Отвечай
Есть что спросить или ответить?
Или, может, Вы ищете новых друзей?
Или просто хотите пообщаться?
Заходите!
Посты
Список блогов
Популярные
Новые
Мои подписки

Посты блога
Всё обо всём

Последняя Ночь Сварога… К сожалению, в последнее время определёнными силами навязчиво распространяется, даже среди русских людей, идея о том, что Славяно-Арийские Веды являются фальшивкой, как и Велесова Книга. И, что самое неприятное, даже сделанная Миролюбовым в 1942 году фотография одной из дощечек (в то время, когда отсутствовали компьютеры с их невероятными возможностями, и создать фальшивку подобного уровня было просто невозможно) и всё, связанное с Велесовой Книгой, воспринимается «наукой» отрицательно. И, что самое любопытное — не только за пределами России, но и в ней самой. Точнее, в России многие «учёные» нападают на Велесову Книгу и в прямом, и переносном смысле, наиболее агрессивно. За рубежом о Велесовой Книге предпочитают «скромно» молчать, вернее, «скромно» замалчивают само существование этого документа. В чём же причина такой, можно сказать, чрезмерной «скромности»?!Ответ на этот вопрос, как это и ни «странно», очень прост. Велесова Книга отражает прошлое славян более чем за двадцать тысяч лет! Последняя запись в ней сделана волхвом в середине-конце десятого века в современном летоисчислении, весьма близко к Лету 6496 (988 год н.э.) от С.М.З.Х. (от Сотворения Мира в Звёздном Храме). Примерно в это время на землях Киевской Руси, неожиданно ставшей самой западной провинцией Славянско-Арийской Империи (после бунта и отделения более западных провинций), с невероятной жестокостью начинается эпопея навязывания религии, которая с двенадцатого века, получит название христианской. Практически последняя запись в Книге Велеса совпадает со временем насильственного крещения Киевской Руси. Там, где смогли достать своими руками оборотни Владимира «Святого» — крестителя Киевской Руси — все взрослые люди и даже отроки, отказывающиеся принять чуждую и противную русскому духу религию, физически уничтожались, а неразумным и перепуганным чадам (детям до семи-восьми лет) священники этой религии вбивали в головы чуждые им по духу представления духовного и физического рабства.Получается, нравится это некоторым «учёным» — ис(из)тор(ы)икам или нет, любопытное совпадение, если это конечно можно назвать совпадением. Последняя запись в Книге Велеса и крещение Киевской Руси приходится на одно и тоже время — середина—конец десятого века по христианскому календарю. А по славяно-арийским ведическим представлениям, это — начало последней, самой тяжёлой Ночи Сварога, которая окутала Мидгард-Землю (наша планета Земля) своим мрачным и кровавым покрывалом на Семь Кругов Жизни — на 1008 лет — начиная с Лета 6496 (988 г. н.э.) и по Лето 7504 (1995-1996 гг. н.э.).У многих может возникнуть вопрос, что же такое эти Дни и Ночи Сварога, и с чем их «едят»?! Но прежде, чем перейти к объяснению «блюд» ведической «кухни» Cлавяно-ариев, мне хотелось бы остановиться на нескольких любопытных моментах, с которыми мне пришлось столкнуться лично, во время моих поисков своей Жар-птицы событий прошлого…Когда, относительно недавно, мне попалась на глаза информация о Велесовой Книге, я с удивлением узнал, что Юрий Петрович Миролюбов (1892-1970), сделавший знаменитую фотографию одной дощечки в Бельгии в 1942 году и срисовавший остальные, жил и работал в Сан-Франциско. Я отправился в Русский музей города Сан-Франциско, но в нём архивов Ю.П. Миролюбова не оказалось. Его архив был доступен только в библиотеке института Гувера (Hoover Institution Archives), куда я со своим другом и отправился. В архиве этой библиотеки мне удалось найти нужные мне материалы. Пока я заказывал микрофильмы архива Ю.П.Миролюбова, один из студентов-американцев спросил меня о том, неужели я верю информации о книге Велеса?Подобный вопрос меня и удивил, и возмутил. Фотографии 1942 года с реальной дощечки для доказательства достоверности Книги Велеса — не достаточно, в то время, как отсутствие каких-либо доказательствдостоверности современной версии «истории» не беспокоит практически никого. Все «древние» книги, на которых строится современная история — печатные книги пятнадцатого столетия. По существующей «официальной версии» истории, они представляют собой «точные копии» древних манускриптов, которые все практически одновременно сгорели вместе со всеми библиотеками древностей по всему миру, но так «своевременно» снятые копии все до одной сохранились в целости и сохранности. Так вот, подобная «липа» почему-то сомнений ни у кого не вызывает, а подлинная фотография 1942 года подвергается сомнению.Существование двойных стандартов — далеко не новый трюк, но почему большинство, особенно те, кого эти двойные стандарты обкрадывают и духовно, и культурно, смиренно молчат? Особенно это касается славян и в первую очередь нас — русских! Нам так долго вбивали в головы мысли о примитивности всего русского, нас чужеземцы «учили» говорить на нашем родном языке, для «улучшения» оного выбрасывали «ненужные» буквы из русского алфавита, изменяли произношение слов и их написание, заменяли одни, истинные значения слов на удобные им. Перечисление этого можно продолжать довольно долго, но самое страшное то, что многие даже не замечают всего этого, принимают, как само собой разумеющееся. А так ли это?! Даже вназвании народа заложено оскорбление, желание унизить. Всё для всех (включая и меня) является столь привычным, что мы не замечаем даже прямого оскорбления. Взять хотя бы слово русские. Кто-то может спросить, в чём же может быть оскорбление назвать русских русскими?!Давайте не спешить с выводами о паранойе или чём-нибудь подобном, а немного задумаемся. Как это сделала моя жена Светлана и обратила моё внимание на слово русские. Сначала я не «въехал», где здесь «зарыта собака», пока она не произнесла нескольких слов… и мне тогда всё стало понятно. В отношении любого другого народа всегда говорят: человек — англичанин, а его язык — английский, и аналогично; француз —французский, немец — немецкий, китаец — китайский, литовец — литовский, украинец —украинский и т.д. На вопрос, кто, ответом всегда служит существительное, а на вопрос о языке, на котором этот человек говорит, ответ всегда — прилагательное. И это логично: язык, на котором говорит человек, действительно прилагается к нему, а не наоборот. Только в отношении нас, русских делается «исключение». На вопрос, кто человек, отвечают — русский, а его язык — тоже русский. Слово существительное заменили на прилагательное. Даже на языковом уровне, на уровне подсознания нам пытаются вдолбить мысль о нашем «приложении» ко всем остальным, мысль о нашей «никчемности» и ничтожности. Внушить всем нам идею о примитивности всего нашего русского.Идёт война не одну тысячу лет, война на всех фронтах, в том числе и психологическом, на языковом и генетическом. Правильные слова пробуждают генетическую память, ложные слова или искажённые — оставляют эту память спать вечно. И невольно возникает вопрос: кому и для чего это нужно — искажать самоназвание народа?! И… стоит только задуматься над этим вопросом, ответ приходит практически мгновенно. Мы — русы, а не русские. На вопрос, кто человек — правильно ответить рус, а его язык — русский. И тогда всё становится на свои места.Кто-то может сказать — что в лоб, что по лбу. Стоить ли «городить» из-за этого огород?! Стоит… и по нескольким причинам.Во-первых, для открытия своей генетической памяти. Предлагаю любому генетически русскому человеку произнести слово «я — рус» и прислушаться к себе. Может быть, не с первого раза, но генетически русский человек ощутит внутреннюю вибрацию, а, при произношении слова я — русский, никакой вибрации не возникнет, в ощущениях будет только пустота. Каждое слово создаёт определённый качественный резонанс с телом и сущностью говорящего. Одно слово может пробудить спящую генетику, другое, даже очень близкое, но имеющее совершенно другое предназначение, оставит эту генетику «спать» дальше. Получается, что кто-то, стоящий «за кулисами», прекрасно понимал всё это и начинал свою диверсию с искажения самоназвания народа.Далее, даже в искажённом варианте истории, который нам вбивали в головы с детства, Киевская Русь называлась Русью, так же, как и Московская Русь. Именно так назывались земли русов — Русью. А какая это Русь — вопрос второй. Только с приходом к власти прозападно настроенной династии Романовых и то, не сразу, при Петре «Великом», самоназвание Русь заменили на нейтральное Россия. Но, почему западноевропейские страны и стоящие за их спиной, так стремились изменить самоназвание народа и страны?!Всё оказывается довольно банально. Практически все европейские страны (да и не только европейские) относительно недавно были окраинными провинциями Славяно-Арийской Ведической Империи, а правили в них династии русов. С середины V века в этих провинциях произошли революции, организованные Тёмными Силами, и к власти пришла новая знать, для которой любое упоминание царского рода русов, напоминало им о незаконности их власти. Они даже не понимали, что являются марионетками в руках стоящих за ними. Именно потому, что прошлое цивилизации Мидгард-Земли было прошлым Славяно-Арийской Ведической Империи, новой европейской знати, а точнее, стоящим за ними силам, было необходимо уничтожить свидетельства прошлого Великой Ведической Державы Русов. Именно поэтому горели древние библиотеки, именно поэтому Романовы, особенно лже-Пётр «Великий», уничтожали любые следы воистину Великой Ведической Культуры Славяно-Ариев и в первую очередь Русов…И ещё один момент. Приходилось мне слушать мнение «экспертов»-лингвистов о Cлавяно-арийском руническом письме. Увидев сходство славяно-арийских рун с китайскими и египетскими иероглифами, эти «эксперты» немедленно заявляют о фальсификации Cлавяно-арийских рун. Подобные «умозаключения», по крайней мере, несколько странны. Похожесть Cлавяно-арийских рун не обязательно говорит об их фальшивости, по крайней мере, так же правомочно заявление о том, что и китайские, и египетские иероглифы являются видоизменёнными, искажёнными славяно-арийскими рунами. Но «почему-то» этот вариант даже нерассматривается.Кроме того, некоторая похожесть китайских и египетских иероглифов на славяно-арийские руны, наоборот говорит об их первичности. И если немного подумать, это умозаключение становится логичным и единственно возможным. Славяно-арийские руны содержат в себе несколько уровней информации, каждый из которых «открывается», в зависимости от того, какие руны стоят до и после. Поэтому смысл текста, при переводе на разговорный язык, меняется от положения данной руны в манускрипте. Надёргать китайских и египетских иероглифов и из этого «винегрета» сделать рунический алфавит просто невозможно, в силу указанных выше причин. Значение Славяно-арийских рун сильно отличается от значений китайских и египетских иероглифов. А кроме этого, необходимо помнить о трёх (если мне не изменяет память) «ревизиях» китайских иероглифов, когда все книги, написанные «старыми» иероглифами, полностью уничтожались, и всё культурное достояние прошлого Китая писалось заново новыми иероглифами. И подобное происходило трижды!В связи с этим, возникает вопрос: кто и для чего «подчищал» прошлое Китая?! Для чего было необходимо уничтожать старые книги, и что такого было в этих книгах, чтобы проделывать подобное аж три раза, всё дальше и дальше удаляясь от первоначального вида иероглифов? А не были ли изначальные китайские иероглифы Славяно-арийскими рунами? И не потому ли, даже после трёх изменений, китайские иероглифы продолжают напоминать Славяно-арийские руны, что эти руны были основой для китайских иероглифов? И тот факт, что старые книги три раза полностью уничтожались, и всё переписывалось заново в новой редакции и изменёнными иероглифами, только подтверждает факт первичности славяно-арийских рун и вторичности китайских иероглифов. Аналогично дело обстоит и с египетскими иероглифами. Но об этом будет сказано больше в книге… (Имеется в виду книга « Россия в кривых зеркалах»)И вновь не стоит спешить желающим обвинить в «притягивании» фактов за «уши» к выгодным (в данном случае, мне) умозаключениям. Желающих «торопыжек» хотелось бы отправить к изучению истории Древнего Китая. Согласно китайской (а не моей) легенде, китайская цивилизация началась с того, что к ним, с севера, прилетел на небесной колеснице (вайтмане) Белый Бог по имени Хуан Ди, который и научил их всему: от возделывания рисовых полей и построения дамб на реках, до иероглифического письма. Оказывается, китайские иероглифы придумали не китайцы, а были им переданы белым человеком высокоразвитой цивилизации, лежащей к северу от Древнего Китая.А теперь — немного пояснений. Хуан — старое арийское имя, которое до сих пор довольно-таки широко распространено в испаноговорящих странах. Ди — племена белой расы, жившие к северу от Древнего Китая. Племена Ди — Динлинов — были хорошо известны жителям Древнего Китая. Сложность произношения для китайцев слова «динлины» привело к сокращённому его варианту — Ди. В старых китайских хрониках очень много упоминаний о племенах Ди, которых китайцы основательно пытались изжить со своих земель (скорее всего, с их собственных земель тоже). Ещё в III тысячелетии до н.э. племена Ди в китайских летописях отмечались, как коренные жители страны. За три тысячи лет часть динлинов была истреблена китайцами, часть бежала, а часть смешалась с китайцами. И не кажется ли странным «совпадением» тот факт, что последний стиль письма — кайшу, дошедший до наших дней без каких-либо серьёзных изменений, окончательно сформировался в период Троецарствия (220-280 гг. н.э.) практически тогда же, когда китайцы окончательно «решили» проблему с племенами Ди на своей территории?Весьма похоже на проявление глубокой «благодарности» к народу, принёсшему для китайцев свет знаний и культуры. Три тысячи лет войны между племенами китайцев, представляющими жёлтую расу и значительно менее многочисленными динлинами, племенами белой расы. И эта трёхтысячелетняя война, построенная на геноциде динлинов, шла в несколько этапов. И каждая веха этого противостояния белой и жёлтой рас отмечалась изменением стиля китайского письма. Так называемые, иньские письмена получили своё дальнейшее графическое «развитие» в виде головастикового письма, которое использовалось в начальный период династии Джоу (1066-771 гг. до н.э.). Письменность в эпоху Джаньго получает название стиля дачжуань — почерком больших печатей. А после объединения Цинь Шихуаном разрозненных царств в единую Империю, император приказал своему первому министру Ли Сы произвести «стандартизацию» письма. Новый стиль письма получил название сяочжуань — почерк малых печатей. И каждая «модернизация» сопровождалась уничтожением книг «старого» стиля и переписыванием всего в «новом» стиле. И такие «глобальные» культурные изменения в стилях письма «почему-то» происходили по мере уничтожения присутствия в китайской культуре динлинов.Это даёт право предположить, что изначально племена динлинов формировали правящие касты в Древнем Китае, как это было и в Дравидии (Древней Индии). И происходила гражданская война между разными кастами древнекитайского общества, которые, к тому же, формировались представителями разных рас — белой и жёлтой. Касты жёлтой расы подняли бунт против правящей касты белой расы. Всё то, чему белые люди научили племена жёлтой расы, последние обернули в первую очередь против своих учителей, постаравшись при этом не только физически уничтожить своих благодетелей, но уничтожить и саму память о них. Весьма любопытный вид «благодарности» на мой взгляд (более подробно об этих и предшествующих им событиях будет изложено в книге «Россия в кривых зеркалах»).Относительно недавно появилось и ещё одно неопровержимое доказательство первичности славяно-арийских рун. Это доказательство имеет «каменный» фундамент и в прямом, и в переносном смысле. Когда в июле 1999 года профессор Башкирского государственного университета А.Н. Чувыров обнаружил в деревне Чандаркаменную рельефную карту высокоразвитой (значительно выше существующей сейчас) цивилизации, на ней обнаружили и надписи, сделанные на иероглифо-слоговом языке неизвестного происхождения. Надписей было много и сначала думали, что надписи сделаны на древнекитайском языке, но… просмотр редких книг из пекинской императорской библиотеки и встреча профессора А.Н. Чувырова с коллегами из Хунаньского университета окончательно похоронили версию о «китайском следе». Экспертиза китайских учёных однозначно показала, что фарфор, входящий в состав плиты, в Китае никогда не использовался. Также ничего не дали и попытки расшифровать надписи на каменной плите (см. статью Степана Кривошеева «Карта создателя»).Так может быть, по мнению «великих» экспертов-лингвинистов надписи на плите, выполненные славяно-арийскими рунами, также являются фальсификацией китайской и египетской письменности?! Полёт «научной» мысли остановить нельзя, только возникает один довольно коварный вопрос — в какой такой «улик» несут свой «нектар» эти эксперты-«пчёлки»?! Ответ — очевиден каждому…Оставим возможность желающим поразмыслить о вечности, а между делом, давайте определимся с тем, что же это такое — День и Ночь Сварога?! В Славяно-Арийских Ведахдовольно часто упоминаются эти слова, пришло время разобраться — что стоит за этими понятиями.В нашей Вселенной существует несколько типов звёздных скоплений, спиралевидные и шаровидные галактики, звёздные туманности… Наше Солнце находится в одном из четырёх рукавов нашей спиралевидной галактики, причём, на самых «задворках» этого рукава. Каждая спиралевидная галактика вращается вокруг своего ядра, при своём движении по звёздным дорогам нашей Вселенной.Наша Вселенная образована семью первичными материями. Так называемая, физически плотная материя, которую все так привыкли обозревать в виде галактик, туманностей, звёзд, планет и т.д., возникла в результате слияния этих первичных материй в областях пространства, где возникли необходимые для этого слияния условия1. (Более подробно об этом см.: Н. Левашов «Последнее обращение к человечеству», главы 1, 10-12 и Н. Левашов, «Неоднородная Вселенная», главы 2-3)И, как установили «учёные», физически плотная материя составляет только 10% материи Вселенной, а остальную массу (90%) составляет, так называемая, «dark matter» (тёмная материя). Они правда не уточняют, что из себя представляет эта «dark matter», которую не регистрирует ни один из известных современной науке приборов, но простим им это «незначительное недоразумение» и займёмся делом. Свободные первичные материи, которые и составляют эти 90% материи Вселенной, продолжают заполнять пространство нашей Вселенной, находясь в постоянном движении и при этом, практически не влияя друг на друга. И если в физически плотной материи Вселенной они присутствуют в чёткой пропорции по отношению друг к другу, то в своём свободном движении по остальным просторам Вселенной, они не создают жёсткого пропорционального соотношения между собой.И хотя в любой точке Вселенной и присутствуют все семь первичных материй, их пропорциональное соотношение между собой меняется в весьма широких пределах. Другими словами, свободные первичные материи распределены по Вселенной весьма неравномерно. Вселенная — неоднородна и по распределению в ней первичных материй. В результате этого, в разных областях пространства нашей Вселенной свободные первичные материи присутствуют неодинаково.Принципиально важное значение имеет, какая или какие свободные первичные материи доминируют в данной области пространства Вселенной. Избыточное присутствие в области пространства Вселенной той или иной свободной первичной материи может оказывать весьма сильное влияние и на жизнь звёзд, и на тектоническую, и другие виды активности планет, и на эволюционное развитие живых существ. Наша Вселенная, как уже отмечалось, образована семью первичными материями, обозначим их буквами — A, B, C,D,E, F и G, поэтому от того, какая или какие из этих первичных материй присутствует (ют) в избытке в той или иной области пространства Вселенной, зависит весьма многое, в том числе и поведение людей, проявление ими тех или иных эмоций и качеств. Каждая первичная материя имеет конкретные, присущие только ей, свойства и качества. И поэтому, когда неоднородность пространства изменяется от одной области пространства к другой (изменяются свойства и качества самого пространства), это приводит к тому, что свободные первичные материи реагируют на это неодинаково.Изменение свойств и качеств в какой-то области пространства Вселенной приводит к тому, что проницаемость оной для той или иной свободной первичной материи также изменяется, и в результате этого происходит задержка той или иной первичной материи в этой области пространства Вселенной. Со временем, происходит накопление этой первичной материи, и это приводит к изменению соотношения свободных первичных материй в этой области пространства Вселенной. Таким образом, появляется избыток той или иной свободной первичной материи в конкретной области пространства Вселенной. В силу того, что и все остальные свободные первичные материи реагируют на неоднородность в пространстве Вселенной, они тоже задерживаются в области этой пространственной неоднородности, но в различной степени. Только реакция свободных первичных материй на одну и ту же неоднородность — разная. Поэтому и степень задержки свободных первичных материй в одной и той же области неоднородности, тоже будет разная.В результате всего этого, в каждой области неоднородности Вселенной изменяется пропорциональное соотношение между первичными материями. При этом какая-то из первичных материй в этой области неоднородности станет доминировать над всеми остальными. Причём, это доминирование будет различным по отношению к разным свободным первичным материям. И, как следствие этого, в каждой области неоднородности Вселенной возникает своё — уникальное распределение первичных материй. Но при этом, существует некоторая особенность.Наше пространство-Вселенная, образованное семью первичными материями, находится между двумя другими пространствами-Вселенными, образованными соответственно шестью и восемью первичными материями, которые своим влиянием в основном и создают области неоднородности в нашем пространстве-Вселенной. Поэтому возникает два типа неоднородностей в нашем пространстве-Вселенной. Один тип областей неоднородностей вызывается влиянием пространства-Вселенной, образованного восемью первичными материями, что приводит к доминированию в ней первичной материи E. Другой тип неоднородностей вызывается влиянием пространства-Вселенной, образованного шестью первичными материями, что приводит к доминированию в такой области неоднородности первичной материи G. При этом влияние областей неоднородностей на остальные первичные материи нашего пространства-Вселенной — A, B, C, D и F, тем сильнее, чем ближе каждая из них по своим свойствам и качествам к первичной материи G или первичной материи E.Этот момент — очень важен для понимания природы явления Дней и Ночей Сварога. Всё дело в том, что доминирование в областях неоднородностей первичной материи G или первичной материи E оказывает весьма значительное влияние на эволюционное развитие, как конкретного человека, так и цивилизации в целом. При доминировании первичной материи E, возникают оптимальные условия для развития у человека полного третьего и четвёртого материальных тел (т.н., астрального и ментального тел), что проявляется в развитии высоких духовных и моральных качеств, сознания и совести. Области неоднородности пространства с такой качественной структурой называются Днями Сварога (Рис.1 и Рис.2). При доминировании первичной материи G, возникают условия для гипертрофированного развития второго и неполного третьего тел человека (т.н., эфирного и нижнеастрального тел),что проявляется в усилении у людей низменных свойств и качеств. Это приводит к возникновению эволюционного перекоса, особенно на начальных этапах эволюционного развития, как отдельного человека, так и цивилизации в целом.Опасность эволюционного перекоса на начальных стадиях развития человека проявляется в том, что, при отсутствии у сущности человека четвёртого и других тел, происходит непропорциональное развитие третьего тела. А это проявляется в усилении у человека агрессивности, жестокости, жадности, алчности, зависти и т.д. Именно избыточное насыщение третьего материального тела сущности человека первичной материей G и обеспечивает появление и развитие перечисленных выше отрицательных качеств, и Тёмные Силы получают возможность влиять на людей, имеющих подобные черты личности и через них влиять на происходящее на всей Мидгард-Земле. Только люди, прошедшие через начальные стадии эволюционного развития, оказываются в своём большинстве иммунны к подобному перекосу, который только несколько замедляет их эволюционное развитие, не создавая условий для возможного влияния на них и контроля со стороны Тёмных Сил. Области неоднородности пространства с такой качественной структурой называются Ночами Сварога(Рис.3).О наличии таких областей неоднородностей пространства, опасных для эволюционного развития, знают, как Светлые, так и Тёмные Силы. Любая цивилизация проходит через начальную стадию эволюционного развития, как бы, «переболевает» своеобразной детской болезнью развития. Этого нельзя избежать, как нельзя избежать, например, стадии эмбрионального развития человека. И именно эту ахиллесову пяту эволюционного развития каждой цивилизации и пытаются использовать Тёмные Силы для захвата контроля и над цивилизациями, и над планетами-Землями, которые оные цивилизации заселяют. Поэтому, тактика и стратегия Тёмных Сил заключается к подготовке интересующих их планет-Земель к возможному захвату. Когда та или иная интересующая их планета-Земля приближается к области пространства с отрицательным эволюционным перекосом, они или используют детский возраст цивилизаций для захвата, или создают у цивилизаций этот детский возраст до того, как планета-Земля данной цивилизации приближается к области Ночи Сварога. Отрицательный эволюционный перекос представляет собой внешнее поле, вынуждающее людей, находящихся на начальных стадиях эволюционного развития, сонастраиваться под себя, не позволяя им гармонично развиваться.Аналогично мощный магнит намагничивает кусочки металла, передавая им свою полярность. Если же кусочки металла уже намагничены, то для их перемагничивания необходимо внешнее магнитное поле, как минимум, на порядок мощнее. Люди на начальных эволюционных стадиях аналогичны ненамагниченным кускам металла, и поэтому Тёмные Силы максимально эффективны именно в это время. Особенно легко им удаётся захват планет-Земель, когда оные проходят именно через области с отрицательным эволюционным перекосом. При этом им, в принципе, остаётся только обеспечить, чтобы подобный незрелый плод «упал» в их руки. Но подобное «везение», когда планета-Земля проходит через область пространства с отрицательным эволюционным перекосом, и цивилизация этой планеты-Земли находится на начальной эволюционной стадии, бывает весьма редко. Поэтому Тёмные Силы очень часто создают необходимые для этого условия. Если они хотят захватить планету-Землю, а на ней находится цивилизация, уже прошедшая начальные стадии эволюционного развития, то Тёмные Паразитические Силы применяют следующую стратегию. На такой планете-Земле создают планетарные катаклизмы, разрушающие инфраструктуру цивилизации. После чего, оставшиеся в живых волей-неволей оказываются на первобытном уровне. И когда такая планета-Земля входит в отрицательную эволюционную область пространства, Тёмные Силы легко захватывают контроль над такой цивилизацией.У некоторых может возникнуть вопрос: «Зачем Тёмным Силам всё это нужно?!» Всё дело в том, что Тёмным Силам не нужны пустые планеты-Земли или уничтоженные. Этим космическим паразитам нужны рабы, которые бы разрабатывали для них природные ресурсы собственных планет, после чего эти планеты-Земли обычно уничтожались вместе с уже ненужными рабами. После этого Космические Паразиты отправлялись к своей следующей планете-жертве.О бо всём этом знали и Светлые Силы. Их стратегия и тактика заключалась в том, чтобы не позволить Тёмным Силам создать планетарные катастрофы, отбрасывающие цивилизации планет-Земель до первобытного уровня или не допустить опускания цивилизаций до этого уровня, минимизируя активность и последствия активности Тёмных Сил. На нашей Мидгард-Земле Светлые Силы применяли оба метода. Тарх Даждьбог своей силой уничтожил 111 813 лет тому назад Луну — Лелю вместе с базами Тёмных Сил. Но катастрофы не удалось избежать, так как всё-таки осколки Лели упали на Мидгард-Землю, что привело к погружению Даарии на дно Северного Океана-моря. Но, тем не менее, цивилизация Мидгард-Земли не была отброшена до уровня первобытной дикости, и тогда Тёмным Силам пришлось остаться «не солоно хлебавши».К сожалению, во второй раз нашей Мидгард-Земле не повезло. Лидеры Антлани (Атлантиды), имевшие отрицательный эволюционный перекос, стали проводниками Тёмных Сил и развязали планетарную войну за мировое господство 13 015 лет назад (на 2006 год). Они применяли ядерное оружие и пытались управлять силами стихий Мидгард-Земли. Попытки этого управления оказались неудачными и вторая Луна — Фатта начала падать на Мидгард-Землю. Чтобы спасти планету от гибели, Бог Ний уничтожил падающую Фатту, но упавшие осколки оказались слишком большими и вызвали не только погружение в морские пучины самой Антлани-Атлантиды. Ось Мидгард-Земли, в результате падения осколков Луны Фатты, изменилась на 23.5градуса, и всё это вместе взятое вызвало множество природных катаклизмов и начало нового ледникового периода. И при этом произошло то, чего Тёмные Силы так долго хотели добиться — большинство оставшихся в живых после этой планетарной катастрофы очень быстро опустились до первобытного уровня. После полного уничтожения катастрофой инфраструктуры цивилизации Мидгард-Земли, только малая часть людей сумела сохранить свой цивилизованный уровень, но они не могли уже контролировать ситуацию. Единственное, что они могли сделать — это сохранить знания и информацию о произошедших событиях.Тёмные Силы уже были готовы праздновать победу, но их празднование оказалось несколько преждевременным. Предвидя возможность подобного развития событий, иерархи Светлых Сил поместили в недра Мидгард-Земли Источник Силы. Этот Источник Силы был предназначен служить тем противовесом отрицательного эволюционного перекоса, который возникал при попадании Мидгард-Земли в области пространства с отрицательным для развития распределением первичных материй. При вращении нашей Галактики, Мидгард-Земля вместе с нею, периодически попадала в такие зоны пространства, создающие отрицательный эволюционный перекос. И двигалась долгое время внутри этой зоны пространства, до тех пор, пока не покидала её (область с отрицательным эволюционным перекосом). Время прохождения через подобные пространственные зоны с отрицательным эволюционным перекосом, составляло от нескольких сотен лет, до нескольких тысяч. Наши предки называли время прохождение Мидгард-Земли через эти пространственные зоны Ночами Сварога (Рис.3 иРис.4). Последняя, наиболее тяжёлая Ночь Сварога окутала Мидгард-Землю на Семь Кругов Жизни — на 1008 лет — начиная с Лета 6496 (988 г. н.э.) по Лето 7504 (1995-1996 гг.н.э.).«Тяжесть» Ночи Сварога определяется величиной отрицательного эволюционного перекоса, создаваемого внутри каждой из таких областей пространства. Чем больше отрицательный эволюционный перекос, тем «темнее» Ночь Сварога. Чем «темнее» Ночь Сварога, тем легче для Тёмных Паразитических Сил было захватить и подчинить своему контролю обитателей данной планеты-Земли. Чем мощнее внешний отрицательный эволюционный перекос пространства, тем сложнее каждому конкретному человеку развиваться гармонично. Другими словами, человеку сложнее избежать проявления агрессивности, жестокости, устоять перед низменными инстинктами и эмоциями и т.д. Продолжительность, как Ночей Сварога, так и Дней Сварога определяется протяжённостью в пространстве этих областей неоднородности. Чем больше пространственная протяжённость областей неоднородности пространства, тем больше времени требуется нашей галактике для того, чтобы пересечь её, так как скорость движения нашей галактики в нашем пространстве-Вселеннойи скорость вращения самой нашей галактики вокруг своего ядра остаются неизменными в пределах этих зон неоднородности пространства.

Таким образом, временная протяжённость Дней Сварога и Ночей Сварога варьируется в весьма широких пределах. И временная протяжённость конкретной Ночи Сварога может значительно отличаться, как в одну, так и в другую сторону от временной протяжённости приходящего на смену ей Дня Сварога. Пространственный отрицательный эволюционный перекос под себя качественную структуру сущности человека, и особенно легко это происходит на начальных эволюционных стадиях. Именно поэтому Тёмные Силы так любят использовать для захвата цивилизаций время . Только очень сильная воля и высокие моральные принципы могут позволить человеку пересилить влияние отрицательного эволюционного перекоса Ночи Сварога и преодолеть эволюционную фазу разумного животного. Наши предки и Светлые Иерархи знали об этих природных явлениях и именно для максимальной нейтрализации отрицательного эволюционного перекоса Ночи Сварога и поместили Источник Силы в недра Мидгард-Земли, который:«Подпитывал расу заветный источник,

что сохранился в урочищах древних…

Предвидели темень на Мидгарде Боги,

и расы потомкам помочь порешили…».

Именно на возможность компенсации Источником Силы отрицательного эволюционного перекоса Ночей Сварога и рассчитывали Светлые Иерархи, устанавливая Источник в недра Мидгард-Земли. При этом выходы Источника на поверхность не были постоянными, в силу того, что отрицательный эволюционный перекос не был неизменным и качественно, и количественно, даже в течение одной Ночи Сварога. И поэтому наложение на изменяющийся во времени отрицательный эволюционный перекос нейтрализующего влияния Источника приводило к тому, что возникали выходы Источника на поверхности Мидгард-Земли в разных точках. Эти выходы Источника периодически исчезали в одном месте, чтобы появиться в другом:

«в глубинах земных он накапливал силу,

в разных местах на поверхность являясь.

Но Вечный Источник Божественной Силы

не в каждом краю Свята Расы струился».

В местах выхода на поверхности Мидгард-Земли Сила Источника даже ускоряла эволюционное развитие человека. И эти выходы Источника хранились в тайне от врагов и от непосвящённых. В этих местах снималось и блокирующее действие Источника на генетические возможности, заложенные в человеке. После катастрофы Антлани (Атлантиды), Светлые Иерархи поместили в недра Мидгард-Земли и генератор, блокирующий проявление возможностей до тех пор, пока носитель оных не достигнет уровня эволюционного развития, позволяющего осознавать ответственность за каждое деяние. Этому соответствует эволюционное развитие, при котором человек приобретает шесть материальных тел сущности к существующему физическому (Более подробно об этом см.: Н. Левашов Последнее обращение к человечеству , Главы 5-7 и Н. Левашов, Сущность и Разум , Том 2 Глава 9)При достижении такого эволюционного уровня, человек завершает стадию планетарного цикла развития и вступает в стадию космического. Установка блокирующего генератора в недра Мидгард-Земли была вынужденной мерой Светлых Иерархов после неразумных действий лидеров Антлани (Атлантиды), при их попытке использовать Силы Стихий в своих корыстных целях, что чуть было не привело к гибели Мидгард-Земли 13 015 лет назад (на 2006 год), о чём уже говорилось ранее. Была создана своеобразная система «защиты от дураков», которая не давала возможности развивающемуся человеку использовать возможности генетического потенциала до тех пор, пока носитель этого потенциала недостигал при гармоничном развитии, просветления знанием, понимания последствий своих действий и осознания ответственности за них. Завершение планетарного цикла эволюции человеком в большой степени гарантирует это. В силу сказанного выше, выходы Источника держались в тайне, в силу того, что в зоне выхода на человека не действовал блокирующий генератор:Как Жизни Источник, всем силы дарует

людям, богам и различным растеньям.

