Запорожцем».
- Ну что? Кому стоим? Зачем не идем? Вперед на подвиги, нас ждет масса интересного и куча вкусного, - весело, хлопнув Седого по плечу, сказал Банзай.
- Что-то ты развеселился, никак где-то Семецкий умер?
Не прошло и секунды, как у всех троих завибрировали и мигнули красным PDA, извещая о приходе сообщения.
- Накаркал! – Рассмеялся Малыш, глядя в маленький экран,- Темная долина, погиб сталкер Семецкий (кровосос).
И все снова рассмеялись.

11 часов утра.
28. 08. 20….года.
Локация Янтарь.
Группа Лотоса.
- Лотос, глянь, что это они делают?- Ёж лежал в тех самых кустах, в которых до недавнего времени Седой отстреливал пулеметчиков. Наёмники устроились на склоне холма. Оставив на вершине Ежа наблюдать за сталкерами, они занялись чисткой оружия.
- Что? – Осторожно раздвигая ветви, Лотос подполз к нему.
Вместо ответа Еж лишь кивнул в сторону команды Седого и передал майору бинокль.
- Ух, ты! – тихо присвистнул Лотос.
Достав из рюкзака артефакт, Седой что-то нажал на нем, вращая в руках, а потом вдруг бросил в центр электры. Молнии сначала обвили разбухший и сверкающий зеленым комочек, потом аномалия с громким хлопком разрядилась и начала гаснуть. То есть совсем гасла, не вспыхивая вновь как после обычной разрядки.
К наёмникам на холме присоединился Рич.
- Прекрасно, сейчас они для нас тропу сделают.- Улыбнулся он.
Но увиденное Лотоса не воодушевило, он мрачнел с каждой секундой, потом резко сполз вниз и, вскочив начал натягивать разгрузку.
- За ними срочно и ползком, - прошипел он.
- Командир, засветиться рискуем, лучше подождем, пока подальше уйдут, или прям сейчас их всех перестреляем?
- Нельзя, надо узнать, как он арт активирует. И еще нюанс, - быстро говорил Лотос подгоняя, снятую было разгрузку.- Уж больно уверенно Седой идёт, значит, они тут не первый раз. А коли так, то тропа бы уже была, а её нет. И какой отсюда вывод?
- Аномалии восстанавливаются, – прошептал Ёж.
- Блин, зараза…. Где эта чертова застёжка? Чего уставились? Шевелите булками. Идти за ними придется через все «поле», а то окажемся посреди аномалий с ценным хабаром.
Ёж и Рич переглянулись и быстро последовали примеру командира.
Тем временем, сталкеры огибая другие аномалии, вошли в каньон и скрылись за первым поворотом.
Наёмники бегом пересекли место недавнего боя, пробежали первый поворот и растерянно остановились. Каньон разветвлялся. Совершенно одинаковые тропы расходились в три разные стороны.
- Налево пойдешь люлей отгребешь, направо пойдешь в аномалию попадешь, прямо пойдешь, тоже не долго проживёшь,- прошептал кто-то.
- И куда дальше? – спросил Рич.
- Ёж, ты у нас следопыт, веди по следам.
Наемник присел, поводя рукой над примятой травой, примечая еле заметные следы, потом выпрямился и бросил вперед болт.
-Туда. – Согнувшись, что-то высматривая на земле, он медленно повел группу. Вторым шёл Лотос, сканируя стволом винтовки пространство над головой Ежа. Замыкал колонну Рич. Бросая настороженные взгляды назад, он иногда останавливался и осматривал пройденный путь, страхуя группу от нападения с тыла.
- Ух ты, - тихо сказал он.
- Что такое? – Встрепенулся Лотос, разворачиваясь всем корпусом.
- Она действительно восстанавливается, - позади метрах в десяти из земли уже расцветали слабые разряды молний возрождающейся электры. Словно маленький колючий фонтан, выплескивались они из почвы, растекаясь по земле сверкающим озером бело-голубых разрядов.
- Хм, а я что говорил? – Хмыкнул Лотос, потом шлёпнул Рича по плечу рукой, - не зевай, вперёд.
Шли медленно, останавливаясь возле каждого поворота каньона, осторожно выглядывая и опасаясь натолкнуться на шедших впереди сталкеров.

28. 08. 20…года11 утра.
Граница локаций
Янтарь и Агропром
Аномальное поле.
Группа Седого.
- Слышь старшой, у меня из головы не идет одна мысль. Кто нам засаду «грешников» сдал?
- Я тоже об этом думал, - не отрываясь от активации следующей медузы буркнул Седой. – Это может быть подстраховка от Дока или Бармена, хотя об этом он и не упоминал.
- Сдается мне, за нами идут, может засаду устроим? – Не унимался Банзай.
Седой задумался потом бросив артефакт в очередную электру, сказал:
- Времени нет, за нами еще и грешники охотятся, чем раньше проскочим аномальные поля, тем меньше шансов на них у болота напороться.
- Тогда растяжек понатыкаем?
С глухим хлопком аномалия начала съёживаться, глядя на неё, Седой задумчиво кивнул.
- А вот это дело. Малыш займись. Одну в трубе поставим, одну у входа, ну и по дороге парочку.
Тот кивнул и, сняв с разгрузки гранату, начал разматывать тонкую черную лесу, заготовленную специально для таких случаев.
- Малыш, а я для тебя ночную звезду нашел, - усмехаясь Седой указал пальцем на, то место где только что была аномалия. В центре, еще парящего круга, подпрыгивал сияющий холодным голубым светом шарик размером с небольшой мандарин. Седой натянул перчатки и аккуратно, двумя пальцами, подобрал артефакт, потом подошел к Малышу и переместил его в контейнер на поясе напарника.
- После Банзая ты самый груженый, тебе он нужнее.
- Спасибо, действительно полегчало.
- Как там с растяжками?
- Всё готово, можем идти. У поворота одна, а вот вторая. – Сталкер указал пальцем на еле заметную черную нить, припорошенную жухлой травой и серо-жёлтыми листьями, протянувшуюся поперёк тропы.

28. 08. 20… года. 12 часов.
Граница локаций
Янтарь и Агропром.
Аномальные поля.
Группа Лотоса.
Припав к песчаной стене каньона Ёж осторожно выглянул за поворот тропы и снова быстро приник спиной к холодному грунту.
- Они здесь растяжки ставят.- Прошептал он.
- Ждем, - тоже шёпотом произнес Лотос.
Минут через десять Ёж снова выглянул за поворот. Подав знак что, путь свободен, он встал на четвереньки и пополз, вперед выискивая нити растяжек. Известие о том что сталеры ушли, вызвало у Рича тихий вздох облегчения. Глядя на то, как в метре от него, погасшая было аномалия, вновь начала возрождаться, он даже перекрестился.
- Лотос, они говорили, что возле какой-то трубы и в трубе растяжки поставят, - снимая очередную нить, прошептал Ёж.
- Значит пока можно идти спокойно.
Полчаса действительно шли хоть и медленно, но без неприятных сюрпризов. Лотос, расслабившись, даже закурил. Из хмурого неба на землю закапал мелкий дождик.
Потом началось….
Что-то неспокойно мне, - прошептал Рич.- Глянь, как потемнело.
Хмурое, но, все же, спокойное небо заволокло тяжелыми сизо-черными тучами. Потревоженная стая ворон, с громким карканьем пролетела над головами. У всех одновременно мигнули экраны PDA. Лотос мельком глянул на высветившееся сообщение.
- Шухер, выброс через десять минут, - прошипел он и выплюнул сигарету.
Все одновременно глянули на юг, туда, где возвышаются громады ЧАЭС. Где-то там уже появились всполохи огненно-алых зарниц, первых предвестников катаклизма. Ёж тихо выматерился сквозь зубы, а Рич так и застыл с открытым ртом, не отводя взгляда от, пока еще бледных, огненных протуберанцев.
- Живо активизируйся, - Лотос толкнул его в бок локтем. – Делаем всё тоже самое только вдвое быстрее и тихо.
Быстрым шагом, пригибаясь и что-то ворча, Ёж перебежал к следующему повороту. Выглянул и, показывая на пальцах что всё чисто, побежал дальше. Следом уже не глядя на тропу, бежали Лотос и Рич. Потом пришлось резко тормозить. Рич даже упал но звук его падения заглушил нарастающий на юге грохот. Еж, тяжело дыша, показал на пальцах что одиночки буквально в двух шагах, за поворотом.
- Труба, - одними губами прошептал он.
Темень вокруг стала на столько плотной что пришлось одеть на шлемы приборы ночного видения.
Сталкеры были здесь, все трое. Один, сняв рюкзак готовился влезть в бетонный раструб трубы, метрового диаметра. Второй, контролировал пространство, водя стволом старинного пулемета из стороны в сторону. Третий готовил растяжку у входа, разматывая тонкую лесу.
«Ну быстрее же, идиоты,» - мысленно подгонял их Лотос.
С юга снова загрохотало, и шум уже не умолкал. Горизонт вспыхнул огнем, и волна катаклизма начала свой губительный бег. Одиночки, наконец, закончили свои дела и влезли в уходящий куда-то вниз и влево тоннель подземного лаза.
- Они ушли, первая волна выброса тут будет минуты через три. Надо подождать, пусть уйдут подальше. В трубу минуты через полторы полезем. Растяжку не снимать, просто перешагните. – Все это Лотос буквально кричал в уши наёмников, пытаясь перекрыть вой ветра.
Ждать эти полторы минуты было хуже пытки. С каждым мгновением тело переполняла паника до судорожной дрожи в руках и ногах. Ветер поднялся такой что до трубы наемники шли на четвереньках, стоять в полный рост было просто невозможно. Растяжку нашли сразу. Мелкий мусор, которым Малыш присыпал лесу, был сдут и натянутая нить, ничем не прикрытая, подрагивала в нескольких сантиметрах над полом трубы. Лотос пригнулся, вцепившись в бетонный край, а Рич вообще стоял на четвереньках.
- Вот она, - Ёж указал пальцем на тонкую, еле заметную лесу.

Все разом кивнули, показывая что, видят мину и наемник, скинув свой AUG, нырнул в бетонный зев. Следом за ним скрылся и Лотос. Рич полз последним, уже перед самой волной.
Внезапно грохот прекратился, все звуки, будто повисли в воздухе, и Рич понял, что называют «Звенящей Тишиной».
- Быстрее, - в полголоса подгонял он Лотоса, бодая его шлемом. И тут грохнуло, вдувая наёмников упругой тяжелой волной в трубу. Их резко толкнуло вперёд, заставляя падать друг другу на спину. Рич, устало, прикрыл глаза.
- Я комочек жеваной бумаги в плевательной трубке, – прошептал он.
- Молча и не двигаться, - зашипел на него Лотос.
Где-то в глубине тоннеля горел тусклый свет фонаря. Укрывшиеся от выброса сталкеры, совещались. Слышны были приглушенные голоса и какая-то возня.
«Если они не совсем кретины, то сейчас попробуют нас выкурить, более удобного случая у них может и не быть», - думал Лотос. Теплая рукоять береты сама легла в руку, и он потянул оружие из кобуры.

12часов 30минут
28. 08. 20…. года.
Граница локаций
Янтарь и Агропром.
Группа Седого.
Сидеть в круглой трубе было неудобно. Ноги на уровне плеч, голова между колен, да еще и автомат поперек живота. Попробуй-ка воспользоваться им в таком положении. Выброс конечно сюда не достанет, но пока он пройдет все тело занемеет.
- Слышь Седой, давай проверим как там наш «хвост»? Других укрытий поблизости нет. Если успели, наверняка в начале трубы сидят.
- Правильно, - поддержал Малыша Банзай.
Коренастый, плотно сбитый сталкер походил на гнома из сказок Толкиена, а в полумраке подземного туннеля это сходство только усилилось. Мускулы Банзая выпирали даже через защитный покров «СЕВА»
- Конечно надо проверить. Малыш двигай вперед, ползи по-пластунски, а он, - Седой ткнул пальцем в грудь Банзая,- поверх головы, тебя прикроет. И ещё, оставь MG тут. Послежу за этим выходом, мало ли кто оттуда вылезет.
Банзай с сожалением глянул на пулемет и, погладив его обшарпанный приклад, прошептал:
- Жди меня здесь, мой ангел, не уходи никуда. Я скоро вернусь.
Глядя на это, Седой сдавленно захихикал, а Малыш предложил поцеловать MG в засос, и даже изобразил поцелуй, смешно вытянув губы и несколько раз почмокав. Седой, не выдержав, прыснул в полный голос.
- Идиоты. Оба!- Осуждающе улыбаясь, Банзай повертел пальцем у виска.
Тут уже и Малыш захихикал.
- Что с вас взять кроме анализов? – Качал головой Банзай. Потом вынул трофейный «пернач», проверил обойму, дослал патрон в патронник и, переведя оружие в автоматический режим, кивнул Малышу. – Чего ржёшь ехидная морда? пойдем уже.


Малыш.

- Стасик, дорогуша,- Пима аккуратно, двумя пальцами, расправил галстучный узел и силой затянул его на шее Стаса. – Если через три дня мои деньги с процентами не окажутся в этом сейфе, я твои яйца в мясорубку суну. Запомни, через три дня каждый день плюсдесять процентов. И сбежать не получится.
Пима похлопал Стаса по груди и вынул у него из внутреннего кармана паспорт, глянул на первую страницу, и усмехнувшись легонько шлепнул тонкой книжицей по его щекам.
-Без этой штуки далеко не убежишь.- И обращаясь уже к двум своим мордоворотам, добавил:- Ребят, чтоб нашему мальчику скучно не было, и всяких глупых мыслей не появлялось, навещайте его почаще. Ну а ты, думай, где достать деньги.

***
Кроме обычного паспорта у Стаса был и загранпаспорт, но знать об этом бандитам было совсем уж не к чему.
***

-Димас, Тут Савельев тебе депешу передать просил. – Стас шлепнул на стол серый, запечатанный конверт.
- Что там? – Дима недоверчиво посмотрел на стол.
- Тут наша командировка в Зону Отчуждения. – Радостно сообщил он, падая на нижний ярус двухэтажной кровати. Будет тебе очерк, мне репортаж, а Савельеву цикл статей в альманахе.
- Хм…. Значит Угук, всё-таки, выбил разрешение?- Дмитрий ни в коей мере не оскорблял своего куратора. С лёгкой руки кого-то из студенческой братии Савельев Олег Васильевич приобрел зловещее прозвище СОВа, а потом был сокращен до обидного Угука.
- Завтра в двенадцать автобус. Прикинь, нам еще и автоматы дадут. Постреляем….- Протянул он мечтательно. Потом вдруг что-то вспомнив, захлопал себя по карманам. Вынув небольшой лист бумаги, развернул его и с довольным видом начал читать вслух, дирижируя пальцем.
- При себе иметь. Ля - ля – ля, три рубля… Сух пай на три дня, бельишко, спички-ножички….

***
Всю дорогу до КПП Олег Васильевич тихо переговаривался с водителем, сидя в переднем пассажирском кресле старенькой газели. Ребята расположились в конце салона и шумно обсуждали предстоящую работу. Для них все с самого начала напоминало поход времен школьной юности. Будто веселая компания друзей решила прогуляться на природу, устроить барбекю с шашлыками, выпить пива и попеть песни под гитару у костра.
Подскакивая на ухабах и покачиваясь с боку на бок, автобус подъехал к стоящему поперёк дороги БМП. На обочине появились солдаты. Вперед вышел сержант и помахивая полосатым жезлом с круглым катафотом на конце, остановил микроавтобус.
- Сержант Малыга, - козырнув, представился он. - Ваши документы.
На задних сидениях настороженно затихли. Хлопнув дверью, на дорогу вышел водитель и протянул сержанту несколько бумажек. Угук тоже попытался выйти, но мгновенно вскинутые автоматы, и звук передергиваемых затворов, убедили Олега Васильевича не делать этого. Тем временем сержант сам подошел к пассажирской двери. Внимательно прочел протянутые Совельевым документы, потом глянул в лица притихших студентов и произнес:
- Вас проводят до КПП. – Он повернулся к солдатам и, ткнув кому-то пальцем в грудь, гаркнул: - Ширяев, проводишь автобус до базы, по исполнении доложишь.
***

- Перед вами пистолет Макарова, на военном сленге ПМ, образца 1971 года. Ёмкость магазина восемь патронов. Каждому из вас выдадут такое оружие. Будем надеяться, что пользоваться им, вам не придется. Однако случиться может всякое и что б неприятностей было поменьше, вы пройдете краткий курс обращения с этим оружием.
Остаток дня студенты учились стрелять и чистить пистолеты, снаряжать обоймы, обращаться с аптечкой, пользоваться защитным комбинезоном и датчиками PDA. Всё это и многое другое, словно девятый вал с картины Айвазовского, накрыло Диму с головой и захватило полностью, заставляя впитывать новые знания как губка. Пистолет в руках он держал впервые в жизни, а этот костюм с его удобными и такими нужными свойствами…. После обеда они пошли на стрельбище и отстреляли четыре обоймы. Пять раз Димка даже попал в центральный круг мишени. Часа в три дня они впервые увидели военсталов - военных сталкеров, проводников по территории Зоны.
В учебный класс вошли два офицера в бронекостюмах «Берилл-2М». Инструктор, который как раз рассказывал о пользовании прибором ночного видения (ПНВ), сразу стушевался. Он опустил взгляд, и суетливо собирая на столе смешные очки, чем-то похожие на бинокли, буркнул:
- Дальнейший инструктаж продолжат ваши проводники, старший лейтенант Засечный и лейтенант Анисимов. – Потом обреченно махнув рукой вошедшим, мол, теперь эти дебилы ваши, поспешно выскользнул за дверь. Старлей, мужчина лет тридцати, с коротко стриженными, под ёжик, седеющими волосами. Снял солнцезащитные очки, и зыркунув в аудиторию колючим взглядом вздохнул, потирая тонкий шрам на левой щеке.
- Ну что ж, будем знакомиться. Я Шон, это мой позывной, на территории Зоны Отчуждения именами и званиями не светят в ходу только позывные и клички, и здесь меня тоже лучше по кличке называйте.
Второй военстал, тем временем, скрестив руки, прислонился спиной к стене позади Шона.
- Страйк, - представился он, лениво приподняв вверх два пальца и качнув головой.
- Поскольку вы тоже собираетесь в Зону, то кличками наградим и вас. – Продолжил Шон. – Вы, господин в очках будите Совой.
Стас сдавлено хихикнул и сразу же склонил лицо, зажимая рот кулаком. Проводник мгновенно уловил движение и переведя тяжелый взгляд на студента сказал:
- Будешь Хохой. Слишком смеяться любишь, – пояснил он.
Потом подошел почти вплотную к Дмитрию.
-Твоя погремуха Малыш. - Потом снова отошел к учительскому столу и продолжил. – Отныне все общаются друг с другом только кличками, полезно, знаете ли, запомнить новые имена. В нашу задачу входит краткое ознакомление вашей группы с некоторыми специфическими особенностями Зоны Отчуждения. Времени у нас мало, поэтому предлагаю резко ускориться в освоении материала. Эти занятия мы разобьём на три этапа. - Взяв в руку мел, Старлей подошел к ученической доске и написал:
«1) Аномалии.
2) Мутанты.
3) Кланы».


***

Через два дня был тот самый долгожданный выход в Зону.

Локацию Кордон пересекли часа за четыре. Часть пути проехали в десантном отсеке БТР-80. Боевая машина, уверенно петляя между аномалиями, клюнув носом, остановилась. В корме открылись тяжелые дверцы, и слегка пошатываясь на асфальт, спрыгнул Шон. Военстал присел и, взяв АКМ наизготовку, принялся сканировать местность через прицел автомата. Через некоторое время он сделал какой-то неуловимый жест и из машины выпрыгнул Старйкер. Он сразу присел возле колеса на одно колено и вынул из кармана наладонник.
- Семь метров на 4 часа «трамплин», двенадцать метров на 9 часов «птичья карусель». Чисто.
- Выходим из машины, не разбегаемся и смотрим в оба.
Из машины, с кряхтением вылез Савельев и сразу же обратился к Шону.
- Товарищ Шон, почему ваш напарник сказал «чисто», когда вокруг нас есть аномалии?
- Страйкер доложил о ближайших аномалиях, а «чисто» говорят, когда поблизости нет людей или мутантов.
Профессор кивнул и, с отрешенным видом, зашептал что-то в свой диктофон.
Следом, пугливо озираясь, вышли студенты. Стас сразу вооружился фотокамерой. Звук щелкающего затвора заставил Страйкера недовольно поморщиться, он даже сплюнул на землю, но ничего не сказал.
Дмитрий был приверженцем старой школы. Там где некоторые использовали новомодные гаджеты, он обходился обычным дуэтом блокнота и карандаша. Навороченной камеры у него не было, вместо нее он использовал свой смартфон, но сейчас снимать было нечего, и Дмитрий просто смотрел на новый для него мир.
- Покеда мужики, легкой дороги.- Из нутра БТР, на мгновение появился сопровождающий и, махнув рукой, закрыл дверцы. Машина, рыкнув двигателем, выпустила клуб черного, дизельного выхлопа и, покачиваясь на кочках и рытвинах, довольно резво покатила в сторону Агропрома.

***
Пуля некоторое время рассматривал в бинокль группу военсталов, затем вынул из кармана вложенное в прозрачный файл фото.
- Кажись, нас бонус ожидает, - сказал он, рассматривая карточку.- Зови Купера, пусть связь с Абхазом сообразит.
Валюня кивнул, сполз по склону вниз и что-то зашептал Куперу. Тот мгновенно подполз к Пуле.
- В чем дело, что Абхазу сказать?
- Скажи что мы нашли того фраера из Пиминой молявы.
Купер кивнул и тихо забубнил в микрофон. Потом снял гарнитуру и протянул её Пуле.
- Абхаз на связи.
- Але, старшой, это Пуля. Тут такое дело. Наблюдаю в бинокль пяток «дятлов»: два военстала и три батана. Один из тех трех, дрыщ, фото, которого Пима прислал…. Ага, понял…. А остальные…? Ясно, все сделаем.
Пуля вернул гарнитуру и сполз по склону к своей группе.
- В общем, так орлы. Хором смотрим в эту картинку. Там за холмом пара вояк и три ботаника. Один из них вот этот, - Пуля ткнул пальцем в фотографию.- Его надо взять живьем, остальных в расход.

***

- Стас, подай датчики.- Дмитрий склонился над потрескивающей воронкой.
Тот кивнул и пошел к лежащим недалеко вещам.
Это была совсем молодая аномалия, диаметром не более полуметра. Из центральной кочки чуть заметными разрядами изливались потоки изломанных тусклых молний. Разряды быстрыми ручейками вились в траве, шипя и потрескивая, вспыхивали на краткий миг и, образовывая крохотный торнадо гасли, заставляя болезненно щуриться.
Дмитрий заслонился рукой от полыхнувших разрядов, потом потер глаза и открыл ящик осцилографа.
Вдруг что-то изменилось в окружающем мире, будто кто-то нажал кнопку паузы. Все предметы стали намного контрастнее. В поле зрения попал Страйкер. Военстал замер в неестественной позе, с занесенной для шага ногой и полуоткрытым ртом. Дима даже видел травинку, повисшую на нижней губе проводника. Неожиданно его голова дернулась, и из виска брызнул красный фонтан. Словно по какому-то наитию, Малыш откинулся назад, падая на спину. Над головой просвистело, и в открытый футляр прибора ударила пуля. Запоздало прогремел выстрел.
К упавшему телу подошел Савицкий. Он еще ничего не понял и растерянно смотрел на мертвого проводника.
- На землю, Упал живо! – Закричал Шон, но Олег Васильевич не обращал на него никакого внимания. Он впал в ступор, не слыша ни выстрелов, ни слов проводника.- Ах ты ж грёбанный папиндос.
Шон пригнулся и побежал к профессору. Снова загрохотали выстрелы. Он прыгнул, пытаясь дотянуться до Савицкого, но было уже поздно. Длинная пулеметная очередь накрыла обоих. Военстал упал на агонизирующее тело и захрипел, булькая кровью. Из шеи, на зеленую траву, толчками выплескивалась ярко-алая кровь.
Это дикое зрелище подействовало на Дмитрия как ушат холодной воды. Он приподнялся на четвереньках, выглядывая из высокой травы, и увидел как из-за холма, пригибаясь и стреляя в его сторону, бегут люди. Другая группа бандитов избивала Стаса. Малыш снова нырнул в траву и, на этот раз, уже по-пластунски пополз к Шону.
- Возь ми…. Авто мат….Страй кера…. Беги, - прохрипел Шон. Было не понятно, почему он всё еще жив. Одной рукой тот зажимал кровяной поток, выплескивающийся из шеи, другой дернул затвор автомата. Когда он моргал, глаза закатывались, и было заметно, каких усилий ему стоит вновь сфокусировать взгляд.
- Там Стас.
- Ему уже не по м оч…. Беги…. Прик рою.
Дмитрий не помнил когда и как в его руке оказался автомат. Пригибаясь, он бежал через заросли тростника, раздвигая высокие стебли стволом автомата. Огибая видимые аномалии. Падал …. Вставал и снова бежал. Выстрелы позади уже стихли, а он все еще бежал, размазывая по щекам слезы и капли грязи. Бежал, еще не понимая, что превращается в СТАЛКЕРА, в нелегального жителя Зоны Отчуждения.



12 часов 45 минут
28. 08. 20…. года.
Граница локаций
Янтарь и Агропром.
Группа Лотоса.
- Лотос, похоже, они к нам идут.
- Слышу. Ёж ползи вперёд, я чуть назад сдам. Включи ПНВ и без команды не стрелять. Рич развернись к входу. До ментальной волны минут пять. Будет яркая вспышка минуты на две. После нее сразу выползай из трубы и про растяжку не забудь. – Быстро шептал Лотос.
Впереди слышался приближающийся шаркающий звук и какая-то возня. Потом где-то ещё дальше затрещал «пернач», в гулкой трубе раздался громкий визг и длинная матерная тирада. Звуки стихли. Снова кто-то выматерился, и Лотос услышал удаляющееся шарканье. Пару раз глухо хлопнули одиночные выстрелы бельгийской винтовки, и снова застрекотал «пернач».
Позади наёмников полыхнуло белым заревом. Закрывая глаза, майор упал на шершавый бетон, виски сдавило будто тисками, в голове загудело, мозг, будто завибрировал, а из носа потекла кровь. Хуже всего было Ричу. Молодой наёмник не успел закрыть светофильтр и теперь, откинувшись назад, стонал и трясся всем телом, зажимая уши. Не глядя, Лотос протянул назад руку и, ухватив Рича за куртку, потянул его на себя. Сияние выброса разгоралось все больше. Казалось, что само время остановилось, ожидая конца катаклизма.
Робко, словно боясь потревожить разбушевавшуюся стихию, появились первые звуки.
«Тук-тук…. Тук-тук…», - стучит сердце Рича.
«Дыщь-дыщь», - гулко разносятся одиночные выстрелы FN.
«Тух-тух-туххх», - вторит им «Абакан».
Невнятные крики и чей-то громкий рёв. Белое зарево ментальной волны медленно угасло, уступив место гулу урагана. Багровое небо тяжелым молотом нависло над миром, выжигая ветвящимися молниями все что под ним.
«Надо бы выбираться», - мелькнула мысль. – «Ураган это не смертельно».
- Рич, ты как? – Лотос повернул к себе бледное лицо напарника.
- Жив.
- Выдвигаться надо, там сейчас просто ветер. Всё самое опасное уже кончилось, и помни про растяжку.
Рич кивнул и, кряхтя, пополз к выходу.
Ветер снаружи был такой, что стоять на ногах было невозможно. Сгибаясь под ревущей стихией, задом он выполз из трубы и чуть было не вляпался в свежую электру. Положение спас Ёж, ухватив, уже падающего в аномалию Лотоса, за ремень. Рич сам успел отпрыгнуть от гудящих разрядов и испуганно уставился на майора. Тот лишь махнул рукой, иди мол дальше, не отвлекайся. Снова пришлось встать на четвереньки и ползти к каньону. Дважды кого-то из них приподнимало особо сильным порывом над землёй. Приходилось падать пластом и, вцепившись пальцами в скользкую траву, пережидать порыв ветра. Наёмники отползли за гигантский валун и без сил повалились на землю.