Что раскрывает он в сущности каждых,

какими дарами он жизнь наделяет…

в богах раскрывает он сокрытые силы,

людей наделяет, согласно их мыслей …

Славяно-Арийские Веды, Книга Четвёртая, Источник жизни, Весть Вторая

Из этого отрывка Славяно-Арийских Вед проясняется любопытная деталь. Источник жизни дарует силы, как людям, так и богам. И не только это — источник жизни в богах раскрывает сокрытые силы, а людей наделяет, согласно их мыслей. Из этого отрывка ясно следует, что в древние времена наши предки под богами понимали совсем не то, что вкладывается в это понятие сейчас. Под богами наши предки подразумевали светлых иерархов и людей, в потенциале имеющих возможность стать оными. Получается, что некоторые люди являются «спящими богами» т.е., имеют генетические возможности, при правильном развитии которых имеющий их человек может достичь высоких уровней развития. Такой человек под воздействием блокирующего генератора не мог проявлять и осознавать свои генетически заложенные возможности до того момента, пока не завершал планетарного цикла эволюции. И скорее всего, волхвы использовали выходы Источника Жизни для выявления среди людей «спящих Богов», для того, чтобы потом активно помогать этим людям в их гармоничном развитии.Всё дело в том, что далеко не каждый, даже очень хороший человек в состоянии пройти все планетарные этапы развития и выйти на уровень космического развития. Правильно будет сказать, что очень немногие способны на подобное. И дело здесь в том, что, к сожалению, довольно редко сочетаются в одном человеке природные возможности и качества, заложенные генетически и гармоничное развитие личности, без которого просто невозможно завершить планетарный цикл эволюции. Без просветления знанием, что подразумевает понимание человеком причинно-следственных связей в природе и человеческом обществе, и наличия понимания как, когда, почему и ради чего, допустимо сознательное вмешательство человека во всё это. Кроме всего этого, необходимо и наличие соответствующих свойств и качеств, позволяющих это вмешательство осуществить, при осознании полной личной ответственности за каждое такое действие. Толькокогда всё это гармонично сочетается в одном человеке, возникает возможность прохождения планетарного цикла эволюции. Таким образом, выходы Источника Жизни использовались для выявления людей с большим эволюционным потенциалом в то время, как люди, не обладающие оным, попав в зону выхода Источника, были не в состоянии демонстрировать каких-либо особых свойств и качеств. Именно поэтому в тексте говорится о том, что Источник Жизни людей без особых свойств и качеств наделяет, согласно их мыслей. В зонах выходов Источника Жизни люди с большим эволюционным потенциалом — «Спящие Боги» — могли действовать на уровне возможностей, невозможном за пределами этих зон. Кто из людей является «Спящим Богом» было практически невозможно определить вне пределов выходов Источника Жизни; только попав в пределы действия Источника, открывалось, кто является кем?. И поэтому места выходов Источника держались волхвами в тайне не только от врагов, но и от всех непосвящённых. В Славяно-Арийских Ведах указываются и знаки, по которым определялись места выходов Источника Жизни:

Тайны рождения трав в круг источника

доселе неведомы людям всем были…

растение каждое рядом с источником

свойства меняло и рост изначальный.

Грибы поднимались в аршин над землёю,

но каменной плотью они наделялись.

Ковыль-Трава поднималась до пяди,

а ягоды комы взросли как деревья.

Что сотворится с сварожьей травою,

когда час пробьёт и появятся всходы?

Чем наделит траву Жизни Источник

на этот вопрос у жрецов нет ответа.
В местах выхода Источника Жизни на поверхность наблюдалась аномалия роста растений, причины которой жрецы не знали. А это означает, что волхвы не знали принципа действия Источника Жизни и на людей. Вполне возможно, волхвам-хранителям был просто сообщён факт установки в недрах Мидгард-Земли Источника Жизни и смысл установки оного без объяснения принципа действия. Скорее всего, в целях сохранения этой информации в полном секрете. Но, тем не менее, так или иначе, Тёмные Силы пытались найти места выходов Источника Жизни на поверхности для того, чтобы самим освободиться от действия блокирующего генератора. И поэтому сохранение мест выхода Источника в тайне, было необходимостью. И скорее всего, размеры выходов Источника на поверхность были небольшими, иначе их было бы легко обнаружить по аномальному росту растений…

Таким образом, причиной появления среди людей белой расы изгоев является эволюционный перекос, возникающий у подрастающего поколения во время прохождения фазы развития разумного животного. Напомню, что любой человек рождается животным и последовательно проходит стадии развития животного, разумного животного и собственно человека. Прохождение через стадии развития животного и разумного животного неизбежно для каждого человека и может произойти только в среде человеческого общества, при впитывании накопленного опыта предыдущих поколений. Эволюционный перекос возникает только на фазе разумного животного, когда происходит реактивация третьего материального тела сущности (т.н. астрального тела) Реактивация третьего материального тела происходит в два эволюционных этапа — всегда сначала происходит реактивация за счёт насыщения оного первичной материей G до определённого уровня, когда возникают условия для насыщения третьего материального тела первичной материей F. Когда третье материальное тело человека начинает насыщаться первичной материей F, развитие оного переходит на второй этап. Только после завершения этого второго этапа развития третьего тела человека возникают условия для реактивации или наработки четвёртого материального тела сущности, когда человек вступает в стадию развития собственно человека. Время реактивации третьего материального тела человека приходится на подростковый возраст, и в это время человек максимально подвержен любому влиянию извне, особенно отрицательному.

Именно это время используют Тёмные Силы для своих атак, чтобы не допустить молодое поколение до уровня развития собственно человека. И причина подобной уязвимости молодого поколения влиянию Тёмных Сил очень проста — реактивация третьего материального тела, особенно на фазе насыщения оного первичной материей G, сопровождается повышенной агрессивностью, жестокостью, сексуальностью и т.д. На этом этапе своего развития человек проходит через эволюционные джунгли, так как проявление низменных инстинктов и эмоций напрямую связано с насыщением третьего материального тела первичной материей G. Только правильное воспитание, развитие сознания и наличие совести, только понимание ответственности за свои поступки, позволяет развивающемуся человеку пройти через эти эволюционные джунгли и не сотворить деяний, которые сделают дальнейшую эволюцию просто невозможной.Сама активизация низменных инстинктов и эмоций, вызванная активным насыщением третьего тела сущности человека первичной материей G, ещё не означает эволюционного краха. Это неизбежное зло, точнее, неизбежное состояние, которого мало кому удаётся избежать. Но если не происходит избыточного насыщения этой материей третьего тела человека на этой эволюционной стадии, то большинство людей проходят через это без каких-либо серьёзных последствий для себя. Единственное, что необходимо для этого — так это развитие самоконтроля, чтобы добиться возможности управлять своими инстинктами и эмоциями. К сожалению, мало кто сам в состоянии достигнуть такого уровня самоконтроля и тогда на помощь приходит община, которая удерживает подрастающее поколение не только собственным примером, поведением, требованиями и законами, но и совокупным влиянием общинного пси-поля на каждого проходящего через эту эволюционную фазу.В течение Дня Сварога распределение свободных первичных материй создаёт дополнительное, к положительному влиянию общинного пси-поля, воздействие на молодое поколение, облегчающее и ускоряющее прохождение через отрицательный участок эволюционного развития. Таким образом, на протяжении всего Дня Сварога, при прохождении человека через эволюционную стадию разумного животного, к положительному влиянию совокупного общинного пси-поля добавляется ещё и положительное влияние области пространства, через которую движется наша галактика. Причём, этот пространственный эволюционный ускоритель Дня Сварога создаёт весьма существенный «довесок» к положительному эволюционному влиянию общинного пси-поля. Особенно весомую помощь эволюционный пространственный ускоритель Дня Сварога оказывает на людей, имеющих «молодые» сущности.

Понятие «молодых» сущностей никоим образом не связано с возрастом человека и даже с возрастом самой сущности. Под «молодыми» следует понимать качественное состояние сущностей людей. Если сущность человека состоит из двух тел — второго и третьего материальных — она эволюционно является молодой. Особенно, если третье материальное тело человека находится в начальной фазе своего развития. Для всех людей, имеющих «молодые» сущности, внешнее положительное эволюционное влияние Дня Сварога во многих случаях является определяющим. Очень часто без подобной внешней поддержки Дня Сварога человек с молодой сущностью просто не имеет никакой возможности преодолеть качественный барьер и достичь эволюционной стадии собственно человека и даже, в ряде случаев, и стадии разумного животного.Любопытно, что именно во время Дней Сварога наблюдались эволюционные скачки развития на планетах-Землях; особенно это ярко видно на начальных стадиях развития цивилизаций, во время их «детского» периода. «Детским» периодом развития, точнее «ясельным» периодом любой цивилизации можно назвать прохождение оной через стадию развития разумного животного, когда ещё инстинкты управляют поведением, как отдельных людей, так и цивилизацией в целом. В принципе, сам переход вида Homo Sapiensиз эволюционной стадии животного в эволюционную стадию разумного животного никогда бы не произошёл без эволюционного «толчка» или «пинка» (как кому нравится) Дня Сварога! Получается, что сама Вселенная во время Дней Сварога «открывает» эволюционные окна, позволяющие развивающейся живой материи выйти на уровень разумности (разуметь — Ра иметь в себе, достичь просветления ума). Точнее, просветление ума происходит в две стадии — при достижении стадии разумного животного и достижении стадии собственно человека (для гуманоидных рас).Напомню, что День Сварога есть ни что иное, как время прохождения нашей галактики через область пространственной неоднородности с избыточным насыщением оной первичной материей E. Просто потрясающе — сама Вселенная создаёт необходимые условия для появления разума, когда развитие живой материи достигает некоторого эволюционного уровня, качественное состояние пространства во время прохождения Дней Сварога, в принципе неизбежно приводит к зарождению сознания, которое имеет возможность из маленькой «искорки» превратиться в негаснущее «пламя» просветлённого сознания. И подобное природное явление не является чем-то исключительно происходящим только с нашей галактикой. Любая галактика нашего пространства-Вселенной, при своём движении попадает в области пространственной неоднородности Дней и Ночей Сварога.

А это означает, что не только на сотнях тысяч планет нашей галактики, где существует жизнь, неизбежно появление разума на определённой эволюционной стадии, благодаря Дням Сварога, но и в тысячах галактик нашего пространства-Вселенной происходит подобное тоже. И, хотя в этих галактиках время прохождения через эволюционно-положительные области неоднородности пространства и не называют Днями Сварога, эти области неоднородности нашей Вселенной оказывают такое же влияние на зарождение разума, как и в нашей галактике. Дело — не в названии, дело — в сути… И подобное происходит не только в нашем пространстве-Вселенной, но и во всех других, правда, с некоторыми особенностями. Во время прохождение нашей галактики через область неоднородности Дня Сварога, эволюционный перекос возникает весьма редко. Причиной возникновения оного (перекоса) служили, в основном, генетические дефекты или воплощения сущностей, уже имеющих отрицательный эволюционный перекос.Совсем другое дело — прохождение нашей галактики через область неоднородности Области неоднородности пространства Ночи Сварога несут в себе отрицательный эволюционный перекос, который оказывает максимальное влияние на «молодые» сущности и на подрастающее поколение, при прохождении через эволюционные джунгли стадии разумного животного. Даже при реактивации третьего материального тела «старых» сущностей (сущностей, имеющих, до своего воплощения, второе, третье, четвёртое и более «высокие» тела) во время прохождения стадии разумного животного, возникает небольшой отрицательный эволюционный перекос. И когда на этот относительно небольшой естественный отрицательный эволюционный перекос накладывается пространственный отрицательный эволюционный перекос Ночи Сварога, только сила воли и высокие моральные качества, передаваемые из поколения в поколение, позволяют людям преодолеть подобный эволюционный «барьер».

Обратите внимание — сила воли и высокие моральные качества и принципы, передаваемые из поколения в поколение, являются тем оружием, которое позволяет нейтрализовать влияние Ночи Сварога. Это — очень важный момент для понимания тактики и стратегии тёмных сил (социальных паразитов) при их действиях для захвата контроля над какой-либо цивилизацией. А их стратегия и тактика весьма проста: физическое уничтожение носителей сильной воли той или иной нации или народа (уничтожение лидеров и носителей «генетики лидеров», другими словами — цвета нации) и раскачивание, с последующим уничтожением выпестованных веками, а порой и тысячелетиями, моральных устоев и традиций. Там, где происходит уничтожение цвета нации и разрушение морали, неизбежно присутствуют Тёмные Силы, подминающие под себя очередной народ или нацию. Это — их «почерк», по которому их можно узнать всегда, вне зависимостиот того, какой словесной шелухой они прикрываются?. Но об этом — несколько позже, а пока вернёмся к явлению Дня и Ночи Сварога.Избыточное насыщение областей неоднородности нашего пространства-Вселенной той или иной первичной материей неодинаково от области к области. Чем больше избыточное насыщение, тем большее влияние оно оказывает на эволюционное развитие, как отдельного человека, так и цивилизации в целом. Поэтому можно говорить о «светлости» Дней Сварога и «тёмности» Ночей Сварога. Чем больше избыточное насыщение данной области неоднородности первичной материей E, тем «светлей» День Сварога, тем более благоприятные условия для зарождения сознания или эволюционного скачка. Чем больше избыточное насыщение данной области неоднородности первичной материей G, тем «темней» Ночь Сварога, тем больший отрицательный эволюционный перекос и тем большее число людей оказываются подвержены влиянию этого перекоса. Хотелось бы обратить внимание и на ещё одну особенность Дней и Ночей Сварога.

Пространственные области неоднородности можно представить, как пространственные «озёра», заполненные теми или иными первичными материями, имеющие разную форму, пространственную протяжённость и «глубину». Под «глубиной» следует понимать перепад свойств и качеств пространства в пределах конкретной неоднородности. Свободные первичные материи в пространстве движутся в определённых направлениях, поэтому, встречая на своём пути пространственную неоднородность, они начинают втекать в оную, реагируя по-разному на эту неоднородность, о чём уже говорилось выше. Втекают в области неоднородности свободные первичные материи одинаково, но вот, вытекают — по-разному.На «выходе» из области пространственной неоднородности свободные первичные материи сталкиваются с качественным барьером, создаваемым перепадом свойств и качеств между областью неоднородности и невозмущённым пространством. На этом общность «поведения» пространственных областей неоднородности Дней Сварога и Ночей Сварога заканчивается, и проявляются их особенности. Пространственные области неоднородности Ночей Сварога представляют собой искривления пространства, вызванные перепадом свойств и качеств пространства в сторону нижележащего пространства-Вселенной, образованного шестью первичными материями. Условно обозначим подобные пространственные искривления знаком минус (-), в силу того, что в них уровень собственной мерности нашего пространства-Вселенной понижается. Возникает прогиб нашего пространства-Вселенной, который и избыточно насыщается в большей степени первичной материей G. В такой тип пространственной неоднородности все свободные первичные материи «втекают» без проблем, так как следуют за перепадом мерности от более высокого уровня к более низкому. Но, при «вытекании» из подобной пространственной неоднородности, те же самые свободные первичные материи должны двигаться от более низкого уровня мерности пространства к более высокому уровню, т.е., против перепада мерности.Разные свободные первичные материи, как об этом уже говорилось выше, реагируют на область пространственной неоднородности неодинаково, точнее, они по-разному реагируют на изменение свойств и качеств пространства. Поэтому, при «вытекании» из области пространственной неоднородности, типа Ночи Сварога, избыточное насыщение первичной материей G будет максимальным, так как эта первичная материя будет задерживаться максимально вблизи качественного барьера. Таким образом, получается, что максимальный отрицательный эволюционный перекос наблюдается перед очередным «рассветом». Ночь Сварога наиболее «темна» перед своим завершением, и это время является наиболее эффективным для действияТёмных Сил (социальных паразитов). Именно незадолго до «рассвета» люди максимально открыты для внешнего влияния, именно в это время они наиболее сильно резонируют с качествами, используемыми Тёмными Силами для достижения своего господства.

Мощный «предрассветный» пространственный отрицательный эволюционный перекос приводит к чрезмерно-избыточному насыщению вторых и третьих тел сущностей живущих людей первичной материей G, что вызывает максимальное проявление агрессивности, жестокости, алчности… и низменных инстинктов. Именно в это время легко разрушаются моральные устои, теряются высокие духовные принципы. Именно в это время достаточно порой незначительного внешнего толчка, чтобы большинство людей с «молодыми» сущностями могли довольно быстро попасть под полный контроль Тёмных Сил и в принципе вернуться практически на стадию животного, когда царствуют только одни инстинкты. И события относительно недавнего прошлого полностью подтверждают это…А теперь рассмотрим, что происходит в областях неоднородности Дней Сварога. Пространственные области неоднородности Дней Сварога также представляют собой искривления пространства, вызванные перепадом свойств и качеств пространства, только уже в сторону вышележащего пространства-Вселенной, образованного восемью первичными материями. Условно обозначим подобные пространственные искривления знаком плюс (+), в силу того, что в них уровень собственной мерности нашего пространства-Вселенной повышается. Возникает своеобразный выгиб нашего пространства-Вселенной, который избыточно насыщается в большей степени первичной материей E. Подобную пространственную неоднородность можно представить, как пространственную «возвышенность». В такой тип пространственной неоднородности все свободные первичные материи «втекают» против перепада неоднородности пространства, так как следуют за перепадом мерности от более низкого уровня к более высокому. Но зато при «вытекании» из подобной пространственной неоднородности, те же самые свободные первичные материи должны двигаться от более высокого уровня мерности пространства к более низкому уровню, что соответствует их движению по перепаду мерности.Первичные материи неодинаково (о чём упоминалось выше) реагируют на перепады свойств и качеств пространства. Поэтому, при «втекании» в области пространственной неоднородности типа Дня Сварога, избыточное насыщение первичной материей будет максимальным, так как эта первичная материя будет задерживаться максимально вблизи этого качественного барьера. Таким образом, получается, что максимальное положительное эволюционное влияние Дня Сварога наблюдается с очередным «рассветом», точнее ранним «утром». И опять-таки, максимальное положительное влияние «утро» Дня Сварога оказывает на людей с «молодыми» сущностями, давая им мощный эволюционный толчок. Но это — только толчок, он только создаёт благоприятные условия для развития человека, создаёт, можно сказать, благоприятный эволюционный климат, но не совершает эволюционное развитие за человека.

Благоприятный эволюционный климат «утра» Дня Сварога позволяет конкретному человеку максимально реализовать себя, проявить свои таланты, максимально облегчая движение вверх. Облегчая, но не заменяя эволюционное движение человека. Без самодисциплины, силы воли и подчинения себе инстинктов, эволюционное движение вперёд просто невозможно. Если же человек нашёл в себе силы для этого, то при правильном развитии, он может стать Творцом, Творцом не в понимании современных религий, а с точки зрения эволюции. И не случайно наши предки называли свои наивысшие достижения — Творениями. Творить может только Творец — человек, максимально реализовавший себя через просветление знанием и реализовавший себя в действии… Таким образом, «утро» Дня Сварога является эволюционным ускорителем, катализатором, активность которого, при приближении «вечера» Дня Сварога, начинает падать и к наступлению «сумерек» практически сходит на нет в силу того, что избыточное насыщение области неоднородности первичной материей начинает быстро сходить на нет, при возвращении качественного состояния пространства к оптимальному для нашего пространства-Вселенной, образованного семью первичными материями…В силу вышесказанного о природе Дней и Ночей Сварога, становится понятно беспокойство Светлых Иерархов и необходимость установки Источника Силы в недрах Мидгард-Земли. К сожалению, ко времени последней, наиболее тяжёлой Ночи Сварога, которая окутала Мидгард-Землю на Семь Кругов Жизни — на 1008 лет, начиная с Лета 6496 (988 г. н.э.), по Лето 7504 (1995-1996 гг.н.э.) — Тёмные Силы смогли блокировать положительное действие Источника Силы, и нашу Мидгард-Землю «покрыла» своим «крылом» самая тёмная Ночь Сварога. В это время Тёмные Силы смогли почти полностью захватить нашу планету, почти, но не успели к началу нового Дня Сварога завершить оккупацию Мидгард-Земли, как они это делали неоднократно с другими планетами-Землями. Светлые Силы из всего этого сделали необходимые выводы и изменили свою тактику и стратегию. Таким образом, понятия Дня и Ночи Сварога приобретают не мифологическое значение, а получают вполне конкретное, реальное «наполнение» и в прямом, и в переносном смысле этого слова, значение. День и Ночь Сварога — это природные «педаль газа» и «педаль тормоза» эволюции живой материи во Вселенной, по крайней мере, в нашем пространстве-Вселенной, образованном семью первичными материями, вне зависимости от того, как эти явления называют жители цивилизаций других звёздных систем. Аналогичные явления наблюдаются и в других пространствах-Вселенных, с некоторыми особенностями, связанными с количеством первичных материй и с тем, какие именно первичные материи образуют то или иное пространство-Вселенную…А теперь, давайте вернёмся к последней Ночи Сварога, которая накрыла своим тёмным покрывалом Мидгард-Землю в Лето 6496 (988 г. н.э.) и посмотрим, что происходило на Белом Свете с началом этой Ночи. И в первую очередь обратим внимание на события, происходящие на территории Русов, по крайней мере, из того, что оставили доступным большинству на сегодняшний день…

Начнём с сумерек. В середине IX века, нарушив вековые традиции, власть в Киеве захватил прямой потомок Кия князь-варяг Оскольд (Аскольд), вместе со своим младшим братом Дием. По традиции на княжение выбирали достойных на восемь лет и только за особые заслуги перед народом могли выбрать на второй срок или сделать правление пожизненным, но никогда не наследным. Выбирался военный князь — хан и князь мирской. В мирное время большей полнотой власти обладал мирской князь, а в военное время — князь-хан. Князь-хан выбирался обычно из высшей касты профессиональных воинов — варягов. Захватив власть в Киеве, Оскольд стал называться хаганом, в самом названии соединив две ветви власти: военную — хана и светскую — кагана в одну. В результате сливания этих титулов, ха(на)-(ка)гана возник титул ха—гана. Даже из построения нового титула видно то, что титул хана? в нём является определяющим.По сохранившимся сведениям Оскольд был выдающейся личностью своего времени, талантливым воином и государственным деятелем. Он организовал несколько военных походов Русов на Ромею (точнее, в то время Империя носила название Арамеи (R. Roman)), многие были удачными, и Царьград платил Русам дань. Во время своего последнего похода на Царьград в Лето 6374 от С.М.З.Х. (866 году н.э.), князь Оскольд пришёл под стены города на 360 кораблях и с конной дружиной. После подписания мирного договора, ему предложили принять крещение в арамейскую религию (которая станет называться христианской с начала XII века), но Оскольд не спешил принимать предложение. Стоило ему отказаться от подобной «милости», как, согласно легенде, он тут же ослеп. И тогда царь арамейский Михаил заявил Оскольду, что, если он хочет избавиться от болезни, то должен немедленно креститься, иначе не выздоровеет никогда. Такая «поспешность» с немедленным крещением, иначе не будет «выздоровления» никогда … такой подход для обращения в новую веру кажется несколько странным, если не сказать — подозрительным.

Немедленное выздоровление Оскольда после принятия крещения от Патриарха Фотия, весьма подозрительно, если учесть последствия данного «чуда», столь выгодные для ромеев. Особенно настораживает предложение немедленного крещения или Господь Бог никогда не исцелит, и выздоровление не наступит. Любопытно то, что Господь Бог очень «вовремя» продемонстрировал свою силу с очень большой пользой для ромеев. Ни на кого не опускалась «божия благодать», когда дружины Русов осаждали город, тогда Господь Бог не проявлял никакой милости к своим «верным» рабам — ромеям, не защитил их ни тогда, ни позже.Кто-то может сказать, что Господь Бог отвернулся от грешников, а потом «передумал». Кого это устраивает, «Да будет благословен он», — как сказал бы священник, вопрос только — кем и для чего?! Но мне кажется, что в данном случае всё гораздо проще и банальнее. Ромеи, в современном «варианте» истории более известные, как византийцы, всегда были коварными и лживыми политиками. Для достижения своих целей они использовали любые средства, придерживаясь правила, что цель оправдывает средства. Среди прочих «талантов» они славились, как искусные отравители. Причём, применяемые ими яды было очень трудно обнаружить и опознать. Скорее всего, «новые друзья» Оскольда дали ему яда, который в первую очередь вызывает слепоту. И, если не дать вовремя соответствующего противоядия, человек потеряет не только зрение, но и саму жизнь.

Не этим ли объясняется настоятельное требование принять немедленно крещение, иначе выздоровление никогда не наступит!? Скорее всего царедворцы пошли на сознательный риск после некоторого изучения характера Оскольда, надеясь, что он очень быстро согласится на «чудесное» исцеление. К их радости, Оскольд повёл себя так, как они ожидали… Довольно ловко одураченный Оскольд, вернувшись в Киев, отвергает ведическую систему миропонимания и силой пытается крестить Русов Киевской Руси в Лето 6374 от С.М.З.Х (866 году н.э.). В Велесовой Книге о князе Оскольде говорится, как о тёмном воине, принявшем крещение от греков. Волхвы говорят в Велесовой Книге об Оскольде именно, как о тёмном воине! Как о проводнике тёмных сил (социальных паразитов).Но первая попытка крещения Русов в греческую веру — в культ Дионисия — не увенчался успехом. На землях Киевской Руси при Оскольде Тёмным Силам не удалось навязать духовное рабство. Но это были только «сумерки» Дня Сварога… В Лето 6390 от С.М.З.Х (882 году н.э.) Киев захватили пришедшие с севера с дружиной Русов Олег с Игорем. Олег обманом захватил Оскольда и убил его. С гибелью Оскольда, проникновение греческой веры — культа Дионисия — на просторах Киевской Руси было остановлено. Принявших греческую веру никто не преследовал (весьма зря), каждому по традиции позволяли верить в того «Бога», которого принимала душа. Подобная терпимость наших предков к другим верованиям очень скоро «аукнулась» им большой кровью. После убийства Оскольда, киевским князем стал малолетний Игорь, от имени которого некоторое время правил Олег, позже прозванный Вещим Олегом, что говорит о его ведическом восприятии мира. Скорее всего, Вещий Олег был боевым волхвом-магом, но это — другое повествование…

Казалось бы, захват Киева Олегом и Игорем остановил проникновение Тёмных Сил на земли Киевской Руси. Но свергнув и убив Тёмного воина Оскольда, узурпировавшего власть, Олег посадил на Киевский Стол малолетнего Игоря, сына Рюрика, также нарушив древние традиции. Это стало первым шагом к абсолютной монархии, первым, но далеко не последним отклонением от традиций прошлого, которые были действенны многие тысячи лет и не позволяли Тёмным Силам проникнуть в социальную систему Славяно-Ариев. Князь Игорь сделал второй шаг к пропасти, сделав восседание на Киевский Стол наследственным. Большинство помнит красивую легенду о княгине Ольге, которая отомстила древлянам за смерть своего мужа — Великого Князя Игоря, востребовав у древлян дань в виде певчих птиц, которых она приказала затем отпустить домой с привязанной к их лапкам горящей паклей. Таким образом она сожгла город древлян дотла. Но мало кто вспоминает, почему древляне убили князя Игоря! А погиб он из-за собственной жадности и за попытку порушить древние традиции, согласно которым, князю давали десятину на содержание дружины. Князь Игорь решил собрать подать по второму кругу и именно за это был убит древлянами. После его гибели на Киевский Стол сел его трёхлетний сын Святослав в Лето 6453 от С.М.З.Х. (945 год н.э.). Великий князь Святослав вырос светлым воином?, именно он смог разбить Иудейский Хазарский Каганат — паразитическое государство в Лето 6472 от С.М.З.Х. (964 год н.э.).Иудейский Хазарский Каганат к началу Ночи Сварога превратился в мощное паразитическое государство, метастазы которого проникли во многие государства Европы, Ближнего Востока и Азии. Если бы это паразитическое государство продолжало существовать, то даже трудно себе представить последствия этого для всего мира и особенно для Русов. Именно благодаря Святославу Тёмные Силы не смогли поработить полностью Русскую Землю в самом начале Ночи Сварога, как они планировали. Если бы не он, проводники Тёмных Сил — иудеи — смогли бы захватить власть в Землях Русов ещё тысячу лет назад. Захватить власть им удалось только в Лето 7425 от С.М.З.Х. (1917 год н.э.)…

Но, к сожалению, разгромив Иудейскую Хазарию, Святослав впустил «лису в курятник». Его мать — Великая княгиня Ольга, принявшая греческую веру — люто ненавидела своего собственного сына именно из-за того, что он был светлым воином и за то, что он сделал для спасения Киевской Руси. И чтобы не допустить продолжения начатого его сыновьями, через княгиню Ольгу, полностью контролируемую Тёмными Силами, ему подсунули хазарскую иудейку, перешедшую для этого в греческую веру (напомню, в то время греческой верой был культ Дионисия, который, по сути, кроме названия мало отличался от сменившего его в XII веке н.э. христианского культа). Традиционный иудейский вариант захвата контроля и власти через иудейских женщин. Так называемый, институт иудейских «невест» — весьма эффективное оружие для захвата власти и контроля в странах, к которым они проявляют тот или иной интерес. Именно с помощью иудейских «невест» был захвачен в VII веке н.э. Хазарский Каганат… но это — тоже другая ис(з)тор(ы?)ия.Так вот, княгиня Ольга «подсунула» Святославу свою ключницу — Малку, своё доверенное лицо (любопытный факт, сам по себе), в виде наложницы. Малка (с иврита дешифруется, как царица) была дочерью раввина Малика (Малик дешифруется, как царь) из русского города Любича, что под Черниговом. Раввины у иудеев практически всегда были из колена левитов — «царского» колена иудеев. Обычно иудейскую «невесту» специально готовили для её миссии. Обучали, так называемой, Чёрной Тантре — методам влияния и подчинения мужчин через секс. Хорошо обученная иудейская «невеста», до мельчайших деталей изучившая «тонкости» мужского организма, весьма легко получала контроль над мужчиной подобным образом. При этом посредством Чёрной Тантры производилось зомбирование мужчин, превращение их в легко управляемых марионеток. Даже в самом словеУДовольствие это заложено. Если нельзя победить врага в честном бою — его можно победить через УДовольствие — через УД. УД — это одно из названий мужского полового органа. К примеру, в названии тех же самых иУДеев содержится корень УД, что расшифровывается, как И(у)ссекающие УД. Другими словами, производящие обрезание — усечение крайней плоти. Любопытно и то, что у мужчин колена левитов обрезание не принято, хотя для всех остальных колен иудейских оно обязательно. Есть и этому, казалось бы, парадоксу, весьма простое объяснение, но об этом — в другом месте и в другой час…Интересно получается: мать Святослава — княгиня Ольга — подсовывает своему сыну в виде наложницы (сексуальной «игрушки») ключницу (своё доверенное лицо) иудейку Малку, прекрасно понимая и зная, кто она такая, и что из себя представляет. Несколько «странно» выглядит подобная материнская «забота» о сексуальной жизни своего сына, у которого, к тому же, была законная жена! Этот факт говорит о полном её контроле со стороны Тёмных Сил. Так как в греческой религии (вера — правильно расшифровывается, как Просветление Знанием) — культе Дионисия, сменившей позднее название на христианскую — прелюбодеяние (супружеская измена) всегда считалась большим грехом. В силу этого, подобная «забота» глубоко «верующей» княгини Ольги выглядит весьма странно, если не сказать более…

Так или иначе, ключница княгини Ольги Малка становится наложницей Святослава. Князь Святослав с малолетства воспитывался, как воин и подобных тонкостей не понимал. Но даже с «помощью» иудейки Малки Тёмным Силам не удалось подчинить себе Святослава. Сейчас не будем разбираться, был или не был Владимир сыном Святослава, но по всем иудейским законам он был иудеем. Признание или усыновление Святославом сына Малки было, по сути, единственной серьёзной ошибкой Святослава. В принципе, эта ошибка послужила причиной гибели и самого Святослава, и его законных сыновей — Олега (в 977 году) и Ярополка (в 980 году), которые были уничтожены вместе со своими жёнами и детьми по приказу «сидевшего» в то время на Новгородском княжестве иудея Владимира.Захватив в Лето 6488 от С.М.З.Х. (980 год н.э.) Киевский Стол иудей Владимир, ставший Великим Князем Киевским, приступил к осуществлению задуманного Тёмными Силами. В ведической Киевской Руси с многотысячелетними ведическими традициями он «вдруг» ставит кумиров Перуну, Даждьбогу, Стрибогу, Хорсу и богине Мокоше в городе Киеве, Новгороде и возможно других городах Русов. Но по всей земле русской их прекрасно знали и почитали с глубокой древности, и никто и никогда не забывал. Получается какая-то несуразица. Но это только на первый взгляд. На самом деле, это была хорошо продуманная провокация. Пытаясь «укрепить» ведические верования Русов, иудей Владимир приказывает приносить этим кумирам кровавые жертвы животными и людьми.

Всё дело в том, что принесение человеческих жертв и жертв животными, относится к ритуалам культа Кали-Ма — Чёрной Матери — которые оттуда «перекочевали» в иудаизм, в то время, как у Славяно-Ариев ни человеческих жертвоприношений, ни жертвоприношений животными не было никогда. Даже в летописях, которые писались священниками в угодном для него и, соответственно, для церкви свете говорится о том, что он приказывал, заставлял своих людей приносить кумирам кровавые жертвы. Вполне возможно, что «актёрами» в обличиях волхвов и кудесников выступали верные люди самого «князя» Владимира. Разыграв столь нужный для ис(з)тор(ы?)ии спектакль, Великий «Князь Киевский» — иудей Владимир — «выбрал» за Русов для них новую религию — культ Дионисия, сначала окрестившись в Корсуни сам, а затем силой окрестивший в греческую религию жителей городов русских. И в первую очередь, конечно, жителей столичного города Киева.Как происходило «добровольное» принятие греческой веры сообщают нам летописи, которые, по понятным причинам, сильно смягчают описание происходящего бедствия. Для крещения Новгорода Владимир послал с дружиной своего родного дядьку по материнской линии (иудея) Добрыню. Славянское имя служило хорошим прикрытием не только во время Великой «русской» революции 1917 года, но и за тысячу лет до хорошо знакомых многим событий двадцатого века. Так вот, Добрыня прибыл в Новгород с дружиной и сжёг несколько теремов новгородцев. И только под угрозой сожжения дотла всего города, новгородцы приняли «святое» крещение. «Почему-то» летописи не упоминают о том, сколько людей было уничтожено при «добровольном» принятии крещения. Очень часто люди после крещения под угрозой оружия, возвращались к своим вековым традициям сразу после того, как «крёстные» отцы убывали восвояси вместе с дружиною. О чём же «скромно» умалчивают летописи? «Всего лишь» о том, что «За 12 лет насильственного навязывания греческой религии, было уничтожено 9 миллионов славян, отказавшихся отречься от Веры Предков и это притом, что всего населения, до крещения Руси, было 12 миллионов?человек». (См. статью Дий Владимир Русь Православная до принятия христианства и после )Таким образом, вторая попытка крещения Киевской Руси князем Владимиром «Святым» в Лето 6496 от С.М.З.Х. (988 г. н.э.) оказалась вполне успешной. Греческая религия стала государственной религией на просторах Киевской Руси и, хотя процесс навязывания Русам чуждой им религии продолжался с переменным успехом до конца XI столетия по христианскому календарю, тем не менее, процесс пошёл… Но самое необычное из всего этого то, что духовное порабощение Русов, превращение греческой религии в государственную на землях Киевской Руси, совпало с началом Последней Ночи Сварога в Лето 6496? от С.М.З.Х. (988 г. н.э.). В подобные совпадения весьма сложно поверить, по крайней мере, мне…

Но это — только «цветочки», «ягодки» всё ещё впереди и самые крупные «ягодки» Последней Ночи Сварога «созрели» напоследок, в предрассветное время Ночи Сварога — двадцатый век…
Славяно-Арийские Веды, Книга Четвёртая, Источник жизни, Весть Вторая.
Показать полностью
Представьте такую картину что наше общество это самолёты которые летят на автопилоте по определённой программе. Одной части общества на подсознании записали что Иисус воскрес, что своей смертью он искупил людские грехи когда был послан БОГОМ на землю, и эти люди летят в одну сторону, другим людям записали что Аллах Акбар, и "ЧТО НЕТ БОГА КРОМЕ АЛЛАХА, И ЧТО МУХАММЕД – ЕГО ПОСЛАННИК" и эти люди летят в другую сторону, третьим внушили что Карл Маркс и Роза Люксембург лучшие, прогрессивные и передовые люди планеты Земля и они летят с красными флагами. Тот кто организовал эти полёты самолётов, а там к слову сказать заложены ложные идеалы, как пример в Библии ростовщичество поощряется, а в Коране говорится будь проклят Иудей пожирающий имущество людей попосту. АЛЛАХ разрешил торговлю, но запретил рост (ростовщичество). То есть и мусульманам говорится А какие вы мусульмане если живёте не по Корану? Это их может привести в праведное бешенство. А что банки то чьи? Где допустим Усама Бен Ладен хранил свои деньги? Ответ в швейцарском банке. Тогда какой этот человек мусульманин который ведёт священную войну? Он просто инструмент тех кто записал для него программу. Так вот эти программисты сталкивают общество самолёты, и засчёт сталкновения этих самолётов делают и решают проблемы. Наживают свои миллиарды денег, сбывают оружие, создают мировую напряжённость. Поэтому так создаются революции и так далее.
Показать полностью
Когда женщина хамит.

Мальчиков мы учим не хамить, не обижать и помогать, а девочки вырастают без тормозов. Хамство в отношениях всегда начинается с женщины, которая безрассудно переступает черту доверия и уважения.

Хамство в отношениях всегда начинается с женщины. Даже в тех, где мужчина кроет партнёршу последними словами и не скупится на тумаки, когда-то, пусть давно, первой нахамила она. Не он.

И неважно, кто мужчина — интеллигентный парень, в семье которого принято уважать женщин, или гопник, отец которого лупит жену для бодрости. Ни интеллигент, ни гопник никогда, ни при каких обстоятельствах не нахамит в отношениях первым. Однако оба могут сорваться на хамство, если на то была дана отмашка. Отмашку даёт женщина, когда позволяет себе в один прекрасный день взять да и нахамить.

Бабы хамят бездумно, не осознавая последствий. А последствия плачевны: мужчина, пусть и подсознательно, но допускает со своей стороны хамство в тех отношениях, где нахамили ему. Вылитые друг на друга ушаты помоев начинались с малого. Например, с её обиженного и, казалось бы, невинного: «Отстань от меня».

Желая выразить своё возмущение, наказать за то, что не позвонил или не приехал вовремя, курица бросается такими словами, как «отстань», «отвали» и т.д. Так она показывает мужчине, что об неё нельзя вытирать ноги.

На самом деле, тупое пернатое нажимает на спусковой крючок хамства в отношениях с этим конкретным мужчиной. Теперь он чувствует себя вправе ей хамить. Как далеко зайдёт его хамство, зависит от воспитания мужчины. Но в том, что впредь оно в той или иной степени будет присутствовать в отношениях этой пары, можно не сомневаться.

Скажете, я не права? А вы можете вообразить ситуацию, в которой даже самый отъявленный гопник обозвал бы свою женщину овцой, если та ему никогда не хамила?

Я — не могу. И не потому, что у меня — скудное воображение, а потому, что такая ситуация невозможна в принципе. А вот если возмущённая чем-либо женщина однажды задала гопнику вопрос, который начинался не с «почему» или «зачем ты», а, например, с «какого хера ты», то я прекрасно представляю себе ситуацию, в которой гопник произносит: «Да заткнись ты, овца». Даже если в этой конкретной ситуации она начала свой вопрос с вежливого «зачем ты» или «почему».

Отмашка на хамство была дана гопнику раньше, а воспользовался он ей тогда, когда посчитал нужным. Не было бы отмашки, не было бы и хамства.

У меня есть приятель, который был женат дважды. За десять лет брака с первой женой он ни разу не позволил себе назвать её дурой, хотя эта женщина была откровенно глуповата. Зато хорошо воспитана и доброжелательна. Да, она часто косячила в быту, но ни разу не допустила хамства в сторону мужа. И он отплатил ей тем же: уважительным отношением. Во втором браке этот же мужчина жену не только оскорблял, но и поднимал на неё руку.

Казалось бы, странно. Первая — мышка мышкой, ничего примечательного. Вторая — яркая, дерзкая, вертела мужиком, из семьи увела. По логике хамить он должен был бы тихоне, а никак не взявшей его в оборот оторве. Но вышло с точностью до наоборот: мышка не слышала от мужа дурного слова в свой адрес, а вторую жену он как только ни называл. Но только после того, как та нахамила ему первой.

К сожалению, в нашем народе отсутствует культура воспитания девочек. Мальчиков с детства, даже в самых далёких от Больших и Малых театров кругах, воспитывают рыцарями, объясняя им, как нужно общаться именно с девочками: не хамить, не обижать, помогать. А девочек общаться с мальчиками не учат. Нигде. Ни в детсадах. Ни в школах. Ни в семьях.

В то время как мальчикам вдалбливают в головы, что девочек оскорблять нельзя, потому что они — девочки, девочкам вдалбливают то, что они — девочки. В течение дня мальчик только и слышит: «Нехорошо так разговаривать с девочкой», «Она же девочка», «Девочек обзывать нельзя». А девочкам ничего подобного не внушают. Девочкам никто не говорит: «Нехорошо так разговаривать с мальчиком», «Мальчиков обзывать нельзя», «Как ты с ним разговариваешь? Он же мальчик!»

Вырастая, эти девочки не считают нужным подбирать слова в общении с мужчинами. Они позволяют себе сказать «отстань» вместо «оставь меня». Казалось бы, одна и та же мысль, одно и то же намерение — выразить обиду и недовольство, но сколь огромна разница между «отстань» и «оставь меня», между «да пошёл ты» и «я не хочу сейчас общаться», между «отвали» и «я хочу побыть одна».

«Оставь меня», «я не хочу сейчас общаться» и «я хочу побыть одна» — всё это звучит ещё более жёстко и хлёстко, чем «отстань», «да пошёл ты» и «отвали». Однако в первом случае женщина не даёт мужчине отмашку на хамство, а во втором — даёт. И он этой отмашкой непременно воспользуется.

У вас были отношения, в которых вам хамили? Постарайтесь вспомнить, с чего пошло это хамство. Я уверена, что со случая, когда женщина перешла черту. Я права?

Автор: Лена Миро
Показать полностью
Народ! Друзья мои! Я призываю Вас объявить в качестве борьбы с незаконным внедрением Q-кодов всероссийский бойкот на посещение любых помещений, где требуют эти самые коды!

А именно ТЦ и ТРЦ, кинотеатры, рестораны и кафе и другие предприятия и организации, которые даже не пытаются отстаивать наши права и свободы, а своим бездействием и покладистостью поддерживают внедряемый фашистский режим!

Мало того, не только посещать, но и покупать на вынос и заказывать доставку! Ищите маленькие магазинчики, которые будут вас обслуживать как людей, а не как электронных рабов! В каждом районе ест такие.

В свое время в Индии была применена Сатьяграха(это такая концепция бойкота) благодаря которой Англия отказалась от своих претензий и Индия перестала быть ее колонией.

А ведь тогда не было ни интернета, ни мобильных телефонов, но люди смогли организоваться!

У меня вопрос к каждому из ВАС! ЧЕМ МЫ ХУЖЕ? Сегодня в Москве привито не более полутора миллиона человек - ВСЕГО! Это около 10% населения Москвы! а в стране процент еще меньше!

Если мы сейчас объединимся и просто перестанем посещать все эти заведения - бизнес вынужден будет перейти на сторону народа и вместе с нами требовать соблюдения законов РФ, Или пусть загнется к чертовой матери!

Вы поймите одну простую вещь - весь бизнес сегодня закредитован по самые помидоры! НУ нет у него другого пути - отбить кредиты он может только с прибыли, а прибыль это мы с вами!

Если мы сможем объединиться - мы сможем отменить q-коды! А дальше больше! Мы сможем отменить принудительную вакцинацию и заставить всех причастных к беззаконию - понести наказание!

Не нужно никаких митингов! Как только бизнес не сможет платить по счетам - банкиры сами заставят от правительства выполнения народных требований!

А они заставят, не сомневайтесь! Ибо весь класс прокремлевской олигархии жестко связан финансовыми обязательствами!

Нужно делать тоже самое с ними, что они делают с нами!
Они принуждают нас прививаться и получать эти незаконные Q-коды, угрожая увольнением и лишением средств к существованию, но большинство из нас и так уже ничего не имеет.

Я думаю любой из нас может прожить месяцок без кафе и кино? А тогда уже олигархи окажутся перед угрозой остаться без средств к существованию, пусть примерят шкуру, которую хотят на нас напялить!

Все, кто согласен, кому идея по душе - распространите этот пост. в каждой соцсети где вы зарегистрированы и минимум пятерым своим знакомым!

Бойкот объявляем с сегодняшнего дня и до отмены/снятия режима Q-кодов!

ПОГНАЛИ! По поводу бойкота. То идея то очень правильная. Сообща можно обрушить их бизнес. И, сами продуктовые олигархи взвоют от введения оркью кодов, и возьмут Вову за грудки.Наш русский раб всё стерпит, всё примет, всё поприветствует. Чтобы попасть в торговый центр дабы купить продукты в Пятёрочке побежит делать вакцинацию чтобы ему дали кьюркод. Захочет снять зарплату с карты Сбербанка, ВТБ, Альфа Банка, Открытия, Газпромбанка, или любого другого банка, и если банкомат потребует ввести кьюркод, то так же баран из общего стада побежит вакцинироваться чтобы получить кьюркод. А, то что этим нарушаются законы, права человека, Конституция барану не вдамёк... Такая вот добровольно-принудительная вакцинация через кьюркоды. Многие не согласятся ходить в мелкие магазинчике так как там дороже. Хотя идея правильная. Если все в России по всём городам дружно будут бойкотировать крупные сетевые магазины такие как Пятёрочка, Магнит, Мария Ра, Монетка, Ярче, Светофор,Лента, Ашан,Дикси,Метро,О кей,Глобус,Красное, и белое, а закупать продукты в мелких магазинах, то сетевики получат колоссальные убытки. И, сами взвоют от этих кодов....
Показать полностью
Подумай, что ты носишь на груди!
Могильный крест еврейский на цепи.
И каждый день из года в год
Мертвец на шее русского живёт.
Спроси себя – зачем мне этот крест нести?
Не знаешь? – У попа спроси.
Ответит не смущаясь ложью поп:
Есть библия, есть богоизбранный народ,
А ты есть божий раб, двуногий скот и гой,
И должен жертвовать для них всегда собой.
Обязан ты в поту работать, хлеб растить,
Иегову с Христом боготворить.
Еврей же, как сказал еврей Христос,
Твоим трудом до рая на земле возрос.
И жить еврей, согласно библии, имеет право,
В краю тебе родном
На землях тех,
Что у тебя забрал он.
Ты на земле родной
Свою семью хотел кормить, растить?
Забудь о том!
Но не забудь Христа как раб благодарить!
Вот почему ты должен крест носить
И бога христиан за те деянья чтить.
И славить должен ты его за то,
Что гой ты и двуногий скот его.
А если вдруг не нравится тебе,
Что не хозяин ты в своей земле,
Что кто-то вдруг убил детей твоих,
Что в нищете твои ребёнок и старик,
Ты вспомни крестик и его целуй,
За долю рабскую, за то, что ты – холуй.
Скажи покойнику распятому Христу -
Прости меня за то, что плохо я терплю
От всех твоих евреев нищету,
Что дал ты мне как гою твоему.
Прости, еврей Иисус, меня за то,
Что на минуту я забыл про то,
Что я еврейский раб и божий скот,
Что гоями зовут весь мой народ.
Так, осенив на теле мёртвый крест,
С улыбкой скажет поп, тебе – отец.
Поставит пастве он тебя в пример.
Вот скажет – божий раб, двуногий скот,
Он знает, для чего несёт,
Еврейский крест и мёртвого Христа,
Восславим же святые небеса!
Показать полностью
Картинка загружается...
Хочу предложить интересную и познавательную статью "Ведическое православие, как системное мировоззрение и основа славянской духовности". (Рыбников В.А.)

Сегодня многим исследователям известно, что древние сакральные Ведические знания закодированы нашим языком. В эти тайны языка посвящали русских людей ведуны и ведуньи-весталки, которых христианская традиция называет ведьмами. Само слово "ведаю", т.е. "знаю" определяло глубинный смысл русского ведического мировоззрения.

Современный русский ведизм - это не экзотика Индии на русской почве, а самый глубокий исторический пласт системного мировоззрения и духовности нашего народа. Сбывается пророчество ясновидящей Ванги: "Древнейшее учение придет в мир". (Стоянова К.Истината за Ванга. София, 1996).

Вопрос о природе системного мировоззрения наших далеких предков выходит за рамки любой науки и требует соответствующего подхода в изучении. Системное мировоззрение органически включало в себя иерархию богов и понятие о Высшем божестве. Проблему определения Высшего божества у древних славян и его роли в формировании духовности у наших предков рассматривали в XVIII веке М.В.Ломоносов и М.И.Попов. В XIX веке Н.И.Костомаров, А.С.Фаминцин, Н.И.Толстой, А.Ф.Замалеев. В ХХ веке по вопросу религиозного мировоззрения и пантеона богов древних славян писали Б.А.Рыбаков, Я.Е.Боровский, В.В.Седов, Г.С.Беляков, О.С.Осипова и многие другие.

К сожалению, в ХХ веке произошла подмена понятия о Высшем боге древних славян понятием Главного бога, которое предусматривает смену богов в самой иерархии этих богов. Ведическая традиция понимания бога как Абсолюта была окончательно прервана и почти забыта. Отсюда вековой спор не только об имени, но и функциях Бога богов. Не имевшего, согласно Ведам, одного личного имени, но имевшего главный отличительный признак – "светоносность". Высший(Всевышний) бог древних славян – это космический огонь, космический пламенный свет(Сва), имевший множество проявлений и ликов. В мире людей, как в микрокосмосе, есть все проявления света и тьмы."Светлые" люди имели не только русый волос и могли называться русскими. Они должны были быть "светоносными" и "ариями", т.е. "благородными".

Это слово из языка "солнца"- санскрита почти забыто, но еще помнят на Руси понятия "Ваша светлость", "Ваше благородие" и эта оценка носила изначальный духовный признак лучших русских людей. Быть арийцем – это значит быть "благородным" и "светоносным" человеком, дающим своему (род)у – племени и всему миру "благо", которое понималось как "добро" и изначально рассматривалось в качестве противоположности "злу". Сегодня мы можем
представить, как было исковеркано и искажено Гитлером и его последователями самопонятие "ариец".

Для наших предков особенно важен был "животворящий" лик солнца. Его все славяно-арийские племена - обожествляли, и, согласно древней ведической традиции, солнце имело второе сакральное имя Яра(Я- Ра), которое более известно как Ярило. Оно было закодировано в таких русских словах как ве(Ра), жа(Ра), ме(Ра), (Ра)дуга, го(Ра), но(Ра) и многих других. Даже в понятии Иван - ду(Ра)к есть глубокий сакральный смысл, предусматривающий особый жизненный путь главного героя древних русских сказок. Лингвистический и философский анализ древних сказок, мифов и легенд позволяет сказать,что русский ведизм - это стройная система взглядов, которая пронизывала жизнь праславянского общества, решала возникающие мировоззренческие вопросы, определяла
коллективные приоритеты и вытекающие из них духовные и деятельностные установки поведения людей.

Особое место в Ведическом ПравоСлавии занимает понятие "Правь". Это сакральное понятие связано с "Навью" и "Явью". Православные ведуны знали о многомерности и иллюзорности Бытия. Истинны лишь Божьи Законы(заповеди) и главный из них: "что посеешь, то и пожнешь". Считается, что это закон "кармы" и через индусских арийцев – б(Ра)хманов к нам вернулось ведическое представление об этом Законе. Однако в славяно-арийских (православных) Ведах существует понятие "карны". О ней рассказано, например, в книге Асова А.И. "Мифы и легенды древних славян". Если человек идет путем Прави(Правды), то Навь (Горний Мир) становится Явью, проявляется в физическом мире, и мечты
сбываются, "проявляются". Правь – это путь от божественной Нави к реальной Яви.

Православный человек – это тот человек, который "славит" светлый путь и идет по нему. Семь ступеней йоги от "ямы" до "самадхи" были знакомы нашим предкам, и само понятие "йог" - это перевернутое название слав(Ян)(Ин)а – "гой". Так называли каждого славянина древние евреи, и через христианство оно сохранилось до сегодняшнего дня. В данном случае речь не идет об из(гоях), которые предавали (Прав)о(славную) веру своих предков и становились на путь Кривды.

Всем известно из Библии, что колыбель Иисуса почтили своим присутствием волхвы-ведуны, но не уточняется, откуда они пришли, и кто они такие? Таким образом обрывается связь времен и религиозных эпох, сакральная Правда о Ведическом ПравоСлавии и его праведном (Правь) пути к Всевышнему. Однако сохранилось в русском языке понятие "путный" и "бес(путный)", как сохранились понятия о Правде и Кривде.

Именно они сегодня стоят в центре мировоззренческой борьбы. Как уйти от современной, многоликой Кривды и встать на путь Правды (Прави)? Вместе с этим вопросом возникает и другой вопрос: "В чем отличия Ведического ПравоСлавия от христианства, которое принято в современной России тоже называть православным?".

Если начинать разговор с этого вопроса, то следует отметить, что отличий очень много, но системный подход к заявленной теме исследования требует выделения принципиальных различий. Они обозначены самой христианской церковью в 17 веке и служили одним из главных поводов для преследования представителей нашей древней православной веры - староверов (старообрядцев). Особое, сакральное значение имело в Ведическом ПравоСлавии двуперстное крещение.

Само таинство крещения существовало задолго до
христианства, и оно не вправе его себе "присваивать". Более того, самого Иисуса "приобщили" к нему через Иоанна "крестителя", и оно было, вероятно, двуперстным, поскольку таинству "крещения" обучали волхвы. Древнейшая форма крещения православных двумя крестами сохранилась до сегодняшнего дня у староверов России.

Особенность его в том, что средний (самый высокий) палец символизировал Бога, а указательный – человека. Человек - это "дитя Бога" и он должен находиться рядом с Богом, если не боится потерять духовное единство с ним. Двуперстие как раз символически и обозначало единство с Богом, "богочеловечество".

Крещение справа налево - это вторая особенность Ведического ПравоСлавия, которая была сохранена в 17 веке Никоном и не пошла под нож "реформы". До сих пор среди христиан идут богословские споры об этом отличии православных от последователей римско-католической церкви. В этих спорах нет главного – понимания того, что Православные, признававшие Бога в качестве Всевышнего (Абсолюта), могли каждый день на небе видеть его про(явленный) животворящий лик. Этим ликом было солнце Я – Ра (Ярило), и наши православные предки ему поклонялись каждый день, совершая К(Ра)МОЛу.

Это была не просто молитва, обращенная к сакральному имени солнца (Ра), а прославление, почитание Сияющей Мудрости и Света Истины Всевышнего. Ведическое ПравоСлавие не знало страны России, поскольку православные ведуны называли Русь – Расея и вкладывали в это название сакральный "свет" своих знаний. Название Руси как Расеи происходило от слов "Ра", т.е. Сияние Истины Всевышнего и "Се", т.е. "это" и местоимения "Я". Дословно: "Я Есмь Сияние Истины Всевышнего".

Наша древняя, или, как принято говорить, старая вера с 17 века стала преследоваться и забываться. Однако она не потеряла связь с Ведической
Мудростью, которая учит пониманию двойственности мира и необходимости следовать путем Прави (Правды, Правоты). Наше дело Правое!!! В этом выражении суть Ведического ПравоСлавия, но для его понимания надо найти "точку отсчета" правой и левой стороны.

Христиане не имеют этой "точки отсчета", поскольку у наших предков-солнцепоклонников она была "точкой" восхода солнца и его движение происходило с правой стороны. Путь Прави – это светлый путь (Сва) животворящего, про(явленного) лика Всевышнего, который идет путем Прави, и православные славяне прославляют этот путь на протяжении всей своей жизни. В момент крещения православных движение двух перстов справа на лево означает победу света (Сва) над тьмой, Правды над Кривдой.

Русская христианская церковь - это ортодоксальная церковь, а не православная, и это хорошо известно церковникам, которые, издавая библии на русском языке, прямо пишут об этом в исходных данных. Есть много других признаний, где они не лукавят перед своими "овцами" из числа славян – из(гоев).

Об отношении наших предков к христианским попам известно из сказок Пушкина А.С. и естественно, что христианская церковь не могла быть равнодушной к тому, что, по замечанию известного исследователя русской старины Афанасьева А.Н., крестьяне приносили больных детей к волхвам, "а не попови на молитву" (Афанасьев А.Н. Мифы, поверья и суеверия славян, т.3, с.409.-М.: Изд-во Эксмо, 2002.). "Реформы" Патриарха "Всея Руси" Никона были направлены против Ведического ПравоСлавия, и ведуны-волхвы, как и ведьмы-ведуньи, были вынуждены стать "странниками", "каликами перехожими", уйти в глухие леса, где они могли жить, как жили предки, наставляя православных на путь Правды (Прави – Истины) и творить молитвы Всевышнему по старой своей Православной вере.

О существовании сословия ведунов-наставников среди русских староверов говорят и зарубежные исследователи. Причем речь идет не о каком-то 17 веке, а близких к нам временах. Например, "В 1931 г. старообрядческий (беспоповский) наставник, объясняя немецкому исследователю, как следует складывать пальцы, осеняя себя крестным знамением, заявил: "Такова наша первая догма". Такого рода примеры могут быть умножены". (Успенский Б.А. Крестное знамение и сакральное пространство: Почему православные крестятся справа налево, а католики – слева направо? – М.: Языки славянской культуры, 2004,с.102).

При анализе духовных истоков Ведического Православия и сущности "реформы" Никона следует делать различия между староверами и старообрядцами. Наступление на староверов, организованное патриархом Никоном в 17 веке, коснулось и представителей христианской ортодоксальной церкви, выступивших за сохранение древнего двуперстного знамения. На протяжении веков в рамках русской ортодоксальной христианской церкви росло недовольство церковной иерархией, которая, по представлению богослова Феодосия Васильева и протопопа Аввакума, погрязла в "грехах" и "кривде". В "Увещании…" 1701 г. основатель старообрядческого беспоповского согласия федосеевцев Феодосий Васильев
писал: "А я ныне вижу, что несть у вас рассуждения ни деснице, ни шуйце, сиречь ни добру, ни злу, ни ересем, ни истинной вере" (Там же, с.13).

Подобный "раскол" христиан случался и в католической церкви. Например, баптисты (от греч. – крестители) как христианская секта, возникшая в 17 в. в Англии, отвергали церковную иерархию, единственным источником богопознания считали "священное писание". Однако принципиальное различие староверов и старообрядцев не лежит в плоскости христианской "догмы" или христианского учения. Светлый облик Иисуса Христа как "мученика за человечество" привлекал православных староверов, но сами христианские попы долго воспринимались как "Прах Отцов Предавшие ПОПы", как из(гои), принявшие чуждую иудейскую веру и насаждавшие христианство "огнем и мечом" христианских князей и бояр.

Если для христиан "символом веры" являлся сам Иисус Христос, то для православных староверов "символом веры" являлся и является древний равносторонний крест. Изначально его обозначали в "солярном" круге. Такой символ креста и круга встречается на древних мегалитических сооружениях (дольменах) и в наскальных рисунках IV тыс. до н.э.

Он заметен в кромлехах, изображающих "солярные" круги, на гробницах и жертвенниках, на посуде и одежде наших далеких предков. Отличие этого православного креста в том, что он обозначал путь Прави (Правды), которая имела символическую Правую сторону. Наше дело – Правое! Так говорили православные староверы, а двуперстие староверов – это выражение двуединого креста и богочеловечества. Что же считалось точкой отсчета "правой" стороны?

Этот вопрос не относится к вопросам формальной логики. В понятиях "правое" и "левое" существует абсолютный (аксиологический) и относительный (физический) смысл этого противопоставления. Изначальной "точкой отсчета" правой стороны наши предки считали момент восхода солнца. Сакральный смысл этого "момента" раскроем в другом месте нашего исследования. Сейчас только отметим, что для наших предков восход солнца воспринимался как момент проЯВЛЕНия лика животворящего Вышнего (Всевышнего и Вездесущего) Бога. Момент появления солнца из мира Нави (Горнего мира) в мир Яви отражался в сознании наших предков единым символом креста и круга. Крест по сути своей многозначен, поскольку показывает дуальность мира, обозначает мир Нави и Яви, Бога и
Человека, Неба и Земли, но он ограничен кругом, как символом "точки отсчета".

Без этой "точки отсчета" постоянно можно путаться, где правая и левая сторона, где находятся "Правда" и "Кривда" человеческого Сознания и Бытия. Кроме того, в символике "солярного" круга обозначалось все первичное, нечетное и правое. Об этой особенности древнего Ведического мировоззрения писал еще Платон в Законах.

В Православной традиции нечетные числа обозначали не только Правду во всех ее про(явлениях), но и Свет Жизни. Поэтому на Руси было принято на дни рождения и по праздникам дарить нечетное число цветов, а четное – только для усопших, лишенных Жизни. Счастливыми числами считались 1,3,5,7, 9, 11 и так до 21, когда получалось "очко", или "солярный" круг мистической "троицы", известной на древнем языке "солнца"- (сан)скрите как "тримурти".

Православные староверы особое значение придавали из всех нечетных чисел числам 3,7 и 11, что было известно любителю русской "старины" и гениальному поэту Пушкину А.С. Эта и другие "мистические" стороны его деятельности до сих пор не поняты "исследователями" его творчества, а отношение Пушкина А.С. к ПОПам по сей день никак не комментируется.

Следует заметить, что сегодня, говоря о различиях православных старообрядцев от современных христиан, исследователи сводят эти различия, как правило, к двуперстию и троеперстию крестного знамения. Между тем, христианским богословам сегодня хорошо известно, что двуперстное крещение является более древним, и весь спор по этому поводу проводился в рамках чисто богословской схоластики.

Об этом хорошо рассказано в монографии Б.А.Успенского "Крестное знамение и сакральное пространство: Почему православные крестятся справа налево, а католики – слева направо?". Более важным представляется анализ интересов христианской иерархии на Руси, которая не могла бесконечно долго терпеть факты, когда крестьяне обращались за помощью к волхвам, православным ведунам, а не к христианским попам.

Но не будем ставить вопрос: "Кто виноват?" и искать виновных в лице сегодняшних служителей христианской церкви. У православных есть хорошая поговорка: "Кто старое помянет, тому – глаз вон!". Путь Прави – это путь Света и Добра. В данном вопросе нельзя уходить дальше объективного
критического анализа сути христианства и его истории на нашей земле. Каждый человек, волен следовать своим путем и выбирать свою собственную "дорогу к храму". Нас должен волновать сегодня не вопрос "кто виноват?", а "что делать?".

Современные славянофилы утверждают, что надо обозначить "точки" Правды, "центры" Ведического ПравоСлавия, где духовные ведические общины, путем нового "усвоения" древних истин, вернутся к "истокам" Православия. Пример Англии, где существуют десятки общин, живущих по древним образцам общежития, но на новой технологической основе, показывает правильный Путь(Правь) выхода из современного техногенного и духовного кризиса человечества.

Подобные примеры есть и в других развитых европейских странах, но они замалчиваются, прячутся от славян, поскольку в этих примерах славяне увидят то, что есть у них в подсознании и на генном уровне. Лучше всего создавать "центры" Ведического ПравоСлавия в местах остатков мегалитической культуры наших далеких предков, где совершались ритуалы и звучали мантры (молитвы), где духи славянского "рода", наших "намоленных" богов, ждут возрождения Ведического ПравоСлавия.

Если такие места не сохранились, то следует начинать с чистых мест, где обязательно протекает ручей или речка, возможно "омовение" всех, кто готов начинать создавать родовые "гнезда" славянских общин. "Родовые ключи" могут найти только те, кто видит Путь Прави(Правды) Ведического ПравоСлавия.

Обучение Ведическому ПравоСлавию надо начинать с расшифровки "изначальных" слов русского языка, а еще лучше – с корневых основ современного языка. Духовное "обрезание" славян началось с Всеясветной Грамоты, содержавшей 147 буков. Не мало "реформаторов" потрудилось над "обрезанием" образного, богатого и могучего русского языка. Наконец, Луначарский это "обрезание" довел до 33 букв. Таким образом, чужая Кривда вела слишком уж доверчивых славян по пути постепенной потери изначальной Прави(Правды), образности
и созидательной силы русского языка.

Сегодня происходит смена исторических эпох, и становится очень важным вопрос
исторической судьбы русского и других родственных нам славянских народов. Враги хотят разделить и поссорить славян именно в самых важных вопросах нашего единства - вопросах языка и веры славян. Малейшие различия возводятся в "абсолют", в главный вопрос политики и этому можно противопоставить наше общее и древнее мировоззрение – Ведическое ПравоСлавие, которое ведет к "Родовым ключам" и общим "истокам" нашей духовной культуры. Сегодня само понятие русской судьбы, русского "креста" становится предметом не только мировоззренческим и философским, но и политическим.

Следует заметить, что в Ведическом Православии существует представление о Судьбе. Об этом писали многие исследователи мировоззрения древних славян, и это хорошо видно из представления славян о рожаницах – девах судьбы. Не буду останавливаться на этом вопросе, поскольку такие поговорки, как "что на роду написано", "суженого конем не объедешь" и т.п. хорошо известны. Гораздо важнее отметить тот факт, что в Ведическом Православии существовало понятие о "суде божьем" и не правы те, кто находит эту "идею" только в христианстве. В "Слове о полку Игореве", например, говорится: "Ни хытру, ни горазду, ни птицю горазду суда Божия не минути" (Злато слово. Век XII. История Отечества
в романах, повестях, документах. М.,1986). Судьба, по Ведическому ПравоСлавию, изменяется по закону Карны: "что посеешь, то и пожнешь".

Она творится в соответствии с собственными поступками, про(является) по единым Законам. В этой связи нельзя не упомянуть брошюру Святского Д. "Под сводом хрустального неба. Очерки по астральной мифологии в области религиозного и народного мировоззрения".(Спб.,1913). В этой брошюре убедительно доказывалось, что в Ведическом ПравоСлавии, или, как говорил Святский Д., в "языческом" мировоззрении славян учитывалась "диалектика" Добра и Зла. Наши предки считали, что звездные закономерности не распространяются необратимо на людей, а имеют предрасполагающий и условно-
вероятностный характер. Подобный вывод сделал А.А.Куликов в книге "Космические образы славянского язычества" (Спб, 1992).

Есть немало работ, которые подробно анализируют календари с древних славянских сосудов. Об этом неплохо рассказано в книге Б.А.Рыбакова "Язычество древних славян"(М.,1997).Нет во всех этих книгах главного –
понимания того, что "язычниками" и "иноверцами" бы ли не славяне, а христиане, которые лукаво наложили на Православие чужую веру – христианство. Подмена Всевышнего (Бога-Отца) Ведического ПравоСлавия Иисусом Христом проходила столетиями, но не безболезненно.

Более того, сделав славян "рабами" Божьими, а они были "детьми" Всевышнего (Бога-Отца), христианство "обрезало" связь славян с богами своих предков. Из ключевой фразы каждого славянина: "Слава богам и предкам нашим!" христиане взяли понятие "Слава", добавили также ключевую фразу Ведического Православия "Отче наш!" и получилась якобы христианская молитва "Отче наш…", которая заканчивается словами: "…Ибо Твои есть Сила, Царство и СЛАВА, во веки. Аминь".

Кто может сказать, как на древнееврейском звучат русские слова "Отец" и "Слава"? Задайте-ка этот вопрос христианам, которые не видят разницы не только между Ведическим Православием и Христианством, но и между Новым и Ветхим заветом. О "Кривде" христианства сегодня немало написано, но всякие "нападки" на христианство – это не наш Путь.

Христиане действительно не связали христианство с нашими "истоками", с нашей Правдой (Правью), но они и не могли этого сделать, поскольку в библии говорится о другом народе, о другой ис(Тор)ии и все "истоки" христианства из Пятикнижия Моисея, "Из Торы", а не из "Православия". Если нашлись славяне, которые приняли чужой путь к Богу за свой, то что в этом плохого? Человек волен выбирать тот путь, который сегодня кажется ему ближе и понятнее, но этот путь не приведет к "Родовым ключам" и "Возрождению".

Надо понять внутреннюю "слабость" христианства на русской почве и не угрожать христианам "ударом русских богов". Зло не победить Злом и эту аксиому Православия хорошо отражает русская поговорка: "Не в силе Бог, а в Правде". Правда (Правь) – это наш, национальный, славянский Путь Православия. Поэтому нельзя не сказать о том, что без Ведического Православия наш народ станет "перекати полем", начнет покидать свою Родину без малейшего чувства сожаления, а в "престижных" вузах изучать выдержки из Торы.

Следует отметить, что обращение к Всевышнему, а в древней традиции – Вышеню,
сохранилось через наши арийские племена и в Индии, но звучит славянский Вышень как Вишну. В этом сходстве нет ничего удивительного, но надо понимать, что Ведическое ПравоСлавие имеет более древние корни, чем веданта Индии. Обращение к Всевышнему(Вышеню) – Отцу славянского рода, в Ведическом ПравоСлавии начинается с "Отче наш…", но перед этой ключевой фразой 21 раз произносится ОУМ. Священный звук ОУМ и животворящий РАМ знали наши предки с колыбели, поскольку эти звуки имели свойства мантры (молитвы) и изменяли "вибрации" человеческого сознания.

Они перекидывали незримый "мост" к Светоносному Отцу (Сва). Не случайно на языке солнца – санскрите до сих пор произносится Мантра-Гаятри, или, как еще ее называют, Мантра-(Сва)рупа. Эта мантра (молитва), обращенная к Светоносному Богу (Сва) и ключевая фраза в Мантре - Гаятри - Тат (Сва)(вит)ур (Вар)еньям. На русский язык переводится как "Отче наш, дающий Свет и Жизнь на земле".