12 часов 45 минут 28. 08.20… года.
Граница локаций Янтарь, Агропром.
Группа Седого.

Седой проводил взглядом удаляющиеся фигуры и вынул из кобуры «пернач». Сменил в нем обойму, передернув затвор, приготовился ждать. Впрочем, долго ждать не пришлось.
Почти сразу после ухода сталкеров, в глубине темного тоннеля, он заметил две, горящие красным алчным огнем, точки.
- Ёшкин дрын, принесла ж тебя нелегкая, – проворчал он.
Зона научила стрелять, не раздумывая во всё страшное и непонятное. И сейчас рефлексы не подвели. Верное оружие не раз спасавшее жизнь Седого, застрекотало, выбрасывая в темноту горсть свинцовой смерти.
- Лови, сучара, - закричал он, нажимая на курок.
Из тьмы, смешанной с пороховым дымом, раздался оглушительный вой. В сторону Седого выбросилась огромная когтистая лапа и, схватила пистолет за ствол. От неожиданности сталкер выпустил оружие и упал на покатый мокрый бетон. Скатываясь вниз и ища хоть какую-то опору, он зашлёпал ладонью по влажной шершавой поверхности. Рука сама легла на рукоять MG. Седой дернул пулемет на себя, но выползший из тьмы огромный кровосос16 перехватил оружие за ствол и потянул в свою сторону. Щупальца на его морде угрожающе зашевелились, оплетая пулемёт. Раззявленная пасть с иглообразными зубами оказалась в паре десятков сантиметров от лица Седого. В нос ударила оглушительная гнилостная вонь с железистым привкусом. Седой закашлялся, сжимая рукой нос, а пальцы второй сжали курок. Тот подался неожиданно легко и плавно. Загрохотала пулеметная очередь, сливаясь с визгом кровососа. Тварь откинуло вглубь тоннеля. Позади него кто-то утробно взвыл и безвольно откинутая рука мертвого мутанта, рывком исчезла из круга света от налобного фонаря сталкера. Над головой застрекотал «Пернач» Банзая, забухал короткими очередями «Абакан» Малыша. Седой откинул пулемет и подтянул FN, лихорадочно включая тепловой визор прицела. На маленьком экране заплясали смутные силуэты, тянущие во тьму тоннеля убитого кровососа, и сталкер открыл огонь. Внезапно всё стихло. Гул в ушах после недавней пальбы, словно ватой, гасил все фоновые звуки. Капанье стекающей со стен воды…, удары сердца…, еле слышная работа фильтров….
- И много их было?
- Я в прицеле троих видел, - произнес Седой, подбирая свой пистолет. Оружие не пострадало, и, сменив обойму, он убрал «Пернач» в кобуру. – Вы чертовски вовремя. Ещё чуть-чуть и меня б порвали в мелкие тряпочки. А с выходом что?
- Дойти не успели, как стрельбу услышали, сразу к тебе метнулись.
- Скверно.
- Не ссы командир, сейчас проверим.
На этот раз Седой подготовился к приёму неожиданных соседей более тщательно. Включив визор на прицеле FN-2010, он неустанно сканировал темное пространство тоннеля. Проверка Малыша и Банзая не принесла никаких результатов. Сталкеры вернулись никого не найдя. Выброс уже кончился и те, кто шли позади вполне могли отступить в каньон. Преследовать их было бы сущим безумием. За каждым поворотом можно было ожидать засады, да и передвигаться, из-за сильного ветра пришлось бы только ползком и это тоже повлияло на их решение прекратить погоню. Растяжка у входа была целая, и хозяйственный Банзай, вставив чеку в гранату, поднял вверх указательный палец, изрекая с умным видом:
- Дабы врагам не досталась, - опустил её в карман подсумка.
- А вдруг сейчас в каньоне вражина коварный ждет когда уйдём?
- И пусть себе ждет. Если они до этого тут были, значит, знают о растяжке.
Малыш пожал плечами не найдя что ответить, развернулся и пополз на четвереньках обратным маршрутом.
- Мы её в трубе поставим, - бросил он через плечо.
Вопреки ожиданиям Седой так и не дождался повторного визита мутантов. Кровососы либо покинули трубу, либо прятались где-то впереди. В том, что они ещё встретятся, Сталкер не сомневался. Уж больно не характерно было для этих тварей отступление и отказ от добычи.
- Ну и как там?
- Пусто, - махнул рукой Банзай.
- Только это не о чем не говорит,- задумчиво выдал Малыш, и кивнул в сторону напарника. – Растяжку мы сняли, сейчас тут поставим и можно сваливать.
- Вот верно мыслишь. Умеешь же когда хочешь, - усмехнулся Седой.

12часов 45минут. 28 08 20…. года.
Подземная лаборатория
Локация Агропром.

Боров, согнувшись, вышел из тоннеля и, освобождая дорогу идущим за ним боевикам, отошел в сторону. Его вопросительный взгляд упал на стоявшего рядом грешника. Ничего не произнося, тот лишь кивнул, в знак приветствия и указал стволом «гадюки» на дверь лабораторного зала. Лидер «грешников» кивнул и пошел к распахнутой настежь тяжелой стальной двери.
В проёме вырисовывалось огромное, мрачного вида, помещение, некогда заполненное разного рода аппаратурой, а сейчас напоминавшее захламленный и пустой спортзал провинциальной школы. Почти все оборудование отсюда вывезли ещё после второй катастрофы на ЧАЭС. Лишь два, вмонтированных в пол, гигантских автоклава всё ещё стояли и смотрели на мир разбитыми зрачками датчиков из противоположного угла бывшей лаборатории. Освещение тоже было скудным и напоминало о царящей вокруг разрухе. Две тусклых лампы под потолком, да светящаяся зловещими зелеными отблесками желеобразная масса ведьменного студня, в углу, у автоклавов.
Возле аномалии курили командиры «Греха». Заметив появившегося на пороге Борова, Абхаз махнул рукой, призывая его присоединиться к компании.
- Что за спешка? – Сразу спросил Гоблин. Это был плотный, седой мужчина с серыми глазами. Три длинных, розовых шрама, отметина кровососа, прочерчивая шею, скрывались где-то на груди, под засаленной тельняшкой. Землистого цвета штаны, заправленные в высокие голенища армейских ботинок. Коричневый, прошитый кевларом, кожаный плащ с огромным капюшоном делал его похожим на иезуита. Впрочем, точно такие же плащи были у всего руководящего состава клана. На армейском ремне висела кобура с пистолетом ТТ, а за спиной потёртый «укорот». Ножей видно не было, но Боров знал, что в отворотах его форменного плаща вшиты ножны двух финок. Абхаз был напротив худым жилистым человеком и кроме черной поношенной кофты под плащом, носил ещё и милицейский бронежилет. Два АПС в набедренных кобурах и десантный нож в закрепленных на «броннике» ножнах. В той же манере что и у Гоблина, за спиной Абхаза висел МР40. Махнув рукой в знак приветствия, Боров прислонил свой пулемет к автоклаву и произнес.
- Минут через тридцать пара «солнечных ветров» будет на Агропроме.
Гоблин и Абхаз переглянулись.
- Группа одиночек несет два артефакта Болотному Доктору, - продолжил он, насладившись реакцией.
- Кхм, - подал голос Абхаз. – Ну, со спешкой понятно, а к чему полный сбор трубить? Одиночки малыми группами ходят, наверняка чтоб этих перехватить, достаточно двух или трёх бригад.
- Кроме нас за артефактами ещё кто-то охотится. Скорее всего, это наемники, но сколько их я не знаю.
Гоблин поджал губы.
- Не думаю, что их там больше десятка. На полный сбор всё равно не тянет, - сказал он.
- Пусть так. А если сталкеры запросят помощь у «Чистого Неба»? На заводе их пост и они могут успеть к одиночкам, нужно их блокировать.
- Ладно, много не мало. Уверен что и остальные лишними не будут, - прервал дискуссию Абхаз, сплёвывая в фосфоресцирующую жижу студня. Аномалия забурлила, выпуская на поверхность медленные, тягучие пузыри. – Тогда какого хрена мы тут кучкуемся? Нужно к «железке» выдвигаться. Засаду у дороги ставить.
- А вот тут ты не прав, - Боров вынул из кармана потертую карту Зоны, присел на корточки и, расправив бумажный листок на колене, ткнул грязным пальцем в заштрихованный красным участок между «Янтарём» и «Агропромом».
Лидеры «Греха» недоуменно посмотрели друг на друга.
- Там же Аномальное поле.
- Вот-вот, похоже, сталкеры знают тропу через аномалии.
- Чёёёёёрт…, - протянул Гоблин. – Надо бы ребятам приказать, чтоб не сильно их убивали. Ценные дяди несут ценную цацку. Надо бы с ними поговорить по душам. Как-то не справедливо получается, они знают, как пройти Поле, а я нет.
- А откуда такие сведения? – Абхаз в упор посмотрел на Борова.
- От Информатора, - ничуть не смутившись, произнес Боров.
- И когда они выйдут на «Агропром»?
- Точно не знаю, но если судить по расстоянию через полчаса-час, после выброса, выйдут к болотам.
- То есть, точного места ты не знаешь? – Уточнил Гоблин.
- Да, и это ещё одна из причин для привлечения такого числа людей. Мы растянем цепь вдоль берега болот и прочешем их. Если б не постоянный туман на болотах, и нескольких бригад хватило бы. Остальные в это время отрежут блокпост ЧН. Та из поисковых бригад, которая наткнется на одиночек, даст сигнал ракетницей. Дальше дело техники….
- Всё ясно, закрывай трынделку. Пора с народом пообщаться, - Гоблин легонько пихнул Абхаза локтем. – Пойдём что ль, задачу пацанам поставим.
*****

13часов 30минут. 28 08 20….
Локация Агропром.
Группа Седого.
- Всё, хватит лясы точить, - голос Седого в наушниках шлема прозвучал хлёстко, словно удар гильотины. – Выдвигаться пора. Я первый пойду. Банзай, ты второй. Убери пока пулемет. В трубе от него грохота много.
Банзай заворчал, перекидывая MG за спину.
- Слышь командир,- произнес он. – Раз уж я пока не пулеметчик, возьми мои «бусы».
- Это ещё зачем?
- Затем, - снова буркнул он. – Контейнеры с грузом у тебя…. Авось сохраннее будут.
Седой на секунду задумался, потом пожал плечами.
- Ладно, давай сюда. Только после трубы я тебе их в зад-назад верну.
- Я тебе сам вверну, - хмыкнул сталкер. – В смысле отберу.
Седой рассмеялся, перевешивая «бусы» себе на шею, а потом повернулся к улыбающемуся Малышу.
- Хорош ржать. За тобой тыл. Хвост за нами, и это не есть хорошо.
- Понял, - Малыш подтянул к себе «Абакан», осмотрел его и щелкнув переводчиком огня установил его на сдвоенный выстрел.
- Возьми лучше «помпу», оно как то уместнее будет.
Малыш безропотно кивнул и, погладив автомат по цевью, вздохнул:
- Ты прав. Банзайчик, дай «помпушку»….

Некоторое время группа одиночек, с сопением, согнувшись в три погибели, двигалась в кромешной тьме конических сводов туннеля. Монотонность движения убаюкивала, и Седой даже не заметил, что стало светлее. В какой-то момент его вдруг поразило чисто бытовое наблюдение. Он понял, что в серо-зеленом цвете ПНВ видит не только склизкие наросты лишайника на стенах, но и их тени.
- Внимание, - шепнул он в микрофон. – Вижу выход. Выходим из трубы, сразу сканим. Я правый сектор, Банзай левый.
- Ясно.
- Малыш, как получишь «добро», бежишь к Банзаю, страхуешь его, пока он на MG переходит. Всё ясно?
- Угу, - он даже не обернулся.
- Ну, раз «угу», тогда, как говорил Юрий Алексеевич: «Поехали».
Ровный, освещенный, круг выхода из туннеля всегда пугал Седого своей невозможностью видеть то, что происходит на флангах. В прошлый раз именно на выходе из трубы, их группа нарвалась на отряд «грешников». Спасло только то, что сами они не ожидали этой встречи. Да и сталкеры не растерялись. Тогда бандитов положили всех до единого человека, а вот сталкеры вышли сухими из воды. Впрочем, нет, не сухими. Банзай, в горячке боя, поскользнулся на куче кабаньего дерьма, и чтоб не смущать дружественных «чеэновцев» убойным ароматом, перед входом в их лагерь, ему пришлось снять штаны и выстирать их в небольшом пруду.
После этих событий, в локальной сети, появился очередной хит сезона. Фото марширующего в трусах Банзая, с привязанными к палке, на манер знамени, мокрыми штанами.
Седой и Банзай вышли из трубы почти одновременно, напряженно вглядываясь в покрытую, расползшимися от близкого болота, туманными языками, долину.
- Вроде чисто, - чуть слышно пробормотал в микрофон Седой.
- У меня тоже, - шепнул Банзай. – Странно, а где кровососы?
- Сам не в курсе.
На флангах и впереди мутантов видно не было. Не было видно и мерцания воздуха. Даже в режиме «стелс» эти опаснейшие твари небыли полностью невидимы: чуть заметные колебания воздуха, шевеления травы, следы на мягкой почве. Всё это выдавало присутствие этих хищников.
- Малыш, они где-то здесь, жопом чую. Выдвигайся и страхуй Банзая. – И потом уже обращаясь к пулеметчику. – А ты готовь «эмгаш».
Банзай убрал «Пернач» в кобуру и потянулся к пулемету.
И началось….
На выходящего из туннеля Малыша, с насыпи накрывающей трубу, метнулся прозрачный, расплывчатый силуэт. В последний момент сталкер что-то почувствовал. Оттолкнувшись от края трубы, он, с силой, метнулся к Седому. Когтистая лапа лишь бессильно скользнула по броне «СЕВы» и потерявший равновесие кровосос неуклюже упал на траву. Малыш тоже не устоял на ногах, растянувшись в паре метров от мутанта.
- Ах ты ж долбаный компот! – взревел Банзай, судорожно дёрнув затвор пулемета.
С насыпи одна за другой уже спрыгивали призрачные фигуры….
Рядом с упавшим сталкером вступил в дело «Пернач» Седого. Сразить кровососа из пистолета почти невозможно, но сбивающие с ног очереди не давали ему шанса подняться. Малыш быстро перекатился на спину и не целясь высадил, в уже потерявшего маскировку, монстра, весь магазин дробовика. Последний заряд тяжелой картечи снес верхнюю часть черепа, окончательно ставя точку в его отвратительной жизни.
Ещё три твари насели на Банзая, оттесняя его от сталкеров. Однако пулеметчик не собирался становиться легкой добычей. Грозный рокот его оружия, громкий мат и визг раненных кровососов говорил, что он еще держится.
Малыш барахтался в жирной и скользкой глине пытаясь подняться, но это ему не удавалось. Руки и ноги раз за разом теряли опору, и маленький сталкер снова падал в грязь. На помощь пришел Седой. Отбросив в сторону опустевший «Пернач», он схватил Малыша за эвакуатор (стропу, вшитую в рюкзак в форме петли) и попытался оттащить его в сторону, но не успел.
С насыпи, прямо на грудную пластину Малыша, спрыгнул ещё один кровосос. Седой отчетливо услышал хруст сломанных рёбер. Тело Малыша выгнулось, ноги безвольно подкинуло вверх, и он обмяк. Седой быстро выпустил эвакуатор и одним движением, подобно раскрывающейся пружине, взметнулся вверх. В руке его, на мгновение, блеснул нож. Острое лезвие вонзилось под змеящиеся щупальца нижней челюсти мутанта. Тот вздрогнул всем телом, конечности задрожали в конвульсиях, и кровосос повалился набок.
- Сука! – зарычал Седой. Выдернув нож, он снова вонзил его в уже мертвое тело.
- Сууууука….- Хотелось выть и биться головой в стену, разделив агонию Малыша.
- Сууууууууууука…..- других слов просто не находилось. Слёзы сами – собой выкатывались из глаз, застилая мир и превращая его в нечёткие переливающиеся пятна.
А потом в мозгу будто щелкнул маленький тумблер, отключающий эмоции. Седой вдруг понял, что не слышит больше выстрелов….

*****

13часов 37минут. 28 08 20…. года.
Локация Агропром.
Группа Лотоса.

- Командир, выход впереди, Метров десять осталось, – шедший впереди Рич, мотнул длинным стволом винтовки. – Похоже, там стреляют.
- Стреляют это хорошо, - проворчал Лотос. – Пусти-ка меня вперед. И это…. Натяните намордники.
Растягивая на лице черную маску «балаклавы»17, он логично рассудил: «чем меньше светлых пятен появится на фоне темного зева туннеля, тем меньше шансов, что нас заметят». В бинокль было видно, как один из сталкеров что-то громко крича довольно умело отстреливался от трёх…. Впрочем, нет, уже двух кровососов. Ещё двое, метрах в двадцати, отбивались от четвертого монстра. Отложив бинокль, майор принялся за тактическое управление группой.
- Значит так, Ёж, за тобой тыл. Рич, работаешь пулеметчика. Стреляй в ногу, кровососы добьют. Я их командира сделаю. Стреляем одновременно, на счет три.
Рич принял положение для стрельбы с колена.
- Готов.
- Раз…. Два…. Три….
И в этот момент сразу произошло несколько событий.
Хлопки двух винтовок слились в один выстрел. Впереди, оступившись на подломленной ноге, и падая в высокую траву, закричал Банзай. Двое мутантов мгновенно набросилась на раненного сталкера. В момент второго выстрела, на грудь Малыша, сверху, спрыгнул еще один кровосос. Сбитый на спину, парень, дёрнул ногой, перекрывая траекторию полета пули, и Лотос увидел, как на бедре одиночки, появилась дыра сочащаяся кровью.

*****
13часов 40минут. 28 08 20…. года.
Локация Агропром
Группа Седого.
Седой развернулся, мгновенно перехватывая свой бельгийский трофей.
«Банзай, где Банзай»- мелькала подобно стробоскопу, единственная мысль. Метрах в пятидесяти он увидел склонившихся над телом, уже мертвого сталкера, кровососов. Разодрав комбез «СЕВы», они с урчание присосались своими мерзкими щупальцами.
- Бля, - ругнулся он.
Прицелился и выпустил две коротких очереди. Сначала один, а потом и второй мутант упал в высокую траву. С такого расстояния, да еще и через прицел FN-2010 даже при желании не промажешь. Седой уже хотел было бежать к телу своего друга, но услышав слабый стон, быстро повернулся к Малышу. Тот ещё раз застонал и впился пальцами в сырую землю. Рука судорожно сжалась, сминая жухлую траву в неопрятный черно-зелёный ком.
- Мммммм…, - Малыш попытался подняться, но упал коротко вскрикнув. – Нога….
- Жив чертяка?!- Седой опустился на колени рядом с маленьким сталкером. – Где болит? А, понял, нога? Ух ни себе хера! Пуля?
Догадка пришла быстро, ведь все и так лежит на поверхности. Хвост через всю Зону. Теперь ясно как умер Банзай, ясно как словил пулю Малыш, ясно откуда ждать врага и самое главное понятно, куда и как сваливать.
Туман, вот он, клубится густыми серыми комьями в низине, всего в нескольких метрах от Седого в этой белесой пелене можно было пройти до самого Болотного Доктора.
Рассуждения прервал мелькнувший в темноте туннеля блик от оптики. Седой упал на землю. Частыми ударами плети хлопнула короткая очередь, и сразу за ней еще одна. Пули прошли над головой, заставляя вжаться в жирную грязь. Седой захлопал по карманам, выискивая гранату. Выудил тяжелую, ребристую, похожую на маленький ананас, «эфку»18. Дёрнул кольцо и кинул гранату, метя поближе к выходу из трубы.
Бухнул взрыв. Продолжения перестрелки Седой дожидаться не стал и подхватив Малыша поволок его к спасительной пелене тумана. Из трубы показалась фигура в синем комбинезоне. Сталкер не целясь, разрядил остаток магазина в преследователя, тот метнулся в сторону, делая красивый кувырок к небольшой кочке. Из трубы показался ещё один наёмник и несколько раз выстрелил в Седого. В плечо что-то сильно толкнуло, разворачивая сталкера. Он упал и покатился по жирной глине вниз, словно на ледяной горке, спускаясь к болотному берегу. Малыша он так и не выпустил и сталкеры кувыркаясь, влетели в спасительное серое марево.
Сразу пришлось включить ПНВ. Еле слышно прожужжали цифровые конверторы изображения. На внутренней поверхности забрала шлема появилась широкая полоса, в которой дымка тумана была более прозрачной. Видимость, метров на пять, стала вполне сносной.
Седой снова поднял раненного и, перекинув его руку себе через шею, заковылял к срезу воды. Сознание Малыш так и не потерял. Морщась от боли, он как мог, помогал напарнику. Через несколько минут он опустил Малыша на большой плоский камень. Раненый начал было заваливаться на бок, но со стоном всё же восстановил равновесие.
- Давай глянем, что там у тебя? – Седой расстегнул комбез и осторожно начал прощупывать рёбра. Как оказывать помощь при переломе рёбер он не знал, а увиденное и вовсе ввергло его в уныние. Вся грудь Малыша была одним огромным синяком. При каждом, даже при самом легком прикосновении, Малыш шипел и корчился от боли. Вроде нужна плотная повязка, но кто его знает, куда при такой процедуре воткнутся обломки костей. Седой вздохнул и сделал укол промедола. Делать что-то еще с такой травмой он опасался.
- У тебя рёбра сломаны, три или четыре. Тебя боковые пластины спасли.
- Рёбра? А то я сам не чую? А с ногой чего?
- С ногой получше, кость и артерия не задеты. Сейчас перевяжу.
Всем хороша «СЕВа» кроме облегающего покроя. Нога с повязкой, в штанину уже вряд ли влезет. Поэтому повязки приходилось накладывать поверх костюма.
Только после этого Седой занялся своей раной.
Пуля застряла в плече, почти пробив его насквозь, выглядывая из тела острым кончиком. Пришлось, скрепя зубами, вытаскивать ее пинцетом. С некоторыми артефактами нужно было работать крайне осторожно, поэтому пинцет Седой всегда носил с собой.
- Как думаешь, оторвались? – еле слышно прохрипел Малыш. Дышал он часто и с хрипами. В углу рта появилась красная капелька.
- Хрена лысого. Это наёмники. Наверное с «Диких территорий» за нами увязались. – Седой застонал, затягивая зубами узел на повязке. – Только в туман за нами они не полезут, снаряга у них не та, если конечно чего в рюкзаках не припрятано.
- Мне бы костыль какой….
- Не вопрос, сейчас сделаем.
Сталкер метнулся к размытым силуэтам зарослей. Через несколько минут он снова появился возле Малыша, держа в руках палку с рогулькой на конце. Пока тот примерялся к новому способу передвижения, Седой посмотрел на экран PDA.
- Тут становится довольно людно. Глянь, - Он протянул Малышу прибор в режиме пассивного сканера. В этом режиме засечь его было невозможно, да и сам он никого не отслеживал, а просто показывал количество целей на карте. На данный момент высвечивалась карта квадрата 64/11 локации «Агропром». В левом верхнем углу мелькала быстро увеличивающаяся цифра. 12…. 17…..19….
- Это еще с какого перепуга?- Недоуменно спросил Малыш.
- Не по адресу вопрос. Пришли местных жаб проведать или гербариеф насобирать. А если по делу, то драпать отсюда надо.
*****

- Стоять! Куда?
Возле грязевой горки, по которой скатились одиночки, размахивая руками и с трудом удерживая равновесия, остановился Рич.
- Льётос уйдут же, - Когда Рич волновался, то акцент в его речи становился более заметным.
- Прешь говорю куда?
- Но стьялкеры?
- У них «СЕВы», а с нашей техникой в Марь соваться это особо изощренный метод самоубийства. Там же на вытянутой руке пальцев не видно.
- И что тепьерь, пусть спокойно уходьят?
- Не ссы янки, никуда они не денутся. Ёж дай карту. Да и ты подойди.
Из трубы вышел и направился к командиру, на ходу доставая из нагрудного кармана карту.
Майор присел на корточки, расстилая карту на колене
- Вот смотрите, сейчас мы находимся вот тут, - он ткнул указательным пальцем в ламинированный лист карты. Ноготь с траурной каёмкой, уперся в границу серого и зеленого цветов. Это Марь, постоянный туман над болотом. В тумане чтоб не потеряться сталкеры пойдут вдоль берега болота. Вот в этом месте, палец обвел выпирающий из болота небольшой заливчик, они выйдут из тумана, что бы обойти воду. Здесь мы их и накроем. Надо только вот здесь овражек пересечь и вот тут в холмах засаду сделаем. Сталкеры оба ранены, да и в Мари быстро не побегаешь. Думаю догоним.
Но успеть так и не получилось….
На карте овраг был еле заметен, а на деле это были почти вертикальные стены оплывшей сырой и скользкой глины. Наёмники много раз пытались подняться наверх. Но каждый раз скатывались в низину. Наконец, измучившись и с ног до головы вымазавшись в грязи, группе Лотоса удалось выбраться.
*****