В русском языке есть выражения с(вар)ганить, (вар)ево, (вар)иться – это действие,подразумевающее Путь Света от Светоносного Отца к Светоносным детям. Вот откуда древнее обращение "Ваше светлость" и Мантра-(Сва)рупа служит "мостом" между Всевышним и (слав)ящими его детьми - (слав)янами. Северная Ведическая ПравоСлавная традиция праздновать "День рождения Солнца" 25 декабря через арийские(индоевропейские) племена распространилась и на южные регионы Европы и Азии.

Например, этруски передали традицию празднования этого дня римлянам. У них "также было празднование при-хода солнца, и в цирке были игры в честь рождения бога дня. Оно отмечалось за восемь дней до январских календ- то есть 25 декабря. Сервий в своем комментарии на стих 720 седьмой книги "Энеиды" Вергилия говорит, что солнце является новым на 8-й день календ января, то есть 25 декабря.

Во времена папы Льва I некоторые отцы церкви утверждали, что "считаемое празднеством событие (Рождество) является в меньшей степени почитанием дня рождения Иисуса Христа, нежели почитанием дня рождения солнца". В тот же самый день римлянами праздновался день рождения Непобедимого Солнца, как это можно видеть из римских календарей, выходивших во времена Константина и Юлиана.

Этот эпитет "Непобедимый" совпадает с тем, который персами давался тому же самому богу, которому они поклонялись под именем Митры и который у них родился в пещерное, и, будучи рожден в хлеве, почитался Христианами под
именем Христа" (Менли П. Холл. Интерпретация Секретных учений, скрытых за ритуалами, аллегориями и мистериями всех времен.- СПИКС, Санкт-Петербург, 1994, с.160-161.).

К этому можно добавить, что христианская Непорочная Мать имеет небесный прототип - Небесную Деву. Не случайно Альберт Магнус утверждал: "Мы знаем, что знак Небесной Девы поднимается над горизонтом в момент, который мы отмечаем как рождение Господа нашего Иисуса Христа". (Там же, с.161). Как видим, "ничто не ново под луной" и правоверные христиане, не имея подлинных доказательств и представления о действительном дне рождения Иисуса Христа, ежегодно отмечают событие, которое на протяжении многих тысяч лет является одним из главных праздников так называемых "язычников", а в действительности ПравоСлавных арийцев, в том числе и древних славян.

Отмечая особенности нашей "старой веры", следует сказать, что Ведическое православное мировоззрение включало в себя мистические направления и жреческие "школы" ведунов(ведуней). Анализируя древнюю ведическую эпоху Руси А.Н.Афанасьев сделал вывод: "Итак, обзор названий, присвоявшихся ведунам и ведьмам, наводит нас на понятие высшей, сверхъестественной мудрости, предвидения, поэтического творчества, знания священных заклинаний, жертвенных и очистительных обрядов, умения совершать гадания, давать предвещания и врачевать недуги."( Афанасьев А.Н. Мифы, поверья и суеверия славян, т.3,с.407, м.: Изд-во Эксмо, 2002).

Как уже отмечалось, привнесенное на Русь христианство много столетий существовало рядом с православием и стало "православным" христианством. Поэтому неудивительно, что христианские богословы находили много общего у своих "святых" и "просветленных" с практикой, как они считали, индусской раджа – йоги. В этом отношении очень характерна работа христианского богослова М.В. Ладыженского "Сверхсознание и пути его достижения"
(М.,2002).

В первой главе "Индусская раджа – йога и христианское подвижничество" М.В.
Ладыженский проводит не мало параллелей, но не делает главного вывода и признания, что "православие" не есть христианское учение. Оно наслоилось на христианство, переработало его до такой степени, что русским людям достаточно было сказать, что мы православные и забыть добавить слово "христиане".

Православие "перемешалось" с христианством до такой степени, что в 17 веке патриарх "всея Руси" Никон велел исправить богослужебные книги и церковные обычаи по греческим образцам. Приверженцы так называемого "раскола" называли православие "старой верой", "старообрядчеством". "Реформа" Никона свелась не только к "исправлению" богослужебных книг и преследованию староверов, но и к уничтожению оставшегося ведического наследия древнерусского (прав)о(слав)ия. Таков был главный итог религиозной "реформы" Никона.

Сегодня многое утеряно, но далеко не все. Через исследователей так называемого "славянского язычества", например, А.Н. Афанасьева и А.А. Котляревского, мы можем представить мировоззрение и образы богов наших далеких предков. Есть исторические и археологические свидетельства о существовании в ведическом православии Всебога(Высшего бога) и иерархии богов. Например, в договоре Игоря с Греками говорится: "И елико
их есть нехрещено, да не имут помощи от Бога ни от Перуна, Да будет клят от Бога и от Перуна(ПСРЛ. Ипатьевская летопись. Л., 1998.) Найденная археологами Збручская стела IX в.н.э. относится к эпохе "христианства", но на ней изображены в 3 ярусах "языческие" боги, люди и держатель подземного мира.

Напомню, что в христианстве нет даже упоминания о русских и славянах, которые задолго до появления христианства были православными. Тем не менее, светлый облик Иисуса Христа прижился на русской почве, и христианство стало важной частью национальной культуры. Этот факт нельзя отрицать и надо понимать, что
христианство, ислам, буддизм и православный ведизм - это только разные пути к единому Богу(Абсолюту). Они все достойны одинакового и искреннего уважения.

Отличие православного ведизма только в том, что он ближе к славянским духовным истокам и их живительная влага может помочь нам не исчезнуть с исторической сцены. На протяжении тысячелетий славянские ведуны и ведуньи(ведьмы) учили Ведическому ПравоСлавию и представлению о живой природе огня, воды, неба и земли. В этом была абсолютная вездесущность Бога, и системное представление об одухотворенности природы и человека.

А.Н.Афанасьев, например, отмечал, что небо как вместилище светлого начала –
света и тепла – обоготворялось у всех славянских народов. В славянских заговорах говорится:"Ты, небо, слышишь, ты, небо, видишь"(Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу.Т.1,с.62). В Ведическом ПравоСлавии Небо изначально почиталось вместе с Землей. Небо и Земля представлялись в брачном союзе между собой, причем небу придавался вседействующий мужской тип (Ян), а земле воспринимающий – женский (Инь).

Славяне называли небо отцом, батюшкою, а землю - матушкой, кормилицей.
Для каждого слав(Ян)(Ин)а важен был месяц (Ян)варь. Солнечная энергия (Ян) начинала(вар)иться и поступать в (Ин) Матушку-Землю. Наступала пора энергетического "оплодотворения" земли и она должна будет дать своим детям славя(Ян)ам плоды животворящего Я-Ра(Ярило).

Однако в Ведическом ПравоСлавии новый год начинался не в(Ян)(вар)е. Согласно солнечному календарю славян новый календарный год начинался 22 марта, но его праздновали с началом весны – 1 Марта. От нуля градусов Овна 22 марта
начинался круг Зодиака и это не случайно, поскольку солнце вступает в знак Овна в день весеннего равноденствия. Православные ведуны и ведьмы изображали этот знак не в виде зоологического барана, а в виде раскрывающейся почки.

Этот знак олицетворял приход и расцвет новой жизни, чистой и непорочной. Именно день весеннего равноденствия символизировал момент Возрождения жизни и это Возрождение происходило благодаря мужской солнечной энергии (Ян).

В Ведическом Православии дни календаря и числа имели особое значение, поскольку в Православии путь Прави(Правды) был закономерным, или, как говорили наши предки, пра(вед)ным. Идти пра(вед)ным путем славянам было легко, поскольку (вед)уны и (вед)ьмы подсказывали, как, например, назвать ребенка, если он родился, скажем, в Ян(вар)е, когда и как лучше сотворить молитву, солить капусту, прибрать дом, найти своего суженного и назначить свадьбу именно в такой день, чтобы пойти "в добрый путь, на долгие года".

Замечу, что Земля для Православных славян была одновременно и божество-Мать-Земля, и творческая, божественная стихия. Слав(Ян)(Ин) славил Ян и Инь, Небо и Землю, и всю окружающую его природу. Христиане в этом факте видят грубое язычество. Однако для системного мировоззрения Ведического Православия, признающего Всебога (Абсолюта), обоготворение природы вполне естественно.

Православные черпали из живительного, одухотворенного источника природы вдохновение для всевозможных свершений. В этом они видели путь Прави (Истины) и шли по нему, чтобы быть достойными своих "светлых" богов и "просветленных" предков. В этом суть системного мировоззрения Ведического Православия
и особенности "источника" русской духовности.

В заключение еще раз отметим, что каждый человек волен сам выбирать свой путь к Богу. Наша статья написана не в целях злопыхательской критики христианства, она имеет вполне конкретную задачу – расширить идеологическую "платформу" славянофильства ХХI века. В XIX веке лозунг: "Братья славяне, объединяйтесь!" не был услышан и принят всеми славянскими народами потому, что слишком многим казалась незыблемой мощь и сила "славянского мира".

Сегодня славяне исчезают как изначально единый этнос, имеющий общие исторические и национальные корни. Наши недруги всеми силами пытаются развести славян по "национальным квартирам", посадить на пограничные "замки" и, как показала "оранжевая революция" на Украине, будут "вбивать клин" между славянскими родами по каждому поводу. Под натиском американского "глобализма" может окончательно исчезнуть богатая и разнообразная славянская культура.

Вот почему новое славянофильское движение становится "потребностью дня", а возвращение к ведическим истокам православия – это новый, мощный фактор славянского духовного возрождения. Массовое движение по созданию славянских "языческих" и "ведических" общин, историко-культурных славянских организаций – это уже исторический факт.

Задача состоит в том, чтобы дать славянофилам новую идеологическую "платформу" объединения и вернуться к чрезвычайно позитивному религиозному культу – это культ наших древних богов и предков. Сегодня славянский мир катастрофически быстро исчезает, и в качестве ответа на угрозу американского "глобализма", уничтожающего наши национальные корни, мы должны ответить: "Братья славяне, объединяйтесь!", "Слава богам и предкам нашим!!!"
Показать полностью
Картинка загружается...
Россиянам приготовили социальный рейтинг, как в Китае: «Баллы за все»

«Те, кто плохо себя ведет, должны страдать»

Почти каждый хочет быть Богом, поскольку уверен, что только он знает, как должен быть устроен мир, знает, что, если бы все вели себя так, как он говорит, немедленно наступила бы Утопия. Один мой коллега, например, всерьез считает себя святым, другой, член Общественной палаты России, узнаваемый и цитируемый медиаменеджер и политтехнолог Александр Малькевич, намерен внедрить в стране цифровой фашизм. Потому что хочет (цитата), «чтобы страдали те, кто плохо себя ведет».

Малькевич позиционирует себя как патриот и даже попал под американские санкции. Что лишний раз доказывает: попадание под санкции не означает автоматически «он радеет за народ и Россию». Потому что повестка, продвигаемая членом Общественной палаты – а давайте разделим людей на правильных и неправильных! – пахнет для русского человека дымом сожженных деревень, пороховой гарью и кровью.

Обличитель цензуры западных соцсетей Малькевич («Это все напоминает мне 37-й год, и в цифровом плане он давно наступил») еще в октябре прошлого года предложил сделать специальные значки для тех, кто переболел коронавирусом, а также помечать страницы этих людей в соцсетях. Отделить агнцев от козлищ, чтобы снизить напряжение в обществе.

Теперь он хочет внедрять в России цифровой рейтинг. И он не одинок: мечтает он об этом вместе с профессором Финансового университета при Правительстве РФ Олегом Матвейчевым. О цифровом рейтинге благожелательно отзывался в эфире Дмитрий Киселев.

Малькевич поясняет, что идея «системы социального кредита» заключается в предложении наделить граждан определенной суммой баллов. Причем чтобы изначальная сумма, гарантирующая всем жителям равные стартовые условия, могла либо расти, либо уменьшаться – в зависимости от того, что полезного или вредного сделает житель. По новому кодексу у каждого гражданина, предположим, есть стартовый рейтинг в 1000 баллов. «Единый информационный центр» анализирует каждого по тысячам различных параметров. Если рейтинг превышает 1050 баллов, человек считается образцовым гражданином и маркируется индексом ААА. С 1000 баллов можно рассчитывать на А+, а с 900 – на B. Если рейтинг упал ниже 849 баллов – житель становится подозрительным носителем категории C, который запросто может быть уволен из государственных и муниципальных структур. Также есть и группа D (599 баллов и ниже), что сравнимо с «черной меткой»: у таких граждан нет шансов получить работу, им будет отказано в кредите, не продадут билеты на транспорт и так далее. Это – калька с китайского опыта. И Малькевич пишет у себя в соцсети: «Не понимаю, почему идею социального рейтинга пытаются приравнять к некоему «цифровому фашизму».

А что тут непонятного? В Китае «единый информационный центр» запрограммирован на политику партии. Не улыбнулся, проходя мимо портрета вождя (а камеры слежения на каждом углу), – минус балл. Купил в магазине не китайскую лапшу, а итальянскую – минус 10. Родился в семье ребенок сверх положенной нормы детей – минус 100. И прощай, хорошая работа, билет к морю уже не купишь, да и в кинотеатр не пустят, а потом вообще за околицу выметут. Я утрирую, но в общих чертах это именно так.

Вместо свободного общества – общество тотального ежеминутного контроля абсолютно за всеми сферами жизни. И не просто контроля, а принуждения. Закон и справедливость подменяются системой физиолога Павлова. И вот уже от резиновой улыбки болят мышцы лица, все ходят в одинаковой одобренной одежде и в основном строем, едят что положено, думают как положено. Инакомыслящие из общества вычеркиваются. В буквальном смысле, как в библейские времена, изгоняются в пустыню.

Думаете, нам до этого далеко? Нет, уже рукой подать: технологии практически внедрены. В столице в некоторых супермаркетах можно расплачиваться «лицом»: камера вас опознаёт, идентифицирует, и со счета списывается сумма покупки. То же самое обещают внедрить в метро едва ли не к концу года. А теперь представьте: вы поскользнулись на плитке, упали и в сердцах вслух, да еще при детях, обматерили мэра города. Камеры это зафиксировали, компьютер просчитал – и, бах, рейтинг у вас – D. Всё, привет. Продуктов не купить, домой – пешком. Это еще лайт-версия...

У Роберта Шекли есть рассказ «Страж-птица». Созданные для предотвращения убийств людей самообучающиеся птицы-роботы очень быстро начинают считать убийством любое насилие против любого живого существа – от человека до растений. И, соответственно, убивать людей.

Так кто программировать будет «единый информационный центр»? Патриот Малькевич или, положим, либерал Гозман? Кто вложит в этот искусственный интеллект базовые критерии? В онтологическом смысле это, кстати, неважно. Поскольку в любом случае на выходе будут сегрегация и поражение в правах «неправильных» людей. Не преступников, а просто отличных от стандарта. «Арийский» стандарт мы уже проходили.

Не надо человеку становиться Богом. Трудно это. Не по силам. И заканчивается всегда штурмовиками дона Рэбы.
Показать полностью
Предисловие

В настоящей работе речь пойдёт о воззрениях на экономику и жизнь общества очень далёких, как принято думать, друг от друга людей:

Генри Форда I — основателя и руководителя «Форд моторс» — одной из крупнейших в мире корпораций автомобильной промышленности; и Иосифа Виссарионовича Сталина — политика, социолога и экономиста, чье миропонимание и воля воплотились в создании и расцвете Союза Советских Социалистических Республик — «сверхдержавы № 2» ХХ века, государства-суперконцерна.

Вопреки тому, что можно предположить на основании всего, чему учили в школе о борьбе «капитализма» и «социализма», воззрения на нормальную жизнь общества этих двух людей по существу едины. Разница только в том, что Г.Форд преимущественно сосредотачивается на уровне микроэкономики и отношениях людей как сотрудников одного предприятия, избегая рассмотрения вопросов организации макроэкономики и строительства институтов государственности, а И.Сталин сосредотачивается на проблемах развития политэкономии как науки, преображения культуры и организации макроэкономики как государства-суперконцерна, предоставляя вопросы микроэкономики свободному творчеству самого общества.

Так они по существу дополняют друг друга, открывая тем самым дорогу к единению народов России и Америки, а также и остального мира в общей всем им культуре, выражающей нравственность и этику добросовестного труженика.

Однако современники и потомки не пожелали понять обоих. И за это нежелание понимать — мир заплатил второй мировой войной ХХ века, последовавшей за нею «холодной войной» между НАТО и СССР, а также и ныне протекающей — уродливой — «глобализацией».

Хотя в настоящей работе по мере необходимости приводятся подчас обширные выдержки из выступлений в печати Г.Форда и И.Сталина, однако это — только выдержки. Их наследие необходимо изучать не по выдержкам, а по их работам, чтобы иметь целостно-связное представление о том, кто из них в чём именно был прав, а в чём ошибся.

Если же понять, развить и воплотить в жизнь наследие Г.Форда и И.Сталина, то историческая перспектива всех народов обретёт новое — лучшее качество…

Часть I ОБЩЕСТВЕННО ПОЛЕЗНЫЕ принципы хозяйствования уже давно высказаны

1. Глобализация как средство от глобализации

«Антиглобалисты» — люди, по разным причинам выступающие против «глобализации». Однако в своём большинстве они не утруждают себя тем, чтобы понять, за что определённо и против чего определённо они борются, и потому у них не получается ничего, кроме массового уличного хулиганства. И при таком — не определённом по существу и исключительно безальтернативно-нигилистическом протестном отношении к «глобализации» — «антиглобалисты» представляют собой зло не меньшее, нежели исторически реальная «глобализация», которой они недовольны. И чтобы избежать и того, и другого зла, необходимо осознать общественное значение как слов, так и жизненных явлений, которые этими словами обозначают.

«Глобализация» — термин политологии, ставший достоянием сознания интересующихся политикой и экономикой в последние несколько лет. «Глобализацией» стали называть совокупность экономических и общекультурных явлений, которые воздействуют на исторически сложившиеся культуры проживающих в разных регионах народов (включая и их экономические уклады), отчасти разрушая их, а отчасти интегрируя их в некую — ныне пока ещё только формирующуюся — глобальную культуру, которой предстоит в исторической перспективе объединить всё человечество.
Хороша будет эта культура либо плоха? — вопрос пока во многом открытый.

Но именно этот вопрос не интересует «антиглобалистов» потому, что они действуют из предубеждения: глобализация — безальтернативно плохо. Однако такой подход сам плох. Дело в том, что:

Глобализация исторически реально проистекает из разносторонней деятельности множества людей, преследующих свои личные и групповые интересы. И эти интересы большей частью совсем не глобального масштаба.

То, что ныне называется «глобализацией», имело место и в прошлом, но не имело имени. На протяжении всей памятной истории «глобализация» предстаёт как процесс взаимного проникновения национальных культур друг в друга. В прошлом её стимулировала международная торговля и политика завоеваний, а ныне она стимулируется непосредственно технико-технологическим объединением народных хозяйств разных стран в единое мировое хозяйство человечества. Экономическая составляющая этого процесса представляет собой концентрацию управления производительными силами общества. Нынешнее же человечество не может существовать без управляемых некоторым образом систем производства и распределения. Иными словами, глобализация — процесс исторически объективный и протекает вне зависимости от желания и воли каждого из противников «глобализации вообще».

А поскольку глобализация проистекает из деятельности множества людей, действующих по своей инициативе в обеспечение частных — и вовсе не глобального масштаба — интересов каждого из них, то бороться с нею реально невозможно: для того, чтобы остановить глобализацию, необходимо повсеместно прекратить экспортно-импортные операции, ликвидировать туризм, миграцию населения, гастроли деятелей различных видов искусств, художественные и прочие выставки, переводы с языка на язык деловой корреспонденции, художественных произведений и научных трактатов, свести к минимуму дипломатическую деятельность и искоренить мафии.

Соответственно такому видению искренние попытки борьбы против глобализации вообще — как неотъемлемого жизненного принципа развития цивилизации на планете — представляют собой одну из разновидностей сумасшествия. Однако и смириться с глобализацией в том виде, в каком она исторически реально протекает, — означает подвергнуть будущее человечества тяжелым бедствиям.

Дело в том, что хотя глобализация и проистекает из социальной стихии частной деятельности множества людей, преследующих свои личные цели совсем не глобального масштаба, но исторически реально глобализация носит управляемый характер. Это является результатом того, что наряду с обычными обывателями, занятыми житейской суетой и избегающими глобального масштаба рассмотрения своих личных и общественных в целом дел, в человечестве издревле существуют более или менее многочисленные социальные группы, участники которых в преемственности поколений преследуют определённые цели в отношении человечества в целом, разрабатывают и применяют средства осуществления назначенных ими целей. Поскольку выбор целей и средств обусловлен субъективно нравственностью «глобалистов», то это означает, что глобализация как таковая разными людьми может быть ориентирована на достижение взаимоисключающих целей и может осуществляться взаимоисключающими средствами по взаимно исключающим друг друга сценариям.

Но поскольку глобализацию порождает деятельность множества людей, глобалистами не являющихся, и её невозможно пресечь, то остаётся единственное: глобализации, развивающейся в направлении неприемлемых целей и осуществляемой неприемлемыми средствами по неприемлемым сценариям, необходимо противопоставить качественно иную глобализацию — приемлемую по конечным целям, по средствам их достижения, по сценариям, в которых с помощью средств достигаются намеченные цели.

И такой подход к проблеме исторически реальной глобализации и возможных ей альтернатив приводит непосредственно к вопросу об объективном — т.е. предопределённом Свыше для человека и человечества — Добре, и соответственно — об объективном Зле.

2. Генри Форд и индустриализация в СССР

В ХХ веке, по крайней мере, бульшую его часть, при глобальном масштабе рассмотрения вопрос об объективном Добре и Зле в жизни человечества исторически конкретно сводился к вопросу о том, какую из этих категорий лучше представляют «американский образ жизни» и «американская мечта» и «советский образ жизни» и «идеалы большевизма». И такой подход к проблеме исторически реальной глобализации и возможных ей альтернатив приводит непосредственно к вопросу об объективном — т.е. предопределённом Свыше для человека и человечества — Добре, и соответственно — об объективном Зле.

2. Генри Форд и индустриализация в СССР

В ХХ веке, по крайней мере, бульшую его часть, при глобальном масштабе рассмотрения вопрос об объективном Добре и Зле в жизни человечества исторически конкретно сводился к вопросу о том, какую из этих категорий лучше представляют «американский образ жизни» и «американская мечта» и «советский образ жизни» и «идеалы большевизма».

Многие - в том числе и представители хорошо начитанной интеллигенции — пребывают и после 11 сентября 2001 г. [2] во мнении, что история дала на этот вопрос окончательный и однозначный ответ: «американский образ жизни» и «американская мечта» — более соответствуют природе человека и человеческого общества, и потому именно они универсальны (всеобщи) и жизнеспособны; а советский образ жизни и идеалы большевизма — плод надуманного социального эксперимента и потому исторически несостоятельны, что и нашло своё — для многих убедительное — выражение в государственном, социальном и общекультурном необратимом крахе СССР. А сложившееся положение «бывшего СССР» и США на начало XXI века — один из фактов глобализации, определяющий её дальнейшие перспективы.

Наряду с этим, с середины XIX века по настоящее время течение процесса глобализации и её качество (цели, средства их осуществления, сценарии) обусловлено тем, насколько население США и Россия использует возможности взаимопомощи и сотрудничества в развитии культуры каждой из стран. Поэтому, чтобы понять перспективы глобализации и выявить тот её вариант, который объективно осуществим ко благу всех народов мира, недостаточно ограничиться декларацией о крахе СССР и казалось бы безоблачных перспективах США (тем более после 11 сентября 2001 г.); для этого необходимо обратиться к прошлому в нашей общей истории.

Обычно, когда требуется привести пример положительного опыта сотрудничества России и США, вспоминают вторую мировую войну ХХ века. Однако сотрудничество России (СССР) и США в этот период, на наш взгляд, это — не то явление, которое следует показывать в качестве примера для подражания нынешним и будущим поколениям политиков, предпринимателей и простых граждан обоих государств. Причина этого в том, что сплочение СССР и США в годы второй мировой войны ХХ века было обеспечено всего лишь наличием общего врага, гипотетически возможная победа которого положила бы конец истории обоих государств и их народов. А для выявления перспектив мирного светлого будущего всех народов человечества необходим ответ на вопрос не «против кого дружить?», а «во имя каких идеалов дружить и как воплотить в жизнь общие идеалы?» Поэтому в прошлом необходимо подыскать другой пример плодотворного сотрудничества.

Индустриализация СССР — становление новых и реконструкция прежде существовавших отраслей отечественной промышленности — пришлась на годы «великой депрессии» в США и мирового экономического кризиса. В условиях кризиса, парализовавшего экономику всех промышленно развитых стран, работа на советский рынок в обеспечение индустриализации СССР была для многих фирм Запада способом их финансово-экономического выживания. Так называемые «классовые интересы», «классовая солидарность» капиталистов в борьбе с «мировым злом коммунизма» для множества из них отступала на второй план, и они были готовы работать на противное их классовым интересам социалистическое строительство в СССР ради сохранения своих фирм и своего положения в обществе в настоящем.

В годы, предшествовавшие «великой депрессии», ещё не выявилась антимарксистская сущность большевизма по-сталински [3], вследствие чего борьба троцкистов и сталинцев внутри аппарата власти ВКП (б) и их борьба вне его за влияние на умы в советском обществе воспринималась многими (в том числе и за рубежом) как обычная борьба лидеров и их команд, так или иначе свойственная всем без исключения политическим партиям. Поскольку переустройство жизни в России на принципах марксистского «социализма» было составной частью глобального проекта переустройства внутриобщественных отношений в мире, то есть основания полагать, что и сама «великая депрессия» 1929 г. была целенаправленно спровоцирована «мировой закулисой» [4] для того, чтобы угрозой разорения принудить частный капитал промышленно развитых стран работать на строительство в СССР образцово-показательного «социализма» по Марксу. Таковы были ближайшие задачи «глобализации» в тот исторический период. Однако из всего множества частных фирм, участвовавших в индустриализации СССР, «Форд моторс» занимает особое положение благодаря личности Г.Форда — её основателя, руководившего её деятельностью на протяжении более 40 лет. Это выделение личности Г.Форда из множества капиталистов-промышленников первой половины ХХ века нашло специфическое отражение в пропаганде советской эпохи.

3. Марксизм о «фордизме»

«ФОРДИЗМ, система организации массово-поточного производства, возникшая в США в 1-й четверти ХХ века. (…) Основой фордизма и обусловленных им новых методов организации производства и труда стал сборочный конвейер. (…) Каждый из рабочих, размещённых вдоль конвейера, осуществлял одну операцию, состоящую из нескольких (а то и одного) трудовых движений (например поворот гайки ключом), для выполнения которых не требовалось практически никакой квалификации. По свидетельству Форда, для 43 % рабочих требовалась подготовка до одного дня, для 36 % — от одного дня до одной недели, для 6 % — одна, две недели, для 14 % — от месяца до года [7].

Введение конвейерной сборки наряду с некоторыми другими техническими новшествами (типизация продукции, стандартизация деталей, их взаимозаменяемость и т.п.) привело к резкому росту производительности труда и снижению себестоимости [8] продукции, положило начало массовому производству (…). Вместе с тем фордизм привёл к небывалому усилению интенсивности труда, его бессодержательности, автоматизму. Фордизм рассчитан на превращение рабочих в роботов и требует крайнего нервного и физического напряжения. Принудительный ритм труда, задаваемый конвейером, вызвал необходимость замены сдельной формы оплаты рабочей силы повременной [9]. Фордизм, как и до него тейлоризм, стал синонимом методов эксплуатации рабочих, присущих монополистической стадии капитализма, призванных обеспечить повышение прибыли капиталистическим монополиям.

Стремясь подавить недовольство рабочих и не допустить их организованной борьбы в защиту своих прав и интересов, Форд ввёл казарменную дисциплину на предприятиях, насаждал систему шпионажа среди рабочих, содержал собственную полицию для расправы с рабочими-активистами. В течение многих лет не допускал на предприятиях Форда деятельности профсоюзов.

В книге “Моя жизнь, мои достижения” Форд претендовал на роль некоего «социального реформатора» и утверждал, что его методы организации производства и труда могут превратить буржуазное общество в «общество изобилия и социальной гармонии». Форд превозносил свою систему как заботу о рабочих, особенно более высокую заработную плату на своих предприятиях, чем в среднем по отрасли. Однако более высокие заработки связаны прежде всего с исключительно высокими темпами труда, быстрым изнашиванием рабочей силы, задачей привлечения всё новых рабочих взамен выбывающих из строя.

Выступление трудящихся против разрушительных социальных последствий фордизма расценивается буржуазными идеологами как сопротивление техническому прогрессу. В действительности рабочий класс борется не против технического прогресса, а против капиталистического использования его достижений. В условиях современной научно-технической революции и повышения общеобразовательного и профессионального уровня подготовки рабочего класса, усиления его борьбы фордизм стал тормозом роста производительности труда.

В начале 1970-х гг. некоторые капиталистические фирмы проводят эксперименты по модификации конвейерного производства в целях уменьшения монотонности, повышения содержательности и привлекательности труда, а, следовательно, и его эффективности. Для этого реконструируются конвейерные линии: они укорачиваются, операции на них совмещаются, практикуется перемещение рабочих вдоль конвейера для выполнения цикла операций и т.п. Подобные мероприятия часто изображаются буржуазными социологами как проявление заботы предпринимателей о «гуманизации труда». Однако в действительности они диктуются стремлением приспособить фордизм к современным условиям и тем самым усовершенствовать методы эксплуатации трудящихся.

Только при социализме достигается подлинная гуманизация труда: человек становится творческой личностью, уверенной в общественной ценности своей деятельности; постигает науку управления [10] производством, государством, обществом. Любые формы технического прогресса, в том числе конвейер, применяются в условиях средней общественно-нормальной интенсивности труда и сопровождаются облегчением и улучшением его условий» (“Большая советская энциклопедия”, изд. 3, т. 27, стр. 537, 538). В книге “Моя жизнь, мои достижения” Форд претендовал на роль некоего «социального реформатора» и утверждал, что его методы организации производства и труда могут превратить буржуазное общество в «общество изобилия и социальной гармонии». Форд превозносил свою систему как заботу о рабочих, особенно более высокую заработную плату на своих предприятиях, чем в среднем по отрасли. Однако более высокие заработки связаны прежде всего с исключительно высокими темпами труда, быстрым изнашиванием рабочей силы, задачей привлечения всё новых рабочих взамен выбывающих из строя.

Выступление трудящихся против разрушительных социальных последствий фордизма расценивается буржуазными идеологами как сопротивление техническому прогрессу. В действительности рабочий класс борется не против технического прогресса, а против капиталистического использования его достижений. В условиях современной научно-технической революции и повышения общеобразовательного и профессионального уровня подготовки рабочего класса, усиления его борьбы фордизм стал тормозом роста производительности труда.

В начале 1970-х гг. некоторые капиталистические фирмы проводят эксперименты по модификации конвейерного производства в целях уменьшения монотонности, повышения содержательности и привлекательности труда, а, следовательно, и его эффективности. Для этого реконструируются конвейерные линии: они укорачиваются, операции на них совмещаются, практикуется перемещение рабочих вдоль конвейера для выполнения цикла операций и т.п. Подобные мероприятия часто изображаются буржуазными социологами как проявление заботы предпринимателей о «гуманизации труда». Однако в действительности они диктуются стремлением приспособить фордизм к современным условиям и тем самым усовершенствовать методы эксплуатации трудящихся.

Только при социализме достигается подлинная гуманизация труда: человек становится творческой личностью, уверенной в общественной ценности своей деятельности; постигает науку управления [10] производством, государством, обществом. Любые формы технического прогресса, в том числе конвейер, применяются в условиях средней общественно-нормальной интенсивности труда и сопровождаются облегчением и улучшением его условий» (“Большая советская энциклопедия”, изд. 3, т. 27, стр. 537, 538).

Для “Большой советской энциклопедии” (БСЭ) третьего издания характерно обилие статей, из которых можно только узнать, каких мнений следует придерживаться о том или ином явлении в природе или в жизни общества для того, чтобы быть лояльным застойному режиму, но из которых невозможно узнать, что по существу представляет само явление, которому посвящена статья.

К числу таких статей принадлежит и приведённая выше с незначительными сокращениями статья «Фордизм». Соответственно нет в ней и ни единого слова благодарности Г.Форду за оказанную им поддержку в деле механизации сельского хозяйства и за вклад в создание автомобильной промышленности СССР на принципах «фордизма», порицаемого марксистскими болтунами. Согласно логике авторов статьи в БСЭ получается так: на заводах самого Г.Форда принципы «фордизма» — плохо, а на Горьковском автозаводе, в котором производство изначально организовано на принципах «фордизма» — они же хороши, хотя и там, и там по существу одно и то же: конвейер, задающий ритм труду всего коллектива, скорость движения которого администрация стремится повысить; требование дисциплины на производстве, поскольку в противном случае конвейер либо станет, либо по нему пойдёт брак; технологический процесс разделён на простейшие операции, выполнение которых в течение рабочего дня монотонно и обучение которым не требует большого времени и высокого образовательного уровня и т.д.

В целом же приведённая статья представляет собой типичный образчик марксистской клеветы на тех, кто мыслит не «под колпаком» марксизма, а самостоятельно, и потому способен творчески решать проблемы, с которыми его сводит жизнь. И это — только одно из обстоятельств, которое роднит Г.Форда и И.Сталина. Если верить культивируемому историческому мифу, Г.Форд и И.Сталин — весьма далёкие друг от друга люди, которых, если что и объединяет, — так только то, что они жили в одно время. В действительности же их объединяет другое: устремлённость их душ и свершённые ими дела одинаково и целенаправленно в господствующей культурной традиции либо предаются забвению, либо скрываются в мареве лжи. А за верой в лживые мифы о них следует непонимание целей их жизни и дел, одинаково свойственное как тем, кто преклоняется перед каждым из них, так и тем, кто пренебрегает ими или их ненавидит.Чтобы понять место в истории и значимость устремлений и свершений каждого из них для будущего, необходимо обратиться к сказанному ими самими. И это обращение открывает возможность глобализации совершенно иного качества, против которой осознанно могут выступать только паразиты.

4. Агитация за что: за капитализм? либо за социализм?

4.1. Гуманизм в жизни и на словах

Обратимся к книге Г.Форда “Моя жизнь, мои достижения” [11], которая вышла в свет в США в 1922 г., и на русском языке впервые была издана в СССР ещё в 1924 г. Начнём с простейшего вопроса о «гуманизации труда», памятуя о том, что сам Г.Форд «фордистом» не был точно так же, как и К.Маркс не был «марксистом», а Мухаммад не был «магометанином».

Иными словами, творческий подход самого Г.Форда к жизни и делу отличает его от множества тех, кто, подражая ему, применял конвейер, «научные методы» организации труда и т.п., но не задумывался о том, что в деятельности самого Г.Форда выражалась его истинная забота об улучшении жизни простых людей подвластными ему средствами, а не лицемерное стремление зажравшегося рвача-финансиста подать себя обществу в качестве гуманиста, реформатора, «благотворителя».

Отношение здоровых членов общества к больным и калекам и реальная жизнь больных и калек среди здоровых людей — один из общепризнанных показателей «гуманизма» общества, а также гуманизма труда в нём. Об этой проблеме, становящейся всё более актуальной для современной цивилизации по мере роста способностей медицины принудить душу человека к жизни в больном или искалеченном теле, Г.Форд пишет следующее:

«Больные и калеки встречаются всюду. Среди большинства господствует довольно великодушный взгляд, что все, не способные к труду, должны ложиться бременем на общество и содержаться за счет общественной благотворительности. Правда, есть случаи, например, с идиотами, когда, насколько я знаю, нельзя обойтись без общественной благотворительности, однако это исключение, и при разнообразии функций, существующих в нашем предприятии, нам удавалось почти всякому обеспечивать существование участием в полезной деятельности. Слепой или калека, если его поставить на подходящее место, может сделать совершенно то же и получить ту же плату, что и вполне здоровый человек. Мы не делаем для калек предпочтения, но мы показали, что они могут заработать себе полное вознаграждение.

Это шло бы вразрез со всеми нашими начинаниями, если бы мы приглашали людей ради их недостатков, давали им меньшую плату и довольствовались меньшей производительностью. Это тоже был бы способ помогать людям, но далеко не лучший. Лучший способ всегда состоит в том, чтобы ставить данных лиц на совершенно равную ступень со здоровыми, продуктивными работниками. Я думаю, на свете остается весьма мало места для благотворительности, по крайней мере, для благотворительности в форме раздачи милостыни. Во всяком случае, дело и благотворительность несовместимы; цель фабрики — производство.

Она дурно служит обществу, если производит не до крайнего предела своей нагрузки. Слишком часто склонны думать, что полнота сил является основным условием для максимальной производительности во всякого рода работе. Чтобы точно определить действительные условия, я велел детально классифицировать различные функции в нашем производстве, с точки зрения требуемой работоспособности, является ли физическая работа легкой, средней или трудной, влажная она или сухая, а если влажная, с какою жидкостью связана; чистая она или грязная, вблизи печи — простой или доменной, на чистом или дурном воздухе; для двух рук или для одной, в стоячем или сидячем положении; шумная она или тихая, при естественном или искусственном свете; требует ли она точности; число часов для обработки отдельных частей, вес употребляемого материала, необходимое при этом напряжение со стороны рабочего. Оказалось, что в данное время на фабрике было 7882 разного рода функций. Из них 949 были обозначены, как трудная работа, требующая абсолютно здоровых, сильных людей; 3338 требовала людей с нормально развитой физической силой. Остальные 3595 функций не требовали никакого телесного напряжения; они могли бы выполняться самыми хилыми, слабыми мужчинами и даже с одинаковым успехом женщинами или подростками. Эти легкие работы, в свою очередь, были классифицированы, чтобы установить, какие из них требуют нормального функционирования членов и органов чувств, и мы констатировали, что 670 работ могут выполняться безногими, 2637 — людьми с одной ногой, 2 — безрукими, 715 — однорукими, 10 — слепыми. Из 7882 различных видов деятельности 4034 требовали известной, хотя бы не полной физической силы. Следовательно, вполне развитая промышленность в состоянии дать максимально оплачиваемую работу для большого числа ограниченно трудоспособных [12] рабочих, чем, в среднем, можно найти в человеческом обществе. Может быть, анализ работы в другой отрасли индустрии или в другом производстве даст совершенно иную пропорцию; тем не менее я убежден, что если только проведено достаточное разделение труда, — а именно, до высших пределов хозяйственности, никогда не будет недостатка в работе для физически обездоленных людей, которая дала бы им за полную меру труда и полную заработную плату. С точки зрения народного хозяйства, в высшей степени расточительно возлагать на общество бремя содержания физически-малоценных людей, обучать их побочным работам, вроде плетения корзин или другим малодоходным рукоделиям, не для того, чтобы дать им средства к жизни, но исключительно, чтобы спасти их от тоски.Когда наше бюро личного состава принимает человека на определенное место, оно всегда ставит себе задачу указать ему работу, соответствующую его физическим способностям. Если он уже имеет работу, и кажется, что он не в состоянии её выполнить, или она противоречит его склонностям, то он получает переводное свидетельство для перехода в другое отделение и после врачебного исследования становится для пробы на работу, которая более отвечает его телесному состоянию и склонностям. Люди, стоящие в физическом отношении ниже среднего уровня, будучи поставлены на надлежащее место, могут выработать ровно столько же, как и те, которые стоят выше этого уровня. Так, например, один слепой был приставлен к складу, чтобы подсчитывать винты и гайки, предназначенные для отправки в филиальные отделения. Двое других здоровых людей были заняты той же работой. Через два дня начальник мастерской послал в отдел перемещений и просил назначить обоим здоровым другую работу, так как слепой был в состоянии вместе со своей работой выполнить обязанности и двух других.

Эта экономическая система помощи и сбережений может быть расширена и дальше. В общем, само собою разумеется, что, в случае увечий, рабочий должен быть признан неработоспособным и ему должна быть определена рента. Но почти всегда имеется период выздоровления, особенно при переломах, когда он вполне способен работать, а обычно и стремится к работе, так как даже самая высшая рента за увечье не может все-таки равняться нормальному еженедельному заработку. Иначе это означало бы дальнейшее перегружение издержек производства, которое, несомненно, должно было бы сказаться на рыночной цене продукта. Продукт имел бы меньший сбыт, и это повело бы к уменьшению спроса на труд. Таковы неизбежные последствия, которые всегда надо иметь в виду. Мы делали опыты с лежащими в постели, с пациентами, которые могли прямо сидеть [13]. Мы расстилали на постели черные клеенчатые покрывала и предлагали людям прикреплять винты к маленьким болтам, работа, которая должна выполняться руками, и которой обыкновенно заняты от 15 до 20 человек в отделении магнето. Лежащие в больнице оказались пригодны для этого ничуть не хуже служащих на фабрике и вырабатывали таким образом свою обычную заработную плату. Их производительность была даже, насколько мне известно, на 20 % выше обычной фабричной производительности. Никого, разумеется, не принуждали к работе, но все к ней стремились. Работа помогала коротать время, сон и аппетит улучшались, и выздоровление шло быстрыми шагами.

(…) Во время последнего статистического подсчета у нас работало 9563 человека, стоящих в физическом отношении ниже среднего уровня. Из них 123 были с изувеченной или ампутированной кистью или рукою. Один потерял обе руки, 4 были совершенно слепых, 207 почти слепых на один глаз, 37 глухонемых, 60 эпилептиков, 4 лишенных ступни или ноги. Остальные имели менее значительные повреждения [14]» (гл. 7. “Террор машины”).

Прочтя это, обнаглевший марксистский пропагандист скажет, что гнусный капиталист наживался на труде инвалидов, покрывая свою наживу рассуждениями о человеческом достоинстве работающих у него калек, противопоставляя «своих» калек калекам, находящимся на полном социальном обеспечении (как это якобы должно быть в обществе победившего социализма и коммунизма).

Но реально полное социальное обеспечение при невостребованности личностного творческого потенциала калеки — это его растление, которому могут противостоять только очень сильные личности. Это так потому, что человек — существо общественное и, если он не убеждённый паразит, то он ощущает себя нормальным человеком только, если общество принимает его труд и признаёт полноценным результат его труда. Личностная невостребованность, отказ окружающих принять желание трудиться и их неспособность и нежелание помочь калеке реализовать себя в полноценном труде в условиях якобы «полного социального обеспечения» довела множество больных и калек до личностной деградации; а по существу «собес» — добил их, не говоря уж о том, что исторически реально «благотворительные» фонды становятся достаточно часто «стиральной машиной» для «отмывки» денег и кормушкой для всяких паразитов вне зависимости от того, действуют они при капитализме, либо при социализме.

И в своем подходе к трудоустройству больных и калек Г.Форд более праведен, нежели вся практика бюрократии советского собеса, весьма иронично описанная ещё в 1927 г. И.Ильфом и Е.Петровым в “Двенадцати стульях”. С другой стороны, изрядная доля марксистской политработы (пропаганды) — паразитизм на труде других при полном социальном обеспечении соответственно месту в иерархии чиновников партийно-бюрократического государства и обществоведческих отраслей науки и системы образования. Поэтому понятно, что марксисты клевещут на Г.Форда, не желающего под видом «социального обеспечения» и «профсоюзов» культивировать паразитизм, в котором и они бы могли к чему-нибудь присосаться.Прочтя это, обнаглевший марксистский пропагандист скажет, что гнусный капиталист наживался на труде инвалидов, покрывая свою наживу рассуждениями о человеческом достоинстве работающих у него калек, противопоставляя «своих» калек калекам, находящимся на полном социальном обеспечении (как это якобы должно быть в обществе победившего социализма и коммунизма).

Но реально полное социальное обеспечение при невостребованности личностного творческого потенциала калеки — это его растление, которому могут противостоять только очень сильные личности. Это так потому, что человек — существо общественное и, если он не убеждённый паразит, то он ощущает себя нормальным человеком только, если общество принимает его труд и признаёт полноценным результат его труда. Личностная невостребованность, отказ окружающих принять желание трудиться и их неспособность и нежелание помочь калеке реализовать себя в полноценном труде в условиях якобы «полного социального обеспечения» довела множество больных и калек до личностной деградации; а по существу «собес» — добил их, не говоря уж о том, что исторически реально «благотворительные» фонды становятся достаточно часто «стиральной машиной» для «отмывки» денег и кормушкой для всяких паразитов вне зависимости от того, действуют они при капитализме, либо при социализме.

И в своем подходе к трудоустройству больных и калек Г.Форд более праведен, нежели вся практика бюрократии советского собеса, весьма иронично описанная ещё в 1927 г. И.Ильфом и Е.Петровым в “Двенадцати стульях”. С другой стороны, изрядная доля марксистской политработы (пропаганды) — паразитизм на труде других при полном социальном обеспечении соответственно месту в иерархии чиновников партийно-бюрократического государства и обществоведческих отраслей науки и системы образования. Поэтому понятно, что марксисты клевещут на Г.Форда, не желающего под видом «социального обеспечения» и «профсоюзов» культивировать паразитизм, в котором и они бы могли к чему-нибудь присосаться.

Кроме того, Г.Форд работал и над тем, чтобы находящееся под его управлением предприятие само не плодило больных «профессиональными» заболеваниями и калек. Многие знают анекдот о том, что в цехах заводов Г.Форда висели плакаты «Рабочий помни: Бог создал человека, но не создал к нему запасных частей». В действительности же, если эти плакаты в цехах и висели, то они были только частью системы обеспечения безопасности человека на производстве, а не единственным “средством” обеспечения безопасности и отговоркой в стиле «на Бога надейся, а сам не плошай» скряги, для которого экономить на безопасности персонала — один из важнейших принципов ведения бизнеса.

Форд подходил к вопросу о безопасности человека на производстве совершенно иначе:

«Предохранительные приспособления при машинах это целая особая глава. Ни одна машина у нас, как бы велика ни была её работоспособность, не считается пригодной, если она не абсолютно безопасна. Мы не применяем ни одной машины, которую считаем не безопасной; несмотря на это, несчастные случаи иногда встречаются. Специально назначенный для этого, научно образованный человек исследует причины каждого несчастья, и машины подвергаются новому изучению, чтобы совершенно исключить в будущем возможность таких случаев.

(…)

Фабричный труд не обязательно должен быть опасным. Если рабочий вынужден слишком напрягаться и слишком долго работать, он приходит в состояние духовного расслабления, которое прямо-таки провоцирует несчастные случаи. Одна часть задачи в предупреждении несчастных случаев заключается в том, чтобы избегать этого душевного состояния; другая часть в том, чтобы предупредить легкомыслие и защитить машины от дурацких рук» (гл. 7. “Террор машины”).

Обнаглевшие марксисты могут сказать, что и это ложь и пустая болтовня. Однако, высказанный Г.Фордом подход к созданию промышленного оборудования и организации его использования включает в себя обе части лозунга провозглашённого КПСС только в 1960-е гг.: «От техники безопасности к безопасной технике!» При этом Г.Форд — в отличие от пустобрёхов из ЦК КПСС застойной эпохи — не противопоставляет «безопасную технику» «технике безопасности» (т.е. безопасным способам организации работ и использования промышленного оборудования), а видит в них две составляющие обеспечения безопасности человека на производстве, где и техника должна быть безопасной, и нормальная организация работ тоже должна быть безопасной. Кроме того, Г.Форд практически работал над проблемой безопасной техники и достигал в этом успеха за полвека до того, как КПСС бросила этот клич, так и не осуществив его на практике. И обличителям античеловечности также полезно знать, что Г.Форд заканчивает главу 7 следующими словами
...9...

И описанное Г.Фордом отношение персонала к обеспечению своей собственной безопасности показывает, что истинный гуманизм труда и общественных отношений в целом не зависит целиком и полностью исключительно от кого-то из владельцев или членов администрации того или иного предприятия, а определяется развитием культуры в целом и культуры выполнения работ, сложившейся на конкретном предприятии, в частности.

Но если рабочий считает возможным для себя приступать к работе в непригодной для этого одежде, работать пьяным или «слегка выпивши»; уклоняться от применения средств защиты (респираторов, светозащитных очков и т.п.) и нарушать технологическую и организационную дисциплину производства конкретных видов работ (нормы «техники безопасности») под предлогом увеличения выработки с рваческой целью повышения своего дохода «прямо сейчас» или «упрощения» технологий и организации работ с целью “облегчения” своего труда в ущерб качеству продукции и безопасности; считает возможным выпускать дефективную продукцию, которая способна покалечить других и нанести какой-то иной ущерб потребителю и сторонним лицам, — то нечего вину наемного персонала такого, каков он реально есть (в том числе и рабочего класса, идеализируемого в марксизме без всяких к тому причин), за производственный травматизм, за «профзаболевания», за брак в работе и т.п. валить на администрацию или капиталистов — будь то хоть при социализме, хоть при капитализме.

Г.Форд же — в отличие от марксистов, овладевших хозяйственной системой России и породивших целую культуру сокрытия массового производственного травматизма и профзаболеваний, — действительно гуманист, поскольку прямо ставит в должностные обязанности наблюдателей задачу — «ловить грешников», заботясь о сохранении здоровья самих «грешников» и о благополучии их семей вопреки самонадеянно безответственному пониманию целесообразности самими «грешниками». И это очень трудная задача — защитить дураков от них самих, способствуя тому, чтобы они по возможности поумнели.

4.2. В чём гарантия разрухи?

То, что Г.Форд был автопромышленником, — это знают все. Поэтому у кого-то может сложиться впечатление, что Г.Форд изловчился своевременно занять «микроэкономическую» нишу, после чего почти монопольно её эксплуатировал на протяжении десятилетий, а за пределами этой «микроэкономической» ниши его наработки и принципы неприменимы, вследствие чего учиться у него нечему. Однако Г.Форд преуспел не только как автопромышленник, но и как железнодорожник, хотя и под давлением обстоятельств, а не по собственной инициативе частного предпринимателя. Дело в том, что в производственном цикле «Форд моторс» участвовала Детройт-Толедо-Айронтонская железная дорога, транспортные услуги которой обеспечивали слияние удалённых друг от друга специализированных производств в единый технологический процесс изготовления автомобилей. О том, каково было качество этих услуг, Г.Форд пишет следующее:

«Несколько лет тому назад мы пробовали пересылать наши товары по этой линии, ввиду её чрезвычайно удобного для нас расположения, но ввиду запозданий мы никогда не могли ею пользоваться в широких размерах. Ранее 5 — 6 недель нечего было рассчитывать на доставку. Вследствие этого затрачивались слишком большие суммы и, кроме того, эти задержки нарушали наш производственный план. Нет никакого основания, почему бы дороге не следовать определённому плану. Задержки вели к служебным разбирательствам „об убытках, причинённых дорогой грузовладельцам вследствие опозданий доставки“ [16], которые регулярно возмещались железной дорогой. Но так вести дело не годится. Мы воспринимали всякую задержку, как критику нашей работы, и заботились, чтобы она была исследована. Это я называю делом» (гл. 16. “Железные дороги”).

Устав от борьбы с администрацией железной дороги и от неопределённостей, которые вносила в деятельность «Форд моторс» её скверная работа, Г.Форд купил эту железную дорогу:

«Мы приобрели железную дорогу потому, что её правила стояли на пути некоторых наших улучшений в Ривер-Руже. Мы купили её не для помещения капитала, не как вспомогательное средство для нашей промышленности и даже не ради её стратегического положения. На редкость благоприятное положение этой железной дороги обнаружилось уже после нашей покупки. Но это не относится к делу. Итак, мы купили железную дорогу потому, что она мешала нашим планам. Теперь нужно было что-либо из неё сделать. Единственно правильным было преобразовать её в продуктивное предприятие, применить к ней те же самые принципы, как и во всех областях нашего производства» (гл. 16. “Железные дороги”). Устав от борьбы с администрацией железной дороги и от неопределённостей, которые вносила в деятельность «Форд моторс» её скверная работа, Г.Форд купил эту железную дорогу:

«Мы приобрели железную дорогу потому, что её правила стояли на пути некоторых наших улучшений в Ривер-Руже. Мы купили её не для помещения капитала, не как вспомогательное средство для нашей промышленности и даже не ради её стратегического положения. На редкость благоприятное положение этой железной дороги обнаружилось уже после нашей покупки. Но это не относится к делу. Итак, мы купили железную дорогу потому, что она мешала нашим планам. Теперь нужно было что-либо из неё сделать. Единственно правильным было преобразовать её в продуктивное предприятие, применить к ней те же самые принципы, как и во всех областях нашего производства» (гл. 16. “Железные дороги”).

О жизни дороги и её положении в периоды «до» и «после» приобретения её «Форд моторс» Г.Форд сообщает следующее:

«Детройт-Толедо-Айронтонская железная дорога была основана лет 20 тому назад [17] и с тех пор реорганизовывалась каждые два года. Последняя реорганизация имела место в 1914 году. Война и контроль Союза Штатов [18] прервали этот реорганизационный цикл. Железная дорога имеет 343 английских мили рельсового пути [19], 52 мили веток и 45 английских миль полосы отчуждения в чужих владениях.

Она идёт почти по прямой линии к югу от Детройта, вдоль реки Огайо до Айронтона и соприкасается таким образом с угольными копями Западной Виржинии. Она пересекает большинство крупных железнодорожных линий и, с общеделовой точки зрения, должна была быть весьма доходной. Она и была доходной — для финансистов. В 1913 г. её капитал достигал 105 000 долларов на милю. При следующей перемене владельцев эта сумма упала до 47 000 долларов на милю. Я не знаю, сколько в общем уже было взято денег под эту дорогу. Я знаю только, что акционеры при реорганизации 1914 года по оценке были принуждены внести в фонд почти 5 млн. долларов, — сумму, которую мы заплатили за всю дорогу. Мы заплатили по 60 центов за доллар по закладным обязательствам, хотя цена незадолго до действительной продажи равнялась только 30 — 40 центам за доллар «номинальной стоимости акций». Сверх того, мы оплатили обычные акции по одному, а специальные акции по 5 долларов за штуку, следовательно, выплатили весьма приличную сумму, принимая во внимание факт, что обязательства никогда не приносили процентов и дивиденд на акции был почти исключен. Подвижной состав Общества доходил до 70 локомотивов, 27 классных вагонов и 2800 товарных. Все было в чрезвычайно скверном состоянии и, большей частью, вообще непригодно к употреблению. Все постройки были загрязнены, не крашены и вообще запущены. Железнодорожное полотно представляло из себя нечто, немногим лучшее, чем полосу ржавчины, и немногим худшее, чем дорогу вообще. Ремонтные мастерские имели слишком много людей и слишком мало машин. Всё производство было, так сказать, рассчитано на максимум бесхозяйственности. Зато имелось необычайно обширное исполнительное и административное управление и, разумеется, также и юридический отдел. Это одно стоило свыше 18 000 долларов в месяц. В марте 1921 года мы взяли железную дорогу и сейчас же начали проводить наши принципы. До сих пор в Детройте существовало Исполнительное Бюро. Мы закрыли его и передали все управление одному-единственному человеку, занимавшему половину письменного стола в конторе. Юридическое отделение отправилось вслед за Исполнительным. Железная дорога не нуждается в множестве сутяг. Наши служащие сейчас же ликвидировали многие дела, тянувшиеся в течение ряда лет. Всякие новые претензии сейчас же разрешаются, согласно обстоятельствам, так, что расходы по ним редко превышают 200 долларов в месяц. Вся уйма излишнего счетоводства и бюрократической волокиты была выброшена за борт и персонал железной дороги сокращен с 2700 человек до 1650.

Согласно нашей деловой политике все звания и должности, за исключением предписанных законом «в обязательном порядке», упразднены.

В общем, организация железной дороги очень строгая, каждое приказание должно пройти через ряд инстанций и никто не смеет действовать без определенного приказания своего начальника. Однажды, рано утром, попал на железную дорогу и нашел готовый к отходу поезд, под парами и с бригадой. Он ждал полчаса «приказа». Мы отправились на место и управились со всеми работами раньше, чем пришел приказ; это было еще до того, как мысль о личной ответственности проложила себе путь. Вначале было не так-то легко сломить эту привычку к «приказу», люди боялись ответственности. Но с течением времени план становился им все яснее, и теперь никто не прячется за ограду своих обязанностей. Люди оплачиваются за восьмичасовой рабочий день, но с них требуют, чтобы они отрабатывали все время полностью. Если данное лицо состоит машинистом и исполняет свою службу в 4 часа, то остальное время оно работает там, где это в данный момент необходимо. Если кто-нибудь проработал дольше восьми часов, то он не получает сверхурочных, а попросту вычитает проработанное время из следующего рабочего дня или копит излишнее время, покуда не наберется целый свободный день, который ему полностью оплачивается. Наш 8-часовой рабочий день действительно 8-часовой рабочий день, а не база для перерасчета заработной платы. Согласно нашей деловой политике все звания и должности, за исключением предписанных законом «в обязательном порядке», упразднены.

В общем, организация железной дороги очень строгая, каждое приказание должно пройти через ряд инстанций и никто не смеет действовать без определенного приказания своего начальника. Однажды, рано утром, попал на железную дорогу и нашел готовый к отходу поезд, под парами и с бригадой. Он ждал полчаса «приказа». Мы отправились на место и управились со всеми работами раньше, чем пришел приказ; это было еще до того, как мысль о личной ответственности проложила себе путь. Вначале было не так-то легко сломить эту привычку к «приказу», люди боялись ответственности. Но с течением времени план становился им все яснее, и теперь никто не прячется за ограду своих обязанностей. Люди оплачиваются за восьмичасовой рабочий день, но с них требуют, чтобы они отрабатывали все время полностью. Если данное лицо состоит машинистом и исполняет свою службу в 4 часа, то остальное время оно работает там, где это в данный момент необходимо. Если кто-нибудь проработал дольше восьми часов, то он не получает сверхурочных, а попросту вычитает проработанное время из следующего рабочего дня или копит излишнее время, покуда не наберется целый свободный день, который ему полностью оплачивается. Наш 8-часовой рабочий день действительно 8-часовой рабочий день, а не база для перерасчета заработной платы.

Самая маленькая ставка равняется 6 долларам в день. Чрезвычайного персонала не имеется. Мы сократили число служащих в бюро, мастерских и на линии. В одной мастерской теперь 20 человек исполняют больше работы, чем прежде 59. Несколько времени тому назад одна из наших путевых артелей, состоящая из одного надсмотрщика и 15 человек рабочих, работала поблизости от другой, идущей параллельно, железнодорожной ветки, на которой артель в 40 человек исполняла точно такую же работу по ремонту рельс и прокладке шпал. В течение дня наша артель опередила на два телеграфных столба артель соперников.

Линия постепенно стала подниматься; почти всё полотно заново отремонтировано и на много миль проложены новые рельсы. Локомотивы и подвижной состав ремонтируются в наших собственных мастерских и лишь с небольшими затратами. Мы нашли, что закупленные предшественниками запасы непригодны для употребления; теперь мы сберегаем на наших заготовках, приобретая лучшие материалы и следя, чтобы ничего не пропало попусту. Персонал всегда готов помогать в деле сбережений. Что пригодно, то им пускается в ход. Мы задали вопрос железнодорожнику: «Что можно извлечь из локомотива?» — и он ответил рекордом бережливости. При этом мы не вкладываем в предприятие больших сумм. Все, согласно нашей деловой политике, покрывается из наших доходов.

Поезда должны двигаться прямым сообщением и пунктуально. Товарное сообщение удалось ускорить на одну треть первоначального времени. Вагон, отведенный на запасный путь, нечто гораздо большее, чем кажется на первый взгляд: он является очень большим вопросительным знаком. Кто-нибудь должен знать, почему он там стоит. Прежде нужно было 8 — 9 дней, чтобы доставить товар из Филадельфии в Нью-Йорк, теперь — 3 /дня. Организация несёт настоящую службу.

Все будут объяснять происшедшее тем, что появилась, вместо дефицита, прибыль» (гл. 16. “Железные дороги”).

Если скорость доставки груза из пункта «А» в пункт «Б» рассматривать как один из показателей производительности железной дороги, то под управлением Г.Форда он вырос в 2 — 2,5 раза, не говоря уж о сокращении численности персонала дороги более, чем в полтора раза. Хотя Г.Форд и не приводит данных по грузообороту, но надо полагать, что потребности в перевозках, объективно имевшиеся в регионе при действовавших тарифах, дорога удовлетворяла полностью.

И казалось бы, это — прекрасный пример для агитации за свободно-рыночный капитализм… если забыть о том, что царило на той же самой железной дороге в условиях того же самого свободно-рыночного капитализма до того, как её купила «Форд моторс».

США последней четверти XIX — первой четверти ХХ века, в какое время они и были покрыты сетью железных дорог, были страной с безупречно либерально-рыночной экономикой, в которой правительственные чиновники на уровне как отдельных штатов (регионов), так и Союза штатов (федеральный уровень) мало вмешивались с дела частного бизнеса. Такое положение дел является одним из идеалов нынешних российских либералов, который они мечтают воплотить в России, и неосуществлённостью которого они объясняют отсутствие неоспоримой экономической отдачи проводимых ими с 1991 года реформ, ощутимой «простым человеком». Однако из того, что сообщает Г.Форд о ведении дел на Детройт-Толедо-Айронтонской железной дороги в период до приобретения дороги «Форд моторс», видно, что рыночный механизм и в якобы идеальных условиях функционирования, какие были в США в тот период, не является автоматическим гарантом качества предоставляемых потребителю услуг, как не является он и безусловным стимулом к эффективному ведению дела на началах самоокупаемости, обеспечивающей дивиденды акционерам, вложившимся в дело. То есть причины успехов и неудач в деле, в том числе и в их финансовом выражении, лежат вне отношений более или менее свободной купли-продажи.

В данном конкретном случае объяснять успехи железной дороги под управлением Г.Форда тем, что изменилась конъюнктура рынка и «появилась, вместо дефицита, прибыль», — означает подменять причину следствием. До приобретения железной дороги «Форд моторс» она не приносила прибыли вовсе не потому, что была плохая рыночная конъюнктура, и прибыль после приобретения дороги тоже появилась вовсе не потому, что рыночная конъюнктура стала для неё благоприятной. О причинах бедственного положения Детройт-Толедо-Айронтонской железной дороги в период времени до её покупки «Форд моторс» Г.Форд пишет следующее:

«Худшим примером того, как далеко может отойти предприятие от принципа полезного служения, являются железные дороги. У нас неизменно в ходу железнодорожный вопрос, разрешению которого посвящено немало размышлений и речей. Железной дорогой недовольны все. Недовольна публика, потому что тарифы как пассажирские, так и товарные, слишком велики. Недовольны железнодорожные служащие, так как их ставки слишком малы, а рабочее время слишком продолжительно. Недовольны владельцы железных дорог, так как они утверждают, что вложенные в их предприятия деньги не дают процентов „на вложенный капитал“. Однако при правильно налаженном деле все должны были бы быть довольны. Если, не говоря о публике, и служащие, и владельцы не имеют выгоды от предприятия, то значит, в его управлении в самом деле что-то неладно.

Я вовсе не желаю корчить из себя знатока в железнодорожном деле. Правда, существуют посвященные в его суть, однако же, если служба «людям, обществу», которую несут американские железные дороги, является результатом такого рода накопленных знаний, то должен сказать, что мое уважение к ним не так уже велико. Я ничуть не сомневаюсь, что, собственно, директора железных дорог, люди, которые несут настоящую работу, способны управлять железной дорогой к общему удовольствию. К сожалению, нет также никакого сомнения, что эти подлинные директора, благодаря цепи обстоятельств, не имеют ровно никакой власти. И в этом-то и есть больное место. Потому что людям, которые, действительно, кое-что понимают в железных дорогах, «сложившейся системой» не дано быть руководителями.

(…) Руководителем в железнодорожном деле был не директор, а финансист [20]. До тех пор, пока железные дороги пользовались высоким кредитом, было больше заработано денег выпуском акций и спекуляцией на процентных бумагах, чем службой публике. Только самая незначительная часть вырученных посредством железных дорог денег была обращена на упрочение их подлинного назначения. Если благодаря искусному ведению дела чистые прибыли поднимались так высоко, что являлась возможность выплатить акционерам значительные дивиденды, то избалованные спекулянты и починные господа железных дорог употребляли дивиденды на то, чтобы сначала поднять свои акции, потом понизить и, наконец, на основании поднявшегося благодаря прибыли кредита, выпустить новые акции. Если же прибыли естественным или искусственным способом падали, то спекулянты скупали акции обратно, чтоб со временем инсценировать новое повышение и новую продажу. Во всех Соединенных Штатах найдется едва ли одна железная дорога, которая не переменила бы один или несколько раз своих владельцев, в то время как заинтересованные финансисты нагромождали друг на друга горы акций до тех пор, пока вся постройка не теряла равновесие и не обрушивалась. Тогда аналогичные им финансовые круги становились обладателями железных дорог, наживали на счет легковерных акционеров большие деньги и снова принимались за прежнюю постройку пирамиды.

Естественный союзник ростовщика — юрисконсульт. Трюки, производившиеся с железными дорогами, невозможны без советов юриста. Юрист, как и ростовщик [21], в деле, как таковом, ничего не понимает. Они полагают, что дело ведется правильно в том случае, если оно не выходит из предписанных законом пределов или если законы могут быть так изменены или истолкованы, чтобы подходить к данной цели. Юристы живут по готовым нормам. Ростовщики вырвали из рук у железнодорожных директоров финансовую политику. Они поставили поверенных следить за тем, чтобы железные дороги нарушали законы только законным образом. Для этой цели они вызвали к жизни огромные юридические учреждения. Вместо того, чтобы действовать согласно здравому человеческому смыслу и обстоятельствам, все железные дороги должны были действовать согласно советам своих адвокатов. Циркуляры обременили все части организации. К этому прибавились еще законы Штатов и Союза Штатов, и ныне мы видим, как железные дороги запутались в сетях параграфов. Юристы и финансисты «т.е. ростовщики-банкиры и биржевые спекулянты», с одной стороны, и администрация штатов, с другой, совершенно связали руки железнодорожным директорам. Делами нельзя руководить свыше «и извне, т.е. не вникая в их существо, что свойственно госчиновникам в их большинстве, а также ростовщикам-банкирам и биржевым спекулянтам» (Самое начало гл. 16. “Железные дороги”).
...13...

«Слишком многие железные дороги управляются не практиками-железнодорожниками, а банковскими учреждениями „т.е. ростовщическими конторами и их юрисконсультами“; все деловые методы, способ понимания — все организовано по финансовой, а не по транспортной технике.

Крушение «железнодорожной отрасли» произошло оттого, что главное внимание устремлено не на пользу, которую приносят железные дороги народу, а на их ценность на фондовом рынке [22]. Отжившие идеи держатся, прогресс «технический и организационный» почти придушен, и людям, способным к железнодорожному делу, преграждена возможность развития.

Может ли биллион [23] долларов устранить убыток? Нет, биллион долларов только усилит трудности на биллион долларов. Биллион долларов имеет целью только увековечить господствующие ранее методы в руководстве железными дорогами, тогда как убыток как раз из этих методов и вытекает (выделено жирным нами при цитировании).

Все ошибки и нелепости, допущенные много лет назад, мстят нам теперь. Когда в Соединенных Штатах были организованы железные дороги, население должно было сначала ознакомиться с их полезностью так же, как было с телефонами. Кроме того, новые железные дороги должны были делать дела так, чтобы остаться состоятельными «т.е. самоокупаемыми». Итак как финансирование железных дорог последовало в одну из самых разорительных эпох нашего прошлого, то укоренилось большое количество «злоупотреблений», которые с тех пор служили образцом всему железнодорожному делу» (гл. 16. “Железные дороги”).

Высказав своё мнение о причинах неурядиц в железнодорожном деле, рассказав о том, как они были преодолены на основе здравого смысла, ВСЕГДА ориентированного на принесение пользы обществу, Г.Форд подвёл итог своему железнодорожному опыту:

«В этом заслуга все уравнивающей справедливости, что предприятие, которое не исполняет действительной службы, недолговечно.

Мы обнаружили, что благодаря нашей обычной деловой политике оказалось возможным удешевить наш тариф на Детройт-Толедо-Айронтонской железной дороге и, кроме того, делать лучшие дела. Поэтому мы много раз понижали цены, но Всесоюзная [24] Коммерческая Комиссия «т.е. американский аналог советского и российского Госкомитета по тарифам и ценам» отказывала нам в утверждении. Можно ли при таких условиях считать железные дороги деловым предприятием или средством служения обществу?» (гл. 16. “Железные дороги”, самое окончание).

В другом месте своей книги Г.Форд пишет ещё более жестко и определённо о паразитическом господстве банковского ростовщического капитала над экономикой в целом государств Запада, и прежде всего США:

«Мы не против того, чтобы занимать деньги, мы также и не против банкиров. Мы только против попытки поставить кредит на место работы [25]. Мы против всякого банкира, смотрящего на предпринимателя, как на предмет эксплуатации «т.е. как на объект ростовщического паразитизма». Важно только деньги, займы и капитализацию держать во внутренне определенных границах, а для того, чтобы достичь этого, нужно точно обдумать, на что нужны деньги и каким образом их удастся выплатить. Деньги не что иное, как орудие производства. Они только часть фабрики. Все равно, занять ли в затруднительном положении 100 000 станков или 100 000 долларов. Плюс в виде станков столь же мало способен поправить дело, как плюс в виде денег. Только плюс мозга, рассудительности и осмотрительного мужества способен на это.

Предприятие, которое дурно пользуется своими собственными средствами, пользуется дурно и займами. Исправьте злоупотребления — это главное. Если это сделано — предприятие будет снова приносить деньги, совершенно так же, как вылеченное человеческое тело вырабатывает достаточное количество здоровой крови.