- Что-то мне совсем хреново. Слышь, Седой, у нас обезболивающее есть?
- Да, потерпи немного. Сейчас до того островка дойдем, перевяжу тебя, промедол воткну, там уж и до Болотного Доктора не далеко.
Одна за другой, на фоне мутного тумана, начали прорисовываться фигуры затянутые в черно-серые куртки. Седой чертыхнулся и потянул, по вязкой жиже, слабо стонущего товарища к зарослям камыша. Раненная рука ныла, её повязка, пропитавшаяся кровью и болотной водой, сползла к локтю, и место вокруг раны уже заплыло красным пятном.
- Сейчас…. Сейчас, потерпи немного. – Прислонив напарника к сползшему с берега, поваленному дереву, сталкер стёр с забрала его шлема капли грязи и посмотрел сквозь помутневшее стекло. Глаза Малыша были закрыты, но он дышал, видно было, как движется мембрана его маски.
- Как ты?
- Пока жив, - не открывая глаз, сказал тот. – Что там вокруг?
- «Грешников» до хера, я уже штук тридцать насчитал, да и слева по берегу, кто-то идет.
- Не отстреляемся, - обреченно прошептал Малыш. Он приоткрыл глаза и мучительно сощурившись, продолжил. – Седой, ты вот что, Оставь мне патронов побольше, а сам к Доку двигай. Всё равно со мной вместе не дойдешь. Зачем вдвоём подыхать?
Седой зарычал и сложил всем известную фигуру из трёх пальцев. Повертев дулей перед носом Малыша, угрожающе произнес:
- Либо вместе, либо никак.
На лице маленького сталкера промелькнула тень теплой улыбки.
- Тогда другое предложение. Выйди на общей волне, скажи, что груз Доктору несем.
- А вот это мысль. Терять уже все равно нечего.
- Может, кто из знакомых поблизости есть, хоть укрытие подскажут, вписаться за нас в такой жопе вряд ли кто потянет.
- Я бы вписался, - сказал Седой, пожимая плечами и настраивая рацию на общий канал. Потом глянул в карту и, включив микрофон, произнес
- Всем, всем, всем! Это группа Седого. Несу груз для Болотного Доктора. На юге Агропрома атакован превосходящими силами клана «Грех», квадрат 64/12. Помогите, кто, чем может.
Он еще раз повторил своё сообщение и вдруг схватился за голову. Мозг словно взорвался миллионами образов, через миг боль спала и в мешанине мыслей всплыло: «Доктор?… хорошо… мы идем…. В мутантов не стреляй…».
- Ух, ты!- Седой потряс головой и глянул в лицо напарника. Тот ошарашено смотрел куда-то в небо, потом перевел взгляд на сталкера и спросил:
- Ты тоже это слышал?
- Ага, - еле слышно прошептал Седой и, вытянув руку, на запад, в сторону поднимающейся из тумана вершины холма, произнёс, - Смотри.
Там, раскинув в стороны руки, стояли три фигуры. Ветер трепал длинные полы черных плащей, просторные капюшоны скрывали лица, а у их ног сидели две огромные псевдособаки. Земля под ногами завибрировала, а укрытое ряской болото подернулось мелкой рябью. Где-то на пределе слышимости зародился гул.
- Ах, ты ж ёкарный бабай, это ГОН, - простонал Малыш. - Шаманы подняли зверьё.
- Хе, - усмехнулся Седой,- Еще не все кончено, а ты говорил: «никто не впишется...».
Тем временем из-за спин трёх шаманов, на гребень холма высыпало целое стадо мутантов. Животные замерли на несколько секунд, будто наводящаяся на цель ракета, и с оглушительным рёвом, единой волной, устремились в сторону бандитов. Кого там только не было, Кабаны и псевдогиганты, слепые псы и чернобыльские волки, плоти и тушканы. Клин рассвирепевших тварей врезался в левый фланг «грешников», сминая его и отбрасывая беспредельщиков снова в болото.
Эфир, перемежаясь шипением помех, кипел сообщениями.
- Я Стрелок, в бой не полезу, попытаюсь прикрыть вас с вышки….
- Эй, на вышке, Тут «долг», квад Артура, прикроем, тебя снизу.
- Э…, Слишь,…. Это грюппа Карэна, «Свобода». Ми тоже пострэлать хатым. Прэдлагаю на врэмя пэрэмырые. Прэкрою вас, ми справа на вэршынэ.
- Принято. У тебя тоже долг Доку?
- Ай карашо сказал. В моём отряде таких должников кромэ мэнэ ещё трое, - рассмеялись на том конце.
- Седой, это Лютер, мы с ребятами прикроем «шаманов», до встречи в баре и привет Банзаю.
- Нет больше Банзая.
- Прости….
- Седой, здесь «Чистое небо». Помощь выслать не можем, на нас тоже грешники насели, полностью блокированы, попробуем их на себя оттянуть побольше. Держись.
Перекрывая сталкерскую болтовню, в эфире прозвучал властный голос и все сразу замолчали.
- Господин генерал, тут настоящая война. Клан «Грех», силами не менее полутысячи человек атакует форпост клана «Чистое небо». Пытаются перехватить курьеров Болотного Доктора. Прошу разрешения вмешаться, и выслать группу поддержки сталкерам.
- Майор, вы охренели? – Раздался визгливый, срывающийся на фальцет голос,- это сталкерские разборки, пусть сами расхлёбывают.
- Гос… ген… связь… ы… даёте....
- Коненко! Прекратите сейчас же…,- щелкнул тумблер стационарной рации и в эфире снова появился уверенный голос майора Коненко.- Соси лубу тыловая гнида. Как там «должник» сказал про долг Доку? У меня таких полроты. Слышь, «ЧН» иду к тебе на броне, держись.
- Спасибо «служба». Если с твоими командОсами тёрки будут, можешь, со своими ребятами рассчитывать на нашу протекцию в клане.
И над болотами грянул неофициальный гимн «Чистого Неба»:
Звездопад, да рокот зарниц.
Грозы седлают коней,
Но над землей тихо льется покой
Монастырей.
Из установленных на крыше завода огромных динамиков лилась красивая гордая песня:

А поверх седых облаков
Синь - соколиная высь.
Здесь, под покровом небес
Мы родились.
Седой просто смотрел куда-то вдаль, боясь моргнуть. Слёзы, стоящие в глазах вот-вот могли теплыми тяжелыми каплями скатиться по щекам. Он старший группы. Он не должен быть слабым. Мельком он взглянул на напарника. Малыш плакал, не скрывая своих слёз. Не от боли в ранах, а от перехлынувшей через край гордости, за всех кто сейчас сошелся в неравной схватке с бандитами, за всех кто всё-таки вписался за них и за всех кто вырвал у Судьбы еще один шанс для группы Седого.
…И от Чутских берегов,
До ледяной Калымы
Все - это наша земля!
Все - это мы!
Где-то, совсем не далеко, хлопнул одиночный пистолетный выстрел. Седой дернулся, быстро сползая за дерево на котором сидел и, утягивая за собой Малыша. По берегу к ним бежали двое наёмников, а над болотами, перекрывая шум боя, гремело:
…И от перелеска до звезд
Высится Белая рать.
Здесь, на родной стороне
Нам помирать….


25. 08. 20… года
Локация Агропром
Группа Лотоса.

Лотос присел на колено выцеливая правую ногу Седого. Стрелять нужно было так, чтоб только ранить сталкера. Пусть истечёт кровью. И тогда в общесетевом некрологе появится надпись, умер от потери крови. Заказчик не сразу поймет, что Седого пристрелили: могли и старые раны открыться, могли напасть мутанты, стычка с «Грехом», да и от аномалий никто не застрахован. А это даст наёмникам дополнительное время, чтоб уйти с Агропрома.
Целиться было неимоверно сложно. Сталкеры, почти полностью были скрыты туманом, да и действие «маминых бус» сказывалось. Размытая фигура Седого дергалась и ускользала из прицела, Майор, опустив винтовку, потёр слезящиеся глаза и снова приник к окуляру.
Внезапно на поясном блоке рации замигал красный огонек. Общий канал. А ну как опять о выброс? Он торопливо нажал пару кнопок и, прижимая пальцем гарнитуру, чтоб лучше слышать, настороженно посмотрел на напарников. Те тоже прислушались, ловя каждый звук из наушника.
«Всем, всем, всем! Это группа Седого. Несу груз для Болотного Доктора. На юге Агропрома атакован превосходящими силами клана «Грех», квадрат 64/12. Помогите, кто, чем может…. Повторяю….»
Лотос отключил рацию и повернулся к наёмникам.
- Вводная меняется. Идём на помощь Седому.
- Командир, я чьего-то не понял, - Рич вынул свой «Walther P99» из кобуры. – У этих льюзэроф, в подсумках моя вилла на Багамах и мы их так прёсто отпустьим?
- Он идет к Доктору, - медленно, с расстановкой сказал майор.
- А мне насрать, пусть идет хоть в жьёпу. Мы за ними ползоны шкандыбали, а теперь, когда достьяточно единственного выстрела, должны отказаться от хабара? I fucked, - и он выставил в сторону Лотоса огромную фигу, потом поднял пистолет и нацелил ему точно в лоб. – Или ты сейчьяс грохнешь одиночек, или я грохну тьебя.
Хлопнул выстрел….
Из головы Рича брызнуло красным и он, как стоял, прямым столбом, повалился на траву.
- Он мне никогда не нравился, - объявил Еж, убирая свой «Ruger» в кобуру.
Лотос кивнул.

- Седой, слева! – Малыш, со стоном, попытался повернуться, но засипев, схватился за бок.
Командир среагировал быстрее. Развернувшись, он сразу же присел, падая коленом в раскисшую грязь и наводя ствол FN на ближайший холм.
- Ну, что там?
- Пока тихо, не отвлекайся, а паси «грешников»
И тут снова ожила рация….
- Седой, не стреляй. Ты вроде на помощь звал. Мы за холмом, сейчас выйдем.
- И сколько вас? – опускать оружие сталкер не собирался.
- Двое.
- Ну, тогда руки в гору и выходи по одному.
Из-за холма, пригибаясь и подняв вверх руки, вышли Лотос и Ёж.
- Стволы на землю.
Наёмники не возражая, спешно разоружились.
- Мы вообще-то помочь тебе хотели, - заговорил тот, что постарше.
- С каких это пор? Это ведь вы за нами с самого «Ростока» шли?
- Мы, - не стал скрывать Лотос. – Думали ты в «ЧН» идешь….
- Так это вы Кота подпалили и Банзая…, - Седой снова поднял винтовку.
- Командир, я всё понимаю, но давай поконструктивнее будем?
Седой посмотрел на раненного напарника. Малыш, молча скривившись от нового приступа боли, пожал плечами.
- И что с ними делать?
- Ничего, пусть помогают. Я, к примеру, с этого бревна подняться уже не смогу. Ноги, понимаешь ли, не держат.
- Ладно, один тащит Малыша второй со мной….
Договорить Седой не успел.
- Бригадир, это они, я их вижу, - фраза прозвучала в общем эфире. По видимому кто-то из «грешников» допустил серьёзную оплошность, забыв переключиться на закрытую волну. Отделившись от безликой бандитской массы, в их сторону устремилось сразу человек тридцать.
- Слышь командир, бери своего человека и уходи, а мы тут придержим эту кодлу.
Седой внимательно посмотрел в глаза наёмника.
- Долги раздать решил? – Зло спросил Седой.
- Решил, а тебе, кстати, пора, - Лотос махнул рукой куда-то на северо-запад.
В этот момент, со стороны болот, протарахтела короткая очередь, заставляя всех припасть к бревну, сразу задрожавшему от тяжёлых попаданий в сырую древесину.
- Не тормози, - Лотос толкнул сталкера в сторону, а сам уже устраивался рядом с Ежом, посылавшим короткие очереди в бегущую к ним толпу. – За этой грядой будет овраг, по нему идет еще одна тропа на остров Дока. Про нее мало кто знает.
- Я… тоже …. Тут … останусь…, - Малыш говорил тихо, делая паузы между словами. Голос из его горла вырывался с жутким хрипом, в углу рта появилась ярко-красная тягучая струйка и, закатив глаза, он начал падать в грязь.
- Ну, вот уж хрен. Тебя тут я не оставлю, - сказал Седой, подхватив падающего товарища.
- Это верно, - усмехнулся Лотос. – Доктора ты увидишь первым. Так что удачи вам.
Как он добрался до этого овражка, Сталкер не помнил. В памяти, сквозь хриплое дыхание, пульсирующую боль в руке и пелену усталости, сохранились лишь неясные образы.
Вот он, пригнувшись, волочет стонущего Малыша….
Вот его сбивает с ног удар шальной пули в бронепластину «СЕВы»….
Вот он вытягивает, за эвакуатор, из поросшей осокой воронки, уже потерявшего сознание Малыша….
Вот они оба, кувырком, летят по откосу….
Удар в неудачно подвернувшийся камень и искры в глазах….

Лёжа на животе, он с трудом открыл один глаз. Второй, заплывший и склеенный ресницами в густой крови, словно пластырем, даже не чувствовался. Немного справившись с гудящей в мозгу болью, Седой приподнял голову, увеличивая обзор. Взгляд упёрся в две уродливые ступни выросших из земли, прямо перед его лицом.
«Опять кровососы», - раненная рука, преодолевая онемение, судорожно искала на бедре кобуру «Пернача».
- Молодой человек, не волнуйтесь вы так, успокойтесь, а то ваши движения нервируют моих друзей.
Седой поднял голову повыше и увидел быстро идущего в его сторону человека. Этакого бодрого пенсионера лет шестидесяти. Немного полноватый и лысоватый старичок с бесцветными, глазами, бойко сверкающими сквозь старомодные очки. Одет он был совсем уж нелепо. Белый, врачебный халат на голый торс. Накинутый поверх него черный кожаный плащ шаманов развевался летучей мышью и постоянно съезжал на лицо капюшоном, из-за чего старичок смешно морщился и постоянно поправлял его суетливыми движениями. Неопределенного цвета штаны, от спортивного костюма, с растянутыми коленями, делали его похожим на дачника. На ногах этот субъект носил, даже не кроссовки, а слегка поношенные вьетнамские кеты.
- Док? - в глазах все плыло, мир вокруг покрывался серым саваном тумана.
Старичок склонился над сталкером:
- Многие из здешних жителей называют меня именно так, - усмехнулся он.
- Док…. Там Малыш…. Ему плохо…, - Седой приподнялся на локте и махнул рукой в сторону напарника.
- Ах, да. Вижу, вижу. – Болотный Доктор подошел к Малышу и присел на корточки. Тихо щёлкнул фиксатор шлема. – Бедный мальчик.
В голосе старичка звучала неподдельная боль. Он провел ладонью по губам маленького сталкера, стирая кровавый ручеек, выступивший в углу рта.
- Доктор, сделайте что-нибудь.
- Мне очень жаль, этот мальчик умирает, ему осталось несколько минут.
- И что? Вы не смежите помочь?- Седой с трудом поднялся на ноги, уперся руками в бёдра и посмотрел на Доктора.
- Увы, молодой человек, Зона предоставила мне массу возможностей, но не сделала Богом.
- Димас, как же так? – шатаясь, Седой подошел к Малышу и упал на колени.- Димка, не умирай…. Мы дошли, ты слышишь меня…. мы их всех сделали.
- Здорово, - на лице маленького сталкера мелькнула тень улыбки. Он тихо кашлянул и скривился от боли. Изо рта выплеснулся кровавый пузырь. Малыш схватил Седого за рукав и, притянув к себе, слабо прошептал: - Отдай контейнеры…. Видеть хочу….
Седой, не вставая с колен, скинул рюкзак и вынул контейнеры.
- Доктор, это вам,- прошептал он.
- Спасибо молодой человек, - Болотный Доктор, не глядя, отодвинул контейнеры, потом немного подумав, сорвал пломбу и откинул крышку.
Рука Малыша разжалась и безвольно упала на землю. Дыхание стало частым, превратившись в беспрерывный хрип, ладонь снова захлопала по земле и, встретив пальцы Седого, с силой сжала в последнем рукопожатии. Сталкер смотрел на агонию своего друга и слёзы сами собой вытекали из глаз. Его напарник уходил из жизни, а Седой мог только смотреть на его мучения.
- Эм, молодой человек, разрешите, я всё-таки осмотрю этого мальчика?
- Да конечно, - Седой растерянно посмотрел на Доктора. – Но вы, же сказали что….
- Да, да, я помню. Только вот посылки вашей у меня тогда не было.
Болотный Доктор с победной улыбкой вынул из контейнера Солнечный Ветер. Это был небольшой, полупрозрачный и сплюснутый камень. Внутри артефакта, что-то постоянно двигалось и перемещалось, создавая впечатление запертой снежной бури. Камень постоянно менял цвет, а иногда казалось, что и форму.
Доктор небрежно отодвинул Седого и, наклонившись над Малышом, расстегнул СЕВу. Потом вынул из кармана плаща пук, какой-то жухлой травы и, положив в него артефакт начал, усиленно разминать эту икебану в кулаке. Некоторое время ничего не происходило, но потом субстанции стали врастать одна в другую. Со стороны это было похоже на то, как скульптор смешивает в руках два куска пластилина разного цвета. В руках Болотного Доктора появился полупрозрачный ком янтарного цвета. Он с силой вдавил в него пальцы. Внутри что-то заурчало и из сжимающей артефакт руки на грудь Малыша упало несколько мутно-желтых капель.
Маленький сталкер застонал, изгибаясь дугой и задрожав всем телом. Клякса упавших капель быстро разрасталась на коже, впитываясь в тело и расширяя свои границы. Болотный Доктор склонился над ней и словно губкой начал растирать кровоподтёки и раны Малыша янтарным комком.
Чуть позади Доктора послышался слегка приглушенный звук упавшего пистолета. Кровосос, из свиты Доктора, недовольно покосился на сталкера, тихо что-то рыкнул себе поднос, и снова уставился на своего хозяина. А Седой, с открытым ртом, не веря своим глазам, смотрел, как перед ним свершается чудо. Жизнь стремительно возвращалась в тело его друга. Исчезли огромные синюшно-багровые пятна на боках. Выпирающие кости сами собой срастались, и было видно, как с тихим хрустом грудная клетка маленького сталкера приобретает нормальные, естественные формы. Малыша корежило от боли, лицо сводило судорогой, а пальцы сжимались в кулаки, но уже сейчас был виден появившийся на щеках румянец. Глаза стали удивительно яркими и чистыми, а изо рта вместо кровавых пузырей слышалось хриплое дыхание.
- Ну, вот как-то так.- Доктор поднялся на ноги, и устало вытер со лба пот. – Пациент скорее жив, чем мертв. Далее медицина рекомендует послеоперационный реабилитационный комплекс. Плотную повязку на ребра, отдых в тепле, баня и ради всего святого, не запивайте свежие огурцы парным молоком.
Он рассмеялся и, сделав неуловимый жест своей охране, пошел в сторону болот, но потом вдруг остановился и повернулся к Седому.
- Запомните Друг Мой, НИКОГДА НЕ ТЕРЯЙТЕ НАДЕЖДЫ.
**************


Кланы
Грех (беспредельщики)
Одна из самых многочисленных и агрессивных группировок Зоны. Воюют со всеми кланами. Часто используют два PDA. Имеют несколько форпостов в ближней и средней Зоне. Встречаются везде вплоть до «Радара». Состав: бандиты и мародеры. Вооружение и амуниция самое разнообразное. Часто скрываются под видом сталкеров одиночек. Структурная единица группировки бригада (восемь, десять человек). Группировка имеет три основных лидера: Боров, Абхаз и Гоблин.

Монолит (Сектанты)
Вторая по многочисленности группировка Зоны. Воюют со всеми. Цель: охрана Монолита. Места обитания: «Припять», «Радар», «АЭС». В других локациях практически не появляются. Состав: бывшие военные ушедшие под зов «Монолита». По слухам имеют тяжелое вооружение.

Долг (менты Зоны)
Охраняют людей от Зоны. Лидер генерал Воронин. В группировке сильная военная дисциплина. Структурная боевая единица клана квад (один пулеметчик, два автоматчика и один снайпер) Группировка имеет официальную связь с Большой Землей и выполняет контракты с учеными и Военными сталкерами. Воюют с кланом Грех, Монолит и Свобода. Экипировка и амуниция отечественная. Основной состав, бывшие одиночки. База клана находится на локации Бар.

Свобода (Анархисты)
Основная база на Военных складах (Милитари), Экипировка и вооружение западного производства. Активно сотрудничают с одиночками и кланом Чистое Небо, Воюют с кланами Грех, Монолит и Долг. Основной состав контрабандисты. Лидер группировки Лукаш.

Наемники (Синие)
Разрозненные группы сталкеров объединенные закрытой компьютерной сетью. В военных конфликтах воюют за того, кто платит. Подписав контракт, идут до конца. С одной стороны воюют со всеми, но с другой их услугами пользуются все за исключением Монолита. Имеют небольшую базу на Милитари. Экипировка и вооружение западное. Лидера нет. Состав: бывшие военные спецвойск.

Чистое небо
Малочисленный клан, состоящий в основном из новичков. База находится на Кордоне, а так же есть небольшой форпост на «Агропроме». Лидер клана Волк. Основная задача обучение и адаптация новичков к условиям Зоны. Экипировка самодельная, вооружение самое разнообразное. Состав: только что прибывшие с большой земли новички и ветераны Зоны из одиночек, работающие по контракту. Клан воюет с Грехом иногда в союзе со «Свободой», сдерживают «Монолит».

Шаманы
Самая загадочная и таинственная группировка. Полумутанты, полностью адаптировавшиеся к жизни в Зоне. Большинство животных не нападают на них, и часто даже выступает на их стороне. По непроверенным данным шаманы знают язык животных, впрочем, некоторые мутанты относятся к ним изначально враждебно (контролеры, кровососы, снорки). Владеют многими секретами Зоны. Ко всем группировкам изначально лояльны, Остальные кланы (кроме Греха и Монолита) относятся к ним доброжелательно, но на территорию баз их не пускают кроме клана Чистое небо. Экипировка длинные плащи с капюшонами и артефакты. Вооружение: холодное оружие и артефакты, редко пистолеты из металла-керамики. Лидера нет, PDA нет, баз нет.

Военные сталкеры (военсталы)
Основная задача охрана периметра зоны, никого не впускать никого не выпускать. Две базы: на Кордоне и на Агропроме. Воюют против всех, но при наличии денег есть возможность откупиться. Иногда устраивают рейды вглубь зоны. Часто вступают в союз с «Долгом». Вооружение и амуниция отечественные.
Грубо говоря, это военные части спецназа Украины России и Белоруссии обученные условиям «Зоны».
Показать полностью
Views 11
Like 0
Answers0
Дэн Люк
24.04.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Дэн Люк
14.04.2022
В блоге DenLuck
Святое дело
Дэн Люк
S.T.A.L.K.E.R.

Святое дело.



Крепко сжатые руки, взят на поруки, новый крутой маршрут,
Кто-то хочет сразиться, кто-то боится, третьего дома ждут.
Стержень - быстрые спицы, жизнь колесницей движется к пропасти,
Распахни свое сердце, если ты хочешь душу свою спасти.

Я не знаю, но чувствую,
Я не вижу, но верую,
Если вырастут крылья за спиной –
Я хочу, чтобы были белыми…

Группа «После 11»– Крылья.





***

- Что-то мне совсем хреново. Слышь Седой, у нас обезболивающее есть?
- Да, потерпи немного. Сейчас до того островка дойдем, перевяжу тебя, промедол воткну, там уж и до Болотного Доктора не далеко.
Седой взвалил на спину стонущего товарища и, тяжело ступая по болотной жиже, медленно понес напарника дальше.
Кто ж знал, что небольшой рейд группы одиночек к болотам Агропрома закончится столь плачевно. А начиналось всё так буднично и обычно….

***


23. 08 20…. года.
Зона Отчуждения, База «Долга»
Бар «100 рентген».

- Седой, не слишком ли ты засиделся на месте? – Бармен отодвинул кружку и, взяв тряпку побольше, повозил ею по стойке. – Подойди-ка сюда, перетереть надо.
Когда-то и он был сталкером, лет десять назад ведьмин студень1 растворил ему левую ступню. Бармена тогда называли Грифом, но став инвалидом он лишился своей клички. В рейды он уже не ходил, но скопленных денег вполне хватило, чтобы открыть маленький бар. Это было первое заведение такого рода в Зоне. Со временем бар разросся, а его хозяин сменил кличку на Бармена.
Седой нехотя отодвинулся от своих людей, покидать весёлую компанию, очень не хотелось.
***
Седой.
- Пап, пап! Я рекорд поставил, - закричал Вадик, протягивая к отцу свою игровую консоль.
- Молодец, - улыбнулся папа. – Только мне за дорогой следить надо, ты маме похвастайся.
Люда оторвав взгляд от глянцевого журнала, укоризненно посмотрела в зеркало заднего вида, на расплывающееся в ехидной ухмылке лицо своего мужа. Сама беззвучно рассмеялась и потрепала аккуратно стриженую голову своего сына.
- Во, мам, смотри. – Сын, протянул матери свой гаджет и перетянутый ремнём безопасности, заелозил в кресле, изображая победный танец. – Двадцать пять тысяч набрал.
- Молодец, Сейчас на заправке тебе сникерс купим, отпразднуем твою победу.
- И колы?
- И колы, - подтвердила Людмила.
Далеко впереди, из-за поворота, вырулил огромный джип. Машина перескочила двойную сплошную, смещаясь на встречную полосу и виляя, набирала скорость. Люк на крыше хаммера открылся. Высунувшись по пояс, появилась довольно смазливая деваха в бикини. Размахивая квадратной бутылкой текилы, она пела что-то громкое.
- Да что ж это такое? Чертовы наркоманы. – Пробурчал Михаил, сбавляя скорость и выворачивая на обочину.
Маневр закончить он так и не успел. На огромной скорости, словно тяжелый танк, джип ударил высоким кенгурятником в заднюю часть «Форда», сбрасывая машину с дорожной насыпи. Автомобиль подкинуло, и он кувырком полетел под откос, медленно перекатываясь на крышу. По мокрой от дождя траве, «Форд» юзом скатился вниз и, зацепившись за торчащую из земли арматуру, перевернулся, вставая на бок, и замер.
Крик Вадика резко оборвался, Люда, свесившись на страховочном ремне, тоже молчала. Лапин с огромным трудом освободился от ремней сам и освободил жену. И только потом посмотрел на заднее сиденье. Штырь, остановивший скольжение машины насквозь проткнул малыша. Ржавый и ребристый стержень вонзился в правый бок и, пройдя сквозь детское тельце, вышел острым наконечником возле левой ключицы. Дрожащей рукой Михаил дотронулся до шеи мальчика, губы тоже дрожали, в глазах стояли слезы.
- Господи пусть это будет просто страшный сон. Ну, Господи дай мне сил проснуться. О боже… ну почему? За что? ….