Заём денег легко превращается в уловку для того, чтоб не глядеть в глаза убытку. Чужие деньги зачастую поддерживают лень. Многие предприниматели слишком ленивы для того, чтоб подвязать себе рабочий передник и пересмотреть до основания, где кроется убыток, или же слишком горды, чтоб признаться, что что-то из предпринятого ими не удалось. Однако законы работы подобны законам силы тяжести: кто им противится — принужден испытать их могущество.

Занять деньги для основания дела совсем иное, чем занимать для того, чтобы исправить дурное ведение дела и расточительность [26]. Деньги для этого не годятся — по той простой причине, что деньги ничему помочь не могут. Расточительность исправляется только бережливостью, дурное ведение дел — благоразумием. Деньги для этого не нужны. Деньги при таких обстоятельствах даже помеха. (…) Заштопывать клочья и прорехи в деле в сто раз выгоднее, чем какой угодно занятый капитал по 7 %. Предприятие, которое дурно пользуется своими собственными средствами, пользуется дурно и займами. Исправьте злоупотребления — это главное. Если это сделано — предприятие будет снова приносить деньги, совершенно так же, как вылеченное человеческое тело вырабатывает достаточное количество здоровой крови.

Заём денег легко превращается в уловку для того, чтоб не глядеть в глаза убытку. Чужие деньги зачастую поддерживают лень. Многие предприниматели слишком ленивы для того, чтоб подвязать себе рабочий передник и пересмотреть до основания, где кроется убыток, или же слишком горды, чтоб признаться, что что-то из предпринятого ими не удалось. Однако законы работы подобны законам силы тяжести: кто им противится — принужден испытать их могущество.

Занять деньги для основания дела совсем иное, чем занимать для того, чтобы исправить дурное ведение дела и расточительность [26]. Деньги для этого не годятся — по той простой причине, что деньги ничему помочь не могут. Расточительность исправляется только бережливостью, дурное ведение дел — благоразумием. Деньги для этого не нужны. Деньги при таких обстоятельствах даже помеха. (…) Заштопывать клочья и прорехи в деле в сто раз выгоднее, чем какой угодно занятый капитал по 7 %.

Именно внутренние болезни предприятия заслуживают самого заботливого внимания. «Дело» в смысле товарообмена с народом заключается большей частью в удовлетворении потребностей народа. Если производить то, что требуется большинству людей, и продавать по дешевой цене, то будешь делать дела до тех пор, пока дела вообще возможно делать. Люди покупают то, что им полезно. Это так же верно, как то, что они пьют воду» (гл. 11. “Деньги и товар”).

«Если бы мы получили деньги по 6 %, а, включая комиссионные деньги и т.п., пришлось бы платить больше, то одни проценты при ежегодном производстве в 500 000 автомобилей составили бы надбавку в 4 доллара на автомобиль. Одним словом, мы вместо лучшего метода производства приобрели бы только тяжелый долг. Наши автомобили стоили бы приблизительно на 100 долларов дороже, чем сейчас [27], наше производство вместе с тем сократилось бы, потому что ведь и круг покупателей сократился бы тоже. Мы могли бы обеспечить работой меньше рабочих и, следовательно, меньше служить обществу. Было упомянуто, что финансисты хотели поправить ущерб денежным займом вместо поднятия производственного оборота. Они хотели дать не инженера, а казначея. Связь с ростовщиками [28] является бедой для промышленности. Банкиры «ростовщики» думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег. (Выделено жирным нами при цитировании). Они не могут постичь, что предприятие никогда не стоит на месте, что оно либо движется вперед, либо идёт назад. Они рассматривают понижение цен скорее как выброшенную прибыль, чем как основание для улучшения дела.

Ростовщики играют в промышленности слишком большую роль. Тайно это признало большинство деловых людей. Открыто это признается редко из страха перед ростовщиками «организованными на принципах мафии». Легче заработать состояние денежными комбинациями, чем производственной работой (выделено нами при цитировании: такие же условия создали мерзавцы-реформаторы [29] и в России). Удачливый ростовщик, в среднем, менее умён и дальнозорок, чем удачливый предприниматель, и все-таки ростовщик практически господствует в обществе над предпринимателем посредством господства над кредитом [30].

Могущество банков «ростовщических контор» за последние 15 — 20 лет, в особенности со времени войны, очень возросло, и федеральная резервная система предоставляла им по временам почти неограниченный кредит. Ростовщик, в силу своей подготовки [31], и, прежде всего, по своему положению совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности. Поэтому не является ли тот факт, что владыки кредита достигли за последнее время огромной власти, симптомом, что в нашей финансовой системе что-то гнило. Ростовщики попали в руководители промышленности вовсе не благодаря своей индустриальной проницательности. Скорее они сами почти невольно вовлечены туда системой [32]. Поэтому, что касается меня, мне хочется сказать, что финансовая система, по которой мы работаем, вовсе не самая лучшая.Я не имею намерения нападать на нашу финансовую систему. Я не нахожусь в положении человека, который побежден системой и теперь жаждет мести. Лично мне может быть безразлично, что сделают банковские воротилы, ибо мы достигли возможности вести наше дело без помощи банков. Поэтому в своём исследовании я не буду руководствоваться никакими личными побуждениями. Я хочу только выяснить, даёт ли существующая система максимум пользы большинству народа» (гл. 12. “Деньги — хозяин или слуга?”).

Не трудно видеть, что Г.Форд в своей книге на примере бедственного положения Детройт-Толедо-Айронтонской железной дороги в период до её покупки «Форд моторс» и на собственном примере взаимоотношений с ростовщическим и сектором биржевых спекуляций в экономике полностью и исчерпывающе объясняет, почему в России все многочисленные реформы после 1991 г. не дают «простому человеку» ощутимой отдачи: «финансисты» и юристы в своём большинстве (за единичными исключениями), т.е. как профессиональные корпорации, взявшие дело реформ в свои руки, не способны к организации ни нравственно-этического, ни технико-технологического прогресса, просто потому, что сами «финансисты» и юристы не знают ни естествознания и проистекающих из него технологий, ни внутренней организации предприятий и их системы внешних связей в каждой из множества отраслей, ни психологии персонала и общества в целом, а к слову действительных знатоков дел в каждой из отраслей — самонадеянно глухи [34].

Но высказав всё это, Г.Форд фактически выступил против самих принципов организации финансовой системы США и, соответственно, выступил против капитализма западного образца. Его слова о том, что он «не имеет намерения нападать» на их финансовую систему — дань формальной вежливости и глупости некоторой части его читателей, отданная им уже после того, как он обнажил все пороки кредитно-финансовой системы библейского типа, облагораживаемые или тщательно скрываемые господствующей традицией экономической науки.

На нескольких страницах в приведённых нами цитатах Г.Форд сказал о западном капитализме то главное, что скрыл в умолчаниях и пустословии своего “Капитала” К.Маркс и что в умолчаниях, пустой болтовне, а также и под покровом своего невежества марксисты скрывают доныне, изображая из себя противников капитализма как системы паразитизма меньшинства на большинстве, но своим невежеством и пустой болтовней поддерживая этот системный паразитизм.

Эти откровения Г.Форда о системообразующей роли ростовщичества и биржевых спекуляций в экономике западного капитализма — тоже одна из причин, вследствие которой истинные марксисты-эзотеристы и их хозяева, мягко говоря, недолюбливали Г.Форда при жизни и продолжают недолюбливать его и спустя более полувека после смерти. Поэтому марксисты и лепят образ Генри Форда в качестве жесточайшего эксплуататора рабочего класса [35].

С другой стороны, не в лучшем положении находятся и либеральные рыночники буржуазные «демократы»: то, что пишет Г.Форд, показывает, что сделать из него пропагандистскую икону капиталиста-предпринимателя, «сделавшего самого себя» [36] своим трудом и олицетворяющего собой осуществимость «американской мечты» в «американском образе жизни», можно… но только оболгав самого Г.Форда и создав в обществе ложные представления о нём, о его отношении к делу и к людям, о его деятельности как таковой. Но заполучить себе в союзники его авторитет — очень хочется: уж больно яркая личность Г.Форд. И либералы-рыночники пыжатся, пример чему статья “Генри Форд в России” Александра Яковлевича Лившица [37] в “Известиях” от 11 января 2002 г. (стр. 2, «Колонка обозревателя»):

«Американец Генри Форд превратил велосипедную мастерскую в автозавод. Изобрёл конвейер [38]. Наладил производство недорогих машин. Народ поехал. Так что пришлось строить дороги. А за ними пошла вся экономика. Сам Генри стал богатым человеком. Родись Форд в СССР, наверняка оказался на оборонном заводе. Что дальше? Лучший в мире БТР. Орден. Квартальная премия. Коммерческую хватку пришлось бы заглушить. Иначе — лесоповал [39].

Трудно пришлось бы Форду и в современной России. Как производить машины, когда банки не дают долгосрочных кредитов? Но дело даже не в этом. Задавила бы Генри российская бюрократия. Она не только свирепа. Ещё и требует немалых денег. То, что бизнесмен тратит на чиновников, компенсируется ценой [40]. (…) Для цивилизованного капитала поборы неприемлемы. Потому и обходит он Россию стороной. А инвестиции нужны позарез. Власти, что называется, прониклись. Приняли три антибюрократических закона. Серьёзно упростили регистрацию и лицензирование юридических лиц. (…)

Что получили от правительственных новаций? Пока лишь ясно, что сделаны шаги в правильном направлении. Об остальном судить трудно. Всё зависит от того, будут ли выполняться новые законы. Ещё важнее — не начнут ли регионы перелицовку бюрократических правил. По принципу: «федеральный закон запрещает командовать, а наш, местный, — разрешает» [41]. Конечно, в других формах, иными методами. (…)

Не ретроград я, поверьте. И не антиреформатор. Просто уверен, что обыватель всегда прав [42]. Если от реформ ему станет лучше, значит всё сделано правильно [43]. Если хуже — наоборот.

Жизнь рассудит. Не исключено, однако, что со временем придётся ужесточить и регистрацию и лицензирование. Ничего страшного в этом нет. Система государственного контроля строится годами. И в Америке так было. А когда власти наконец определились, появился Генри Форд. И дело пошло».

Спрашивается: прежде, чем написать это, А.Лившиц читал самого Г.Форда и потому врёт злоумышленно? либо он его не читал и НАГЛО — по своему невежеству и слабоумию, будучи в плену сплетен и мифов о Г.Форде, — пишет вздор о становлении и работе «Форд моторс» вопреки написанному самим Г.Фордом? [44]

И это — доктор наук, профессор… И таких докторов-профессоров в России много, они — “элита”. Не пора ли ликвидировать Высшую аттестационную комиссию и всю систему иерархий учёных степеней, чтобы у деятелей науки не было иных почётных званий, кроме их собственного доброго имени?

В действительности личностное становление Г.Форда в качестве организатора промышленности и становление «Форд моторс» в качестве преуспевающей ПРОИЗВОДСТВЕННО-финансовой корпорации, а не ФИНАНСОВО—“промышленной” группы, произошло без банковских долгосрочных кредитов на принципе самоокупаемости общественно полезного дела. В тот период истории в США ставки ссудного процента по кредиту были умеренными, благодаря чему платежеспособный спрос населения позволял развивать дело качественно и расширять его количественно на основе эффективности управления, что и обеспечивало самоокупаемость.

Однако и в таких относительно благоприятных для обновления и роста производства условиях Г.Форд увидел парализующее воздействие на развитие производства и потребления паразитического характера кредитно-финансовой системы, построенной на принципах свободы мафиозно организованных банковского ростовщичества и биржевых спекуляций.

Но ни А.Я.Лившиц (бывший советник президента России по экономике, потом внештатный советник Правительства РФ), ни многократно менявшиеся председатели Центробанка РФ, ни экономическая наука и традиционная социология России в целом не видят [45] этого парализующего воздействия ростовщичества и биржевых спекуляций на экономику как на микро-, так и на макро— уровнях. И потому в условиях действия на протяжении всего времени реформ ставок ссудного процента, многократно превышающих возможные темпы роста производства, исчисляемые в неизменных ценах, никакое эффективное управление не способно превратить «кроватную мастерскую» в передовое предприятие общегосударственной, а тем более глобальной значимости. Но при таких ставках ссудного процента и разгуле операций с «ценными бумагами» всякое самое передовое в технологическом и организационном отношении производство гарантировано обречено деградировать до самой низкой кустарщины.

* * *

Отступление от темы 1: О системообразующих заблуждениях

В связи с этим вопросом грех было бы не вспомнить о системообразующем характере науки [46] и высшей школы:

Слепота к парализующей хозяйство общества роли ссудного процента и спекуляций «ценными бумагами» — и не только А.Я.Лившица, но и прочих госчиновников, политиков, предпринимателей, экономических обозревателей СМИ, ученых-экономистов и преподавателей финансово-экономических специальностей в вузах и колледжах — их искренние заблуждения, обусловленные слабоумием, невежеством и непрофессионализмом? или это — вполне профессионально состоятельный злой умысел продавшихся мерзавцев и лицемеров, имеющий целью держать остальное общество на положении невольников под наркозом невежества в финансовой удавке олигархии банкиров-ростовщиков, биржевых спекулянтов и их закулисных хозяев? — каждый пусть решает сам и ведёт себя по жизни соответственно сделанным выводам.Отступление от темы 1: О системообразующих заблуждениях

В связи с этим вопросом грех было бы не вспомнить о системообразующем характере науки [46] и высшей школы:

Слепота к парализующей хозяйство общества роли ссудного процента и спекуляций «ценными бумагами» — и не только А.Я.Лившица, но и прочих госчиновников, политиков, предпринимателей, экономических обозревателей СМИ, ученых-экономистов и преподавателей финансово-экономических специальностей в вузах и колледжах — их искренние заблуждения, обусловленные слабоумием, невежеством и непрофессионализмом? или это — вполне профессионально состоятельный злой умысел продавшихся мерзавцев и лицемеров, имеющий целью держать остальное общество на положении невольников под наркозом невежества в финансовой удавке олигархии банкиров-ростовщиков, биржевых спекулянтов и их закулисных хозяев? — каждый пусть решает сам и ведёт себя по жизни соответственно сделанным выводам.

Полезно также обратить внимание и на то, что финансово-экономическая «слепота» деятелей политики, науки, и высшей школы носит избирательный характер: практически те же самые «слепцы» проявляют удивительную зрячесть и активность в нападках на государство за его налогово-дотационную политику. Все годы реформ средства массовой информации с подачи авторитетов науки воют о том, что высокие ставки государственных налогов душат производство, влекут за собой бегство капитала за границу, вызывают к жизни двойную бухгалтерию и сокрытие доходов от налогообложения физическими и юридическими лицами и т.п. Поэтому вопрос о налогах в его взаимосвязи с ростовщичеством тоже необходимо осветить правильно.

Принципиальная разница между «налоговым прессом» государственности и ростовщическим вампиризмом антинародной мафии состоит в том, что с появлением денежного обращения:

· налоги забирают у производителя в стоимостной форме некоторую долю от реально им произведенного, после чего эта доля, если не разворовывается, то употребляется в интересах государства. Если государство выражает интересы подавляющего большинства добросовестно трудящегося населения, то всё изъятое у общества в форме налогов, возвращается самому же обществу в форме разнородной государственно-организованной социальной защищённости личности. Иными словами в таком государстве «налоговый пресс» никого не подавляет, поскольку всё изъятое в форме налогов, так или иначе, в той или иной форме возвращается самому же обществу.

· ростовщичество высасывает в стоимостной форме из общества заранее оговоренную долю производимого, которая исторически реально почти всегда выше, нежели полезный эффект в его номинальном бухгалтерском выражении, достигнутый в результате взятия самой кредитной ссуды. Вследствие этого общество оказывается на положении раба у надгосударственной международной корпорации кровопийц — расистов-ростовщиков.

Слепота к этому различию воздействий на производство и потребление ставок налогообложения и ставок ссудного процента, которое не может быть устранено налогообложением банковского сектора, говорит о том, что экономическая наука и традиционная социология в России носят антигосударственный и антинародный характер, поскольку выражают интересы надгосударственной ростовщической мафии и «научно-теоретически» правдоподобно обосновывают желательные ей финансово-инвестиционные и политические стратегии.

При этом в обществе широко распространено по существу несостоятельное мнение, что ссудный процент по кредиту в финансовой системе якобы обязателен как источник финансирования действительно общественно необходимой банковской деятельности [47].

Соответственно требование принципиального законодательного запрета ссудного процента (в том числе и процента по вкладам в банки[48]) по мнению придерживающихся этой точки зрения — антисистемное требование «невежественных экстремистов», якобы способное разрушить институт кредита и макроэкономику в целом. Российские 240 % годовых времён Черномырдина — Лившица, с их точки зрения, — одна крайность, а 0 % годовых как системообразующее требование к организации кредитно-финансовой системы будущего хозяйства всего человечества, а не только России, — другая крайность.
...18...

В «нормальной» макроэкономике с их точки зрения якобы должны быть некие «умеренные» ставки ссудного процента, с одной стороны, — позволяющие банкам самофинансироваться при решении свойственных им задач, а также выплачивать своим вкладчикам процент по их вкладам, дабы стимулировать людей к тому, чтобы их накопления были источником финансирования развития предприятий, образующих в совокупности макроэкономическую систему общества; а с другой стороны, — позволяющие быть рентабельными большинству предприятий во всех отраслях промышленности и не ущемляющие платежеспособный спрос населения.

Конкретные величины максимально допустимых ставок ссудного процента обычно называются ими в пределах до 5 — 7 % годовых [49].

В действительности сторонники такого рода воззрений смешивают два качественно разных по своему существу вопроса:

· вопрос о финансировании функционирования инфраструктур общества, к числу которых принадлежит и банковская инфраструктура, через которую осуществляются платежи и прочие переводы денежных средств и которая ведёт бухгалтерский учёт макроуровня во многоотраслевой производственно-потребительской системе;

· вопрос о праве кого бы то ни было на доходы, являющиеся по существу нетрудовыми, и которые вследствие этого не имеют отношения к оплате прошлого и будущего трудового вклада людей в рост благосостояния общества и к социальному обеспечению, не обусловленному участием в труде.

Работают не деньги, а люди. Люди производят продукцию и услуги, потребление которых оплачивается деньгами.

Если об этом помнить, то неоспоримо смешение двух названных разных вопросов сторонниками приведенных мнений. В жизни же общества, в политике государства, в обществоведческих науках такое смешение недопустимо, поскольку оно вопросом о необходимости финансирования банковской инфраструктуры подменяет вопрос о рабовладении, порождаемом в обществе «умеренными» ставками ссудного процента, которое исторически реально осуществляется посредством системного банковского ростовщичества. Так этот принципиальный вопрос организации жизни общества через смешение двух вопросов и выводится из рассмотрения [50].

Кроме того, что системное банковское ростовщичество — средство осуществления мафиозного финансового рабовладения, вследствие того, что институт кредита со ссудным процентом «игра в одни ворота», в которой всегда в финансовом выигрыше оказываются кредиторы-ростовщики, а в проигрыше всё общество, даже «умеренный» ссудный процент вреден обществу и по другим причинам.

В обществе с банковской системой, работающей со ссудным процентом, статистика накоплений, вложенных в банки гражданами, порождает статистику роста этих накоплений за счет начисления процентов по вкладам. Эти проценты по вкладам для некоторой доли вкладчиков оказываются соизмеримыми с их трудовыми доходами. А для некоторой доли вкладчиков превосходят значение доходов, необходимых для оплаты потребления по весьма высоким жизненным стандартам, даже при «умеренных» ставках ссудного процента, не представляющих угрозы для устойчивости функционирования системной целостности макроэкономики. Кроме того, вклады наследуются потомками первоначальных вкладчиков. И хотя потомки не вложили своего труда в создание первоначальных накоплений, унаследовав вклады, они имеют законное право на нетрудовые доходы [51].

Тем самым, согласившись с «умеренными» ставками ссудного процента (включая и ставки по банковским вкладам) и узаконив их, общество вместо культивирования уважения к добросовестному труду и поощрения добросовестного труда поощряет паразитизм наиболее богатой части вкладчиков банков, признавая за ними право на нетрудовые доходы и перераспределяя в их пользу в виде процентов по вкладам продукцию, создаваемую трудом тех, кто вкладов не имеет либо хранит в банках относительно небольшие суммы накоплений, проценты на которые мало что значат в их личном или семейном бюджете.

В нравственно здоровом обществе доходы могут принадлежать к одной из следующих категорий:

· заработная плата и премии за участие в трудовой деятельности;

· выплаты по социальному обеспечению из целевых государственных и общественных фондов, не обусловленные участием в трудовой деятельности;
...19...

В нравственно здоровом обществе доходы могут принадлежать к одной из следующих категорий:

· заработная плата и премии за участие в трудовой деятельности;

· выплаты по социальному обеспечению из целевых государственных и общественных фондов, не обусловленные участием в трудовой деятельности;

· полученные в порядке оказания помощи другим человеком на основе его личной мотивации и взаимной договорённости, не нарушающей прав стороны, принимающей помощь (помощь освобождает от проблем, а не создаёт новые).

Доходы же в виде ссудного процента, включая и проценты по вкладам в банки, — узаконенное воровство, анонимное вымогательство в том смысле, что вымогатель не вступает в непосредственные отношения с тем, кого грабит, вследствие чего обираемые им лишены возможности оказать противодействие ему лично.

Те, кто не согласен с таким подходом к вопросу об умеренных ставках ссудного процента, включая и проценты по вкладам населения в банки, по существу оказываются перед необходимостью объяснить простому труженику:

· почему одни виды нетрудовых доходов признаны правомочными и узаконены, а другие виды нетрудовых доходов признаны неправомочными и преступными?

· почему изъятие узаконенных нетрудовых доходов на самодеятельной основе тоже отнесено к преступлениям, преследуется и карается на основании законов?

Объяснить это желательно именно простому труженику, а не «простому налогоплательщику», поскольку налогоплательщик в исторически реальной экономике сам может и не быть тружеником, хотя может честно платить налоги с узаконенных в обществе нетрудовых доходов. А труженику приходится кормить, одевать, обустраивать жизнь всех, включая и налогоплательщиков, «честно» и законопослушно живущих нетрудовыми доходами. И труженик имеет право [52] знать, почему он якобы должен обеспечивать жизнь тех, кто способен трудиться, но не трудится; причём обеспечить им подчас более высокий уровень потребления, нежели тот, который доступен его семье.

Стремление же создать так называемый «средний класс» представляет собой стремление наиболее крупных паразитов-инвесторов, живущих преимущественно нетрудовыми доходами, затеряться в среде этого безликого «среднего», который всё же трудится, но в доходах которого доля нетрудовых доходов по разного рода «ценным бумагам» достаточно велика, чтобы он крохоборски дорожил ею и массово вставал на защиту всей развращающе-паразитической системы.

Одним из примеров такого восстания бездумных крохоборов из состава «среднего класса» на защиту развращающе-паразитической системы являются возражения против реорганизации кредитно-финансовой системы на принципе исключения из неё ссудного процента, включая и процент по вкладам в банки.

Возражения такого рода, исходящие из того, что отмена ссудного процента (включая и проценты по банковским вкладам населения) сократит кредитные ресурсы банковской системы, поскольку люди не будут вкладывать деньги в банки, что подорвёт институт кредита как таковой (и, как следствие, — всё народное хозяйство), — также несостоятельны.

Во-первых, прейскуранты всех рынков обусловлены номинальной платежеспособностью общества, включая и её кредитную составляющую, и реагируют на динамику её изменения. Иными словами, чем выше доля выданных и не погашенных кредитов в объеме оплачиваемых покупок — тем выше номинальные цены.

Во-вторых, есть иные средства макроэкономической регуляции, позволяющие поддерживать номинальную кредитоспособность банковской системы на необходимом для её эффективной работы уровне [53].

Законодательное же исключение ссудного процента во всех его формах нравственно оздоровит общество, его хозяйственную и финансовую деятельность и будет сопровождаться бухгалтерски не исчислимыми положительными эффектами в иных областях жизнедеятельности цивилизации.

В результате в главенствующее положение в управлении макроэкономикой займёт разумная воля людей, ныне вытесняемая из области макроэкономического управления и подавляемая в ней бездумным автоматизмом взимания ссудного процента, гарантирующим ростовщической корпорации финансовое благополучие при любых её ошибках и злоупотреблениях в кредитно-инвестиционной макроэкономической политике.

Поэтому в условиях действия ссудного процента, особенно в условиях действия «неумеренного» ссудного процента, направленного на порождение заведомо неоплатных долгов, т.е. долговой кабалы как системы рабовладения на финансово-долговой основе: В результате в главенствующее положение в управлении макроэкономикой займёт разумная воля людей, ныне вытесняемая из области макроэкономического управления и подавляемая в ней бездумным автоматизмом взимания ссудного процента, гарантирующим ростовщической корпорации финансовое благополучие при любых её ошибках и злоупотреблениях в кредитно-инвестиционной макроэкономической политике.

Поэтому в условиях действия ссудного процента, особенно в условиях действия «неумеренного» ссудного процента, направленного на порождение заведомо неоплатных долгов, т.е. долговой кабалы как системы рабовладения на финансово-долговой основе:

· уклонение от налогов — один из способов сопротивления ростовщическому порабощению тем более в случае, если изрядная часть бюджета государства, пополняемого налогами, идёт на «обслуживание» его долговых обязательств перед внешними и внутренними ростовщиками и спекулянтами «ценными» бумагами;

· налоговая полиция и обслуживающее её судопроизводство во многом аналогичны полицаям, которых немецко-фашистские оккупанты набирали из местного населения для проведения в жизнь своей стратегии порабощения народов России.

Множество предпринимателей и наёмных тружеников, хотя и не могут объяснить сказанного выше о различиях ростовщичества и налогообложения и об их взаимосвязях, однако чувствуют и различия, и взаимосвязи. А чувствуя их, они строят свою финансовую политику на микроуровне народного хозяйства соответственно сказанному выше.

Поэтому самообманом являются надежды некоторых политиков легализовать доходы физических и юридических лиц, вернуть сбежавшие капиталы в Россию, не «замочив предварительно в сортире» системное ростовщичество и спекуляцию «ценными» бумагами, а также и «научно-теоретическое» обоснование якобы необходимости и неизбежности их присутствия в финансово-экономической системе цивилизации.

Ощущая и осознавая это, Россия не может впредь развиваться с узаконенными нетрудовыми доходами. Попытки насильничать в этом направлении только усугубляют и затягивают нынешний кризис, и до добра насильников и их пособников не доведут.

Отступление от темы 2: Аксиоматика экономической науки в наши дни

Для того, чтобы было понятно, в русле какой концепции управления производительными силами человечества действовал Г.Форд, необходимо высказать ясно и определённо некоторые положения, относящиеся к современной системе производства и распределения в обществе продукции и разного рода услуг.

Большей частью они очевидны, будучи объективными свойствами общественно-экономической жизни в нашу эпоху. Однако вопреки этому, господствующие экономические теории построены так, будто по предлагаемым к рассмотрению вопросам справедливы какие-то иные мнения, а ниже высказанные — будто бы ложны.

Мы не будем трогать времена Адама Смита и более ранние; оставим в покое Робинзона Крузо и Пятницу на выдуманном необитаемом острове, а обратимся к нормальной повседневной жизни любого современного общества, развившего техносферу и впавшего в зависимость от неё. О его жизни и его хозяйственной деятельности можно утверждать следующее:

ПЕРВОЕ. За какими-то единичными исключениями ни один продукт или услуга, которые мы потребляем, не могут быть произведены в одиночку ни кем. Производство всякой вещи или услуги, начиная от задумки и кончая предоставлением её потребителю, требует коллективного труда, направленного на производство самой вещи или услуги непосредственно, а кроме того — и труда, направленного на её производство опосредованно (производство и настройка технологического оборудования, создание сопутствующих необходимых условий, например отопление помещений и т.п.).

Иными словами, в основе благополучия общества в целом, его социальных групп и индивидов лежит коллективный труд множества людей, подчас в преемственности нескольких поколений. И в этой коллективной работе всякий личный труд представляет собой сочетание труда и труда управленческого по координации деятельности членов одного коллектива, а также и координации деятельности многих коллективов.

ВТОРОЕ. Если идти от готового продукта по технологической цепочке этапов его производства навстречу потокам вовлечения в производство полуфабрикатов, комплектующих, технологического оборудования, добычи первичного сырья и энергоносителей, то технологический процесс предстаёт как разветвляющееся дерево, разные фрагменты которого находятся в ведении административно не подчиненных друг другу директоратов производств.Директораты, будь они даже представлены одним человеком, управляют директивно-адресно в пределах своей «юрисдикции»:

· фрагментами технологического процесса (кому и что делать);

· производственным продуктообменом (что у кого взять и, что кому передать после выполнения своей части работы).

Основанием для торговли во все времена и во всех регионах является невозможность по тем или иным причинам осуществить эффективное управление продуктообменом директивно-адресным способом [54].

ТРЕТЬЕ. Соответственно: обслуживающий сферу производства рынок промежуточных и «инвестиционных» продуктов[55]с более или менее свободным ценообразованием представляет собой своего рода «клей», которым разные фрагменты технологического процесса, находящиеся под директивно-адресным управлением разных директоратов (в частной собственности различных физических и юридических лиц), «склеиваются» в целостный технологический процесс. По мере того, как рынок утрачивает способность быть «клеем», — сложные технологические процессы, в которых участвует множество директоратов и административно подчинённых им коллективов, рассыпаются на невостребованные фрагменты, которые, — не будучи внутренне самодостаточными системами в смысле производства и потребления, — начинают деградировать вплоть до полного их исчезновения с течением времени.

ЧЕТВЁРТОЕ. Кроме рынка роль такого рода «клея», объединяющего множество частных производств (микроэкономик) в одну макроэкономическую целостность, выполняет культура в целом, и прежде всего, — языковая культура [56], и в частности поддерживаемая обществом система стандартов [57].

ПЯТОЕ. Сбыт продуктов и услуг конечными потребителями (индивидам, домашним хозяйствам, непроизводственным общественным организациям, институтам государства и т.п.) обеспечивается не только потребностью в самих продуктах, необходимых для удовлетворения тех или иных функций потребителей, но и платежеспособностью потенциальных потребителей, а также ожидаемой ими динамикой их платёжеспособности.

ШЕСТОЕ. Финансовое обращение только сопутствует обмену промежуточными продуктами в процессе производства и потреблению продукции конечными потребителями и является по отношению к производству и распределению процессом управляющим. Воздействие финансового обращения на производство и распределение, т.е. на способность и неспособность рынка быть «клеем» — результат политики субъектов, властных над финансами общества: государственности (эмиссия, налогово-дотационная политика), банковского сектора (эмиссия, ставки ссудного процента и объемы кредитования), страхового сектора (объем страховок и цена за риски) и т.п.

СЕДЬМОЕ. Производство и потребление в обществе образуют собой целостную систему. Она складывается исторически и включает в себя технологические процессы в качестве скелета, который обрастает системой сопутствующих нравственно обусловленных взаимоотношений людей (идеологических и проистекающих из идеологии отношений — неформализованных традиционно-правовых и юридически кодифицированных, финансовых и прочих).

ВОСЬМОЕ. Благосостояние общества и его перспективы обеспечиваются СУБЪЕКТИВНО посредством этой — ОБЪЕКТИВНО существующей и изменяющейся — системы в целом (в основе которой лежат технологии), а именно:

· целеполаганием в отношении функционирования этой системы;

· организацией и настройкой системы и её элементов:

O на осуществление намеченных целей,

O на подавление процессов, ведущих к осуществлению отвергаемых целей,

O на адаптацию (в том числе и упреждающую события) к выявляющимся новым проблемам и целям;

· соответствием работы каждого сотрудника (а не работника-индивидуалиста) целям и параметрам настройки этой единой многоотраслевой производственно-потребительской системы.

ДЕВЯТОЕ. Соответственно этому: Все политэкономические и экономические теории, которые вместо того, чтобы начинать рассмотрение экономической проблематики с выявления системной целостности многоотраслевого производства и потребления в современном обществе и постановки задачи об управлении саморегуляцией этой многоотраслевой производственно-потребительской системой, занимаются рассмотрением отдельных её компонент, избегая при этом вопроса об и вопроса об саморегуляцией этой системной целостности,— в современных условиях представляют собой очковтирательство и шарлатанство. ДЕВЯТОЕ. Соответственно этому: Все политэкономические и экономические теории, которые вместо того, чтобы начинать рассмотрение экономической проблематики с выявления системной целостности многоотраслевого производства и потребления в современном обществе и постановки задачи об управлении саморегуляцией этой многоотраслевой производственно-потребительской системой, занимаются рассмотрением отдельных её компонент, избегая при этом вопроса об и вопроса об саморегуляцией этой системной целостности,— в современных условиях представляют собой очковтирательство и шарлатанство.

Это очковтирательство и шарлатанство в исторически сложившейся культуре поставлено на профессионально-корпоративной мафиозной основе и во многих случаях уже не являются искренним заблуждением экономистов и социологов [58] — академиков, членкоров, докторов, профессоров, кандидатов, доцентов, учёных и преподавателей рангом помельче, — а является прямым выражением их паразитического рвачества и злонравной продажности (готовности подвести «научно-теоретическую базу» под всякий социальный заказ тех, кто платит деньги, и готовности преподавать в школах и вузах под видом достоверного знания подрастающим поколениям всё, что закажут).

ДЕСЯТОЕ. Глобализация, альтернативная библейской — рабовладельческой ростовщической, — исключающая катастрофу культуры нынешней цивилизации и падение народов в дикость, подобную прорисовками американских фильмов-кошмаров «о будущем», невозможна без определённого разрешения проблемы организации управления саморегуляцией глобальной производственно-потребительской системой в интересах обеспечения человечного достоинства всех людей.

Таковы десять заповедей для оценки всей экономической публицистики и науки. Такова же и аксиоматика экономической науки, имеющей в наши дни право на существование и дальнейшее развитие.

Памятуя о них, вернёмся ко взглядам Г.Форда на организацию производства и распределения продукции и услуг в обществе.

4.3. Фордизм — первое пришествие большевизма в Америку

Существо основного экономического закона капитализма И.В.Сталин определил так:

«Главные черты и требования основного экономического закона современного капитализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимальной капиталистической прибыли путем эксплуатации, разорения и обнищания большинства населения данной страны, путем закабаления и систематического ограбления народов других стран, особенно отсталых стран, наконец, путем войн и милитаризации народного хозяйства, используемых для обеспечения наивысших прибылей» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, “Замечания по экономическим вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года”, раздел 7. “Вопрос об основных экономических законах капитализма и социализма” [59]).

Хотя население стран «золотого миллиарда» в наши дни нищим не назовёшь (оно закормлено до невменяемости за счёт глобального перераспределения надгосударственной банковской корпорацией ростовщического дохода и заведомо неоплатных долгов), — но для капитализма евро-американского образца стремление к получению максимума прибыли характерно и в наши дни [60].

Однако на первых же страницах книги Г.Форда “Моя жизнь, мои достижения” читаем:

«Если бы я преследовал только своекорыстные цели, мне не было бы нужды стремиться к изменению установившихся методов. Если бы я думал только о стяжании, нынешняя система оказалась бы для меня превосходной: она в преизбытке снабжает меня деньгами. Но я помню о долге служения. Нынешняя система не даёт высшей меры производительности, ибо способствует расточению во всех его видах; у множества людей она отнимает продукт их труда. Она лишена плана. Всё зависит от степени планомерности и целесообразности (выделено нами при цитировании)» (Введение. “Моя руководящая идея”).

Из этого можно понять, что Г.Форд как человек и как частный предприниматель не соответствует типу частного предпринимателя, качества которого легли в основу определения основного экономического закона капитализма евро-американского типа, поскольку Г.Форд ясно и однозначно выражает своё отрицательное отношение к стяжанию — т.е. к достижению максимума прибыли в бизнесе и её присвоению в частном порядке (об этом речь пойдёт далее) как к цели деятельности всякого «нормального человека» в обществе. Г.Форд не приемлет и исторически сложившийся к его времени капитализм как систему и противопоставляет господствующему в нём своекорыстному стяжанию норму поведения в обществе всех и каждого — СЛУЖЕНИЕ своею деятельностью другим людям, обществу.Но прежде, чем продолжить цитирование книги Г.Форда “Моя жизнь, мои достижения”, дабы понять глубину сказанного им по существу, сделаем небольшое отступление в область правоведения и законоведения (это не одно и то же).

* * *

Отступление от темы 3: Объективные права и субъективные законы

Право — это открытая возможность делать что-либо, будучи гарантированным от наносящего ущерб воздаяния за содеянное.

В Русском миропонимании понятия «право» и «праведность» взаимосвязанные, а соответствующие слова — однокоренные. Вследствие этого право выражает объективную праведность, предопределённую Богом, и как следствие право — выше принятого государственностью закона, который может выражать в жизни общества и неправедность. Утверждение о том, что «Право» и «Закон» синонимы проистекает из злонравия и представляет собой навязывание обществу смешения понятий с целью подмены права.

Соответственно, если вести освещение вопросов в системе мышления, в которой вопреки этому «Право» и «Закон» — синонимы, то в жизни общества необходимо разделять две категории прав:

· права объективные, дарованные Свыше человеку и человечеству, и первое из них объемлющее все прочие, — право всякого человека быть наместником Божиим на Земле по совести в согласии со смыслом Откровений [63];

· «права» субъективные, учреждаемые в общественной жизни самими её участниками по их нравственно обусловленному произволу, который может выражать как праведность, так и несправедливость.

Вследствие этого в обществе возможны и реально имеют место конфликты между правами объективными, в следовании которым находит свое выражение Божий Промысел, и «правами» субъективными в случаях, когда творцы законов, их толкователи и исполнители пытаются своею отсебятиной воспрепятствовать осуществлению Промысла. В такого рода ситуациях Право выше закона, о чём издревле гласит Русская пословица: «Богу не грешен — царю не виновен» — такой подход качественно отличается от канонически новозаветной нравственной раздвоенности «богу — богово, Кесарю — кесарево» [64].

Кроме того, все писаные законы, свойственные обществу во всякое историческое время, - если смотреть на них с точки зрения теории управления, — представляют собой три класса информационных модулей:

· алгоритмы [65] нормального управления по какой-то определённой концепции жизни общества и жизни и деятельности в нём физических и юридических лиц;

· алгоритмы защиты управления по этой концепции от попыток осуществить в том же обществе управление по другим — несовместным с первой — концепциям;

· алгоритмы снятия издержек, внутренне свойственных концепции, на которую работают алгоритмы нормального управления, порождающие в обществе напряженность и конфликты.

Но проблематика различения концепций и проявления каждой из них в форме различных фрагментов одного и того же общего всему государству законодательства и преступности в отношении действующего законодательства — вне понимания большинства парламентариев, социологов и обывателей, в силу чего законодательство большинства стран представляет собой дефективную алгоритмику. Дефективность алгоритмики законодательства носит двоякий характер:

· в концептуально не определившейся России нет ясности, какие законы и их статьи выражают собой нормальное управление по избранной концепции, а что в законодательстве представляет собой защиту от попыток осуществления в российском обществе концепций управления, несовместных с господствующей. Именно поэтому нынешнее законодательство России крайне противоречиво, не определённо по смыслу или же просто вздорно [66];

· в концептуально определившихся странах Запада развита часть законодательства, выражающая нормальную алгоритмику управления по библейской доктрине (см. Приложение) и часть законодательства, направленная на подавление издержек, внутренне свойственных господствующей на Западе библейской концепции существования общества в финансовой удавке еврейского корпоративного надгосударственного ростовщичества.

Соответственно необходимости преодолевать и компенсировать собственные издержки — законотворчество о хозяйственной и финансовой деятельности в странах Запада подобно строительству лабиринта в стиле «вавилонской башни», в котором одни частные предприниматели имеют право охотиться при помощи адвокатов и судей под надзором прокуратуры на доходы других частных предпринимателей, на доходы всех наемных работников и государственности, не задумываясь о последствиях культивируемого в их среде рвачества и о том, кто, когда и как будет расхлебывать эти последствия. Поэтому бoльшая часть юридической практики Запада — бессовестное сутяжничество на тему «урвать себе» на законных основаниях либо «не позволить урвать от себя», и, паразитируя на этом сутяжничестве, кормится алчная стая юристов и «правоведов».
...24...

· в концептуально определившихся странах Запада развита часть законодательства, выражающая нормальную алгоритмику управления по библейской доктрине (см. Приложение) и часть законодательства, направленная на подавление издержек, внутренне свойственных господствующей на Западе библейской концепции существования общества в финансовой удавке еврейского корпоративного надгосударственного ростовщичества.

Соответственно необходимости преодолевать и компенсировать собственные издержки — законотворчество о хозяйственной и финансовой деятельности в странах Запада подобно строительству лабиринта в стиле «вавилонской башни», в котором одни частные предприниматели имеют право охотиться при помощи адвокатов и судей под надзором прокуратуры на доходы других частных предпринимателей, на доходы всех наемных работников и государственности, не задумываясь о последствиях культивируемого в их среде рвачества и о том, кто, когда и как будет расхлебывать эти последствия. Поэтому бoльшая часть юридической практики Запада — бессовестное сутяжничество на тему «урвать себе» на законных основаниях либо «не позволить урвать от себя», и, паразитируя на этом сутяжничестве, кормится алчная стая юристов и «правоведов».

Развитие второй части законодательства — защиты управления по господствующей концепции от несовместных с нею альтернатив — имело место и в России, и на Западе в период после 1917 г. до конца 1950-х гг., т.е. до того времени, когда в СССР были оклеветаны И.В.Сталин и его эпоха, после чего под руководством нового поколения троцкистов, бездушных бюрократов и рвачей-карьеристов СССР впал в застой, а идеалы социализма в кругах интеллигенции Запада были дискредитированы, перестали пользоваться достаточно широкой поддержкой в обществе и перестали угрожать самому существованию капитализма евро-американского типа.

В СССР эта часть законодательства во времена И.В.Сталина была представлена пресловутой статьей 58, предусматривавшей наказания за разнородную контрреволюционную и антисоветскую деятельность. На Западе в США «охота на ведьм» в эпоху «маккартизма» [67] и «запреты на профессии» для приверженцев «левых» убеждений в ФРГ в 1970-е — начале 1980-х гг. тоже лежат в русле политики защиты нормального управления по господствующей концепции от ей альтернативных.

В условиях множества концепций, претендующих на безраздельную власть над обществом, возникновение этой части законодательства неизбежно, а при её возникновении в толпо-“элитарном” обществе неизбежно и злоупотребление этой частью законодательства, поскольку в массовом сутяжничестве обывателей некоторая часть сутяг начинает прикрывать своё рвачество и разнородное человеконенавистничество идеалами и лозунгами той или иной концепции.

Если же говорить об эпохе подавления управления обществом по библейской концепции и организации самоуправления общества в русле Богодержавия, то юристы-профессионалы и особенно законодатели, не задумывающиеся о концептуальной обусловленности законодательства, — наиболее вредные типы. Они более вредны, нежели подстраивающиеся под действующее законодательство более или менее законопослушные частные предприниматели (включая и ныне ростовщичествующих банкиров и биржевых спекулянтов), поскольку частный предприниматель (как класс) подстроится под всякое законодательство, с его точки зрения лишь выражающее «правила игры». Если сменить «правила игры», общие для всех, то большинство частных предпринимателей, не интересующихся ничем, кроме своего бизнеса и не задумывающихся о глобальных проблемах социологии, под них подстроится особенно, если не посягать на их жизнь и не угрожать конфискацией (“национализацией”) их имущества и предприятий. И если предприниматель в наши дни имеет хоть какое-то традиционное — неписаное — право не задумываться о концептуальной обусловленности законодательства, то юристы-профессионалы в наши дни такого права уже лишились.

* *
*

Сделав это отступление, вернёмся к высказанному Г.Фордом:

«Я ничего не имею против всеобщей тенденции к осмеянию новых идей. Лучше относиться скептически ко всем новым идеям и требовать доказательств их правильности, чем гоняться за всякой новой идеей в состоянии непрерывного круговорота мыслей. Скептицизм, совпадающий с осторожностью, есть компас цивилизации. Нет такой идеи, которая была бы хороша только потому, что она стара, или плоха потому, что она новая; но, если старая идея оправдала себя, то это веское свидетельство в ее пользу. Сами по себе идеи ценны, но всякая идея в конце концов только идея. Задача в том, чтобы реализовать её практически. Сделав это отступление, вернёмся к высказанному Г.Фордом:

«Я ничего не имею против всеобщей тенденции к осмеянию новых идей. Лучше относиться скептически ко всем новым идеям и требовать доказательств их правильности, чем гоняться за всякой новой идеей в состоянии непрерывного круговорота мыслей. Скептицизм, совпадающий с осторожностью, есть компас цивилизации. Нет такой идеи, которая была бы хороша только потому, что она стара, или плоха потому, что она новая; но, если старая идея оправдала себя, то это веское свидетельство в ее пользу. Сами по себе идеи ценны, но всякая идея в конце концов только идея. Задача в том, чтобы реализовать её практически.

Мне прежде всего хочется доказать, что применяемые нами идеи могут быть проведены всюду, что они касаются не только области автомобилей или тракторов, но как бы входят в состав некоего общего кодекса. Я твердо убежден, что этот кодекс вполне естественный, и мне хотелось бы доказать это с такой непреложностью, которая привела бы в результате к признанию наших идей не в качестве новых, а в качестве естественного кодекса» (Введение. “Моя руководящая идея”).

Этот абзац при всей его краткости очень ёмок по своему содержанию, если за терминами «кодекс», а тем более «естественный кодекс» видеть нечто отличное от уголовно-процессуального кодекса, «джентльменских кодексов» уголовного мира и прочих мастеров тайных дел, «кодекса чести» различных корпораций индивидуалистов, «морального кодекса» строителя коммунизма или капитализма и т.п. писаной и неписаной юрисдикции толпо-“элитарного” общества.

По существу в последнем цитированном абзаце Г.Форд заявляет о том, что в своей деятельности он следует своду объективных прав человека искренне по совести, насколько их ему удалось выявить, осознать и понять. И соответственно в своей книге он описывает своё видение нормальной алгоритмики управления производством и распределением в обществе по концепции, альтернативной господствующей в западной региональной цивилизации библейской концепции скупки всего и вся на основе мафиозно организованного корпоративного надгосударственного ростовщичества. Но Г.Форд делает это не в юридически строгой форме проекта свода законов «О хозяйственной и финансовой деятельности, трудовых отношениях и социальном обеспечении» или социологического трактата, структурированного в соответствии с обширным перечнем больших и мелких вопросов, а в форме обычного рассказа, в котором разные вопросы экономики, психологии, культурологии, социологии переплетены друг с другом подобно тому, как они переплетены в реальной жизни. И повествование Г.Форда способен — при желании — понять каждый, кому интересна эта проблематика и кто осознал её значимость для обеспечения благополучия как своего собственного, так и других людей (однако за исключением из числа благоденствующих агрессивных паразитов — паразиты благоденствовать не должны).

При этом Г.Форд заявляет о своём твёрдом убеждении, что:

Выявленные и осуществленные им возможности управления производством и распределением продукции и пути разрешения общественных проблем, связанных с производством и распределением, будут признаны обществом в качестве нормы.

Вследствие этого всё то, что впервые было успешно реализовано как система в деятельности «Форд моторс», станет естественным для всех порядком личного и коллективного предпринимательства и личного и коллективного участия в предприятиях, руководимых другими людьми, придерживающимися тех же норм.

Значимо также и то, что эти нравственно-этические и организационные нормы управления делом доказали свою жизнеспособность на уровне микроэкономики в условиях библейско-талмудической макроэкономики, построенной на принципах мафиозно организованного господства ростовщичества и биржевых спекуляций, поддерживаемых всею мощью государства и его юридической машины [68].

Теперь покажем взгляды Г.Форда на производство и потребление, представляющие собой скелетную основу жизни технической цивилизации. Г.Форд пишет:

«Основные функции — земледелие, промышленность и транспорт [69]. Без них невозможна общественная жизнь «технической цивилизации, хотя жизнь биологической цивилизации, основанной на иных нравственно-этических принципах и верованиях возможна». Они скрепляют мир. Обработка земли, изготовление и распределение предметов потребления столь же примитивны, как и человеческие потребности, и все же более животрепещущи, чем что-либо. В них квинтэссенция физической жизни. Если погибнут они, то прекратится и общественная жизнь «технической цивилизации» (Введение. “Моя руководящая идея”). Теперь покажем взгляды Г.Форда на производство и потребление, представляющие собой скелетную основу жизни технической цивилизации. Г.Форд пишет:

«Основные функции — земледелие, промышленность и транспорт [69]. Без них невозможна общественная жизнь «технической цивилизации, хотя жизнь биологической цивилизации, основанной на иных нравственно-этических принципах и верованиях возможна». Они скрепляют мир. Обработка земли, изготовление и распределение предметов потребления столь же примитивны, как и человеческие потребности, и все же более животрепещущи, чем что-либо. В них квинтэссенция физической жизни. Если погибнут они, то прекратится и общественная жизнь «технической цивилизации» (Введение. “Моя руководящая идея”).

Этот абзац однозначно даёт понять, что Г.Форд в своих общественно-экономических воззрениях начинает с заявления о системной целостности многоотраслевой производственно-потребительской системы, функционирование которой определяет экономическое благополучие или отсутствие такового в обществе в целом или в каких-то его группах; и соответственно — определяет и внеэкономические аспекты благополучия, обусловленные экономически.

Далее Г.Форд продолжает:

«Работы сколько угодно. Дела — это ни что иное как работа. Наоборот, спекуляция с готовыми продуктами «а так же и спекуляция деньгами — ростовщичество» не имеет ничего общего с делами — она означает не больше и не меньше, как более пристойный вид воровства, не поддающийся искоренению путем законодательства (выделено жирным нами при цитировании: в большинстве стран это — узаконенный способ воровства). Вообще, путем законодательства можно мало чего добиться: оно никогда не бывает конструктивным [70]. Оно неспособно выйти за пределы полицейской власти, и поэтому ждать от наших правительственных инстанций в Вашингтоне или в главных городах штатов того, что они сделать не в силах, значит попусту тратить время. До тех пор, пока мы ждём от законодательства, что оно уврачует бедность и устранит из мира привилегии, нам суждено созерцать, как растёт бедность и умножаются привилегии. Мы слишком долго полагались на Вашингтон, и у нас слишком много законодателей — хотя всё же им не столь привольно у нас, как в других странах, — но они приписывают законам силу, им не присущую.

Если внушить стране, например нашей, что Вашингтон является небесами, где поверх облаков восседают на тронах всемогущество и всеведение, то страна начинает подпадать зависимости, не обещающей ничего хорошего в будущем. Помощь придет не из Вашингтона, а от нас самих [71]; более того, мы сами, может быть, в состоянии помочь Вашингтону, как некоему центру, где сосредоточиваются плоды наших трудов для дальнейшего их распределения, на общую пользу. Мы можем помочь правительству, а не правительство нам.

(…)

Нравственный принцип — это право человека на свой труд «и продукты труда». Это право находит различные формы выражения. Человек, заработавший свой хлеб, заработал и право на него. Если другой человек крадет у него этот хлеб, он крадет у него больше чем хлеб, — крадет священное ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ (выделено нами при цитировании) право.

Если мы не в состоянии производить — мы не в состоянии и обладать. Капиталисты, ставшие таковыми благодаря торговле деньгами, являются временным, неизбежным злом. Они могут даже оказаться не злом [72], если их деньги вновь вливаются в производство. Но если их деньги обращаются на то, чтобы затруднять распределение, воздвигать барьеры между потребителем и производителем — тогда они в самом деле вредители, чье существование прекратится, как только деньги окажутся лучше приспособленными к трудовым отношениям. А это произойдет тогда, когда все придут к сознанию, что только работа, одна работа выводит на верную дорогу к здоровью, богатству и счастью (выделено нами при цитировании)» (Введение. “Моя руководящая идея”).

И естественно, как можно понять из приведённого фрагмента, — право человека на труд влечёт за собой и его право на произведённую в результате его труда продукцию. Однако, поскольку во многоотраслевой производственно-потребительской системе работа носит коллективный характер, то право индивида на производимую продукцию оказывается долевым; а в силу дискретного характера многих видов продукции и дискретно-порционного характера потребления многих даже не дискретных видов продукции [73], а также коллективного характера потребления многих видов продукции [74], право на производимую продукцию в подавляющем большинстве случаев не может быть реализовано в натуральном виде. Это обстоятельство и приводит к вопросу:

Как деньги (которые сами по себе ничто), а точнее, как обращение денег в обществе лучше приспособить к трудовым и потребительским взаимоотношениям людей в системной целостности многоотраслевого производства и распределения продукции, поскольку именно работа этой системной целостности определяет и предопределяет очень многое в благоденствии общества и каждого человека в нём?

Вопрос, поставленный Г.Фордом, состоит именно в этом, хотя сам Г.Форд ставит его несколько в иной редакции, поскольку разные взаимно связанные аспекты этого вопроса затронуты им в разных фрагментах его текста.

И анализируя с высказанных им системных позиций исторически сложившуюся в США и на Западе в целом систему саморегуляции производства и распределения в связи с указанным нами многогранным вопросом Г.Форд прямо пишет:

«Я хочу только выяснить, даёт ли существующая система максимум пользы большинству народа» (гл. 12. “Деньги — хозяин или слуга?”).

А это — явное и недвусмысленное выражение большевизма, действующего в интересах большинства тружеников, желающих, чтобы никто не паразитировал на их труде и жизни.

Отступление от темы 4: Нравственно-этические итоги пробуржуазных реформ в России

«Я вспоминаю случай в Сибири, где я был одно время в ссылке. Дело было весной, во время половодья. Человек тридцать ушло на реку ловить лес, унесенный разбушевавшейся громадной рекой. К вечеру вернулись они в деревню, но без одного товарища. На вопрос о том, где же тридцатый, они равнодушно ответили, что тридцатый “остался там.” На мой вопрос: “как же так, остался?” они с тем же равнодушием ответили: “чего ж там спрашивать, утонул, стало быть.” И тут же один из них стал торопиться куда-то, заявив, что “надо бы пойти кобылу напоить.” На мой упрек, что они скотину жалеют больше, чем людей, один из них ответил при общем одобрении остальных: “Что ж нам жалеть их, людей-то? Людей мы завсегда сделать можем, а вот кобылу… попробуй-ка сделать кобылу” (выделено нами при цитировании: эта нравственно-этическая позиция, широко распространённая в народе, обнажает источник злоупотреблений после 1917 г.). Вот вам штрих, может быть малозначительный, но очень характерный. Мне кажется, что равнодушное отношение некоторых наших руководителей к людям, к кадрам и неумение ценить людей является пережитком того странного «а точнее — страшного» отношения людей к людям, которое сказалось в только что рассказанном эпизоде в далекой Сибири.

НАДО, НАКОНЕЦ, ПОНЯТЬ, ЧТО ИЗ ВСЕХ ЦЕННЫХ КАПИТАЛОВ, ИМЕЮЩИХСЯ В МИРЕ, САМЫМ ЦЕННЫМ И САМЫМ РЕШАЮЩИМ КАПИТАЛОМ ЯВЛЯЮТСЯ ЛЮДИ, КАДРЫ. НАДО ПОНЯТЬ, ЧТО ПРИ НАШИХ НЫНЕШНИХ УСЛОВИЯХ “КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ…”» (выделено заглавными нами при цитировании. Из выступления И.В.Сталина 4 мая 1934 г. перед выпускниками военных академий).

Действительно: «Кадры решают всё». Кому не нравится это утверждение выдающегося управленца — большевика, государственника и хозяйственника — И.В.Сталина, тот может утешиться иной — откровенно рабовладельческой по её существу — формулировкой:

«Средства [75] представляют собой ресурсы, принадлежащие компании «А». И хотя РАБОТНИКИ этой КОМПАНИИ, вероятно, ЕЁ НАИБОЛЕЕ ЦЕННЫЙ РЕСУРС (выделено нами при цитировании), тем не менее они (являются / не являются) ресурсом, подлежащим бухгалтерскому учёту. Подчеркните правильный ответ» (Роберт Н. Антони, профессор Школы бизнеса Гарвардского университета, “Основы бухгалтерского учёта”, первое издание на русском языке на основе 4-го американского издания “Essentials of Accounting”, 1992 г., стр. 9) [76].

Действительно, при всей очевидной значимости разнородной техники и технологий во всех отраслях жизнеобеспечения нынешней цивилизации работают не деньги, не промышленное оборудование, не технологии и компьютерные программы, не мёртвое знание, запечатлённое в книгах, не инфраструктуры, а живые люди, которые всем этим управляют или привносят в это свой (ручной или умственный) непосредственно производительный труд.

При этом подавляющее большинство продуктов и услуг, необходимых для жизни индивида, семьи, государства в нынешней цивилизации, таковы, что они не могут быть произведены в одиночку никем. Их доброкачественное производство требует, чтобы не один десяток коллективов разных предприятий и учреждений работал слаженно:

При этом подавляющее большинство продуктов и услуг, необходимых для жизни индивида, семьи, государства в нынешней цивилизации, таковы, что они не могут быть произведены в одиночку никем. Их доброкачественное производство требует, чтобы не один десяток коллективов разных предприятий и учреждений работал слаженно:

«как один человек», который, как бы пребывая во множестве лиц в одно и то же время, выполнял бы в разных местах разные составные части общей им всем работы (технологического процесса), и выполнял бы их с должным профессионализмом и добросовестно.

Если этого нет, то — в зависимости от степени отклонения от этого идеала — почти все проекты и начинания оказываются, как максимум, неосуществимыми, а как минимум, качество их исполнения вызывает у потребителей и у части самих исполнителей нарекания. И в ряде случаев для того, чтобы проект рухнул, — достаточно, чтобы кто-то один из нескольких тысяч причастных к нему работников совершил ошибку, которую не заметят или, заметив, не исправят другие сотрудники; либо чтобы кто-то один недобросовестно, осознавая это, выполнил свою часть общей всем работы.

Устранение вообще человека из системы производства и переход к полностью автоматизированному и роботизированному производству этой проблемы не решает, а только усугубляет её, поскольку:

· во-первых, во всём программном обеспечении работы автоматики, создаваемом коллективами, запечатлеваются не только достоинства, но также ошибки и пороки этих коллективов и составляющих их сотрудников;

· во-вторых, одно из принципиальных свойств большинства случаев применения автоматики состоит в том, что контроль правильности её функционирования и устранение её ошибок в темпе течения автоматически управляемых (особенно скоротечных) процессов со стороны людей большей частью невозможен [77].

Вследствие названных особенностей производственной базы современного общества взаимоотношения руководителей и подчинённых, взаимоотношения работников одного иерархического статуса во всякий период времени на всяком предприятии являются залогом будущих его как успехов, так и неудач.

Соответственно наиболее разрушительным по отношению ко всякому коллективному делу является принцип руководства, выражаемый общеизвестными подходами к подчинённым по должности в общественном объединении труда — «я начальник — ты дурак», «обязанность персонала — исполнять, что прикажут, и не соваться в дела администрации» и т.п.; и к вышестоящим по должности руководителям — «ты начальник — я дурак», «чего изволите? ради вас, благодетеля моего, всё сделаю без зазрения совести» и т.п.

Если такого рода психологическая нравственно-этическая атмосфера царит и поддерживается в коллективе «паханскими» и барскими замашками высших руководителей предприятия, а кроме того и факторами общественной в целом значимости, то предприятие обречено влачить жалкое существование вследствие того, что на нём выстраивается иерархия истинных дураков и прикидывающихся дураками подлецов-«умников», порождающая некомпетентность и несоответствие занимаемым должностям на всех уровнях управления технологическими процессами и уровнях управления коллективом. Это же касается и народного хозяйства в целом как системы, образованной множеством предприятий, управляемых на основе принципов, выраженных в предыдущем абзаце [78].

К сожалению, как показал ход реформ на территории СССР после 1991 г., директорский корпус в целом, — за единичными и мало кому известными исключениями, — по отношению к возглавляемым ими коллективам проявил вседозволенность и беззаботность. Директорский корпус и высшие должностные лица большинства предприятий, злоупотребляя должностным положением, подавляя и изгоняя недовольных их агрессивным паразитизмом, рвачески обогащались на перераспределении в свой карман государственной ОБЩЕНАРОДНОЙ (по действовавшему тогда законодательству) и КООПЕРАТИВНО-КОЛХОЗНОЙ собственности СССР, возомнив себя и своих родственников «солью земли» и истинными владельцами предприятий, — капиталистами в первом поколении.

Такое — практически повсеместное — отношение директорского корпуса и высших руководителей к подчинённым сотрудникам предприятий как к рабочему быдлу, за которым отрицаются какие бы то ни было права человека, породило у очень многих людей в коллективах, оказавшихся не способными организовать сопротивление разгулу барства и мафиозной вседозволенности директоров и высшей администрации предприятий, стойкое нежелание работать честно, добросовестно[79].И такая психологическая нравственно-этическая атмосфера во многих (если не в большинстве) коллективах предприятий — главный итог послесталинских «оттепели», «застоя» и «демократических реформ» в России и других государствах на территории СССР.

И соответственно, создание в коллективах психологической нравственно-этической атмосферы, мотивирующей добросовестный индивидуальный и коллективный труд, — главная проблема, которую необходимо разрешить на большинстве предприятий (и в обществе в целом), для начала или возобновления их успешной общественно полезной работы, а тем самым — и для преодоления Россией общественно-политического кризиса.

Это так, поскольку в сложившейся ныне психологической нравственно-этической атмосфере, будучи лишённым инициативной добросовестной поддержки окружающих, оказывается бесплодным всякий единоличный профессионализм, каким бы высоким он ни был и к какой бы области деятельности ни принадлежал.

Это касается профессионализма всех и каждого без исключения: начиная от профессионализма дворника или посудомойки и кончая профессионализмом действительно выдающихся деятелей науки, культуры и главы государства.

Однако вопрос о психологической нравственно-этической мотивации добросовестного тщательно обходится стороной во всех дискуссиях на темы трудовой этики последних лет. Причины известны — продажность социологов, экономистов, политических обозревателей и толкователей, освещающих в средствах массовой информации эту проблематику: им проще болтать об «инвестициях» и «доверии инвесторов» — такая болтовня никого не задевает, не обижает, никого и ни к чему не обязывает.

Но без разрешения проблемы воссоздания невозможно никакое общественное строительство: ни строительство коммунизма, ни строительство капитализма. Если же психологическая нравственно-этическая мотивация к добросовестному труду в коллективах будет, то инвестиции — не проблема: не пожелают зарубежные инвесторы оплачивать преображение России своими «баксами» и евро — спустя некоторое время им придётся бороться за каждую копейку, чтобы войти на Российский рынок не с пустым карманом.

Если необходимость возрождения нравственно-этической мотивации к труду более или менее понятна хотя бы искренним сторонникам коммунизма, то сторонники возобновления капиталистического развития России в своём большинстве надеются решить все проблемы государственной политики и организации производства и распределения:

· подкупом — достаточно большие зарплаты тем, кто признан заправилами социальной системы «особо полезными» или от кого зависят многие люди и целые области деятельности общества (таковые составляют привилегированное, искусственно “элитаризованное” меньшинство общества и отчасти так называемый «средний класс», в составе доходов которого значительную долю составляют паразитические нетрудовые доходы);

· экономическим принуждением к труду — угроза потерять рабочее место при поддержании зарплаты на минимальном уровне для нелояльных и легко заменимых (они образуют большинство, практически полностью социально зависимое от государственной власти и финансово-хозяйственной власти ростовщической банковской мафии, директорского корпуса и слоя частных предпринимателей, чьи предприятия не могут обходиться без труда наёмного персонала);

· репрессиями в отношении элементов, криминализированных самой системой вследствие того, что:

O культура, поддерживаемая системой, остановила и извратила личностное развитие большинства, вследствие чего организация психики многих людей весьма далека от организации психики состоявшегося человека [81] и они, оказавшись неконкурентоспособными в делании легальной карьеры в обществе, становятся на путь уголовщины;

O не могут найти иных способов для защиты своей жизни от угнетения иерархией толпо-“элитаризма”;

O в структуре гражданского общества западного типа, скрывающей разноликое рабовладение, нет места человеку, вследствие чего в ней состоявшийся человек — всегда преступник по отношению к принципам построения системы, как то имело место в отношении обществ к Будде, Христу, Мухаммаду и многих других.

Но на этих принципах многие предприятия России управляются командами администраторов-мародёров, нравственно-этически и профессионально-управленчески способных только к тому, чтобы обогащаться, злоупотребляя должностным положением, расхищая и разбазаривая созданное предшествующими поколениями, но не способных организовать качественное развитие и расширение руководимых ими предприятий.

O не могут найти иных способов для защиты своей жизни от угнетения иерархией толпо-“элитаризма”;

O в структуре гражданского общества западного типа, скрывающей разноликое рабовладение, нет места человеку, вследствие чего в ней состоявшийся человек — всегда преступник по отношению к принципам построения системы, как то имело место в отношении обществ к Будде, Христу, Мухаммаду и многих других.

Но на этих принципах многие предприятия России управляются командами администраторов-мародёров, нравственно-этически и профессионально-управленчески способных только к тому, чтобы обогащаться, злоупотребляя должностным положением, расхищая и разбазаривая созданное предшествующими поколениями, но не способных организовать качественное развитие и расширение руководимых ими предприятий.

Тем самым сторонники возобновления капитализма в России демонстрируют, что они беспросветно тупы и глупы, вследствие чего даже в конце ХХ — начале XXI века, — после всего печального опыта социальных катастроф, вызванных своевременно не разрешёнными классовыми противоречиями до и после 1917 г., — не в силах понять того, что ещё в первой четверти ХХ века было ясно высказано и опубликовано Г.Фордом.

Вопреки ясно сказанному Г.Фордом ещё в начале ХХ века, среди «деловых людей» России начала XXI века довольно много дураков, которые хотели бы жить в обществе, с одной стороны, состоящем из «частных предпринимателей», обладающих неоспоримыми достоинствами, и, с другой стороны, — из наемных сотрудников, таковыми достоинствами не обладающих, «комплексующих» по поводу своей неоспоримой неполноценности и потому в искреннем восхищении служащих «частным предпринимателям» и безропотно сносящих все их просто дурацкие и откровенно злобные выходки из… благодарности за то, что те взяли их — «неполноценных» к себе на работу из милости, едва ли не себе в убыток.

Но общество реальных людей отличается от такого рода вздорных мечтаний.

Протест против поползновений «крутых» «частных предпринимателей» (в самом общем смысле этого термина) «опустить» остальное население до уровня бесправного рабочего быдла предопределён Свыше (на языке атеистов — свойственен природе человека). И спектр протестной деятельности против “элитаризма”, опускающего и угнетающего людей, в обществе на протяжении истории многомерен: от «фиги в кармане» при внешне показной услужливости, однако в таимой готовности в удобный момент всадить нож в спину барину-«благодетелю» — до осознанного концептуального властвования в Богодержавии на основе принципа «волхвы не боятся “могучих” владык, а “княжеский” дар им не нужен. Правдив и свободен их вещий язык и с Волей Небесною дружен…».

Так реальный толпо-“элитаризм” общества, порождаемый демонизмом «частных предпринимателей» (в самом широком смысле этого слова), обладающих “неоспоримыми” достоинствами, системно порождает и разнородную преступность по отношению к идеалу “элитарной” нормы общественного устройства. Как системная реакция толпо-“элитаризма” на системно порождаемую им преступность — возникают силовые и тайные службы. Среди их сотрудников тоже оказываются носители духа «частного предпринимательства», которые тоже начинают проявлять свою «крутизну» в отношении всех остальных корпораций «частных предпринимателей» и подневольного тем люда. Поэтому толпо-“элитаризму” с течением времени свойственно накопление порождаемых им же системных протестных внутренних напряжений. И соответственно непреклонное следование бредовым идеалам толпо-“элитаризма” обрекает на крах всякую социальную систему, которую пытаются отпрессовать под этот нежизненный идеал, ублажая больное себялюбие и амбиции «частных предпринимателей» и их кланов, некогда преуспевших на первом этапе становления своих «фирм» (в самом широком смысле этого слова).

А единственный способ разрядки внутренней напряженности в толпо-“элитарном” обществе — отказ от бредовых идеалов “элитаризма” и преображение толпо-“элитарного” общества в человечность вследствие целенаправленного изменения нравов и миропонимания людей. В этом и есть суть большевизма как переходного процесса от исторически сложившегося толпо-“элитаризма” к многонациональной человечности Земли будущей эры.

В этой связи интересен и такой факт: все наши попытки найти книги Г.Форда в интернете на английском языке не увенчались успехом; не увенчался пока успехом и поиск этих книг в типографски изданном виде и самих Соединенных Штатах, хотя прямых запретов на издательство и продажу их в США нет. Но не было гласных запретов и на издательство и распространение работ И.В.Сталина ни в застойные времена в СССР, ни в период разгула демократии в либераральной России. Этот факт молчаливого запрета с целью предать их забвению на труды Г.Форда и И.В.Сталина, непосредственно в странах, где они жили и работали на благо общества, невольно, помимо желания самих запретителей объединяет деятельность этих двух выдающихся личностей в интересах будущего всего человечества.В этой связи интересен и такой факт: все наши попытки найти книги Г.Форда в интернете на английском языке не увенчались успехом; не увенчался пока успехом и поиск этих книг в типографски изданном виде и самих Соединенных Штатах, хотя прямых запретов на издательство и продажу их в США нет. Но не было гласных запретов и на издательство и распространение работ И.В.Сталина ни в застойные времена в СССР, ни в период разгула демократии в либераральной России. Этот факт молчаливого запрета с целью предать их забвению на труды Г.Форда и И.В.Сталина, непосредственно в странах, где они жили и работали на благо общества, невольно, помимо желания самих запретителей объединяет деятельность этих двух выдающихся личностей в интересах будущего всего человечества.