- Доктор, как она?- дверь операционной открылась, и в пустой больничный коридор вышел уставший человек в белом халате. Снимая резиновые перчатки, он посмотрел в полные надежды глаза Лапина, вздохнул и отвел взгляд.
- Вы её муж?
- Да, - ответил он, по взгляду врача уже понимая, что что-то случилось. Руки безвольными плетьми сами собой упали, кулаки сжались сами собой, а горло перехватило, так что дышать стало неимоверно сложно и, сдерживая слезы, он поднял лицо вверх.
- Мы сделали всё что могли, - врач бросил на него виноватый взгляд, отвернулся и зашагал в ординаторскую.

Дом без любимой жены и сына сразу осиротел.
Похороны Михаил Сергеевич почти не запомнил. Заплаканные глаза Веры Владимировны, тёщи Лапина, бесконечная череда сочувственных лиц, изъявление соболезнований, траурные венки и груды красных гвоздик на гробах. Всё это смешалось, в почти не различимую в памяти, мешанину тоски и скорби, превращая весь мир во что-то черно-белое утерявшее свою значимость.
В полдень следующего дня Лапина вызвали к следователю. В этот день Михаил впервые пришел в управление не как старший оперуполномоченный, а как свидетель и пострадавший по делу №….
Допрос вел незнакомый молодой старлей с неприятным взглядом снулой рыбы. Вопросы которые он задавал не задерживались в памяти и Михаил Сергеевич отвечал на них не задумываясь, на «автомате». Однако вопрос: «Какие алкогольные напитки, и в каком количестве вы употребляли перед поездкой?» Ввёл Лапина в ступор. Он даже не сразу сообразил, как реагировать на эти слова. В кабинете повисла напряженная тишина, потом Михаил посмотрел на следователя как на идиота и покрутил пальцем у виска.
- Господин старший лейтенант, уже семь лет как я не пью.
- Хорошо, так и запишем, - произнес тот, снова склоняясь к протоколу. Потом отложил простенькую шариковую ручку и начал перебирать бумаги на столе. – Между тем…. Ага, вот…. Господин Шапиров утверждает что, цитирую: «…Машина пострадавшего, на большой скорости, выехала на встречную полосу. Его автомобиль бросало из стороны в сторону, создавая впечатление, что за рулем пьяный водитель».
- Господин старший лейтенант, - от сдерживаемого гнева лицо Лапина стало пунцовым, а в голосе появились металлические нотки.- В материалах дела наверняка есть моё медицинское освидетельствование и показания инспектор ДПС.
- Странно, но вашего освидетельствования я тут не наблюдаю, нет медицинской экспертизы в материалах дела, а инспектор констатировал лишь виляющие следы от покрышек вашего, же автомобиля.
- Как это нет экспертизы?
- А вот так, нет и всё, - следователь зло глянул в глаза Лапина и, сложив документы тонкой стопкой, подровнял её и аккуратно положил в папку с надписью «Дело №».
- Но я точно помню. Врач скорой помощи сам писал….
- Ничего не знаю, будем разбираться, а пока вот, распишитесь. С моих слов записано верно, дата и подпись. И вот здесь еще. И тут. А вот это подписка о невыезде.
Словно во сне Михаил поставил свою роспись в помеченных графах. Получил на руки какую-то бумажку и вышел из кабинета. Прислонившись к стене, он устало потер лицо. Мысли скакали как бешеные зайцы. «И что теперь делать? Шапиров, фамилия как у мэра…. Наверное, сын беспутный? В тюрьму сынка, конечно, не посадят…. Папашка не позволит…. Да и то, что экспертиза пропала вполне понятно…. На меня все свалить хотят!».
Тревожные мысли прервал легких хлопок по плечу.
- Глазам не верю, «Потапыч», ты тут каким хером застрял?
«Потапычем» его называли за совокупность имени и фамилии. В управлении все имели какие-то негласные прозвища. Как правило, острый на язык молодняк, с легкостью одаривал ими старшее поколение, и приклеенное прозвище радостно подхватывалось уже всем отделом.
Лапин поднял голову и встретился взглядом с Санычем.
- Ты чаво сердит, как еж?
Ты чаво ни ешь ни пьешь?
Али каша подгорела,
Али студень нехорош?
Улыбка медленно сползла с его лица.
- Ооооо, как все запущено, - Саныч присел рядом и прошептал, - что случилось?
Михаил обреченно махнул рукой:
- Беда случилась.
- Рассказывай.
- Не здесь, пойдем в "Бублик", посидим, пообщаемся.

В управлении, Бубликом, называли кафе напротив главного входа. Стояло оно на холме бомбоубежища, было круглым и обставлено по периметру маленькими столиками в форме сердечек. Вот за одним из таких столиков, уже около часа и сидели двое приятелей.
- И что теперь делать будешь?
- Мне ствол нулёвый нужен, - тихо сказал Лапин.
- Допустим, есть пара вариантов… - задумчиво, глядя, куда-то в небо, произнес Саныч. – АПС с запасной обоймой и СВДС, там только десять патронов.
- Давай винтарь, что стоит?
- Для тебя двадцать.
- Так дешево?
- Потапыч, мне этот ствол Рохин из убойного продал, как раз перед своим отъездом в Чечню. Я вечером к тебе с ней подъеду.

А еще через два дня все городские газеты и телеканалы взахлёб рассказывали столичным обывателям о кровавом заказном убийстве сына господина губернатора, ну, а Лапина с тех пор никто больше не видел.



***
Своего напарника Седой знал уже десяток лет. Ему было чуть больше тридцати пяти, слащавый красавчик с внешностью латиноамериканского мачо. Самый веселый в их группе сталкер и самый заводной. Задорные и смешные истории никогда не иссякали в его арсенале. Раньше, на вопрос: «как он сюда попал?», Кот отшучивался, а сейчас вдруг, накрытый доброй порцией «Пшеничной», решил раскрыть свою страшную тайну. Делал он это в присущей ему манере, рассказывая будто анекдот. Жестикулируя и гримасничая, помогая рассказу мимикой и голосом. Изображая то одного персонажа, то другого. Поэтому сдержаться от смеха было просто невозможно.
- Погоди чуток, - махнул он рукой и снова повернулся к рассказчику. – Ну, а дальше?
- А дальше обнимашки-целовашки, короче кувыркаемся в постели. Вот такой вот коленкор.
- Коленкор? Где ж ты таких словей понабрался? – гыгыкнул Малыш, наливая водку по стаканам. Он действительно был самый молодой в группе Седого, всего-то двадцать два. Наивный взгляд больших серых глаз, длинные ресницы, маленький рост и худощавое телосложение, делали его похожим на ребенка. Чтобы добавить себе солидности Малыш старался всегда быть серьёзным и улыбался очень редко. Но, несмотря на возраст, репутацию крутого сталкера он приобрел более чем заслуженно. Об этом говорили не только десяток зарубок на прикладе его автомата, но и счет добытых лично им артефактов.
Кот усмехнулся и продолжил.
– Это не всё. Картина маслом: - Дверь тихонько открывается и на пороге стоит её муж (мой шеф), и челюсть у него, медленно так опускается на грудь.
Все сдавленно захихикали.
- … А я уже не могу остановиться, весь в амплитудах и колебаниях, в экстазах, и оргазмах, подмигиваю шефу, и сдавленно так: - Привет!
Все так и грохнули. Банзай даже сполз по стене, в изнеможении обхватив колени.
Седой наконец отвернулся от смеющихся сталкеров и, все еще усмехаясь, подошел к бармену.
- Ну, чего там у тебя?
- Да у меня-то все нормально, работу вот вашей команде предложить хотел.
- Что за работа? - сразу посерьёзнел Седой.
- Да так, мелочи, кое-что Болотному Доктору доставить надо.




это отрывок из повести,не знаю будет ли кому интересно,? Если будет желание прочесть продолжение , пишите в комментах
Показать полностью
Views 13
Like 0
Answers4
Дэн Люк
14.04.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Пролог

- Дедушка, а кто это? – Маленький Хуанито рассматривал старую пожелтевшую от времени фотографию.
- Это я, а рядом дядя Алехандро, помнишь, он приезжал к нам полгода назад?
- Помню, с тетей Исидорой. Дедушка, а остальные люди кто?
- Мои друзья, сослуживцы. Я тогда в армии служил.
- Расскажи дедушка.
Антонио Пэрэс бережно взял из рук правнука фото разгладил края, прошелся дрожащими пальцами по трещинам сгибов, вставил карточку в рамку и бережно повесил ее на стену. В глазах его стояли слезы.

***
4. 05. 45.
г. Штральзунд Германия
Оперативный штаб второй ударной армии.

- Иван Иванович, давайте смотреть правде в глаза. Война закончилась, солдаты устали, надо бы обдумать как - то досуг для личного состава.
- Товарищ маршал Советского Союза у меня уже есть кое-какие наработки на эту тему.
- Не надо мне вот этого. «Товарищ маршал»- это ты на заседаниях говорить будешь. Мы друг друга пятый год знаем. С глазу на глаз мог бы и просто по имени, - Рокоссовский закрыл глаза и помассировал морщинистые веки толстыми пальцами. – Что ты говорил про свои наработки?
- Константин Константинович, наши войска стоят на острове Рюген. Это курортная зона Германии. Здесь множество пансионатов и санаториев, кроме того, многие поместья покинуты, надо просто выбрать пару - тройку брошенных усадеб привести их в порядок и вот вам готовые санатории для отдыха.
- Дельная мысль, вот ты этим и займись.

***

5. 05. 45
Северное побережье о-ва Рюген.

Три виллиса неспешно движутся по шоссе. Генерал И.И. Федюненский со всей серьезностью отнесся к заданию. Собрав командиров полков и дивизий, он выдвинулся на утреннюю экскурсию по острову.
- Эх, Саня, как же я соскучился по рыбалке.
- Даааааааа, - мечтательно протянул полковник. – Я раньше охоту любил, только вот война всю охоту на охоту отбила.
Рассмеялся Светлов.
- Каламбуришь?
- Иван Иванович, а давайте завтра вместе на рыбалку, с утрица?
- Дело благое. Я даже место присмотрел, вот тут на карте видишь? Я там красным обвел.- Генерал протянул Светлову планшетку с картой.
- Путгартен, - прочел полковник. – А что?…. На карте выглядит очень даже не плохо. Озеро, дюны, сосны…. Красота,
И уже обращаясь к адъютанту, ведшему автомобиль, спросил.
- Прохоров, мы далеко от Путгартен?
Сержант, удерживая руль одной рукой, раскрыл свою карту.
- Так …. Варнкевиц проехали …. Километра три…. Минут через 7 на месте будем.
Светлов протянул карту генералу.
- Иван Иванович, а это что такое?
Примерно на середине пути от Varnkevitz до Putgarten ответвлялась грунтовая дорога. На карте она вела к небольшой усадьбе почти на самом побережье.
Интересно…. Сержант, сейчас поворот будет налево, сверни, глянем еще одно местечко.
- Есть товарищ генерал.
Машина притормозила, и медленно переваливаясь с боку на бок, свернула к неизвестному селению, а следом за ней и все остальные автомобили двинулись в том же направлении.

***

Командирский Виллис, скрипнув тормозами, остановился возле аккуратной низенькой калитки. Зеленый забор, двухэтажный кирпичный коттедж с выбеленными колоннами и красивый ухоженный сад, в котором возился пожилой мужчина. Будто и не было никакой войны, не было Бреста и Сталинграда, не было Курской дуги и детских трупов на улицах Ленинграда. Приснилось все это …. Просто кошмарный сон, а реальность - вот она, перед тобой стоит, только открыть калитку и сделать шаг вперед.
- Шпрехен зи руссиш? – спросил генерал, обращаясь к мужчине. Тот, усмехнувшись, отложил лопату, и подошел к ограде.
- Я ваше превосходительство очень хорошо знаю русский.
- Эмигрант?
- Да, если вам будет угодно, я из прибалтийских немцев. До революции жил в Санкт–Петербурге, а потом, в восемнадцатом пришлось уехать
Из остальных машин, разминая ноги, тоже подходили офицеры.
- Вы один живете в этом особняке?
- О нет, со мной тридцать дам.
Все невольно переглянулись.
- Ого! А старичок то силен!- сказал кто-то присвистнув.
- Господа, - усмехнувшись, продолжил он.- Здесь живут престарелые русские эмигрантки.
Он повернулся к крыльцу, жестом приглашая гостей пройти в дом.
Иван Иванович вошел первым и сразу оказался в большом холле, в креслах и на диванах сидели шесть старушек. Кто-то читал книгу, кто-то тихо переговаривался, одна из них вязала не то свитер, не то пуловер, а еще одна, что- то писала в большой толстой тетради.
Федюнинский снял фуражку и, пригладив волосы, представился
- Генерал армии Федюнинский Иван Иванович.
Некоторое время женщины молча смотрели на него. Потом та, что писала, отложила карандаш и поднялась из-за стола. Чуть обозначила (именно чуть, и именно обозначила, наверное, так выглядит император, милостиво позволивший вам разговаривать с собой) поклон, а потом, надменно выпрямившись и глядя прямо в глаза, произнесла.
- Баронесса Эссен.
Отложив свои дела, с кресел начали подниматься другие женщины….
- Баронесса такая – то….
- Графиня такая-то….
- Княжна такая-то….
Смотря на них, генерал думал: «Вот он настоящий цвет вымирающего русского дворянства, не сломленные войной, старые, но гордые люди знающие себе цену, еще один след давно ушедшей эпохи».
Пока остальные представлялись Иван Иванович подошел к баронессе и спросил.
- Мадам, нам сказали, что в усадьбе проживают гораздо больше людей.
Высокая и худая, но с безупречной осанкой, она, склонив голову, выслушала, а потом поманила его к окну и распахнула шторы. Офицеры медленно подходили, и выражение любопытства сменялось на их лицах изумлением.
Окна выходили в небольшой парк с двумя беседками и лужайкой между ними, по которой медленно двигались худые женские фигурки. Все в одинаковых платьях в чистых белых фартучках. Самой старшей на вид девушке было лет двадцать, а самой младшей,…. Так вот же она самая младшая. Под окном, подставив лицо ласковому майскому солнцу, сидела белокурая девочка лет четырех с радостной детской улыбкой на губах и черной повязкой на глазах.
По всей поляне были натянуты тонкие веревки. Девочки, гуляли по саду, держась за них как за перила. Некоторые сидели в беседках и тихо разговаривали о чем-то, одна девочка присела на корточки и нежно касалась ростков свежей травы. Почему-то в памяти более всего сохранилась именно она.
- Господа офицеры, вас не обманули, здесь действительно гораздо больше жильцов. На свои средства мы содержим пансионат для ослепших девочек – жертв британских бомбардировок, все они сироты и идти им некуда.

***

Выдержка из политдонесения начальника политотдела 2Уд. А. от 8.05.45. №00176
«05.05.45. командовани5ем 2Уд.А. при производстве рекогносцировки в северной части о-ва Rugen, на отрезке шоссе между населенными пунктами Varnkevitz и Putgarten, был обнаружен частный женский пансионат для слепых. В приюте содержалось до 30 слепых больных и раненых женского пола в возрасте от 4 до 20 лет. Обслуживание и содержание приюта производилось 7-ю эмигрантами из бывших дворян русского происхождения. В связи с тем, что прилегающее к пансионату побережье является десантоопасным, принято решение расквартировать на территории приюта отдельную разведроту 108 с.к….»


Калмыков вышел из мэрии, рассматривая новую карту и обдумывая штабной приказ. В эти дни, когда победа была уже в руках ничего, сложного ожидать не приходилось. Война наконец-то закончилась. Не за горами тот день, когда все они окажутся дома. Скоро. Очень скоро все это закончится. Он представил, как приедет домой, как, наконец, будит жить с Ольгой долго и счастливо и будет у него двое,… нет, трое детей. Когда-то давно довелось ему стать агрономом, прекрасная мирная профессия. И вот как все обернулось. Ничего…. Скоро…. Совсем скоро….
- Петро!
- Здесь Сергей Алексеевич,- будто из-под земли появился невысокий крепыш сержант, на вид он был старше Калмыкова лет на семь, В эти дни большинство солдат ходили при «параде», и аккуратный Гуляев не был исключением, сияя на солнце широченной улыбкой и тремя орденами славы. Медали он не носил. Тренькают, а разведчику это ни к чему.
- Старшина, собери народ, речь сказать надо.
- Есть! – Козырнул тот и исчез, так же бесшумно, как и появился.
Капитан отошел в сторону и закурил, но, сделав три-четыре затяжки, сигарету пришлось выкинуть.
- Товарищ капитан, личный состав отдельной разведывательной роты сто восьмого стрелкового корпуса построен.
- Все тут, даже Данилов?
- Так точно, только что из госпиталя.
- Похвально, - Калмыков подошел к одному из солдат. – Как самочувствие?
- Благодарствую, Сергей Алексеевич, жив и здоров,- и он протянул Калмыкову свернутый лист госпитальной выписки.
- Ну и ладушки, только собрались мы не по этому. Командование передислоцирует нас на северное побережье. Официально для охраны пятнадцати километровой полосы от возможного немецкого десанта. Жить будем в пансионате для слепых детей, поэтому исходя из гуманных соображений, необходимо оказать посильную помощь, как продовольствием, так и по хозяйству.

***

6.05.45. Померания г. Штральзунд
штаб 2-й Ударной Армии.

- Товарищ генерал, - в кабинет тихо притворив дверь, вошел адъютант. Поленов сидел спиной к нему и что - то писал карандашом в обычной школьной тетради. Это был высокий плотный мужчина с повелительным голосом и живым умом. К тому же Виктор Сергеевич обожал свою жену и дочь, как раз сейчас он писал письмо на родину. Не отрываясь от занятия, он громко рявкнул:
- Ну!
А рука ровным почерком выводила «Дорогая, как приеду, первым делом берем Настюшку и на аттракционы в Сокольники, на ВДНХа, на Воробьевы горы. Хочу проехать всю Москву, Хочу, чтобы ты была рядом, Видеть твою улыбку и улыбку Настеньки. Слышать ее смех и видеть ваши глаза….».
Адъютант, ничуть не смутившись, подошел поближе и произнес:
- Тут от Калмыкова его старшина с заявкой для детского приюта.
- Хм – генерал – лейтенант отложил незаконченное письмо, - помню, давай сюда.
Он принял развернутый листок и начал читать:
- ….Тааак – протянул он. – Простыни…, наволочки. Это понятно..., консервы, крупы, шоколад, шестьдесят пар женской обуви. Ого, однако!
Всего было сорок три наименования. Виктор Сергеевич взял в руки перо, обмакнул в чернильницу и размашисто написал через весь лист накладной – «Изыскать и выдать! Командир 108-го стрелкового корпуса генерал-лейтенант В. Поленов» и расписался.
Тут же зазвонил телефон.
- Поленов!- рявкнул он – пододвигая пальцем накладную в сторону адъютанта и знаком отпуская его.
- Да не ори ты так, Федюненский это.
- Иван Иванович? … Слушаю вас, - сбавил тон Поленов.
- Тут дело такое возникло …. Надо бы что – то делать с этими караванами из Дании.
- Товарищ Генерал, это море … вот пусть моряки и разбираются.
- Нет, так не пойдет, помнишь, мы по Рюгену катались?
- Так точно, – Недоуменно произнес он.
- Маяк там был…. Сейчас по карте гляну…. Мыс Арконс. Да…. так вот, пошли-ка ты туда что-нибудь танковое, пусть ребята окапаются и обстреливают все морские транспорты.
Хорошо Иван Иванович, сделаем.
Закончив разговор, Поленов позвал адъютанта.
- Подготовь приказ о переброске 137 –го танкового батальона в район маяка на мысе Арконс. И вызови майора Гаврильца.
Поленов устало потер глаза? И произнес тихим шепотом: «Как я устал!»


Ссора с майором

из политдонесения начальника политотдела 2-й Ударной Армии:
«Как установлено, 08.05.45 г. около 17 часов майор Гаврилец, находясь в нетрезвом состоянии, прибыл в расположение отдельной разведроты 108 ск с целью установления взаимодействия между подразделениями…..»

- Эй, кто там внизу?
- Антон, ты что ль? - Гуляев стоял на крыльце, задрав голову вверх и прикрывая глаза от заходящего солнца. – Ты чего туда залез?
- Петро, подай гвозди. – С крыши свесилась рука, тыча указательным пальцем в помятую жестянку на скамейке у крыльца. – У них тут крыша прохудилась, заделать бы надо.
Гуляев сунул в ладонь банку с ржавыми разномастными гвоздями.
- Старшой, смотри. – Перцов, принимая банку, кивнул подбородком на дорогу. Старший сержант перевел взгляд на дорогу и увидел резво подпрыгивающий на ухабах, «виллис». Лихо развернувшись, машина остановилась, пустив из - под колес тучу пыли. Сидящий за рулем человек ткнулся носом в руль. Офицерская фуражка скатилась с его головы и упала на заднее сиденье. Он встряхнул головой, от чего его немного повело в сторону.
- Майор Гаврилец Василий Юрьевич, сто тридцать седьмой танковый батальон, - произнес он, зафиксировав взгляд на Калмыкове. – Мы тут недалеко от вас расквартированы, у маяка. Приехал, так сказать, устанавливать дружеские связи и он кивнул на литровую бутыль, лежащую рядом с сиденьем водителя.
- Капитан Калмыков, сто восьмая разведрота, - Сказал Сергей, с улыбкой пожимая протянутую руку. К алкоголю он относился достаточно прохладно, но прекрасное весеннее настроение, близость скорой победы, да и весомость повода сыграли в пользу небольшого застолья.
- Фарид, - крикнул Гуляев.
- Тут командир,- из двери летней кухни показался Самерханов в клетчатом переднике и с кухонным ножом.
- Собери праздничный ужин в гостиной, будем с соседями знакомиться.
- Будэт сдэлано, - и он снова исчез за дверью.
Майор-танкист, Калмыков и Гуляев вошли в гостиную. Капитан вынул из старинного буфета несколько чайных чашек и налил по первой.
- Пока там наш кашевар ужин греет, предлагаю: «за знакомство!»
Раздалось приглушенное звяканье чайных чашек.
- Так и не смог толком привыкнуть к спирту, - вытирая усы, посетовал Калмыков.
Гаврилец даже не поморщился, а Гуляев, сделав небольшой глоток из кружки, поставил ее на стол. Он единственный во всей разведроте умел смаковать спирт, некоторые бойцы завидовали его умению столь экономно расходовать спиртное.
Входная дверь медленно приоткрылась, и в комнату вошел Фарид с огромным блюдом жареного мяса, позади него Анна несла кастрюлю с «картошкой в мундирах». Ей было почти семнадцать, и это была очень красивая девушка, В приюте она появилась год назад, привела свою младшую сестренку, у которой еще до войны зрение было -6, и когда девочки осиротели они пришли в приют. Долгое время они вообще не ели ничего, и так уж получилось, что от недоедания, Хельга младшая сестра Анны, вовсе потеряла зрение.
- Ух, ты!- всплеснул руками Гуляев,- откуда такое изобилие?
- Товарищ старшина, - замялся Фарид. - Я вчера на прод-склады ездил, обменял немножко спирта на кусочек мяса.
- Ну и правильно, молодец! Давай что-ль тоже присоединяйся.
- Ай нет, товарищ старшина, у меня там дел много. Посуда мыть надо, дочкам завтрак готовить надо. Не, никак нельзя, да и поели мы уже с Аней. Калмыков глянул на девушку, отметив про себя, что ей вовсе не место в компании офицеров, и тут же заметил взгляд майора. Было в нем что-то мерзкое скользкое и одновременно липкое.
- Anna in die K;che gehen Sie bitte.* – Тихим шепотом произнес Кальмыков.
Он стоял чуть позади девушки, поэтому эту фразу услышала только она. Анна поставила на стол кастрюлю и, поправляя длинные русые волосы, вышла из комнаты. Не отрывая взгляда, от удаляющейся девичьей спины, Гаврилец залпом выпил содержимое своей кружки.
- Я сейчас, отлить лишнее надо.
- Сартир из двери направо, там увидишь, - сказал Гуляев, вытаскивая длинным трофейным ножом вареную картофелину из общей кастрюли, но майор его не слышал. Выйдя из дома, он свернул не направо, а налево и направился в сторону летней кухни. Эту странность заметил Калмыков.
- Петро, - обратился он к старшине. – Что - то не нравится мне наш сосед. Похоже, проблема у нас назревает.
- Ты о чём, командир? – Старшина вцепился зубами в жареное мясо. Сочный, аппетитный шашлык завладел полностью его вниманием, и отрываться от еды по пустякам он явно не желал.
- И свернул он вовсе не к туалету.
Старшина оторвался от мяса и поднял недоумевающий взгляд на Калмыкова. Он еще, что - то хотел сказать, но его прервал женский визг и грохот битой посуды.
- От чёрт! – Гуляев уже бежал в сторону двери. Капитан, тихо матерясь, на ходу застегивая портупею, тоже быстрым шагом направился вслед за старшиной.
На летнюю кухню они ворвались почти одновременно. Гуляев, распахнув дверь, на некоторое время застыл на пороге. Калмыков, не успев притормозить, ткнулся носом в спину старшины и, посмотрев через его плечё замер, открыв рот от неожиданности. В дальнем углу кухни, стонал Фарид. Одной рукой он сжимал кухонную скалку, а другую прижимал к рассеченной брови. Кровь залила ему глаз, но, не обращая на это внимания, что-то, грозно ворча, словно потревоженный зимой медведь, он пытался подняться на ноги и все время, оскальзывался на металлической посуде. На разделочном столе лежала Анна и, пытаясь отпихнуть от себя майора, визжала на высокой ноте.
- Ах ты сука! – Петро схватил за шкирку Гривцова и одним рывком откинул его в другой угол кухни. – Ты что ж это делаешь? Она же ребенок. Да за такое яйца отрывать надо!
- Gehe in das Haus. Keine Angst** - Шепнул Калмыков Анне и поправляя на ней растрепавшееся платье вывел во двор.
Тем временем в кухне не обращая внимания на еле шевелящегося майора, Петро помог подняться Фариду и принялся осматривать его рану.
- Ну рассказывай Горе-повар, что тут было? А ты Петро упакуй клиента. -капитан кивнул в сторону приходящего в себя танкиста.
- Товарыщ капытан, товарыщ майор Аню повалил, когда я его оттащить пытался он ударыл и тут вы прышёл.
- Ясно, Петро надо бы его в себя привести. Ты оттащи его к колодцу да водичкой.
- Как скажите, – широко улыбнувшись, Гуляев подхватил под руки майора, и поволок во двор. Однако не успел он выйти на улицу, как пьяный танкист вновь ожил. Он резво отбросил старшину разведчиков в сторону и громко закричал
- Меня, боевого офицера! Ах ты, курва недобитая. Немецкими шлюхами обросли!- и он с силой ударил ногой, поднимающегося с земли, разведчика в живот и потянулся к кобуре вынимая пистолет. Впрочем, сделать это он не успел. Из усадьбы выбежало несколько разведчиков, кто-то из них окатил майора ведром холодной колодезной воды, и пока тот пытался прийти в себя, танкиста быстро связали и даже кляп в рот сунули.
- Товарищ капитан, Чего с этим делать- то? - рядом с поверженным и извивающимся телом, почесывая затылок, стоял Данилов.
- Заприте его в сарай, пусть проспится, а завтра в комендатуру свезем, там решат, что с ним делать. Да, и это …. Развяжи что ль его. Неудобно как – то, все-таки командир Красной Армии.- И еле слышно добавил, - Стыдоба.
Майора поставили на ноги и стали развязывать, но как только последняя веревка упала с его рук, он вновь показал свою прыть. Разведчикам ничего не стоило снова скрутить зарвавшегося офицера, только вот бить его никто не хотел. Какой-никакой, но это все-таки офицер. А потом доказывай особистам, кто прав кто виноват. В штрафбат никто не хотел.
Танкист дико заорал, выхватывая у Семина свой «ТТ».
- На землю суки! – Он поднял пистолет вверх и выстрелил.
- Ребята, отпустите его, пусть проваливает ко всем чертям.
- Мы еще встретимся капитан.
- Не сомневаюсь.
Майор влез в «виллис» и машина, виляя, тронулась с места.
- Серёга, а в штаб все-таки доложить надо. – К капитану подошел потирающий бок Гуляев. – Чую я много хлопот от этого майора будет.
- Обязательно доложим, жаль только, рацию сдали, придется тебе завтра с утра в Штральзунд смотаться, а пока пойдем в комнату, поможешь составить докладную.



19 января 1945 г верховным главнокомандующим был подписан приказ о недопущении грубого отношения к местному населению, который был доведён до всех военнослужащих. Соответствующие приказы по подчинённым частям и соединениям были отданы Военными советами фронтов, командующими армиями, командирами дивизий и т. д. Так, например, приказом Военного совета 2-го Белорусского фронта (командующий Маршал К. К. Рокоссовский) предписывалось мародёров и насильников расстреливать на месте преступления.






Выдержка из политдонесения
начальника политотдела
2 Уд. А. от 8.5.45 г. № 00176.
«…Прибыв в расположение своей части и руководствуясь преступными соображениями, майор Гаврилец собрал л/с танковой роты….»


За час до полуночи в расположение 137 танкового батальона въехал пьяно виляющий джип майора. На холостом ходу, он скатился с дороги, и, ткнувшись бампером в танковый трек, остановился.
- Ерохин! Живо сюда! – Гаврилец был все еще сильно пьян. Он вывалился из машины и, опираясь на капот, нетвердо встал на ноги. – Боевая тревога!
Мигом к нему подбежал командир роты.
- Товарищ майор, что случилось? – Ерохин не спешил отдавать команды строиться. Командир был явно «под мухой» и его заявление о боевой тревоге вполне могло оказаться пьяным бредом.
- Ты кто? – Гаврилец посмотрел мутным взором на офицера. – А…. Это ты?
- Все по машинам! – закричал он
- Товарищ майор…. – Снова попытался утихомирить комбата Ерохин, но тот схватил капитана за грудки, притянул к себе и заорал прямо в лицо
-В машину сука!
Командиру роты ничего не оставалось делать, как дать команду по машинам и влезть в свой танк. Василий Юрьевич Гаврилец полез за ним. На лобовой броне он остановился и, опираясь на краснозвездную башню, закричал, обращаясь к бойцам.
- Товарищи танкисты, соратники! Между Вернковиц и Путгартеном окопалась банда недобитых власовцев, со своими семьями. Бандиты переодеты в красноармейскую форму. Никакой пощады предателям Родины! Пленных не брать! За попытку переговоров с врагами Родины буду расстреливать на месте! По машинам!

***

23:45 8 мая 1945 год. Частный
женский пансионат для слепых.


- Слышишь? – Кравченко прислушиваясь, указал в сторону дороги.
Емельянов накинул гимнастерку и подхватил автомат.
- Кажись танки.
- Немцы? – Снова спросил Кравченко.
- Откуда? Но все равно странно.
- Может капитана разбудить?
- Давай, только без лишнего шума.
Легким кошачьим движением Кравченко скользнул в темный дверной проём.
Танковый рокот тем временем, начал расползаться по маленькой долине. Бронированные монстры выстраивались для фронтальной атаки.
- Ой, что – то мне это не нравится. – Емельянов, пригнувшись, переступил порог, вошел в дом, и сразу развернувшись, настороженно посмотрел на мелькающие вдали танковые фары.
- Три по фронту, и дальше еще мелькают, штук десять, не меньше, – по старой привычке, шёпотом пересчитал он.
Почти сразу в холле первого этажа появились еще трое. Из левого коридора вышел полураздетый Калмыков с перекинутым через плечо белым полотенцем. Позади мелькнула удивленная физиономия Кравченко. А откуда-то справа показался, натягивающий гимнастерку, Гуляев.
- Товарищ капитан, танки.
- Вроде того, - Сергей Алексеевич принял из рук Кравченко бинокль и поморщившись припал к окулярам. – Десять штук, похоже, наши. Поговорить с ними надо бы, а то начнут палить с дуру в потемках.
Скинув с плеча полотенце, он встряхнул его, и взмахнув им над головой вышел на освещенный двор.
- Эй! Тут свои! Я капитан Красной Армии Калмыков Сергей Алексеевич, Назовитесь! – Громко крикнул он.
Танки приглушили двигатели и на малом ходу начали перестраиваться, растягиваясь цепью. Некоторое время ничего не происходило, потом рев двигателя разнесся с новой силой, и прозвучала первая пулеметная очередь.
Тудудудудуххххххх…………….
Тяжелыми каплями пуль Калмыкова снесло метра на три. Тело конвульсивно дернулось и замерло в разрастающейся луже крови.
- Э-э-э-э… Шайтан! Чито там у вас? – Из дверей летней кухни появился Фарид, в цветном переднике с неочищенной картофелиной в одной руке и ножом в другой. Новая очередь смела его внутрь пристройки. За стеной раздался женский визг. Прозвучали первые выстрелы из пушек. Раздался звон разбитого стекла, половина крыши провалилась внутрь дома, а старый покосившийся навес над поленницей рассыпался мелкими щепками.
Еще одна очередь прочертила дверной проём. Бойцы сиганули врассыпную, не успел только Гуляев. Старшину роты отбросило на противоположную стену, он нелепо взмахнул ногами и, приземлившись на спину, застонал.
- Старшой, ты как? – Над Гуляевым навис Емельянов и озабоченно посмотрел на пробитое плечо. Старший сержант открыл глаза и осмотрел себя.
- Правое плечо, рана сквозная, не страшно выживу. Что-то на боку, - он попытался притронуться к онемевшему телу и сразу отдернул руку от тупой боли. Ощущение было такое, что кто-то огромный и могучий со всего размаху треснул тяжелой оглоблей в бок. Вся левая сторона превратилась в огромный синяк. Пулеметная пуля ударила точнёхонько в кобуру его верного «ТТ». Он не снимал ремень портупеи даже когда брился, и сейчас мысленно возблагодарил небо за свою привычку. Пистолет последний раз спас жизнь своего хозяина.
Пётр неловко расстегнул ремень и вытряхнул из кобуры развалившиеся на части оружие, последней выпала здоровенная пуля. «Выберемся, на шею повешу» подумал он.
- Ты слышал визг в летней кухне?
- Да, наверное, кто-то из девочек помогал картошку чистить.
- Наверное. Возьми пару бойцов, и попытайтесь вытащить девчонку и Фарида, если он жив, из окна в сад и отходите к скалам.
- Лады. – Емельянов подхватил автомат и вышел с Лобаном и Нестеровым из комнаты.
Тем временем в холл со второго этажа и прилегающих комнат выбежали все оставшиеся в живых красноармейцы.
- Ребята, надо выводить гражданских. Кравченко, бери своё отделение и дуй в левое крыло, отвлеки танки огнем. Твоя задача вызвать огонь на себя.
- Там уже Малышев с кем-то залег, ППС с «дектярём» слышу.
-Лады, тогда уход налево отменяется, тогда так …. В сарае у сортира генератор стоит, и канистры с керосином, ….
-Точно! И бутылки в погребе есть. Понял, - расплылся в улыбке Кравченко. – Леший и Моня за мной.
- Остальные выводим девчонок через задние окна к морю, к скалам. Я там пещеру видел.
Бойцы быстро выпрыгивали из окон на клумбы и грядки. Некоторые из них уже вытаскивали перепуганных женщин и детей. Из дальнего окна вывалился старый садовник, сжимая в сморщенных старческих руках охотничье ружьё
- Что ж это делается то? – сокрушенно причитал он.
- Эй, Рудольфыч, веди всех в пещеру, - В окне, мимо которого он проходил, появилось, скривившееся от боли лицо Гуляева.- «Ляпа» и Веня идите с детьми и займите оборону у входа.
- Есть! – Сосредоточенный «Ляпа» перепрыгнул через подоконник и подхватив старика под руку повел к перепуганным обитателям приюта.
В окне второго этажа появился Борька Лемешев. За спину ему уцепилась пятилетняя Марта, да, а к груди он прижимал трехлетнюю Элю с черной повязкой на глазах. С залихватским «Ух!» он скинул вниз автомат и прыгнул сам. Потом быстро передал Вениамину плачущих детей, подхватил ППШ и занял позицию за углом дровяного сарая.
Дети, спотыкаясь и плача, сбились в кучу, но тут баронесса Эссен проявила свой властный тон и здравый подход. Громким, хорошо поставленным голосом она сказала, обращаясь к девочкам:
- Kinder. Hand in Hand gehen. *** Ганс Рудольфович прошу вас, помогите, Инге. Господа военные, куда нам идти?
- Какая женщина, ей бы эскадроном командовать, - с завистью проворчал Гуляев.
Ляпа подбежал к баронессе и что - то зашептал ей на ухо. Та прислушалась, а потом, гордо кивнула и сказала:
- Gehen einer nach dem anderen****
И скорым шагом, небольшой караван двинулся по ночному саду.

***************************
- Аня, Фарид, как вы? – Громким шёпотом произнес в окно летней кухни Нестеров.
Сначала были слышны только женские всхлипы, но потом в окне появилась заплаканная Аня и что - то быстро начала говорить на немецком.
- Цыц! – Нестеров приложил к губам указательный палец.
Девушка замолчала
- Фарид где?
Аня показала пальцем в сторону печи.
- Ясно, ладно давай сюда,- и разведчики вытянули ее за руки из маленького окна кухни, потом как самый тонкий из всех в него влез Лобанов, и сразу же рыбкой вылетел назад.
- Мёртв, полбашки снесло. Уходим.


До генераторного сарая команда Кравченко добралась без приключений, Танки пока не пускали в ход пушки, экономя боезапас. Кроме того, сарай стоял на отшибе и пока еще не пострадал.
Пустых бутылок в погребе не оказалось, зато нашли три бутылки с подсолнечным маслом, две с простоквашей, две запечатанных крынки с
моченой брусникой и одну бутылку настоя мухомора, этим зельем садовник лечился от радикулита. И, наконец, самое главное, рядом с генератором стоял десятилитровый бочонок керосина.
Тем временем танки бронированным смерчем ворвались на территорию усадьбы. Первый из них, развернув башню, медленно въехал в жилой дом. По счастливой случайности в том крыле никого не было. Ветхая крыша просела, часть задней стены выгнулась пузырём и покрылась крупными трещинами. Танк будто задумавшись, качнулся и выехал из здания, снося, одну из поддерживающих колон. Здание сразу оплыло, задняя стена, наконец, с громким грохотом, раскололась и обрушилась в сад, а крыша, утянутая вниз, сползла вслед за ней.
Ещё один танк врезался в летнюю кухню, сминая под себя небольшую кирпичную печь. Из-под танковых траков брызнули раскаленные угли и разбитые в мелкую щепу, резные, крылечные столбы, над которыми так трудился Данилов, превращая их в настоящее произведение искусства. Это были две девушки державшие двускатную крышу. Впрочем, доделать вторую статую он так и не успел. Из генераторного сарая, пригибаясь, выбежали трое.
- Саня прикрой, эта сволочь меня достала! Я два дня эту статую из чурки резал, а этот трактор ее за секунду в щепки!
-Лады, - Кравченко взял автомат на изготовку и присел за парапетом каменного фундамента. – Моня, бери бутылки, бензин и дуй к нашим, а мы тут чуток задержимся.
Моня вложил в руку Лешего бутылку, заполненную горючим, и ободряюще хлопнув его по плечу, подхватил звякающий бутылками мешок и бочонок в развалку побежал в сторону скал.
Алексей оторвал от нижней рубахи кусок ткани и, смочив его керосином, воткнул в горлышко, оставив болтаться небольшой лоскут.
- Саня, дай зажигалку.
- Держи.
Поймав ее на лету, Леший чиркнул кремнем, зажигая пропитанную ленту, потом размахнулся и кинул бутылку. Раздался звон разбитого стекла и через секунду рыже-багровое пламя, с ревом взвилось над бензобаками «тридцатьчетверки». Верхний люк открылся, и на башню начали выбираться танкисты. Кравченко поднял свой ППС и нажал на курок.
- А теперь сваливаем ….


Антон так и не успел присоединиться к отступающим разведчикам. Со своей позиции он прекрасно видел что происходит, но бежать сейчас через простреливаемый двор было бы безумием. Как только раздались первые выстрелы он и Самохин каким - то чудом успели, схватив автоматы, скрыться за углом дровяного склада. Там перед небольшим костерком сидел Малышев и ворча себе под нос лихорадочно собирал свой «Диктярь».
- Вот ведь какая невезуха, - тихо бубнил он. – Только разобрал, даже смазать не успел, диск не снаряжен….
- А второй есть?
- Да, вон лежит, а вон цинк с патронами.
Самохин сразу же принялся снаряжать диск, а Перцов присев за угол склада открыл огонь короткими очередями, метя в фары и смотровые щели танков. Через пару секунд к нему присоединился и Малышев со своим пулеметом.
- Самоха, ты наших видишь?
- Да, похоже, они детей к скалам отводят.
- Ясно. В общем, я так кумекаю, если танки дом разворотят, наши будут как на ладони. Перестреляют всех нахрен. Нам на себя оттянуть их надо, может старшина и успеет тогда детей в скалах спрятать. Я слышал, пещера там вроде есть.
- Ну что ж, партия сказала надо, комсомол ответил есть. – Пробурчал Малышев. – Эй, Самоха, диск давай.
- Зарядил на две трети, лови.
И тут темнота ранней ночи взорвалась багрово-серым пламенем первого взрыва. На противоположной стороне двора взорвалась первая «тридцатьчетверка». Это было и хорошо и плохо одновременно. С одной стороны это была первая победа разведчиков, но с другой, большинство танков развернулось в сторону горящего собрата.
- Бля! Они ж сейчас нашим во фланг выйдут, а дальше все, Амба! – Тут уже и Самохин, отбросив наполовину снаряженный диск, подхватил автомат и с колена открыл огонь по поворачивающим танкам.
Бронированные машины притормозили и, посчитав, что гораздо важнее подавить пулеметную точку, сменили вектор атаки и двинулись к дровяному складу.
Первый танк завяз в обломках наполовину разрушенного дома. Грозно рыча, он стряхивал с себя обломки крыши и развалившихся стен, пытаясь выбраться из завала. Еще один врезался в поленницу и замер подорванный Лемешевым, но и сам разведчик погиб срезанный пулеметными очередями из других танков. Всё это видел Самохин. Он запрыгнул на пару ступеней, лестницы, прислоненной к стене склада и, вытянув шею, глядел во все глаза. Танк притормозил и, выискивая цель, повел башней их стороны в сторону. В этот момент, перед ним вырос Лемешев. Сорвав с пояса гранату, он ловко забросил ее в смотровой люк и, задергавшись, пробитый пулеметной очередью, упал перед гусеницей. В танке кто – то закричал, раздался шум приглушенного взрыва, башенные люки распахнулись, и оттуда повалил едкий черный дым.
- Мужики, отходим – крикнул он, спрыгивая с лестницы.
- Тогда вон к тем соснам, на дюну.
Но далеко отбежать они не успели, танки открыли орудийный огонь по полуразрушенной усадьбе и дровяному складу. Бежавший рядом с Перцовым Малышев, вдруг завертелся волчком, веером разбрызгивая от себя капли крови. Тоха, подхватил его дергающееся тело, на руки и, не удержав равновесия, упал на колени и ткнулся носом в грудь пулеметчика. Это его и спасло. Пулеметная очередь, предназначенная для него, просвистела над головой, впиваясь в затылок бегущего впереди Самохина и разнося его голову как перезрелый арбуз. По инерции, сделав еще пару шагов, безголовое тело остановилось, упало на колени и завалилось набок.
Антон немигающим взглядом смотрел на тело в своих руках. Малышев был уже мертв, но, не понимая этого, Перцов шлепал его по щекам, приговаривая: «Вставай братан, совсем чуток осталось».
Новая пулеметная очередь вывела его из ступора. Откинув тело, он перекатился по земле, схватил пулемет,
цинк с патронами, и зигзагами побежал к сосновой делянке. Танк остановился и, наведя орудие, выстрелил. Взрывом Антона приподняло, развернуло и, пронеся по воздуху метров пять, впечатало в сосновый ствол. Мир сразу помутнел, покрываясь красным маревом. Тоха устало закрыл глаза, сполз вниз, утыкаясь головой, в огромный выпирающий корень и замер.

***********************************************************
Жутко болит голова и этот гул в ушах, даже не гул, а настоящая канонада. Будто бы где – то далеко-далеко, на краю вселенной, стреляют пулеметы и танковые орудия. Все звуки доносились, словно через ватный матрац. Антон встал на четвереньки, и его сразу вырвало. На тело навалилась неимоверная тяжесть, в глазах заплясали кровавые круги, и он снова упал на спину. Звезды…. Сколько звезд…. Эти сумасшедшие огоньки кружились, заполняя все вокруг, но мало помалу мир успокаивался, совмещаясь, сам с собой. Антон откинул руку, пошлепал по песку, пытаясь найти какую-нибудь опору, чтоб подняться. Под рукой обнаружилось что-то горячее и металлическое. Перцов скосил глаза влево. «Диктярь» Малышева, на вид вроде цел, только цинк с патронами пропал. Ну, да и бог с ним. Со вздохом Антон поднялся на ноги и подхватив за ствол пулемет, шатаясь, побрел в сторону скал.


Пещера располагалась на высоте четырех, пяти метров. К темному провалу, по почти отвесной скале, вела еле заметная тропа. По ней и отступали разведчики, уводя детей. Но для Антона единственно возможным был путь по гребню скал. Выйдя в точку над пещерой, он рассчитывал скатиться вниз по склону до входа. На словах, да и издалека это выглядело вполне выполнимо, но на деле оказалось немного сложнее….
Антон перекинул ремень пулемета через плечо и, свесившись с тропы начал медленно скользить вниз.


- Первый, первый, здесь четверка вижу цель на три часа. Человек спускается по скале, похоже, там трещина в скале.
- Слышу вас четверка. Всем машинам, враг на три часа, пытается уйти в пещеру, огонь по готовности.


Первые выстрелы были неточными, не все танки видели, как Перцов спускается по скале. Остальные стреляли просто наугад. В ход шли не только пулеметы, пушечные разрывы взметали тучи камней и осколков, пули с громким визгом впивались в гранит, высекая мелкое крошево. Грохот стоял такой, что Антон оглох почти сразу. Что - то больно ударило его в ногу и плечо, разжав пальцы, он покатился вниз и если бы не вовремя подхвативший его Данилов, лежать бы ему на тропе со сломанной шеей. Он подхватил падающего Перцова, дернул его на себя, и они вместе покатились вниз по пещерному залу. Емельянов пытался помочь подняться Перцову. Но осколок от снаряда ударил его в голову и он со стоном склонился, сжимая руками лоб и лицо.
- «Леший», кого выловил? – Окликнул Данилова старшина. Он и еще четверо бойцов настороженно смотрели на вход.
- Это Тоха.
- Товарищ старший сержант, а я нам пулемет приволок, - тихо произнес Перцов и второй раз за этот день потерял сознание.
- Жив разведка? Дай, гляну, что там с тобой. - К ним подошел Ляпишев прозванный среди разведчиков «Ляпой». Вынув пакет бинта, он бросил его Алексею. – Займись его ногой, там, похоже, сквозная, а вот этой железкой в плече я займусь.
От боли, когда Ляпишев начал тянуть осколок, Антон снова очнулся и застонал.
- А дети где? Я видел, что вы их сюда вели. – Спросил он, когда Ляпа, наконец, выдернул осколок и занялся бинтованием раны.
- Они у моря. Пещера проходная оказалась…. Вон тот коридор прямо в бухту выводит. Танки туда не пройдут скалы да камни со всех сторон. Если б у них пехота была, совсем другой расклад был бы. – Ответил Данилов.
- Старшой, какие планы?
- А какие тут могут быть планы? У нас на всех патронов меньше рожка будет, скоро до них дойдет, что у нас патронов мало, бросят они танки и возьмут в руки автоматы. Вот тогда точно всем каюк настанет. – Вмешался Ляпа.
- Я вот что думаю, - к ним подошел Гуляев. – Оставим тут пару бойцов, остальные спустятся к морю, к гражданским, там будет последний рубеж.
- Я останусь, надоело бегать, - Перцов пододвинул к себе «Дектярь».
- Ну и я тогда останусь, - вышел Нестеров.- Ребята меняю свой ППС на «Вальтер» с полной обоймой.
- Я даже знаю на чей, - усмехнулся «Ляпа» протягивая Нестерову трофейный пистолет. - Автомат оставь себе.
- Ребят, постарайтесь их в пещеру заманить и патроны берегите. Вот это тоже вам. – Гуляев поставил перед Перцовым три бутылки с керосином.
Неожиданно для всех в дальнем конце тоннеля запрыгал отсвет факела.
- Господа военные не стреляйте, это я, - из – за поворота показался Ганс Рудольфович. Опираясь на охотничий дробовик, он, прихрамывая, вышел к разведчикам. – Господа красноармейцы у меня есть новости….
Из-за спины старика вышел немецкий офицер с «парабеллумом» в руке и немного посторонился, пропуская в подземный зал около десятка солдат вермахта.

**********************************************************

- Гер Капитан!
- Да, господин майор.
- Не могли бы вы одолжить бинокль.
- Пожалуйста.
Торвальдсен протянул фон Ранку отличный цейсовский бинокль.
- Там какие – то вспышки.
- Да, по всей видимости, идет бой.
- Мы сможем подойти поближе?
- Конечно господин майор. Минут через десять придется пройти в паре кабельтовых от берега, будет плотный туман, но нам это и надо.
- Гер капитан, там русские танки.
- Ну и что?
- У нас на борту рота фаустников, нужно высадиться на берег и помочь нашим.
- Вы с ума сошли! Через полчаса, час, туман рассеется, и мы будем как на ладони. Нас просто расстреляют с берега, я не могу так рисковать судном.
- Мне плевать на твою посудину!- Начал закипать Гарольд, - мне плевать на туман! Я вижу, что там гибнут мои соотечественники, а я, имея в своем распоряжении роту солдат, должен спокойно смотреть, как их давят русские танки!?
Торвальдсен посмотрел на берег, потом перевел растерянный взгляд на майора.
- Это исключено. Господин майор вы забыли, что у меня не военное судно.
- А вам и не надо вступать в бой, Мне нужно от вас пара шлюпок и чтобы это корыто дождалось нашего возвращения. Гер капитан, неужели вы бы не сделали для своих соотечественников того, что хочу сделать я для своих?
- Ааааааа! Делайте, что хотите, - он с силой рассек ребром ладони воздух и крикнул, пробегающему мимо матросу.- Ван Мэйк, возьмите Бергена, спустите шлюпки на воду и помогите немцам с погрузкой. Эй, кто там у штурвала?! Стоп машина, спустить якорь по левому борту!
И уже полушепотом обратился к фон Ранку.
- Господин майор, на все вам 40 минут, потом туман будет рассеиваться.
- Спасибо, Гер капитан.


Дети и женщины вышли из пещеры и почти сразу же увидели приближающиеся шлюпки.
- Инесс, гляньте, похоже, меня подводит зрение. Там лодки?
- Так и есть, - она замахала факелом.
- Только не кричите, - умоляюще взмолился Ганс, а то танки узнают, что мы здесь.
С лодок заметили сигнал, и чуть подкорректировав курс, направились к огню.
Ткнувшись в прибрежный песок, шлюпки остановились, и немецкий десант, высадился на берег.
- Herr Offizier, - Обратилась к фон Ранку графиня Трауф. Это была пожилая дама лет шестидесяти. – uns dringend Notwendigkeit Ihre Hilfe.*****
И столпившиеся вокруг солдат женщины, перебивая друг друга, сбивчиво и яростно жестикулируя, рассказали майору Вермахта о недавних событиях.


Сразу возникла немая сцена, Совсем как в гоголевском «Ревизоре». Основная группа бойцов просто впала в ступор. Гуляев попытался вскинуть автомат, но не смог его удержать одной рукой
- Ёкарный Бабай! – Нестеров медленно поднимал «Walther», а «Ляпа» незаметно потянул из голенища сапога самодельную финку.
- Nein nein, – Поднял одну руку немецкий майор – Wir sind nicht hier, um diesen.
Почти все вопросительно уставились на Ганса Рудольфовича.
- Господин майор говорит, что они тут не для этого, они нам помогут.
От этого заявления челюсть Нестерова медленно поползла вниз, он даже пистолет опустил, а Петро переглянулся с Даниловым и сделал незаметный знак «Ляпе» чтобы тот не спешил вытаскивать свой нож.
- Hallo Ivan. Wir k;mpfen?******
Рядом с Перцовым, на холодный камень, лег немецкий ефрейтор. Он улыбнулся и протяну руку. Немного подумав, Антон пожал ее.
- Чудны дела твои господи, - произнес он еле слышно, и уже немного тверже добавил,- Я не Иван, Антон.
Немец понял не все, но последнюю фразу, для себя, перевел правильно. Он кивнул и не отпуская руки представился:
- Хельмут, – и уже по деловому спросил, - гъе танки?
- Внизу, - Антон перевел взгляд на черный провал входа – Четыре там, еще четверо нас слева обойти пытаются, и еще два в усадьбе.
Свои слова он дублировал жестами и Хельмут его прекрасно понял. Он повернулся к солдатам и что то крикнул на немецком. К нему сразу направилась пара солдат с «дубинками» фаустпатронов.
Нестеров поднялся и, выхватив у одного из немцев гранатомет, быстро заговорил.
- Дай я первым эту суку отоварю?
Немецкий ефрейтор смерил его удивленным взглядом, уважительно кивнул и отодвинулся, освобождая место для русского.
- Вуууууууух….- Огненный росчерк разорвал ночную тьму от пещеры до ближайшей «тридцатьчетверки». Башня танка вздрогнула и завалилась набок, под ней полыхнуло ярким пламенем, и в небо поднялся густой черно-серый столб дыма.
- Да! – Нестеров, откинул разряженный гранатомет, шлепнул по локтевому сгибу правой руки. – Не любишь мудила когда сдачи дают?!
Немцы засмеялись, и даже на лицах русских появилась растерянная улыбка.
Место Нестерова уже занимал немецкий солдат с фаустпатроном на изготовку.
- Bereit. –буркнул он.
- Feuer! – гаркнул Хельмут, зажимая уши.
- Вууууууууух….- еще один огненный росчерк, и еще один горящий русский танк.

Немецкий майор внимательно слушал Перцова потом что то уточнил у Гуляева, а после подозвал к себе лейтенанта Дитриха Шнатса.
- Возьми своих людей и отделение Дица, и штук шесть, восемь фаустпатронов и спуститесь вниз. Русский говорит, что четыре танка нас слева обходят, их надо уничтожить.
- Есть господин майор.
- Это не все, погрузите гражданских в шлюпки, пусть отделение Дица отвезет их на корабль и возвращается назад.
- Хорошо господин майор.
Много ли времени нужно взводу умелых немецких «фаустников» чтобы уничтожить не полную танковую роту? Вопрос риторический. Не прошло и пяти минут, а те танки, что обстреливали вход в пещеру, уже горели не ярким коптящим пламенем. Откуда - то слева тоже были тоже видны неясные дрожащие всполохи. Несколько немцев спустились вниз, к горящим танкам. Они не стали ждать пока оставшиеся танки придут на помощь своим подбитым собратьям. Сжимая тяжелые гранатометы в руках, солдаты Вермахта сами устремились в атаку.


- Черт возьми! – в рации раздались панические крики. – У них «фаусты», отхо….
Крик прервался на полуслове, а где - то справа от скал вспыхнул еще один фонтан огня, озаряя картину ночного боя.
- Четверка, четверка, я шестой. Саня, ты про «фаусты» слышал? Приём.
Снова треск, шуршание и пощелкивание помех.
- Да, но откуда они тут? Бред како…. Бля! Это немцы!
Четверка начала разворот, но, не успев его закончить, взорвалась, её башню сорвало и, развернув на девяносто градусов, шваркнуло о землю.
Шестой видел всё. Быстро крутанувшись на месте, он дал полный газ, спасаясь бегством.


Тем временем в пещере старшина 108-й отдельной разведроты старший сержант Петр Сергеевич Гуляев с помощью старого садовника рассказывал майору Вермахта Гаральду фон Ранку всю предысторию ночного боя. Он говорил про визит пьяного танкиста, про домогательства к немецкой девочке, про потасовку в летней кухне и про гибель почти всей разведроты. Немец слушал и мрачнел с каждой минутой.
- Нас было тридцать два, а теперь только семь израненных бойцов, - закончил Пётр Сергеевич.
В пещеру вошел Дитрих.
- Господин майор, танки уничтожены, одному удалось скрыться, гражданские на корабле, а шлюпки сейчас пристанут к берегу.
- Молодцы! Собери людей возле шлюпок, я сейчас, - сказал он, передавая Дитриху ракетницу.
Немцы, кроме майора и Ганса Рудольфовича, покинули подземный зал. Русские стянулись к старшему сержанту.
- И что же вы теперь собираетесь делать? – Спросил фон Ранк.
Пётр Сергеевич отвел взгляд и, пожевав губу, пожал плечами.
- Ну а что? – Подал голос Ляпа и он растерянно окинул всех взглядом. – Скажем все, как было.
- Совсем умом ущербный, или просто валенком прикидываешься? – Зло сплюнул на пол Данилов. – А особистам что говорить будешь? «Извините, мы тут на пару с немцами танковую роту раздолбали, ток мы не виноваты, уж получилось так». Во они обрадуются, сразу медаль на грудь повесят в форме мишени и фото у стены сделают. «Посмотрите в этот ствол, сейчас отсюда вылетит птичка». Ну, вот уж фигу! Драпать из армии надо.
- И куда? – Спросил Нестеров.
- Может в лесах отсидеться? – Еле слышно предложил Лобанов. Рана в правом боку была не смертельная, но очень тяжелая, к тому же он потерял много крови и периодически терял сознание.
- Ты на Рюгене нормальные леса видел? – тихо простонал Емельянов.
- Во-во, песок да сосны, - Гуляев поелозил задницей устраиваясь поудобнее. – К тому же искать нас будут.
- Господа солдаты, - заговорил немецкий офицер. – Могу предложить альтернативный вариант. Наш корабль плывет в Португалию, и я предлагаю вам плыть вместе с нами. Только решать надо быстро, шлюпки отходят через семь минут, уж извините, но на эту операцию нам отпущено чуть больше получаса.
- Мужики, а это выход. – Старшина оживился и щелкнул пальцами. – Там нас точно не достанут. Кто «за»?
И он поднял руку.

*********************************************************

Антонио Пэрэс, тяжело опираясь на подлокотники, опустился в кресло-качалку. Немного щемило сердце, последнее время оно все чаще давало о себе знать.
- Тоша, ты плохо выглядишь, - рядом присела Анна. Её зрение полностью восстановилось еще тогда, на датском корабле.
- Сердце что-то дергает.
- Потерпи немного, я за каплями схожу.
- Бог с ними, с каплями, принеси лучше водки и хлеба ржаного.
- Антоша, тебе же нельзя….
- В остальные дни нельзя, а сегодня…. Сегодня девятое мая. Сегодня можно, даже нужно.





……………………………………………………………………………….


*Anna in die K;che gehen Sie bitte. - Анна, выйди на кухню, пожалуйста (нем).
**- Gehe in das Haus. Keine Angst. (нем.) – Иди в дом. Не бойся.
***Kinder. Hand in Hand gehen. (нем)- Дети. Возьмитесь за руки.
****gehen einer nach dem anderen (нем) - Идем друг за другом
*****Herr Offizier, uns dringend Notwendigkeit Ihre Hilfe. - Господин офицер, нам срочно нужна ваша помощь. (нем)
*******Hallo Ivan. Wir k;mpfen? - Привет Иван. Повоюем? (нем.)


Дэн Люк З. И. (15.06.10)
Показать полностью
Views 24
Like 1
Answers5
Дэн Люк
08.04.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Дэн Люк
06.04.2022
В блоге DenLuck
Музыка.


Маленькая девочка, со взглядом волчицы.
Я тоже, когда-то был самоубийцей
Я тоже лежал в окровавленной ванной
И молча вкушал дым марихуаны….
Маленькая девочка (Крематорий).

Наверняка каждый из нас попадал в необычные истории. Влипал, ввязывался или просто наблюдал что-то, что иначе как мистикой и не назовешь. Ситуации, которые невозможно объяснить с помощью логики, понять нашим закостеневшим разумом погрязшем, в столь любимой человечеством, теории материализма.

***

Я лежал в горячей ванне. Было тепло и комфортно, а в ушах звучал последний концерт Lacrimosa. Я не поленился принести свой мп3 плеер в ванную комнату. Вкушать наслаждения так по полной программе. Прикрыв глаза, я дремал. Перед внутренним взором мелькали красивые видения чего-то неуловимого и прекрасного. Холодное онемение рук в теплой воде, странное, но приятное ощущение, я будто растворялся в этом теплом и ласковом тумане, и лениво приоткрыв одно веко, наблюдал, как кроваво-красные размытые струйки стелятся от моих рук на дне ванны.
… Привидится же такое?! Я встряхнулся и, открыв глаза, окончательно согнав с себя полудрему, глянул на часы. Час ночи, мне еще сохнуть, а ведь завтра на работу…. С вздохом я потянулся к полотенцу.

***


Как хорошо, что этот суматошный денек подходит к концу. Уставший, но безмерно довольный я возвращался домой. Ехать предстояло через весь город, путь, прямо скажем, не близкий. От Нарвской до Купчино только в метро минут сорок трястись, а там еще и пешком….
На улице стоял теплый летний вечер. Белые ночи уже начались, поэтому было по-прежнему светло и радостно. Выходя из офиса, я попрощался с охранником, но он даже не отреагировал на мое «до свидания», может новенький, мелькнула мысль. На секунду я остановился, поправляя очки, и вынул свой старенький мп3 плеер, что-то дешевое, со стершимся логотипом, с западающими кнопками, но вполне сносно воспроизводящим звуковые файлы.
Тот, кто читал Сергея Лукьяненко, наверняка помнит смешного парня Антона Городецкого. Был у него забавный способ гадания: включать свой плеер на случайный выбор. С недавних пор и у меня появилась эта милая привычка. Бусинки наушников удобно легли в уши, и я услышал:

Выпадают времена,
Из капканов стремена.
Неземные письмена
В ледяной бутыли….

Красивая мелодия, вливаясь в душу, перестраивает весь мир он сразу становится другим, что-то меняется и ты уже, шагая по улице, воспринимаешь его как фильм с интересным саундтреком.

Сохрани мои часы,
Насыпая не россыпь.
Соль дороже золота,
Жизнь дороже смерти….

Все становится блёклым и не значительным, и нет в мире больше вещей важнее и значительнее голоса Светланы. Под музыку дорога всегда, кажется быстрее и незаметней. Я даже удивился, как быстро оказался у метро. Турникеты, эскалаторы, платформа и подъезжающий поезд, всё как во сне, и нет ничего более значащего, чем музыка.
Я стоял полуприкрыв веки и слушал чарующие звуки из маленьких динамиков. Вокруг были люди, они сидели и стояли, разговаривали и молча читали.
В маленьком тупичке в начале вагона стоит влюбленная пара, для них тоже нет никого вокруг, они тихо шепчут нежности и украдкой целуют друг друга. Рядом сидит старушка и внимательно читает женский роман. Мусоля во рту палец, она переворачивает тонкие странички и снова с интересом погружается в чтение. Для нее тоже нет никого вокруг. Напротив сидит парень в черной футболке, закрыв глаза, он просто дремлет, и снова нет никого вокруг….
Мы все одиноки и единственная разница между нами в том, какое именно одиночество для себя мы выберем. Оно помогает нам сохранить те маленькие миры, что мы строим в своем сознании, в которые верим и истово оберегаем. Одиночество спасает их от большого мира.
Внезапно стало холодно, я зябко передернул плечами и понял, что на меня кто-то пристально смотрит. Слева от меня я увидел парня в модном бадлоне, он улыбнулся и махнул мне рукой, я машинально ответил на приветствие.
«Станция Московская следующая станция Звездная», прозвучало по вагону. Поезд остановился, и парень вышел в открывшиеся двери. Некоторое время я стоял в полном оцепенении. Я узнал его, но сознание отказывалось верить. Я кинулся к выходу, но створки дверей уже сомкнулись и поезд снова начал набирать ход.
Не может такого быть, он же умер, передозировка, я помню, или может, все-таки нет... Мы были друзьями: влюблялись в одних и тех же девчонок, вместе ходили в походы и в загулы. Славка был очень веселым и жизнерадостным парнем. Но за полгода до его смерти всё изменилось, он куда-то пропал. То, что Славка подсел на героин я узнал только на похоронах. Просто не верилось, что его не стало, и сейчас я не знал чему верить своим глазам или своей памяти.

Не потеряй меня, я в тебе еле держусь
В сумерки ноября выдохом теплым рвусь.
Голосом ломких слов покину твою гортань
Буквою «А» через ров за бездыханья грань.

Не потеряй меня в кровоподтеках дней
Перьями снегиря в кошачьей тоске когтей.
В всхлипах забытых звезд, не получивших имен
Где-то среди берез красный горит клен.


Звучало в ушах. Перед глазами еще долго мелькала зыбкая пелена. Я выскочил на Звездной и нерешительно остановился, не зная, что делать дальше. Наверное, нужно найти этого загадочного призрака. Я перешел на противоположную сторону платформы, собираясь сесть на обратный поезд, и вовремя. Грохот взрыва и резкий толчок сотряс всю станцию. С потолка посыпалась штукатурка, раздвижные двери, закрывающие ниши проходов в вагоны, вздрогнули. В начале перрона, их выбило страшным ударом и из открывшихся провалов, повалил густой едкий дым. Станция наполнилась криками и визгом. Все кинулись к эскалаторам, завыла сирена. Из маленькой будки, возле бегущих вверх лестниц, выбежала испуганная девушка и защелкала какими-то тумблерами. Эскалаторы разом остановились, а потом один за другим включились на подъем. Станция пустела буквально на глазах.
В дальнем конце перрона снова что-то взорвалось, мгновенно, все вспыхнуло ярким светом. Дым из выбитых дверей стал чёрно-сизым и обезумевшая от ужаса толпа, вновь с удвоенной силой рванулась к эскалаторам. Странно, но мне совсем не было страшно. Я даже отошел в сторону и просто ждал, когда схлынет основная масса народа, и как не странно, не смотря на удушливый дым, мне не хотелось кашлять.
Из метро я вышел одним из последних. На остановках маршруток было столько людей, что от наземного транспорта пришлось отказаться, и я пошел пешком.

***

Мы сплошь и рядом видим это самое, необычное и необъяснимое, но не даем себе труда постоять и задуматься об этом. На мой взгляд, самое необычное, что есть в этом мире, это ЖИЗНЬ. Нет ничего более загадочного и непознаваемого чем эта прекрасная штука.

***

Я уже подходил к дому, когда холод вновь коснулся спины. Я оглянулся. Оставалось лишь пересечь перекресток Дунайского и Будапештской и нырнуть во дворы. На некоторое время в ушах повисла тишина, а потом зазвучал голос Шклярского:

У шамана три руки
И крыло из-за плеча
От дыхания его
Разгорается свеча
И порою сам себя
Сам себя не узнает,
А распахнута душа
Надрывается, поет

Что–то заставило убрать ногу с проезжей части, я замер, и неуверенно оглянулся. На пороге магазина «Пятёрочка», стоял долговязый парень в очках с толстыми стеклами, оправе из пластика и в коричневом брючном костюме. Улыбаясь, он приветливо махал мне рукой. Мгновенно развернувшись, я побежал к дверям супермаркета. Я сразу его узнал. Серёга Мельников. Этого не может быть, потому что просто невозможно. Двенадцать лет назад он погиб на охоте, это был просто несчастный случай. Сергей провалился в болото и утонул.

У шамана три руки
Мир вокруг, как темный зал
На ладонях золотых
Нарисованы глаза
Видит розовый рассвет
Прежде солнца самого,
А казалось, будто спит
И не знает ничего
- Серый!- закричал я, врываясь в магазин, но его уже не было. Я растерянно остановился в дверях и с самым глупым видом уставился на сосредоточенные лица людей. Кто-то, молча и бесцеремонно отодвинул меня в сторону и вышел на улицу.
За моей спиной завизжали тормоза, я снова повернул голову. Это была авария, на приличной скорости микроавтобус маршрутки воткнулся в огромный лесовоз. Маленький фольксваген откинуло на противоположную сторону дороги, несколько раз перевернуло на тротуаре и впечатало в стену жилого дома. Фура, не справившись с управлением, вильнула, выезжая на встречную полосу. В кабину ей сразу же въехал КАМАЗ со щебнем, ему удалось затормозить, но было уже поздно. Длинный прицеп лесовоза неестественно вывернулся и начал переворачиваться. Автомобили, шедшие за ним, один-за-одним, таранили его в заднюю часть. Крепление, наконец, не выдержало, и прицеп опрокинулся на асфальт. По дороге наезжая друг на друга покатились огромные бревна, подминая под себя машины и пешеходов. Одно из бревен с грохотом стукнулось в стену магазина, посыпались разбитые стекла, но бетонная стена все же выдержала. Разом вспыхнуло сразу несколько машин. Над перекрестком поднимался жаркий столб черно-желтого пламени.

***

Всегда ли мы можем определить тот момент, когда жизнь становится чем-то иным, пока еще не объяснимым и пугающим? Жизнь и смерть всегда идут бок о бок, но есть ли что-то, что находится между…, на грани ….?

***

Как во сне я дошел до своего подъезда. Входить почему-то не хотелось. Некоторое время я топтался перед дверью, не решаясь приложить таблетку электронного ключа к домофону, а потом вдруг осознал, что в руке у меня пакет с пивом. Дело в том что, уходя из офиса, я захватил из холодильника пару Carlsberg-а. «Ну и ладно. Посижу на лавочке, успокоюсь, выпью пива. Приду, так сказать, в норму. Я вошел во дворик и сел на лавочке возле поля минифутбола. Странно, я даже не успел устать физически, а чувствовал себя замечательно, вскрыл банку, сделал пару глотков и поставил ее на скамейку.
С проезжей части почти ничего не было слышно. Кроме поднимавшегося в небо дымного столба ничто не напоминало о недавней трагедии. Вокруг было тихо, лишь треньканье музыки из мультфильма про простаквашинскую троицу. Я поёжился от накатившей вдруг холодной волны.
Ох, ты…. Это ж мой телефон. Вынул из нагрудного кармана свой samsung и, глянув на маленький экран обмер.
Ян! Его номер я стер из мобильника лет пять назад. Он тоже был моим другом и тоже погиб. Его убили…. Застрелили недалеко от дома. Это было заказное убийство, парень вляпался, в какую-то грязную историю. Его встретили возле дома, в проходном дворе. Две пули в грудь одна в голову …. Киллера так и не нашли.
Дрожащими пальцами я нажал на кнопку приема.
- Кто?
- А ты не догадываешься?
- Ян?
- Ну, наконец-то!- В трубке раздался веселый смех.
- Но как же так? – Я глотал воздух, как рыба, вытащенная из воды.- Ты же умер, тебя нет!
- Небольшая поправочка, одно не исключает другое. Я умер, но я есть.
- Такого не бывает, - закричал я в трубку. – Мертвые не разговаривают, они не ходят по улице, они не улыбаются и не звонят по телефону. Этого не может быть.
- Да ну!? – Съехидничали на том конце. – А как думаешь, сам то ты жив?

***

Сквозь полуприкрытые веки я смотрел на кроваво-алые шлейфы, тянущиеся от рук. И не было больше ничего кроме холода внутри, тепла снаружи и меня между ними….

16 08 07
Показать полностью
Views 31
Like 2
Answers4
Дэн Люк
06.04.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Дэн Люк
03.04.2022
В блоге DenLuck
Шаман подошёл к Лакою.
-Охота будет удачной,- грустно сказал он,- но северный ветер, это плохо, это ветер смерти.
-У нас нет выбора, завтра стадо откочует в земли кроу. Дай нам прощение Великого Духа.
- Великий Дух разрешил взять пятнадцать жизней своих детей. Иди, души предков стерегут твою удачу.
Лакой присел перед тотемом и прикоснулся к черепу бизона
- Прости, Великий отец, за то, что берем жизнь твоих детей. – Он поклонился и, не оглядываясь, пошёл к своему мустангу.

- Пора – Лакой подал сигнал, вскочив на своего коня. Дуграта и другие индейцы направили своих лошадей на стадо, кто-то уже натягивал лук.
- Сегодня красивое утро – крикнул Марайя, для него это была вторая охота.
Охотники, пустив коней в галоп, неслись к стаду по касательной. Приподнимаясь от нетерпения над спинами мустангов, они пускали стрелу за стрелой, Кто - то уже остановился возле упавшего животного, добивая его копьём, кто – то, в пылу охоты оторвавшись от основной группы, стрелял в остановившегося быка. Опустив рога, бизон пытался атаковать, но умело пущенная стрела попала ему в глаз. Зверь остановился, наклонил голову и сразу упал, получив копьё в бок. Удачно пущенная стрела Дуграты воткнулась бизону в правую переднюю ногу, животное споткнулось и полетело через голову, ломая себе шею. Этого добивать не надо и Дуграта мчался дальше.
Охота была удачной….
Они возвращались в деревню, сорок воинов везли за собой груженные мясом и шкурами волокуши. Все были довольны, убитых не было лишь один раненный. Микосатуру ехал с перевязанной ногой, разъяренный бизон скинул его с лошади и пропорол рогом бедро, рана была глубокой, но шаман уже зашил ее и наложил повязку. Вдруг весёлые шутки разом прервались, Лакой поднял кулак, приказывая замолчать и остановиться. Из распадка, где находилась деревня, к небу поднимались черные клубы дыма. Подозвав к себе Дуграту и Минга, опытного одноглазого воина не раз ходившего в боевые походы, он сказал: »Скачите вперёд и узнайте, что там случилось, мы будем ехать за вами шагом».

…От деревни остался один пепел. Обгоревшие остовы типи одиноко чернели на бывшей стоянке. …
Через пять дней Лакой первым поднял топор войны, его танец длился пол дня, никто из теульчей не остался в стороне. Лакой увёл всех. Воины в боевой раскраске мчались к деревне кроу, они не искали славы, они шли умирать ….

Бой был долгим, не выжил никто, ни теульчи ни кроу….

Старик и его внучка, красивая индианка, ехали к своей деревне. Две недели их не было дома. Серая Сова увёз внучку к шаману, в урочище Тагер. Девушка получила свое взрослое имя. Кроу жили разрозненными кланами на огромной территории, дорога в жилище шамана была не только далека, но и опасна. Три года назад теульчи убили отца девушки, поэтому в Тагер ее повез дед. Деревня встретила их мёртвой тишиной, повсюду лежали тела убитых, смерть не ведала различий. Стервятники уже хозяйничали в деревне, обнаглевшие птицы грозно шипели, пытаясь отогнать людей от своей добычи.
- Там кто - то стонет.- Трясущаяся рука девушки указывала на груду мёртвых тел у тотемного столба. Прихрамывая, старик подошел к труппам и, отогнав обломком копья раскричавшихся ворон, вытянул стонавшего воина теульчи. Он был без сознания, одна стрела торчала из плеча, вторая из бедра. Ранения были не смертельны, но воин потерял слишком много крови и был без сознания.
- Я убью его! - Закричал старик, поднимая обломок копья.
- Дедушка, он итак идет тропой духов.
- Хорошо! Если он выздоровеет, значит, такова воля духов, если нет, я горевать не стану.
Серая Сова вынул наконечники и перевязал раны, вдвоём с Шёпотом Травы они перенесли Дуграту в своё жилище и занялись подготовкой погребального костра.
Похороны длились двое суток. Всё это время раненый был в бреду, а Шёпот Травы ухаживала за ним. В краткие минуты передышки Серая Сова сидел рядом с постелью раненого. Он понял, зачем пришли теульчи.
- Это великий воин, - думал старик – если души наших родичей отпустят его, я не стану его убивать. В кого он превратится, если выздоровеет, станет ли он кроу или останется теульчи.

***

Было черное нечто, то, что пыталось меня удержать
- Теперь ты наш! – слышался неумолкающий гул голосов. Я рвался из липких объятий, но не мог вырваться из этой паутины.
- Ты наш! – слышался неумолчный шепот, и он все больше погружался трясину небытия.
- Ты наш! - звучало отовсюду, и я кричал, пытаясь разорвать пелену полуяви. Не было ничего кроме этих голосов и моего желания жить.

***

Дуграта пришёл в себя, когда погребальный костёр уже погас, души предков отпустили его, сказал Серая Сова.
Он открыл глаза и увидел кроу, убить …. Месть …. Дуграта потянулся к своей щиколотке, туда, где раньше лежал нож, но, вскрикнув от боли, снова упал на шкуры.
- Ты уже отомстил. – Тихо произнес старик, он устало вытер сажу с рук и присел рядом с теульчи. – Нет больше кроу – медведей.
Значит, свершилось, жить больше незачем, отмщенные братья уже пируют у костров предков. Он закрыл глаза и мгновенно уснул. Ему снились улыбающаяся мать и его сестра, они несли два полных ведра от ручья. Их встречал молчаливый отец. Из типи выскочили два брата Дуграты, оба веселые и чумазые. Снились пасущиеся стада бизонов, и высоко в небе над всеми ними парила огромная серая сова. Друзья и родственники вышли к берегу ручья, радуясь и смеясь, они махали ему руками, они звали его. Дуграта засмеялся и побежал по склону холма, к ручью, отделявшему его от деревни. Перейти ручей никак не удавалось, он бежал по камням, но противоположный берег так и не приближался, а напротив становился все дальше и дальше. От бессилия он заплакал и проснулся с предательской влагой в глазах.
- Они хотят, чтоб ты жил. – Сказал старик. И тут Дуграта впервые увидел её…. Черные, как смоль, длинные волосы падали ей на грудь, тёмные, миндалевидные глаза, тонкие брови, словно крылья гордой птицы, летящей в небесах, маленький рот с пухлыми губами, она была прекрасна! Шёпот Травы присела на корточки, и чуть коснувшись его руки своими длинными тонкими пальцами, поднесла к его лицу деревянную чашу с каким то снадобьем.
- Пей. – Прошептала она.

***

Шло время. Дуграта выздоравливал, раны быстро затягивались на молодом теле. И нельзя было не заметить, что и Шёпот Травы с нежностью смотрит на теульчи. Видя, как они обнимаются у ручья, Серая Сова думал: «нет больше ничего, что помешало бы счастью этих двоих. Нет больше двух враждующих народов, а есть что - то новое, расцветающее пламенным цветком на могилах теульчей и кроу. И оно сильнее, многолетней вражды, уже ушедшей в Страну Теней, вместе с двумя племенами.
Показать полностью
Views 37
Like 3
Answers6
Дэн Люк
03.04.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Дэн Люк
- Вставай! – Меня грубо трясли за плечо.
Я встрепенулся – проспал!
В вагоне света уже не было. Передо мной стояли двое милиционеров.
- Сержант Киреев. Ваши документы, - сказал один из них, направляя мне в лицо луч фонаря.
Прищуриваясь от яркого света, я вынул из внутреннего кармана студенческий.
- Типа проспал? – Ехидно ухмыляясь, спросил второй.
- Типа да, - в тон ему ответил я. – А где я, собственно?
Страж порядка, улыбнувшись и возвращая «студень», произнес:
- Ораниенбаум.
- А время?
- Двадцать три десять.
Блин.… Влип.… Сразу стало как-то тоскливо и грустно.
- Куда ехал-то?
- Станция «Университет».
- Ну что ж, часа через два дома будешь. Пойдем, выпустить тебя надо.
В тамбуре мне открыли дверь, и я выпрыгнул в высокую траву.
- Эй, студент! Вокзал там, - крикнул сержант, указывая в конец поезда.
До вокзала я шел минут десять. Конечно, все уже закрыто. Последняя электричка уже уехала. «Ничего страшного, - успокаивал я себя. – Тепло, на небе ни облачка, дождя не будет, ветра нет. Погода – просто класс. Можно и прогуляться пару часиков».
Первый километр пришлось идти по щебенке путей, мелко и быстро переставляя ноги на ровные участки шпал. Дальше было проще. Вдоль железной дороги с двух сторон тянулся насыпной вал, поросший травой и редкими кустами боярышника и ивы. А на вершине насыпи была довольно широкая и утоптанная тропа, на которую я поспешил перебраться. Выбравшись на дорожку, я увидел огромного черного кота. Умными фосфоресцирующими глазами он смотрел на меня. Яркая луна блеснула на его клыках, и мне показалось, что он улыбается.
- Привет, зверюга! – сказал я, отряхивая штаны. На тропинку пришлось выбираться через репейник, и моя одежда была усыпана колючими шариками.
Кот встрепенулся, встал, подошел к моим ногам и, снова присев поднял голову и посмотрел на меня снизу вверх. И произнес, вновь сверкнув зубами:
- Ну, привет.
Я оторвался от своей работы и посмотрел на кота, потом оглянулся вокруг. Никого кроме нас не было. Все стало каким-то ярким и четким. Звезды приблизились, превратившись в маленькие яркие шарики, а луна вообще заняла полнеба, но света от этого больше не стало. По-прежнему была ночь.
- Это ты со мной говоришь?
- А ты видишь еще кого-то? – вопросом на вопрос ответил кот.
- Нет, - растерялся я.
- Тогда зачем спрашивать?
- Ну, ты же вроде кот, а коты не разговаривают.
- Обычно с вами просто никто говорить не хочет. Прости за откровенность, но вы же все мутанты, ошибка природы, орудие великих вымираний.
- В чем-то я с тобой согласен. Но ты-то со мной заговорил. Почему?
- Сегодня мы идем одной дорогой. А ночь, которая над нами - ее нет ни в одном календаре.
- Это как?
- Откуда я знаю – как? – рассердился кот. – Это вам все время нужны ответы. Просто мир так устроен. Знаешь, чем вы от нас отличаетесь? Вы не можете жить в мире, где есть вопросы, не имеющие ответов. Вашему виду от силы полтора миллиона лет, еще через миллион лет вы вымрете. И если к этому времени не разрушите всю планету, то какие-нибудь черепахи или мыши будут жить, как жили до вас. Вот и смотрят на человека, как на бабочку-однодневку.
- А ты что ж, особенный? Типа царь котов?
Кот рассмеялся.
- Ну, ты даешь! Это где же ты видел, чтобы коты кому-нибудь подчинялись?
- Тебя что, хозяин выгнал?
- Я сам по себе, - уже сердито проворчал он.
- Ясно.
Не было никакого удивления, сознание просто приняло к сведению говорящего кота. Ну кот.… Ну говорящий.… Эка невидаль!
- А, правда, говорят, что вы видите духов? Ну, там призраков всяких…
- Видим, только правильнее было бы сказать – ощущаем. Слышь ты, длинный, ноги, вон какие отрастил. Меня утомляет за тобой скакать. Возьми на руки, что ли.
Кот был тяжелый, но очень пушистый и теплый. Я погладил его по спине. Шерсть была гладкая и очень приятная на ощупь.
- Духи и призраки – разные вещи. Призрак – это то, что остается после смерти. А духи – это силы природы.
- Как это?
- Очень просто, смотри на тот холм.
Я остановился и начал всматриваться туда, куда он показал. Ничего странного не происходило.
- Ты неправильно смотришь, нельзя смотреть, ожидая чуда. Оно испугается и не свершится.
- А как смотреть-то?
- Смотри, не думая о нем.
Я повернулся к холму, напевая про себя детскую считалочку. Сначала ничего не происходило. Потом над вершиной холма закрутился маленький смерчик, и в небо их него ударила бледная радуга. Ночью это было безумно красиво. Некоторое время она сверкала над землей, потом начала медленно таять и, в конце концов, растворилась.
- Красиво, - сказал я. – А что они могут, эти духи?
- Что хотят, то и могут. Вот вы, люди, напридумывали себе богов, а ведь совсем забыли, что первая религия была шаманизм. И до сих пор только шаман способен на что-нибудь необычное.
- А как же всякие святые?
- Не смеши мои усы, какие святые? Возьмем, к примеру, христианство. За две тысячи лет истории сотни тысяч священников, миллионы верующих и меньше сотни святых, которые на деле оказываются лишь средней руки экстрасенсами. Зато в шаманизме каждый шаман мог предсказать будущее, излечить от болезни, идти тропами духов, и много чего еще. А теперь подумай, много ли в ваших храмах таких священников? То-то, - победно посмотрел он на меня. – Человечество придумывает себе ни на что не способных человекоподобных богов и начинает в них верить. Ваши боги оторваны от природы и служат только вашему успокоению.
- Это жизнь, - сказал я. – Мы все хотим от судьбы чуда. По-моему, у нас, наоборот, все просто. Студент хочет сдать экзамен и ставит свечку Николе-Чудотворцу. Беременная женщина читает молитву перед иконой богоматери, а к какому бы духу она обратилась по твоей вере?
- К любому, - вновь рассмеялся он. Вы как псы – без власти над собой спокойно жить не можете. И в жизни и в религии выстраиваете свои пирамиды власти. Святые, ангелы, архангелы, бог. А в миру – рабочий, чиновник, министр, президент. У нас этого нет.
- Как это нет, а экопирамиды? Таракан, лягушка, уж, цапля и так далее.
- Я говорил про котов, - весомо заметил он и снисходительно посмотрел на меня. А вообще было бы интересно посмотреть на лягушку, бегущую к цапле с прошением побыстрее съесть ужа. Лягушке приходится рассчитывать только на себя. Это цена истинной свободы, зато никто не стоит сверху. Думаешь только те мысли, которые твои, а не внушенные кем-то. Это и есть настоящее творчество. Творец всегда одинок. Если он живет в стае, он исполняет уже не свои задумки, а чьи-то чужие мысли. Стадом легко управлять. Случайное слово здесь, косой взгляд там, разыгранная сценка, многозначительное молчание – и вот уже в семье скандал, развод, мебель пополам и дети в форточку.
- Это то, что касается чувств, но ведь они не везде. Есть еще и политика.
- Да ну? – Глаза его сузились, а усы встопорщились так потешно, что я невольно улыбнулся. – Расскажи-ка, почему русские воюют с чеченами?
- Ну, ислам, джихад. Чечены вроде как защищают законы шариата.
- А русские, стало быть, против? Что - то я не слышал, чтоб в России гоняли мусульман, Это просто застарелая ненависть, наверняка ни те, ни другие уже не помнят истинной причины войны. Или США и Ирак. Кому – то захотелось монополию на нефть. А жадность, как известно, тоже человеческое чувство. Ваша судьба жить чужими мыслями, чужими чувствами и эмоциями.
- Почему ты мне это говоришь? Я ведь тоже человек.
- Ты не из стаи, ты одиночка.
Мы шли по тропинке, а мир вокруг нас продолжал меняться. Всё вокруг будто светилось изнутри, появились чёткие длинные лунные тени.
- Скажи, а эта ночь для всех людей такая необычная?
- Нет, только для тебя. В тебе очень много от зверя. У тебя никогда не было ничего необычного? Когда идешь во тьме и не спотыкаешься, когда видишь, то, что не видят другие люди, чувствуешь смерть, и наоборот когда мир вокруг наполняется тишиной, отсутствием всего? Посмотри на себя сейчас, поучительное зрелище. – Кот кивнул на лужу и спрыгнул с моих рук.
Я подошёл и, опустившись на колени, уставился на своё отражение. Зрачки как у наркомана, вокруг глаз проступила густая мягкая шерсть, из бровей тянулись длинные, тонкие вибрисы, зубы странно вытянулись, и когда я улыбнулся, в лунном свете блеснули два огромных клыка.
- Не страшно? – с интересом спросил кот.
- Нет, просто как - то необычно, но это ведь наверняка ненадолго?
- Агаааааааааааааа! – рассмеялся он. – Испугался? Нет, конечно, это тока для этой ночи, зато сейчас ты сможешь понять, что чувствуют звери. Попробуй сесть и ни о чем не думать. Вон поваленное дерево, пойдем, передохнём.
Древесина была теплой и приятной на ощупь, мы сидели бок о бок, и никуда не хотелось идти. Ветер нёс сотни новых ароматов, Я плавал в них, выделяя то одно то другое. Вот терпкий аромат Иван – чая, вот горький вкус полыни, это тошнотворный запах деревенского свинарника, а этот сухой и колкий запах огромного пса. Я растворился в них и видел, как на краю деревни проснулся тот самый пёс и тоже потянул носом. Как у самого леса лениво колышутся ивовые кусты и тревожно смотрит куда-то вдаль, раскачивающийся на ветке, воробей.
- Как тебя звать?
- Я Кот, это вы люди придумываете имена, нам это ни к чему.
- А как назвать меня?
- Не думай об этом. Назовись, как хочешь, это не поменяет сути.
Я закричал и, сорвавшись с места, побежал к лесу. Трава хлестала по ногам, оставляя влажные зеленоватые полосы на штанах. Воздух наполнился травяными запахами, и от этого становилось ещё веселее. Мозг переполняло радостное безумие, я смеялся и плакал одновременно, а потом остановился и плашмя рухнул в сырую мягкую траву. Иссиня черное небо с яркими шариками звезд, огромная Луна с реально видимыми кратерами и шелестящий шорох, наполненный незнакомыми ароматами. Всё кружилось перед глазами.
Мягко ступая, подошёл Кот.
- Ну и как ощущения? – Улыбаясь, спросил он.
- Знаешь, я, наверное, счастлив.
- Как мало надо человеку для счастья, - промурлыкал он в самое ухо. – Однако мне пора, это конечно долгая ночь, но и она скоро кончится.
- Куда ты? – Я подумал, что было бы здорово, если б Кот жил у меня. – Может, ко мне пойдем?
- Нет. Видишь ту тропку? Она ведет на конюшню, там много мышей и свобода, а у тебя вискас и, пусть хоть и сытая, но всё же тюрьма. – И он, повернувшись, и не прощаясь, неспешно пошёл своей тропой. А я ещё долго смотрел, как мелькает его пушистый хвост среди придорожной травы. В темноте его очертания таяли, и мир вокруг продолжал меняться. Звезды и Луна вновь обрели свой обычный вид, появились облака, подул резкий холодный ветер. Меня сильно тряхнуло и на краю сознания я услышал: «Старый Петергоф, следующая платформа Университет ».
«Значит, и не проспал вовсе». Мелькнула мысль. Я открыл глаза, потянулся и сладко зевнул. Старушка напротив, вжалась в жёсткую деревянную спинку. Широко открытыми глазами она смотрела на меня, потом перекрестилась и, не отрывая от меня взгляда и задницы от лавки начала быстро смещаться к коридорному проходу. Потом подхватила свою сумку и рванула к противоположному выходу. Я проводил ее недоуменным взглядом, а потом всё разом понял. Мой язык прикоснулся к огромным клыкам….


Дэн
Ноябрь 2005
Показать полностью
Views 31
Like 2
Answers6
Дэн Люк
02.04.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Теологическая сказка
Дэн Люк


Этого не было здесь, это было там. Там где нет света, нет тьмы, лишь бесконечный сумрак и туман, а еще нет звуков, лишь тишина и безмолвие. Изредка можно встретить окутанные пеленой тумана размытые силуэты фигур с белыми или черными крыльями. Чаще всего они проходят мимо, предпочитая не замечать, друг друга.
Но иногда…..
- Приветствую тебя Асмодей.
- И тебе здравия Гавриил, давненько не виделись.
- Да, верно. Много воды утекло.
Ангел присел на возникшую из ниоткуда скамью.
- Присядь, отдохни от трудов своих богомерзких.
- Спасибо святой, - сказал второй, присаживаясь и закуривая длинную сигару.
Ангел поморщился, но ничего не сказал, лишь слабый ветер слегка изменил направление, относя сизый, ароматный дым в сторону от прекрасного лица.
- Как дела в раю?
- Всё как обычно, боремся против козней вашего босса, в меру сил своих скромных, помогаем человекам быть праведными и не замечать искушений, а в аду как?
- И мы помогаем людям в делах земных…..
- Вы? Не смеши меня, никогда не видел помощи от вас, тем более человекам, - рассмеялся Гавриил.
- Ой, ой, ой.- Демон неодобрительно покосился на святого, затянулся сигарой, и хитро улыбнувшись, предложил:
- А давай на спор? Чью помощь примет человек, кого он благодарить станет?
Ангел сдвинул нимб на бок и спросил:
- И на что спорить будем?
- А не на что, какие между нами счеты? Интерес гораздо важнее. Давай так, поможем трем людям и посмотрим, чью помощь они примут, кого поблагодарят?
- Хорошо.
Сигара из угла рта демона исчезла, он взмахнул руками и перед бессмертными возник портал.

***

- Саня отходим…. Отходим!
Треск автоматов заглушил крик. Над головой с визгом впились в стену три тяжелых пулеметных пули, а каску посыпалась гранитная крошка. Сергей втянул голову в плечи и зажмурившись крепко выматерился.
- Леший ты как?
- Возьми Серега, отбегался я. – Голос был тихий и как будто выжатый, нет, не выжатый, есть какое-то другое слово, но Сергей его не помнил. Оно просто оформилось как образ в голове и моментом растворилось. Над головой снова впилось несколько пуль.
- Лёха ты что мелишь?
- Возьми, говорю,- он кинул…. Хотя нет, не кинул, а откинул слабеющей рукой в сторону Сергея связанную пару магазинов. – Они полные, а я всё….
И Леший виновато кивнул на свой бок. Дрожащая рука сжимала прижатую к огромной ране ватно-марлевую повязку, из-под которой толчками била чёрная кровь.
- Ёпт! Это серьезно?
- Да. Печень пробило, минут пятнадцать ещё постреляю, потом извини.
- Чем тебе помочь?
- Дай промедола.
- На, а магазины себе оставь,- он кинул пластиковый инъектор.
- А теперь отходите пещерной тропой.- он откинулся на спину и ввёл наркотик.
- Сантёр, живо сюда, уходим.
Тот быстро вскочил и, пригибаясь, побежал к ним…. И тут ухнуло. Позади него выросло огромное земляное дерево взрыва, раскидывая ветви земли и камней. Машинально Сергей сжался в комок, прикрывая руками голову, Леший просто вжал голову плечи и уткнулся носом в землю. Сашка, подхваченный взрывной волной, раскинув руки, как чудовищный воздушный змей, пролетел метров шесть и упал на Сергея пронзенный шрапнелью осколков.
- Саня, ты это брось, - испуганно промолвил тот, переворачивая тело на спину.
Саша еще дышал очень часто и прерывисто, и при каждом выдохе из горла с бульканьем вытекала кровь.
- Сашка, ты чего? Не вздумай подыхать Сука!!! Что ж я маме-то скажу? Держись братан, держись сейчас, все хорошо будет.
Непослушными пальцами он сорвал с его пояса аптечку и вытащил промедол. В этот момент Саша сжал ногу Сергея рукой и выхаркивая кровь произнес:
- Ма…….. а ….ма, - судорожно вдохнул, дернулся и затих.
Снова застрочил пулемет. Пулевая дорожка, отмеченная фонтанчиками каменных брызг, пробежала по брустверу.
- Серый, уходи!- Крикнул Леший, - времени совсем мало.
А тот, будто ничего не слыша, немигающим взором смотрел вниз и влево.
Там была позиция Ромки, взводного гранатометчика. Его в самом начале боя снял афганский снайпер, а потом началось и завертелось. Взвод оттеснили вверх по склону и в сторону. В горячке боя все забыли об РПГ-7 с полным боекомплектом. Ромкина позиция была укрыта с боков огромными валунами с отличным видом на мост и на колонну грузовиков на этом мосту. Все боевики были втянуты в бой, и караван остался практически без охраны.
- Серёга не тормози.
- Слышь Лёха, хрен теперь я отсюда уйду.
И он кивнул на вороненый ствол гранатомета. Пробежать нужно было метров десять на виду у душманов, далее спуститься по неглубокой расщелине, которая скрывала бы его до самого ромкиного гнезда. Леший ничего не сказал, он сразу все понял и просто кивнул в ответ на его красноречивый взгляд.
- Так давай на счет три, я бегу, ты прикрываешь. Вот тебе еще автомат и целый рожок. Ну…. Раз…. Два…. Три….
Леший приподнялся на одно колено, дал длинную очередь и даже попал в кого- то. На той стороне закричали, и поднявшиеся было духи, вновь залегли за камнями. Сергей, тем временем, перепрыгивал через острые камни. Вот и расщелина. Он скатился на дно и заскользил по мокрым камешкам вниз. До гранатомета Сергей добрался незамеченным. Автомат Лешего замолк и «духи», с криками Аллах Акбар вновь поднялись в атаку.
- Сейчас, - Серый положил РПГ на плече примериваясь к весу оружия. Поймал в прицел грузовик на мосту груженый ящиками стингеров и мягко нажал на курок.
- Вуххххххх, - глухо ухнуло в ушах, и огненный росчерк реактивной гранаты врезался в бензобак машины.
Грохот был ужасающий, машину разнесло в клочья. Через секунду грянул еще один взрыв. По-видимому, детонировали заряды во втором грузовике. Душманы замерли, с изумлением глядя на пожар в тылу, не замечая как над позицией Алексея, взметнулась его рука, и в сторону афганцев полетел маленький комочек гранаты. Стукнув на камнях, она подкатилась к самым ногам пулеметчика. Тот закричал и попытался отпрыгнуть за небольшой валун, но не успел. Взрывом накрыло еще двоих.
- Вуххххх, - и следующая граната разнесла головной грузовик.
«Духи» рассредоточились и в сторону Сергея полетели сразу три гранаты, впрочем, без особого успеха. Одна перелетела и скатилась куда-то в бок по широкой канаве, вторая взорвалась под глыбой прикрывающей Сергея справа. От грохота заложило уши, и он затряс головой, пытаясь вытряхнуть гудение и свист из ушей. Третью отбросило взрывной волной вниз по склону. Он попытался выглянуть из-за валуна, но почти мгновенно снова скрылся за каменной преградой. Над головой засвистели пули.
- Ну что ж не по этим так по тем, - проворчал он себе под нос. И третья граната разнесла последний грузовик.
Душманы закричали что-то про Шайтана. Двое из них сразу начали спускаться, вниз намереваясь обойти его с фланга.
- Лёха, прикрой!- Перекрывая треск автоматов, закричал он.
……………………………………………………………………………………….
- Сейчас Серый.
Алексей лежал рядом с бойницей. Кровавая пелена застила взор. Образы входили в сознание как стоп-кадры, сделанные через красный светофильтр. Руки ослабели, и твердо держать автомат он уже не мог, поэтому просто положил оба Калашникова на бруствер, направив стволы в сторону «духов». Потом подтянул ноги и сел, облокотившись на валун. Черная кровь снова начала выплескиваться из раны, теперь зажать ее было нечем.
- Сейчас Серый.
Леший сидел как в кресле, опираясь спиной на каменную стену, сжимая в каждой руке по автомату. Внезапно все вдруг стало отчетливо-ярким, а потом начало тускнеть и терять цвета, будто кто-то начал убавлять цвета и яркость в телевизоре. Он сжал курки и закрыл глаза.
- Сейчас Серый.
Автоматы запрыгали на камне, стреляя не прицельно и хаотично. Кого-то откинуло с пробитой головой, кто-то схватился за плечё и упал, но Леший это уже не видел, Мертвые пальцы сжимали гашетки сея смерть среди живых.
- Господи, спасибо, за то, что дал возможность отомстить, - прошептал Сергей, поднимая РПГ-7 с последней оставшейся гранатой. Он встал в полный рост над прикрывающим его валуном и нажал пуск.

***

- Странно как-то.
- Согласен, - произнес ангел.- Зачем было умирать? Я же с самого начала предоставил ему безопасный путь к отступлению, а он почему-то воспользовался твоим путем к мести.
- Мм - да,- протянул демон. – При этом еще и Бога благодарил, бред какой – то.
- Согласен. Неудачный опыт, сейчас моя очередь, и Гавриил повел рукой, открывая свой портал.
***

- Делайте ваши ставки господа…. Ставки сделаны, ставок больше нет….
Последнюю сотню Андрей решил разыграть не в рулетку, а на одноруких бандитах. День был не везучий. В общей сложности он подарил казино около трех тысяч евро, с самого начала Фортуна отвернулась от него. Он выкладывал на зеленое сукно фишку за фишкой, и остановиться был уже не в силах, пока в кармане не осталась последняя сотня. Подошел к своему любимому автомату, похлопал его для удачи и сел на вертящийся табурет перед экраном.
Опустил жетон….
Нажал на рычаг….
И ничего не произошло. Четыре барабана с цветными картинками не завертелись, как это бывает обычно, лишь в углу загорелся красный огонек, сообщая о неисправности. Пришлось звать служителя казино, подошел парень лет двадцати пяти в стандартном костюме строго черного цвета с галстуком – бабочка. Внимательно выслушал Андрея, поставил на автомат табличку «НЕ РАБОТАЕТ» и полез в электронное нутро. Через некоторое время жетон Андрею вернули, и он пересел к другому аппарату. Но и здесь его ждала неудача. Щель монетоприемника была залеплена жвачкой. Он не стал никого звать, а просто подумал: «Если и третий будет неудачным, уйду домой». На этот раз автомат просто возвратил монетку. Барабаны даже не вращались и одинокий звон, упавшего в металлический лоток жетона прозвучал как-то тоскливо и безрадостно. В сердцах он стукнул кулаком по железному боку и опустил жетон второй раз. С переливчатым звоном барабаны завращались, а потом один за другим начали останавливаться. Широко открытыми воспаленными глазами Андрей смотрел на мелькающие картинки. Напротив центральной риски остановился сначала первый чертик ... Потом второй ... Третий... Затаив дыхание, Андрей следил за последним вращающимся барабаном. Четвертый чертик, вздрогнув, установился на центральной риске.
Автомат замигал огоньками и загремел трелями колокольчиков. В металлическое корытце посыпалась звонкая река жетонов. Над автоматом зажглась веселая надпись: "ДЖЕК ПОТ". В зале было мало народа, но как только звон джекпота наполнил помещение вокруг Андрея, как по волшебству, материализовалось множество улыбающихся лиц. Все дружески похлопывали его по спине, выражая радость. Людям было безразлично, кто сумел взять главный приз, главное, что он сумел обыграть казино. Лишь один человек не улыбался. Позади Андрея сидел высокий, крепкий мужчина. Он не смотрел на него, а заворожено следил как сыпятся металлические монетки. Потом взял свою бейсболку, и направился в сторону кассы.
К Андрею подошел крупье, в отутюженном, классическом костюме с пластиковым подносом, выгреб на него все жетоны, выписал квитанцию на оставшуюся сумму и поздравив его с выигрышем сопроводил до кассы.
Все это время он не мог поверить в свалившуюся на него удачу, как в тумане он смотрел на упакованные в бандероль пачки крупных купюр, выданных через кассовое окошко. Все тот же крупье предложил ему охрану от казино, но Андрей отказался, сказав что на стоянке казино стоит его машина и добраться до нее он может без посторонней помощи. Крупье учтиво поклонился, и еще раз поздравив с выигрышем, вышел в игровой зал.
На стоянке Андрей будто очнулся от сна. Он повернулся лицом к храму «Петра и Павла» и, упав на колени, и истово крестясь, зашептал:
- Господь Всемогущий спасибо от всей души за эту удачу….
Договорить он не успел, упав лицом на асфальт. Под лицом, медленно растеклась темно-багровая, густая лужа, а над ним стоял тот самый мужчина в синей бейсболке с кастетом в руке.

****

Ангел удивленно приподнял крылья и глянул на демона
- Зачем ты убил его?
Асмодей глянул из-под густых бровей на белоснежную фигуру.
- А вот такой я мелочный и противный,- пробубнил он.
Гавриил вновь посмотрел на демона и укоризненно покачал головой.
- А чего он!!!- взвился темный. – Это, между прочим, я помог выиграть, если бы он тебя послушал, то ушел бы нищим. И зачем спрашивается после этого благодарить бога?
- Ага. И поэтому ты его убил?
- Да не убил я его, - уже более спокойно произнес Асмадей. – Оклемается через часик в скорой.

*****

Алексей уже засыпал после бурной встречи. Лежа теплой щекой на его груди, с блаженной улыбкой на лице, тихо посапывала Оксана. Пробивающийся, из-под наброшенных на ночник трусов, тусклый свет, обрисовывал лишь контуры предметов. С люстры свешивался лифчик Оксаны, на полу его собственные брюки, а с книжной полки, зацепившись задником, свешивается его туфель. В общем, картина более чем откровенная.
Алексей уже засыпал, как вдруг, приглушенный рев мотора, за окном разом заставил тревожно встрепенуться, не только его, но и Оксану.
- Сашка приехал, - одними губами, бледнея, прошептала она.
- Б…..!!! – Матюгнулся Алекс, вскакивая с кровати и собирая свои вещи. – Что делать?
Оксана, накинув шёлковый халат, принялась ему помогать.
- Давай на балкон!- и не дожидаясь ответа вытолкала его за балконную дверь, кидая в руки пару его туфель и скомканную одежду. Не теряя времени, Алексей быстро начал одеваться, а Оксана, задёрнув шторы, поспешила к дверям.
- Сашенька, милый, что ж ты не предупредил? Я б хотя бы что-нибудь приготовила к ужину. Но ничего, ничего, проходи милый, сейчас я на стол соберу. Борщ разогрею, холодец…, водочки….- Суетилась она вокруг мужа, пытаясь всячески угодить.
Саша… Оооо это отдельная песня, посвященная необузданности и ревности. Ростом под два метра, имевший два срока: один за драку, впрочем, второй тоже за драку. Умом он был не очень силен, зато руками из подков мог узелки на память вязать. Накаченные мышцы, так и выпирали рельефными буграми, натягивая и без того растянутую футболку.
Пройдя в квартиру, он молча осмотрел кухню, ванную и туалет, заглянул в шкаф и под кровать. Потом, наконец, улыбнулся и, успокоившись, обнял жену.
- Вот удалось пораньше на денек вырваться, – пробурчал он и, стягивая футболку, добавил, - Принеси-ка мне сигареты там, на холодильнике…. Покурю на балконе, пока все греется.
В это время Алексей, уже полностью одетый, стоял, приложив ухо к приоткрытой двери. Услышав что, хочет сделать хозяин квартиры, его прошиб холодный пот, а мысли с лихорадочной быстротой заметались в голове, словно потревоженные аквариумные рыбки. Прыгать вниз с третьего этажа на асфальт ему как-то уж совсем не улыбалось, воображение сразу рисовало загипсованное тело на больничной кровати. Алексей поморщился и тут же увидел еще один путь.
Напротив рос старый, раскидистый клен. Его мощные ветви, не достигали балкона, но до них можно было попытаться допрыгнуть. Ближайшая была метрах в трех от него и на пару метров ниже. Зацепившись за нее можно было спрыгнуть на землю без лишних травм.
- Господь всемогущий, не дай погибнуть в расцвете лет.- Прошептал он, размашисто перекрестился и прыгнул.
Приземлился он, на удивление, достаточно тихо и сразу, спрятавшись за стволом дерева, услышал как на балконе появился Оксанин муж. Раскинув руки, он потянулся, потом достал из кармана мобильный телефон и набрал, чей то номер.
- Серый, что за дела? Какого дьявола?
- ….
- Ах, ты не понимаешь? Сорвал меня с рейса, бегу домой начистить морду любовнику, а жена дома одна!
- ….
- А за рейс мне кто заплатит?
- ….
- Короче передай своей Насте, чтоб за собой следила, а в мою семью пусть свой нос больше не суёт. Все, отбой!
Он убрал телефон и вышел в комнату, а Алексей, пригибаясь и медленно ступая по мокрой траве, вышел на тротуар. Глянул вверх, перекрестился и быстро пошел в сторону своего дома.

******

- И кому же это ты помогал? Зачем было этого водилу извещать? - Демон, усмехаясь, смотрел на Гавриила.
- Как это зачем? Глава семьи имеет право знать, что его обманывают. А я по природе своей обязан стоять за правду.
- То-то он твою правду Дьяволом помянул, - рассмеялся Асмодей.
- Ну, знаешь ли, после твоей помощи тот грешник вообще с молитвой к богу обратился, – заметил ангел.
- И то верно. Ну что, ничья?
- Ничья.
Оба бессмертных пожали друг другу руки. Все вокруг подернулось клубящимся маревом. Уже не было ни скамейки, ни крылатых фигур, лишь только пушистые сумрачные сгустки недвижного тумана.

Д.Л(ЗИ). 2.10.08.
Показать полностью
Views 20
Like 1
Answers2
Дэн Люк
31.03.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Строка одиночества
Дэн Люк



- Ну, вот она.
Микроавтобус притормозил на обочине трассы у металлического стикера, покрашенного в ярко-желтый цвет, и медленно скатился на хорошо утрамбованную колею грунтовой дороги, хотя и дорогой-то ее можно было назвать с натяжкой. Небольшой аппендикс, метров тридцать длиной, соединяющий скоростную автотрассу с утепленным контейнером, наскоро переоборудованным под пункт приема металлолома.
- Устраивайтесь и с завтрашнего дня начинайте работать. График сутки через двое. Сами очередность установите, кто за кем.- Риваз открыл заднюю дверь «Газели» и вытащил на свет божий два новеньких обогревателя, раскладушку и почтовые весы на двести килограммов. – Сегодня приводите тут все в порядок и составьте список, что еще нужно. Потом мне позвоните. Завтра к девяти я приеду и привезу денег, ну и остальное барахло тоже.
Попрощавшись, он сел за руль и укатил в сторону Питера.
- Ну что? Схватили, потащили?- и Никита, первым подхватив весы, понес их, чавкая берцами в жирной октябрьской грязи, к контейнеру.
- Хе, а раскладушку мог бы и нулёвую подкинуть. – Паша взял старенькую раскладушку с потёртым провисшим брезентом, цвета хаки, и пошёл за Ником.
- Эй, мужики!- Леонид стоял, почёсывая затылок рядом с обогревателями. - Как там у нас с электричеством?
- Рубильник, счетчик и два провода, – крикнул Никита, выглядывая из приемного окошка.
- Афигеть, нам предстоит масса интересных и увлекательных экспериментов, - тихо проворчал Леонид, подхватил подмышки обогреватели и, оскальзываясь на жирной грязи, побежал к контейнеру.
Этот день был полностью посвящен обустройству «точки». Ребята отладили весы, покрасили ворота, приладили дверцы на приёмное окошко. Первая вахта выпала Паше, он единственный кто хоть как-то разбирался в электричестве, к слову сказать, с этим делом он справился блестяще. Уже к середине его смены в контейнере радостно горела лампочка и звучала музыка.

Месяц спустя.

- Открывай Сова, Медведь пришел, – дверь распахнулась, на пороге стоял Никита, лицо его прямо таки светилось. – Как дела?
С раскладушки поднялся заспанный Павел.
- Как сажа бела, - в рифму ответил он. – Ты чего так рано?
- Праздник у меня.
- Брррррррр, - Паша, пытаясь пробудиться, затряс головой. – И какой?
- Во! – Никита выставил на самодельный, покрытый цветастой клеенкой, стол, «малька». – Ты уж извини, но я буду чай пить, а тебе и бухнуть можно.
Паша, наконец, поднявшись, глянул в чайник, и удовлетворенно крякнув, щёлкнул тумблером включения.
- А в честь чего собственно праздник?- спросил он, покосившись на бутылку.
- Меня наконец-то напечатали. – Никита довольный плюхнулся в бэушное автомобильное кресло и широким жестом шлепнул на стол свежий номер «Литературного альманаха».
- Двадцатая страница, - гордо сказал он.
- Ню-ню, сейчас посмотрим. – Паша открыл журнал и прочел название: «Спасенная иллюзия».
Пока Павел листал журнал, Никита налил чай в два граненых стакана, достал пакет с бутербродами, закурил и включил радио.
- Ну, за дебют в литературе!- Паша одним движением вскрыл «чекушку» и, отсалютовав, сделал большой глоток, скривился, закусил бутербродом, подумал и запил для пущей убедительности еще и чаем. – Ник я, что-то подобное уже читал.
- Конечно, этот рассказ я здесь и написал. Вон видишь синяя тетрадка? Это и есть черновик.
- Точно! В ней я его и читал. – Паша сделал еще глоток водки и откусил от следующего бутерброда. – У твоего рассказа концовка неожиданная. Смерть отца главного героя сразу весь сюжет переворачивает.
Никита довольно заулыбался.
- Ты наш карманный Агат Кристи, – рассмеялся Павел.
- Да ладно тебе, - краснея и улыбаясь, Ник махнул рукой на напарника.
- У тебя талант, - продолжал он расхваливать, - и чего ты не печатался?
- Не знаю, просто не до того было.
- Слушай, я, конечно, рискую показаться слишком приземленным типом, но как это выражается в валютно-денежном эквиваленте?
- Что?
- Ну, сколько тебе за это заплатили? Какие нынче гонорары за рассказы? Можно ли на это прожить?
- А вот ты о чем? Думаю, что нет, если только не заниматься этим профессионально. А так, это лишь приятный бонус к основной зарплате.
- То есть вдаваться в литературу ты пока не рассчитываешь?
- Нет, - рассмеялся он.
- Ну что ж. За творческие успехи и большие гонорары. – Паша снова отсалютовал бутылкой и, сделав глоток, глянул на часы.

Вечер следующего дня

Павел сидел в своей квартире один, да и не было у него никого. В Питер он переехал из Новосибирска. Поступил в институт холодильной промышленности, а после его окончания лет пять работал технологом холодильных установок на молочном комбинате. Там же познакомился со своей бывшей женой. На свадьбу его родители подарили однокомнатную квартиру, ну а дальше …. А что дальше? Прожили они в полу счастливом браке два года, а потом грянул кризис, и Павел попал под сокращение. Денег в семье стало не хватать, к тому же Алла любила жить на широкую ногу. Постоянные скандалы и последующая за ними измена привели этот брак к разводу. Павел остался в своей квартире один, а Алла переехала к своему новому мужу. Погоревав некоторое время, Павел понял, что и в свободе есть свои преимущества. Вот и в данный момент он с наслаждением пользовался одиночеством. Полулежал на диване, пил пиво, ел чипсы и смотрел вялотекущий футбольный матч по телевизору.
Зазвонил мобильник. Паша протянул руку и, пошарив по дивану, поднял трубку, поднося её к уху.
- Алло, - произнес он в микрофон, не отрывая взгляда от телевизора.
- Привет, Паша.
- Здравствуй, Риваз.
- Тут такое дело, придется вам с Леней дней десять вдвоем на точке поработать. У Никиты отец умер.
На некоторое время в телефоне повисла мертвая тишина, потом Паша тихо присвистнул и сказал в трубку:
- Понял, конечно, нет проблем.
- Позвони Лёне, обговорите рабочий график.
- Хорошо.
- Ну ладно, отдыхай.
- Пока. - Павел нажал на кнопку, прерывая разговор. И сразу, не перенося дело в долгий ящик, позвонил Леониду.

Леонид
- Так-с, посчитаем. Медь - четыре, бронза - шесть кило, итого: восемь сотен.- Лёня протянул бомжу несколько купюр. – Приходите ещё.
Часы показывали только семь вечера, а абстрактный план (сотня килограмм «цветнины» в день) уже был перевыполнен как минимум вдвое, и это не могло не радовать. Душа Леонида пела от возбуждающего предчувствия финансовых вливаний в его скромный бюджет.
Потирая руки, он плюхнулся в старое автомобильное кресло и включил телевизор. Ничего интересного: «Дом-2», «Дежурная часть», «Криминальная Россия», «Новости» и очередной сериал про милицию. В общем, все то, что Леонид привык называть ёмким словом «лабуда». Пусть себе «шуршит» хоть что-то для фона. В приподнятом настроении он подхватил с полки какую-то тетрадь, открыл наугад и размашисто написал на чистом листе: «Это был обычный рабочий день за исключением того, что в конце его я нашел пачку пятитысячных банкнот в банковской упаковке». Перечитал и рассмеялся своим мыслям.
- Шеф, - в окошке показалась физиономия постоянного клиента. – Медяху примешь?
- Легко, - Лёня поднялся с кресла, бросил тетрадь на полку и открыл приёмное окно. – Заноси.

Настроение зашкаливало за отличное, ну а день шел своим чередом.

***

- Привет, смена караула. - На пороге стоял Павел и грустно улыбался.
- О, здорово! Садись за стол, чайку хряпнем. – Леонид как раз наливал кипяток в граненый стакан. – Ты чего такой хмурый?
- Вчера на дне рождения друга перебрал. Похоже, до сих пор не выветрилось.
- Аааааа, - протянул Леонид. – Тогда точно чаю надо, да покрепче.
- Как день прошел? – Паша заварил себе крепкого чая.
- Лучше чем рассчитывал, двести восемьдесят за сутки. Вот цифры, вот бабосы, а вот мои папиросы.
Пока Павел сверял цифры и считал деньги, Леонид закурил и взял стакан, согревая руки. После чаепития они вместе перевесили металл и заперли его в контейнере. Потом Леня переоделся и, попрощавшись с Павлом, пошел к остановке. Тут не было никакого навеса, небольшая утоптанная площадка и железный столб с желтой табличкой:
«А
Поворот на Южное кладбище
310
317».
Вместо мусорной урны под столбом была обычная картонная коробка от компьютера. Леонид встал рядом с ней и закурил. Холодный ветер неприятно задувал под куртку. Леня зябко поёжился, поправляя шарф и накинув капюшон, посмотрел на дорогу. Чисто, ни единой машины. Курить почему – то резко расхотелось. Он затушил сигарету об железо столба и, собравшись, было отфутболить щелчком окурок в коробку, заменяющую мусорку, замер. Он присел возле импровизированной урны на корточки. Осторожно засунул в нее руку и вытащил на белый свет перетянутую банковскими лентами пачку пятитысячных банкнот.
- Ох нифига себе! – Присвистнул он тихо, пряча паку в карман. Потом еще раз заглянул в коробку, но кроме обычного мусора там ничего не было. Дорога домой была словно в тумане. Постоянно держа руку в кармане, Леня все еще не верил в свалившуюся на него удачу. Понимание, что он уже дома, и пора выходить из радостного транса, пришло к нему, когда он чуть было, не упал, поскользнувшись на накатанной ледяной дорожке возле своего подъезда. Войдя в квартиру, и даже не сняв куртку, он первым делом разорвал банковскую упаковку и пересчитал деньги. Потом, выложив веером на столе хрустящие бумажки и вынув одну из середины, проверил всеми доступными способами. Номера разные, перфорация, водяные знаки, рифление, отпечатано четко. Всё как надо.
И тут зазвонил телефон.
- Привет Ник, - произнес Леонид, нажимая клавишу приёма и мельком глянув на экран.
- Здравствуй Лёня. Я уже приехал, так что завтра на работу тебе идти не нужно. – Произнес тихий бесцветный голос Никиты.
- Ник, может еще пару деньков отдохнешь?
- Извини Лёнь, нет сил дома торчать, опостылело всё.
- Ну, как знаешь. Тогда завтра смени Пашу, а я послезавтра тебя заменю.
- Добро, до послезавтра. – И Никита повесил трубку.
Павел, отложив телефон, снова посмотрел на деньги, и тут его осенило.
- Боже мой! ТЕТРАДЬ!- Он снова схватил мобильник, набирая номер Ника, но его телефон выдавал короткие гудки. По всей видимости, его напарник звонил Паше или Ривазу.
«Тетрадь, исполняющая желания,- стучало в мозгу – Никита сейчас в таком состоянии, что помочь может только чудо. И вот нате вам, блюдечко с голубой каёмочкой, на котором, то самое «чудо», которое так нужно».
- Ну да ладно, с Никитой я и сам поговорить через день смогу, а вот Паше и сейчас сказать можно. Пусть тоже свои дела как-нибудь поправит
- Алло, Паша? Тут такое дело….

Павел
После разговора с Леонидом Павел нашел ту тетрадь, о которой они говорили, и пролистал. Вот она та запись про пачку пятитысячных, а вот и рассказ Ника, где у главного героя умер отец. Совпадение? Не похоже. Паша закрыл тетрадь и подумал, почесывая подбородок: «а вот на шутку похоже». Хотя, с другой стороны, действительно, вдруг, правда? Что если желания, записанные на этой бумаге, исполняются? Да и что я теряю? В худшем случае хором посмеются, а в лучшем? Что можно пожелать? Денег? Но это желание уже было, что если тетрадь не исполняет одинаковые просьбы? Он задумался, прокручивая в памяти все самые значимые моменты своей жизни.
Светлана…. Да, конечно же, Света! Это была первая и самая яркая любовь в его жизни. Длинные, черные как смоль, прямые волосы, струились по прямой шейке и падали роскошными шелковистыми волнами на плечи, закрывая добрую половину спины. Идеальная осанка, грация балерины, прямые ножки всегда на длинных каблуках. А личико…. Боже мой, какое у нее было личико. Словно ангел сошел с небес. Тонкие, чуть изогнутые, черные брови над огромными серыми глазами, которые будто лучились сами по себе, а длинные пушистые ресницы ещё больше подчеркивали их красоту. Чуть припухлые губки создавали впечатление полуоткрытого рта и были настолько чувственными, что одного взгляда на них было достаточно, чтоб потерять голову и бредить её поцелуем. А эти соблазнительные ямочки на щёчках, когда она улыбалась ….
В общем, первая их встреча стала роковой.
В первый раз он увидел её на чьем-то дне рождения двенадцать лет назад в холле третьего этажа студенческого общежития. Он стоял с Антоном возле окна и рассматривал танцующую публику. Танцевать не хотелось, хотелось слушать музыку и общаться с народом.
- Паш, ты чего не дрыгаешься? - Антон подал Павлу бутылку пива.
- Да вот чего-то не расположен я сегодня на такой вид разрядки. Просто общения хочется.
- Ну, так общайся, - рассмеялся Антон. – Слабо с какой-нибудь девчонкой познакомиться?
- Не слабо, вот сейчас пойду и познакомлюсь.
Антон проследил Пашкин взгляд.
- А у тебя губа не дура. Такая девочка - дорогой фрукт.
- Плевать. Серый, после этой песенки поставь медляк. С меня пиво. - Павел протянул ди-джею бутылку «Балтики».
- Легко, – улыбнулся Сергей.
- В атаку дон Жуан, - Антон одобрительно хлопнул Пашку по плечу.
Тот, оглянувшись за спину, заметил кустик бальзамина в цветочном горшке на подоконнике. Выбрав самый красивый цветок, он аккуратно оторвал его, потом, подмигнув своему другу, и раздвигая танцующих, пошел к смеющейся девушке.
- Здравствуйте, прекрасная незнакомка. Примите от меня, сей скромный дар. – Павел поклонился и на манер офицера императорской армии, щелкнув каблуками туфель, протянул девушке цветок.
- Ой, какая прелесть, - улыбнулась она, принимая подарок. Подняла голову, прикалывая его за ухом, и глаза их встретились. Весь мир в этих глазах померк, они были только вдвоем, отныне не существовало никого. Где- то на краю вселенной зазвучала Metallica. Красивая и медленная мелодия «Nothing Else Matters» заполняла все вокруг.
- Света, - тихо шепнула она, кладя руки на его плечи.
- Павел, - так же тихо ответил он, обнимая ее хрупкую талию.
Не отводя друг от друга глаз, жадно впитывая каждый вздох, каждое движение, каждое слово они кружились в медленном танце.
Это была настоящая любовь, то самое чувство, которое бережно хранится в сердцах долгие годы. Чувство, которое, не угасая, становится все более прочным.
После той, первой встречи, они практически не расставались. Молодые люди проводили все своё свободное время вместе, для них оно было самым счастливым и радостным.
Но настал день, который полностью изменил всё.
Павел только что пришел из института. Переоделся в домашнее. Сел на диван и, вынув из сумки толстую тетрадь конспектов по органической химии, открыл на последней лекции.
В дверь настойчиво зазвонили.
«Наверное, Света приехала»,- мелькнула мысль, и даже не глянув в глазок, он распахнул входную дверь.
- Чем обязан? – спросил он удивленно.
Перед дверью стояло двое мужчин. Высокий, крепкий, молодой парень в сером костюме, с немного оттопыренным левым внутренним карманом. Вторым был мужчина лет пятидесяти, в дорогом черном костюме, в тонких очках и черной шляпе с серебряной тульей.
- Шилов Павел Вениаминович? – Спросил он.
- Да.
- Дозвольте пройти, молодой человек.
Павел неуверенно посторонился, пропуская пожилого в квартиру.
- Саш, побудь пока здесь, я ненадолго,- сказал он своему спутнику и переступил порог.
- Проходите, садитесь,- Паша уже догадался кто перед ним.
- Саранский Петр Сергеевич, - представился вошедший и уселся в кресло.
- Я понял, вы папа Светы.
- Да, собственно, поэтому я и здесь.
- Что-то со Светой? – с тревогой спросил он, отодвинул конспекты и присел на диван.
- Здесь три тысячи евро, - не отвечая на вопрос, Петр Сергеевич выложил на стол толстую пачку банкнот, перетянутых резинкой, и, глядя в глаза Павла, произнёс:
- Моя дочь из состоятельной семьи. Вы сами прекрасно понимаете, что у неё совсем другое будущее. Вы ей не пара. Сейчас вы возьмете эти деньги, и вся наша семья должна забыть о вашем существовании. Я доходчиво объясняю?
- Вполне. Ваших денег мне ненужно. Уберите это.
- Уважаю вашу целеустремленность. Всё или ничего?
- Вы не поняли? Я же сказал, мне не нужны ВАШИ деньги. Я смогу обеспечить Светлану и без них.
- Понятно, значит, все зашло гораздо дальше. – Петр Сергеевич покивал, о чем-то задумавшись. – В таком случае позвольте откланяться.
Он с кряхтением поднялся и вышел в коридор.
- А насчет денег все-таки подумайте. - Мужчина достал двумя пальцами из внутреннего кармана визитку и, положив ее на тумбочку, вышел из квартиры.
- Сосунок, - зло прошипел он, когда закрыл дверь. – Хрен ты у меня получишь, а не мою дочь.

После этого разговора Света пропала. Её телефон не отвечала, а к ней домой его просто не пустили. Только через три дня Лина, подруга Светланы, сказала, что его любимая переехала в Женеву. С тех пор прошло больше 10 лет, но в памяти так и не стерся любимый образ. Однако, надежда, что всё можно исправить вновь загорелась в его сердце. Взяв ручку, Павел написал на чистом тетрадном листе: «Утром я встретил Светлану. Всё такую же прекрасную и любящую. Света вернулась, и мы жили вместе, счастливо и без проблем».
Павел закрыл тетрадь, ненадолго задумался и, усмехнувшись чему-то, положил ее на полку.


За окном шел крупный снег, завывал и закручивал снежинки в маленькие смерчи декабрь.

День прошел незаметно. В час ночи Павел задремал.

***

- Привет, - дверь открылась, в дежурную коморку вошел хмурый Никита. Заспанный Паша присел на скрипящей раскладушке и, потирая глаза, буркнул:
- Привет Ник, как ты?
- Почти никак,- тот присел на табурет и поставил на стол початую поллитровку «Сибирской».- Добей, пока домой ехать будешь.
- Ник, может, еще пару дней отдохнёшь?
- Ты про это? – Он ткнул пальцем в бутылку с водкой.- Не парься, я трезвый, просто настроение поганое. А флакон от вчерашнего остался.
- Ну, как скажешь, - Павел наконец-то полностью проснулся.
- Что тут у вас нового?
- Все по-старому. Вот рабочие деньги, двадцать две семьсот, рабочий журнал, это если почитать вдруг захочешь, - он кивнул на книгу серии S.T.A.L.K.E.R.- Чуть не забыл, у Риваза номер телефона сменился, вот новый под стеклом записан.
- Ясно.
- Всё так плохо?
Никита еле заметно кивнул:
- Паш, иди домой мне просто побыть одному надо.
Тот еще раз озабоченно посмотрел на согбенную фигуру, участливо хлопнул Ника по плечу, взял бутылку и, подхватив свою куртку, вышел на улицу.

Ветер стих. Снег крупными хлопьями опускался на одежду. Раннее зимнее утро холодило лицо. Павел посмотрел на прихваченную бутылку и, решив, что водка с утра моветон, завинтил колпачок и убрал её в сумку. В такую рань на остановке он был один. Первая маршрутка в сторону Питера уехала минут десять назад, и ему предстояло ждать следующий автобус минимум треть часа. Вернуться в сторожку, чтоб не мерзнуть, после того как сам согласился, что Нику надо побыть одному, было бы неправильно. Павел вынул портмоне из кармана и, прикидывая наличность, подумал, что вполне может позволить себе поймать попутку. Приготовил сто рублей и поднял руку в голосующем жесте перед проезжающей мимо «Маздой». Машина пролетела мимо, но метров через тридцать резко затормозила и задним ходом подъехала к остановке. Павел наклонился, готовясь вести переговоры с водителем, открыл дверь, и застыл, глупо разинув рот.
- Паша? Пашенька! – за рулем сидела его Светлана, все такая же прекрасная и милая.
- Света? – не веря своим глазам, почему-то заикаясь, произнес он.
- Не стой на морозе, - она схватила его за ворот и, весело рассмеявшись, втянула в машину.
Павел неуклюже устроился на переднем сиденье.
- Не верю своим глазам! Как ты здесь оказалась?- тоже рассмеявшись, сказал он.
Машина съехала на обочину и Светлана, повернув ключ зажигания, выключила двигатель.
- Столько лет без тебя, - грустно сказала Света, нежно касаясь пальцами его лица, а он смотрел в её глаза и как тогда, в первую их встречу, тонул и не мог от них оторваться.
- Я искал тебя, - тихо сказал он, целуя ее в запястья. – К тебе домой меня просто не пустили, Лина сказала, что ты уехала в Женеву.
- Так и было.
- Но почему?
- Папа сказал, что если я не выйду замуж за его женевского компаньона, то он убьет тебя. Его телохранитель говорил, будто они тебе денег предлагали, но ты не взял, и я очень испугалась за тебя.- Пряча лицо у него на груди и, всхлипывая, шептала она.
- Ты замужем? – грустно спросил он.
- Уже нет, он был хороший человек, но на двадцать четыре года старше меня. Два года назад он умер от инфаркта. Папы тоже не стало, он погиб в авиакатастрофе этим летом. Впрочем, ты, возможно, сам давно женат?
- Нет, красивее и лучше тебя я никого не встретил.
- Тогда, ты же не откажешься, от молодой, состоятельной вдовушки? – озорно спросила Светлана.
- Глупенькая, - Рассмеялся Павел, целуя её в губы. – Мне и тогда деньги не нужны были. Ты, главное сокровище в моей жизни.
И он снова обнял ее, целуя веки, брови, ероша волосы и, чувствуя, как бьётся её сердце, закрыл глаза, жадно впитывая каждое мгновение общей радости.
- Ты снова мой, никому тебя не отдам, - шептала она, отвечая его ласкам.

Никита.
Одиночество - странное чувство, это мутный туман, окутывающий яркую искру. Слой за слоем накладывает он свои липкие сгустки на все, что ее окружает. Лишает ее возможности дарить свой свет другим. И искра, медленно тая, затухает, так и не отдав никому своего тепла. Искры мечутся в темноте, сближаясь и отталкиваясь, друг от друга. Некоторые сливаются воедино, вспыхивая ярче. Некоторые так и блуждают в темноте, сталкиваясь и разбегаясь в разные стороны. А бывает и так, что искра, уже почти погасшая в клубящемся мареве одиночества, вдруг вспыхивает ярким светом, озаряя все вокруг и гаснет, даря миру только скорбное чувство утраты по чему-то не сбывшемуся.

Никита потёр ладонями лицо. Взял с полки «Рабочий журнал», в графе дежурства записал: «22 декабря 2012» и расписался, потом закрыл его, отодвигая в сторону. Снял с полки синюю тетрадь, которую использовал в качестве черновика. Открыл, выискивая чистые листы. Провёл кулаком по сгибам страниц и вывел черной ручкой название:
Апокалипсис.

…. и мрачная сказка полилась из под пера четким, уверенным почерком.

«Утренняя заря окрасила свинцовое небо безмолвными всполохами. Мир замер в преддверии таинства рождения нового дня. Дня, которому суждено стать последней страницей в книге этой вселенной. Утро заставило замереть природу в ожидании страшных событий. Багровые протуберанцы зари по всему горизонту струящимся пламенем вздымались к небу, сворачиваясь в тугие спирали, превращаясь в гигантские смерчи. Тьма над ними пришла в движение, заклубилась тучами. В воздухе запахло озоном, а в серо-черных клубах появились первые змеящиеся молнии. Мир вздрогнул, подернувшись рябью, словно отражение на волнах и взорвался оглушительным грохотом, впуская в себя космический мрак».
***
Павел и Светлана все так же сидели в машине, обнявшись и, лаская друг друга, о чем-то шептались. Тихо смеясь, рассказывали, что-то веселое, целовались и снова шептались, и не видели, как в зеркале заднего вида поднимались кроваво-алые столбы смерчей, увитые блестками хищных молний.


20.07.10.(Дэн Люк)
Показать полностью
Views 27
Like 2
Answers2
Дэн Люк
26.03.2022
В блоге DenLuck
Дэн Люк
Ещё посты
Warning Присоединяйтесь!
Зарегистрировавшись Вы сможете просматривать
размещенные на сайте картинки и видео, слушать музыку,
Просматривать и оставлять комментарии
Задавать вопросы и отвечать на них.
Зарегистрируйтесь на сайте в 1 касание - просто выберите почту или социальную сеть ниже.
Yandexндекс
MailRumail
Googleoogle
Odnoklassniki
VK
Заходя на сайт Вы подтверждаете своё согласие с
правилами и политикой конфиденциальности
close