4.4. Этика большевизма: ДОБРОСОВЕСТНЫЙ труд на благо трудящихся

Соответственно сказанному в предыдущем разделе Г.Форд, известный всем как предприниматель-промышленник, кроме того — куда более состоятельный учёный экономист и социолог, нежели экономисты и социологи якобы ученые-профессионалы, поскольку рассмотрение трудовых отношений в системной целостности многоотраслевого производства и потребления в обществе он начинает с провозглашения нравственно-этического принципа:

Права человека на труд и на производимый с его участием продукт и проистекающего из этого права назначения на микроуровне многоотраслевой производственно-потребительской системы целей производства, обеспечивающих её системную целостность.

Г.Форд пишет:

«Нет оснований к тому, чтобы человек, желающий работать, оказался не в состоянии работать и получать в полной мере возмещение за свой труд. Равным образом, нет оснований к тому, чтобы человек, могущий работать, но не желающий, не получал бы тоже в полной мере возмещения за содеянное им. При всех обстоятельствах ему должна быть дана возможность получить от общества то, что он сам дал обществу. Если он ничего не дал обществу, то и ему требовать от общества нечего. Пусть ему будет предоставлена свобода — умереть с голоду. Утверждая, что каждый должен иметь больше, чем он, собственно, заслужил, — только потому, что некоторые получают больше, чем им причитается по праву, — мы далеко не уйдем.

(…)

Если не иметь постоянно перед глазами цели, очень легко перегрузить себя деньгами [82] и потом, в непрестанных усилиях заработать еще больше денег, совершенно забыть о необходимости снабжать публику тем, чего она на самом деле хочет. Делать дела на основе чистой наживы — предприятие в высшей степени рискованное. Это род азартной игры, протекающей неравномерно и редко выдерживаемой дольше, чем несколько лет. Задача предприятия — производить для потребления, а не для наживы или спекуляции. А условие такого производства — чтобы его продукты были доброкачественны и дешевы, чтобы продукты эти служили на пользу народу, а не только одному производителю. Если вопрос о деньгах рассматривается в ложной перспективе, то фальсифицируется в угоду производителю и продукция.

Благополучие производителя «в том числе и предпринимателя» зависит, в конечном счете, также и от пользы, которую он приносит народу. Правда, некоторое время он может вести свои дела недурно, обслуживая исключительно себя. Но это ненадолго. Стоит народу сообразить, что производитель ему не служит, и конец его недалек» (Введение. “Моя руководящая идея”).

Если делать обобщения общественного в целом масштаба, то «стоит народу сообразить, что система ему не служит, и конец её недалёк», — конечно, по историческому масштабу времени. Это тем более так, если народ уже вообразил систему, которой он заменит антинародную, что уже имеет место в России [83].

И Г.Форд почти всю главу 8 своей книги посвящает освещению нравственно-этических принципов организации производства и потребления; таких принципов, чтобы простой человек чувствовал, что система служит ему. Это является основанием для того, чтобы по мере роста образовательного уровня и развития культуры все люди поняли эти принципы и сознательно целенаправленно поддерживали бы их как залог личного благополучия каждого из них, благополучия своих потомков и всех остальных людей.

«Не принято называть служащего компаньоном, а все же он не кто иной, как компаньон. Всякий деловой человек, если ему одному не справиться с организацией своего дела, берет себе ТОВАРИЩА (выделено при цитировании нами), с которым разделяет управление делами. Почему же производитель, который тоже не может справиться с производством с помощью своих двух рук, отказывает тем, кого он приглашает для помощи в производстве, в титуле компаньона? Каждое дело, которое требует для ведения его более одного человека, является своего рода ТОВАРИЩЕСТВОМ (выделено нами при цитировании). С того момента, когда предприниматель привлекает людей в помощь своему делу — даже если бы это был мальчик для посылок, — он выбирает себе компаньона. Он сам может быть, правда, единственным владельцем орудий труда и единственным хозяином дела; но лишь в том случае, если он остается единственным руководителем и производителем, он может претендовать на полную независимость. Никто не может быть независимым, если зависит от помощи другого. Это отношение всегда взаимно — шеф является компаньоном своего рабочего, а рабочий ТОВАРИЩЕМ (выделено нами при цитировании) своего шефа; поэтому как о том, так и о другом, бессмысленно утверждать, что он является единственно необходимым. Оба необходимы. Если один проталкивается вперед, отталкивая другого назад, в конце концов, обе стороны страдают от этого [84]» (гл. 8. “Заработная плата”). Из этого однозначно ясно, что Г.Форд расценивает как недопустимые в обществе холопско-господские взаимоотношения предпринимателя и сотрудников, возглавляемого им предприятия, в которых выражаются по существу рабовладельческие притязания работодателя.

А теперь приведём выдержку из работы И.В.Сталина “Экономические проблемы социализма в СССР”, в которой И.В.Сталин пишет о ростках новой нравственно-этической реальности в жизни советского общества:

«Экономической основой противоположности между умственным и физическим трудом является эксплуатация людей физического труда со стороны представителей умственного труда. Всем известен разрыв, существовавший при капитализме между людьми физического труда предприятий и руководящим персоналом. Известно, что на базе этого разрыва развивалось враждебное отношение рабочих к директору, к мастеру, к инженеру и другим представителям технического персонала, как к их врагам. Понятно, что с уничтожением капитализма и системы эксплуатации должна была исчезнуть и противоположность интересов между физическим и умственным трудом. И она действительно исчезла при нашем современном социалистическом строе. Теперь люди физического труда и руководящий персонал являются не врагами, а товарищами-друзьями, членами единого производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспевании и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталось и следа» (“Замечания по экономическим вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года”, раздел 4. “Вопрос об уничтожении противоположности между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, а также вопрос о ликвидации различий между ними”).

Как видно из приведенного фрагмента, то, что для Г.Форда — идеал, к осуществлению которого американское общество должно стремиться (а ныне должно стремиться и российское), для советского общества конца сороковых — начала пятидесятых годов ХХ века [85] уже было реальностью жизни, если не всех, — то многих коллективов.

И сказанное И.В.Сталиным о взаимоотношениях руководителей и рядовых сотрудников настолько отлично от нравственно-этических итогов пробуржуазных реформ в России в наши дни, что прихлебатели капитализма будут доказывать, что это — сталинские фантазии, ничего общего не имевшие с реальностью, забыв, что многие из них верещали о том, как тиран и деспот Сталин безжалостно «эксплуатировал энтузиазм народа», не задумываясь однако о том, из чего вырастал этот энтузиазм. А энтузиазм народа в ту эпоху вырастал из того, что в обществе в целом была психологическая нравственно-этическая мотивация к добросовестному труду в коллективе, поскольку персонал и руководители были не врагами, скованными одной цепью производственных отношений, а «товарищами-друзьями, членами единого производственного коллектива, кровно заинтересованными в преуспевании и улучшении производства. От былой вражды между ними не осталось и следа».

Хотя, конечно, если быть точным, то не следы, а семена былой вражды ноосфера общества хранила, и, когда политика государства после убийства И.В.Сталина была изменена склонным к “элитаризации” партийным, государственным и хозяйственным руководством, из этих ноосферных семян выросла реальность наших дней, полная классовой напряженности и классовых конфликтов.

Но из этих нравственно-этических принципов товарищества в основе организации коллективной работы сотрудников подавляющего большинства современных предприятий проистекает и политика начисления зарплаты:

«Среди деловых людей постоянно можно слышать выражение: „Я тоже плачу обычные ставки“. Тот же самый делец вряд ли стал бы заявлять о себе: „Мои товары не лучше и не дешевле, чем у других“. Ни один фабрикант в здравом уме не стал бы утверждать, что самый дешевый сырой материал дает и лучшие товары. Откуда же эти толки об „удешевлении“ рабочей силы, о выгоде, которую приносит понижение платы, — разве оно не означает понижение покупательной силы и сужения внутреннего рынка? Что пользы в промышленности, если она организована так неискусно, что не может создать для всех, участвующих в ней, достойного человека существования? Нет вопроса важнее вопроса о ставках — большая часть населения живет заработной платой. Уровень её жизни и её вознаграждения определяет благосостояние страны» (гл. 8. “Заработная плата”). Хотя, конечно, если быть точным, то не следы, а семена былой вражды ноосфера общества хранила, и, когда политика государства после убийства И.В.Сталина была изменена склонным к “элитаризации” партийным, государственным и хозяйственным руководством, из этих ноосферных семян выросла реальность наших дней, полная классовой напряженности и классовых конфликтов.

Но из этих нравственно-этических принципов товарищества в основе организации коллективной работы сотрудников подавляющего большинства современных предприятий проистекает и политика начисления зарплаты:

«Среди деловых людей постоянно можно слышать выражение: „Я тоже плачу обычные ставки“. Тот же самый делец вряд ли стал бы заявлять о себе: „Мои товары не лучше и не дешевле, чем у других“. Ни один фабрикант в здравом уме не стал бы утверждать, что самый дешевый сырой материал дает и лучшие товары. Откуда же эти толки об „удешевлении“ рабочей силы, о выгоде, которую приносит понижение платы, — разве оно не означает понижение покупательной силы и сужения внутреннего рынка? Что пользы в промышленности, если она организована так неискусно, что не может создать для всех, участвующих в ней, достойного человека существования? Нет вопроса важнее вопроса о ставках — большая часть населения живет заработной платой. Уровень её жизни и её вознаграждения определяет благосостояние страны» (гл. 8. “Заработная плата”).

Несколько далее он продолжает, поясняя и развивая эти положения:

«Честолюбие каждого работодателя должно было бы заключаться в том, чтобы платить более высокие ставки, чем все его конкуренты, а стремление рабочих — в том, чтобы практически облегчить осуществление этого честолюбия (выделено нами при цитировании). Разумеется, в каждом производстве можно найти рабочих, которые, по-видимому, исходят из предположения, что всякая сверхпродукция [86] приносит выгоду только предпринимателю. Жаль, что такое убеждение, вообще, может иметь место. Но оно, действительно, существует и даже, может быть, не лишено основания. Если предприниматель заставляет своих людей работать изо всех сил, а они через некоторое время убеждаются, что не получают за это оплаты, то вполне естественно, что они снова начинают работать с прохладцей. Если же они видят плоды своей работы в своей расчетной книжке, видят там доказательство того, что повышенная производительность означает и повышенную плату, они научаются понимать, что и они входят в состав предприятия, что успех дела зависит от них, а их благополучие — от дела. — Что должен платить работодатель? — Сколько должны получать рабочие? Все это второстепенные вопросы. Главный вопрос вот в чём: Сколько может платить предприятие? Одно ясно: ни одно предприятие не может вынести расходов, превышающих его поступления. Если колодец выкачивается быстрее, чем к нему притекает вода, то он скоро высохнет, а, раз колодец иссякнет, то те, кто черпал из него, должны страдать от жажды. Если же они думают, что могут вычерпать один колодец, чтобы потом пить из соседнего, то это ведь только вопрос времени, когда все колодцы иссякнут. Требование справедливой заработной платы в настоящее время сделалось всеобщим, но нельзя забывать, что и заработная плата имеет свои границы. В предприятии, которое дает только 100 000 долларов, нельзя выбрасывать 150 000 долларов. Дело само определяет границы платы. Но разве само дело должно иметь границы? Оно само ставит себе границы, следуя ложным принципам. Если бы рабочие вместо всегдашнего припева: «предприниматель должен платить столько-то», заявляли бы лучше: «предприятие должно быть так-то организовано и расширено, чтобы могло давать столько-то дохода» «но это требует, чтобы и рабочие и предприниматели были большевиками по своим нравам и этике», — они достигли бы большего. Ибо только само предприятие может выплачивать ставки. Во всяком случае, предприниматель не в силах сделать это, если предприятие не даёт гарантии. Однако, если предприниматель отказывается платить высшие ставки, хотя предприятие даёт возможность для этого, что тогда делать? [87] Обыкновенно предприятие кормит столько людей, что с ним нельзя обращаться легкомысленно «т.е. беззаботно по отношению к этим людям». Просто преступно наносить вред предприятию, которому служит большое число людей и на которое они смотрят, как на источник своей работы и своего существования. Работодатель никогда ничего не выиграет, если произведет смотр своим служащим и поставит себе вопрос: «насколько я могу понизить их плату?» [88] Столь же мало пользы рабочему, когда он грозит предпринимателю кулаком и спрашивает: «Сколько я могу выжать у него?» В последнем счете, обе стороны должны держаться предприятия и задавать себе вопрос: «как можно помочь данной индустрии достигнуть плодотворного и обеспеченного существования, чтобы она дала нам всем обеспеченное и комфортабельное существование?» [89] Но работодатели и рабочие далеко не всегда мыслят последовательно; привычку поступать близоруко трудно преодолеть. Что можно сделать здесь? Ничего. Законы и предписания не помогут, только просвещение и понимание собственных интересов могут привести к цели. Правда, просвещение распространяется медленно, но в конце концов оно должно же оказать свое действие (выделено нами при цитировании), так как предприятие, в котором работают оба они — работодатель, как и рабочий, с одной целью службы ему, — в конце концов повелительно настаивает на своем праве. (…)

Здесь мы прервём цитирование, поскольку для лучшего понимания дальнейшего текста, необходимо пояснить некоторые вопросы управления предприятием и его коллективом в процессе работы.

* * *

Отступление от темы 5: Труд непосредственно производительный и вспомогательный, труд управленческий, оплата труда

Ранее в сноске была приведена фраза Г.Форда:

«Жалованье платит нам продукт, а управление организует производство так, чтобы продукт был в состоянии это делать».

Продукт же, в условиях современности, в большинстве случаев представляет собой результат работы целостной микроэкономической системы — средств производства и инфраструктуры предприятия и коллектива. При исключении из рассмотрения всех факторов, кроме получаемой прибыли [93] и количества персонала, занятого на предприятии, показатель «прибыль, приходящаяся на одного занятого» в общем-то и определяет уровень зарплаты персонала. Но поскольку коллектив разнороден по своему профессиональному составу, должностным обязанностям и полномочиям, то руководитель предприятия оказывается перед трояким вопросом:

1. Кому?

2. За что?

3. Сколько следует платить?

Управленчески эффективный ответ на этот троякий вопрос требует ясного понимания характера профессионализма и должностных полномочий (в оргштатной структуре предприятия) каждого работника и характера включения его профессионализма в производственную деятельность коллектива в целом (последнее может и не укладываться в предписания должностных инструкций).

Если не детализировать градацию профессий, то на всяком предприятии коллектив распадается на три категории:

· люди, занятые непосредственно в процессе производства продукции, — это производственный персонал;

· люди, занятые во вспомогательных и обслуживающих производство и управление процессах, — это вспомогательный персонал на производстве (уборщики, подсобники, ремонтники и настройщики оборудования и т.п.), который включает в себя и, как принято называть в России, технический персонал разного рода служб предприятия (снабжения, бухгалтерии, охраны и т.п.);

· люди, занятые управлением деятельностью других членов коллектива непосредственно и управлением деятельностью функционально специализированных структурных подразделений предприятия, — это управленческий персонал.

У представителей этих трёх категорий разные возможности участия в производственном процессе и разные возможности его совершенствования, обуславливающего рост показателя «прибыль, приходящаяся на одного занятого», отчасти характеризующего эффективность предприятия и его возможности платить зарплату сотрудниками и дивиденды собственникам.

Кроме того, характер большинства современных производственных процессов таков, что в каждой из названных категорий персонала есть те, кто в течение всего рабочего дня загружен профессиональной деятельность полностью. Но есть и те, без чьего профессионализма предприятие обойтись не может, но производственный процесс таков, что их можно загрузить их профессиональной деятельностью только некоторую долю рабочего дня или даже не каждый день.

Вследствие такого — объективно диктаторского — характера продукции и технологий по отношению к организации её производства и работе коллектива оказывается, что сдельщина в оплате труда производственного и вспомогательного персонала — неуместный пережиток автономной кустарщины, индивидуального ремесленничества. В условиях обслуживания коллективом системной целостности предприятия сдельщина это, прежде всего:

· внутренние склоки в коллективе (явные и тайные) по вопросу о доступе тех или иных лиц к выгодной и невыгодной работе;

· постоянная угроза нарушения сдельщиками технологических режимов в целях достижения ими большей выработки, что влечёт за собой рост расходов на службу технического контроля;

· стимул прямого вредительства ремонтников и настройщиков оборудования в целях искусственного повышения ими уровня свой востребованности и, соответственно, — оплаты;

· сокрытие новых, более совершенных, приемов работы и препятствование их распространению в коллективе с целью удержания наиболее квалифицированными сдельщиками своего монопольного положения, что является одним из мощнейших препятствий на пути технико-технологического прогресса и роста качества продукции;
...35...

1. Кому?

2. За что?

3. Сколько следует платить?

Управленчески эффективный ответ на этот троякий вопрос требует ясного понимания характера профессионализма и должностных полномочий (в оргштатной структуре предприятия) каждого работника и характера включения его профессионализма в производственную деятельность коллектива в целом (последнее может и не укладываться в предписания должностных инструкций).

Если не детализировать градацию профессий, то на всяком предприятии коллектив распадается на три категории:

· люди, занятые непосредственно в процессе производства продукции, — это производственный персонал;

· люди, занятые во вспомогательных и обслуживающих производство и управление процессах, — это вспомогательный персонал на производстве (уборщики, подсобники, ремонтники и настройщики оборудования и т.п.), который включает в себя и, как принято называть в России, технический персонал разного рода служб предприятия (снабжения, бухгалтерии, охраны и т.п.);

· люди, занятые управлением деятельностью других членов коллектива непосредственно и управлением деятельностью функционально специализированных структурных подразделений предприятия, — это управленческий персонал.

У представителей этих трёх категорий разные возможности участия в производственном процессе и разные возможности его совершенствования, обуславливающего рост показателя «прибыль, приходящаяся на одного занятого», отчасти характеризующего эффективность предприятия и его возможности платить зарплату сотрудниками и дивиденды собственникам.

Кроме того, характер большинства современных производственных процессов таков, что в каждой из названных категорий персонала есть те, кто в течение всего рабочего дня загружен профессиональной деятельность полностью. Но есть и те, без чьего профессионализма предприятие обойтись не может, но производственный процесс таков, что их можно загрузить их профессиональной деятельностью только некоторую долю рабочего дня или даже не каждый день.

Вследствие такого — объективно диктаторского — характера продукции и технологий по отношению к организации её производства и работе коллектива оказывается, что сдельщина в оплате труда производственного и вспомогательного персонала — неуместный пережиток автономной кустарщины, индивидуального ремесленничества. В условиях обслуживания коллективом системной целостности предприятия сдельщина это, прежде всего:

· внутренние склоки в коллективе (явные и тайные) по вопросу о доступе тех или иных лиц к выгодной и невыгодной работе;

· постоянная угроза нарушения сдельщиками технологических режимов в целях достижения ими большей выработки, что влечёт за собой рост расходов на службу технического контроля;

· стимул прямого вредительства ремонтников и настройщиков оборудования в целях искусственного повышения ими уровня свой востребованности и, соответственно, — оплаты;

· сокрытие новых, более совершенных, приемов работы и препятствование их распространению в коллективе с целью удержания наиболее квалифицированными сдельщиками своего монопольного положения, что является одним из мощнейших препятствий на пути технико-технологического прогресса и роста качества продукции;

· неразрешимая проблема обоснования норм выработки в условиях сокрытия работниками своих возможностей с целью получения высокой зарплаты на основе превышения установленных норм.

Только названных разрушительных воздействий сдельщины на функционирование предприятия как системной целостности более чем достаточно, чтобы умный руководитель (предприниматель) занялся её целенаправленным системным искоренением на управляемом им предприятии и в его функционально специализированных структурных подразделениях. Однако сдельщина живуча, и её наличие на предприятии в подавляющем большинстве случаев свидетельствует о дурном управлении коллективом.

В условиях обслуживания коллективом системной целостности предприятия, с учётом разделения сотрудников по характеру их работы на производственный, вспомогательный (включая технический в службах), управленческий персонал оказывается, поддержанию эффективного управления более соответствует окладно-премиальная система оплаты труда.

В ней:

· Основной оклад — гарантирован однозначно. Эти деньги выплачиваются: В ней:

· Основной оклад — гарантирован однозначно. Эти деньги выплачиваются:

O за владение одной или несколькими профессиями, необходимыми предприятию;

O за квалификационный уровень по каждой из профессий;

O за готовность на основе освоенных профессиональных навыков и знаний, общей личностной культуры добросовестно выполнять распоряжения вышестоящих руководителей и поддерживать их деятельность в работе предприятия.

Однако всё, за что платится основной оклад, это — не работа как таковая, не результаты труда, а — только потенциал, ответственность за использование которого в интересах дела большей частью лежит не на самих носителях этого потенциала, а на их руководителях, на всей иерархии управления предприятием и объемлющими макроэкономическими системами. Это объективное следствие коллективного характера труда в системной целостности большинства предприятий.

· Премия — гарантирована в статистическом смысле, т.е. её величина может быть от нуля до нескольких окладов и зависит от многих факторов и показателей деятельности предприятия, его подразделений и каждого из сотрудников:

O общего объема свободной прибыли [94] и распределения её поступлений в течении финансового года;

O оценки вышестоящими руководителями личного вклада сотрудника в работу коллектива в течение оплачиваемого периода времени (месяца, квартала, года);

O оценки значимости сотрудника для предприятия, исходя из его работы в прошлом и ожиданий на перспективу (эта составляющая премии обычно оформляется в качестве персональных надбавок к окладу: за выслугу лет, за квалификацию, владение несколькими профессиями, иностранными языками, за способность находить решения возникающих проблем в каких-то экстраординарных обстоятельствах и т.п.);

O единовременных целевых выплат в связи с личными и семейными обстоятельствами жизни сотрудников (в зависимости от того, что из такого рода выплат допускает законодательство того или иного государства);

O предоставление предприятием своим сотрудникам кредитных ссуд и прощение ранее выданных ссуд в полном объеме или каких-то их долей [95].

Окладно-премиальную систему оплаты труда при рассмотрении её действия на предприятии на протяжении нескольких лет характеризует показатель «доходы, полученные в качестве оклада» / «доходы, полученные в качестве разнородных премий и персональных надбавок» или связанный с ним показатель «доходы, полученные в качестве оклада» / «общий объем доходов, включая разнородные премии».

Низкая доля составляющей оклада в общем объеме доходов, тем более при незначительном превышении гарантированным окладом признаваемого обществом «прожиточного минимума» или величине оклада ниже уровня «прожиточного минимума», является выражением скрытого рабовладения, процветающего на предприятии и соответственно — в обществе, терпящем такие предприятия и таких предпринимателей.

При высокой доле премиальных выплат в доходах сотрудников и низких окладах благополучие сотрудника определяется, его безропотной лояльностью руководителям, исключительно от мнения которых зависит выплата и объем негарантированных премиальных доходов; т.е. высокая доля премий в общем доходе как системообразующий фактор представляет собой стимулирование возникновения и поддержания системы личной зависимости сотрудников от руководителей и администрации в целом — крепостного бесправия [96] персонала в условиях современного научно-индустриального общества.

Другая крайность: низкая составляющая объема премиальных выплат в доходах сотрудников во многом исключает финансовое стимулирование их усилий по повышению своего квалификационного уровня, освоению нескольких профессий, по совершенствованию в инициативном порядке технологических процессов и организации работ, поскольку темпы должностного роста и сопутствующего ему перехода на более высокие ставки должностных окладов для большинства сотрудников обусловлены естественно биологическими и демографическими факторами и отстают от темпов возникновения в жизни человека разного рода обстоятельств (рождение детей, необходимость улучшения жилищных условий в более короткие сроки и т.п.), которые он мог бы быстро разрешить за счёт премиальной оплаты каких-то его трудовых достижений, превосходящих «стандарт требований», предъявляемых администрацией к его должности и оплачиваемых в форме должностного оклада.
Здесь также обратим внимание на то, что мы говорим об окладно-премиальной, а не о повременной или повременно-премиальной оплате труда. Между обеими системами есть принципиальная разница, хотя в каких-то обстоятельствах (например у конвейера) она может и не проявляться. Но разница между системами всё же есть, и она состоит в том, что система повременной оплаты труда основана на оплате времени пребывания сотрудника на рабочем месте, исходя из предположения, что сотрудник полностью в течение этого времени загружен работой. Сокращение по инициативе сотрудника времени пребывания на рабочем месте по отношению к установленной норме, допускаемое администрацией, влечёт за собой и пропорциональное сокращение оплаты.

Окладно-премиальная система допускает (но не обязывает к этому администрацию), что какие-то категории сотрудников могут пребывать на рабочем месте и менее обязательного общего для всех срока, при условии, что они укладываются в график получения заданий от руководителей и своевременно предъявляют качественно выполненную ими работу. В этом случае сокращение продолжительности рабочего времени для них в каждый рабочий день по факту предъявления ими выполненной работы не влечёт за собой сокращения оплаты, но представляет собой своего рода премию, которую многие предпочтут денежной надбавке.

В принципе окладно-премиальная система может быть более эффективным стимулом добросовестного труда коллектива, чем повременно-премиальная или повременная, а тем более, — сдельная. Поскольку есть категории сотрудников, для которых объем работы по профессии ограничен характером производственного процесса и его ритмикой (почасовой, понедельной и т.п.), то если их принуждать к пребыванию на рабочем месте в течение всего рабочего дня, это ничего кроме вреда функционированию предприятия как системной целостности не принесёт. Дело в том, что они вынуждены будут имитировать трудовую деятельность, пребывая на своих рабочих местах. А имитация трудовой деятельности развращает самих имитаторов, развращает окружающих работающих сотрудников, сеет склоки на тему «пока вы тут из себя изображаете работников, мы работаем», подрывает авторитет администрации, поскольку необходимость для сотрудника имитировать работу, когда её реально нет, — явное выражение глупости всей иерархии его руководителей и её неспособности организовать эффективную слаженную деятельность коллектива.

И только в условиях окладно-премиальной системы оплаты труда может быть эффективен бригадный подряд, при котором наряд на выполнение какой-то работы выдается бригаде как целостному небольшому коллективу, в котором распределение и координация работ его членов осуществляются неформально на основе личностных товарищеских отношений, взаимопомощи и взаимоуважения.

Нормально окладно-премиальная система оплаты труда должна охватывать всех сотрудников предприятия. Но её применение к сотрудникам, занятым управленческой деятельностью, должно отличаться от её применения к производственному и вспомогательному персоналу:

· производственному и вспомогательному персоналу деньги в этой системе платят за добросовестное исполнение распоряжений руководителей и за проявление полезной для общего дела (бригады, цеха, отдела, коллектива в целом) инициативы в их деятельности, прежде всего по основной и смежным профессиям и совмещаемым должностям;

· управленческому персоналу деньги в этой системе платят прежде всего за выработку объема продукции [97] в расчёте на одного подчинённого и за увеличение этого показателя [98], а также за достижение иного рода экономии по отношению к базовым уровням потребления в процессе деятельности подчиненных им коллективов: сырья, комплектующих, энергии, технологических сред, инструментов, расходуемых технических ресурсов работоспособности оборудования и т.п. (конкретно соответственно функциональной специализации возглавляемых ими коллективов), естественно — при соблюдении и повышении стандартов качества продукции и безопасности её производства.

В современном производстве работает коллектив. Поэтому управление всякой коллективной деятельностью представляет собой распределение единоличной персональной ответственности среди сотрудников за качество и своевременность выполнения различных - поддающихся объективному учёту по факту «выполнено — не выполнено» (соответственно стандарту) — фрагментов общей всем работы.

Соответственно этой объективной специфике организации современного производства и управления им, — оплачиваться должна способность человека нести ответственность и фактическая добросовестная исполнительность и инициатива при несении ответственности за выполняемые фрагменты работы и её координацию в целом. При этом все сотрудники на предприятии должны ясно понимать, что оклад платится за минимальный стандарт выполнения должностных обязанностей, а премии — за добросовестное отступление каждым из сотрудников в лучшую сторону от минимального стандарта в ходе каждодневной товарищеской, дружеской работы коллектива.

Характер современного производства таков, что управление им требует окладно-премиальной системы оплаты труда. Но она сама может быть эффективным стимулом к труду только в том случае, если в коллективе ей сопутствует высокий уровень оправдываемого жизнью взаимного товарищеского доверия подчинённых и руководителей, одинаково заинтересованных в успехе их общего дела.

Из понимания этого факта проистекает и ответ на вопрос о соотношении минимальных и максимальных доходов сотрудников предприятия. Отношение в коллективе показателей «максимальные доходы» / «минимальные доходы» в каждую историческую эпоху, в каждом обществе имеет свой оптимум, который меняется с течением времени. «Оптимум» отношения «максимальные доходы» / «минимальные доходы» подразумевает, что тарифная сетка является стимулом к тому, чтобы сотрудники осваивали более высокую квалификацию и овладевали несколькими профессиями, и это должно обеспечить более высокую производственную отдачу предприятия и рост показателя «прибыль в расчёте на одного сотрудника».

Если соотношение «доступный максимум» / «реально получаемые сотрудником доходы» мало, то дополнительная работа по повышению квалификации и освоению нескольких профессий расценивается многими сотрудниками как избыточные хлопоты, не улучшающие их благосостояния и не приносящие ничего, кроме напрасной растраты времени и сил.

Кроме того, в обществе вследствие исторически сложившейся относительной (по отношению к запросам) нехватки профессионалов определённых профилей подготовки и наиболее высокой квалификации, овладение некоторыми профессиями (своими для каждой исторической эпохи) позволяет их носителям требовать монопольно высоких заработных плат за своё соучастие в общественном объединении труда. Исторически реально при свободно рыночной регуляции распределения трудовых ресурсов по отраслям деятельности такая возможность реализуется как монопольно высокие заработные платы тех или иных профессиональных корпораций, подчас избыточные по отношению к оплате потребления при ведении нравственно-здорового образа жизни (и оплате услуг по преодолению ущерба здоровью, наносимого вредными производствами). В ряде случаев общественное устройство государства, поддерживает систему монопольно высоких заработных плат прежде всего в сфере управления и других «чистых» видах деятельности за счёт предоставления тем или иным социальным меньшинствам преимущественного доступа к базовому и профессиональному образованию и препятствования большинству в получении базового и профессионального образования.

Господствующее в такой системе невежество большинства препятствует повышению эффективности производства, исключая возможности освоения новых технологий и более совершенной организации дела. Но, кроме того, этот макроэкономический фактор ограничивает и возможности финансового стимулирования добросовестного труда в коллективе (т.е. на уровне макроэкономики). Дело в том, что, если соотношение «доходы группы наиболее высокооплачиваемых сотрудников» / «минимальные или средние доходы» велико вследствие монопольно высоких заработных плат некоторых профессиональных групп, обусловленных как макроэкономически, так и внеэкономическими факторами; и при этом доходы наиболее высокооплачиваемой части коллектива превышают уровень, необходимый для здорового образа жизни сотрудника и его семьи в представлении тех, чьи доходы близки к средним (особенно, если эти средние и ниже средних доходы едва-едва покрывают жизненные потребности человека и его семьи), то члены коллектива с наиболее высокими доходами расцениваются остальными как паразиты, живущие нетрудовыми доходами, т.е. чужим трудом, на которых работает весь остальной коллектив. Таково же нормальное отношение наемного персонала к капиталистам (владельцам предприятия), если они сами не участвуют по настоящему в работе коллектива, а только паразитируют на нём, снимая с доходов предприятия некую, подчас немалую долю, что позволяет законодательство большинства стран, допускающее частную собственность на средства производства коллективного пользования и не обязывающее их собственника работать лично.

Поэтому распределение коллектива по уровням получаемых ими доходов, т.е. по тарифной сетке — задача, не имеющая единого решения, одинаково эффективного во всех случаях. В нормальных условиях функционирования макроэкономики всякий оклад должен гарантировать покрытие потребностей личности, включая возможность вступление в семейную жизнь и соучастие своими доходами в дальнейшем развитии семьи. Это обстоятельство и определяет тот минимум, который жизненно необходимо платить.

Вопрос о максимуме несколько сложнее, поскольку с одной стороны возможность подняться по тарифной сетке должна быть стимулом эффективной работы в коллективе, а с другой стороны доходы наиболее высокооплачиваемых сотрудников (а также владельцев предприятия) не должны восприниматься в коллективе в качестве нетрудовых доходов.

Иными словами оптимум соотношения доходов наиболее высокооплачиваемых и наиболее низкооплачиваемых сотрудников на всяком предприятии обусловлен технико-технологическим и организационным уровнем, достигнутым предприятием, его дальнейшим прогрессом, аналогичными показателями его конкурентов, а также и нравственно-этическими особенностями коллектива и общества в целом.

Эффективность в качестве стимула окладно-премиальной системы оплаты труда могут подорвать и даже свести на нет три обстоятельства: во-первых, — монопольно высокие оклады и премии, которые расцениваются в коллективе как паразитизм некой “элиты” предприятия на труде остальных; во-вторых, — немотивированность выплачиваемых премий добросовестным трудом, в результате чего премии становятся фактически гарантированной частью доходов; в-третьих, — выплата премий за трудовые достижения одних людей другим людям, и, прежде всего, — их начальникам и холуям начальников.

Поэтому решение задачи о распределении сотрудников по тарифной сетке должно обновляться регулярно в зависимости от развития технико-технологической базы предприятия и складывающихся в коллективе взаимоотношений различных категорий сотрудников и личностных отношений к делу предприятия «золотого фонда», управленцев, специалистов и перспективных для будущего развития сотрудников. Это вопросы согласования кадровой и финансовой политики предприятия, которые не входят в тематику настоящей работы.

* *
*

После этого отступления снова вернёмся к книге Г.Форда:

«Великое дело наш повседневный труд. Работа — тот краеугольный камень, на котором покоится мир. В ней коренится наше самоуважение. И работодатель обязан выполнять еще больший труд в свой рабочий день, чем его подчиненные (выделено нами при цитировании) [99]. Предприниматель, который серьезно относится к своему долгу перед миром, должен быть и хорошим работником (выделено при цитировании нами). Он не смеет говорить: «я заставляю на себя работать столько-то тысяч человек» «— так смеет говорить только рабовладелец». В действительности, дело обстоит так, что он работает для тысяч людей, — и чем лучше работают, в свою очередь, эти тысячи, тем энергичнее он должен стараться поставлять на рынок их продукты (выделено нами в отдельный абзац при цитировании) [100].

Заработная плата и жалованье фиксируются в виде определенной суммы, и это необходимо, чтобы создать твердый базис для калькуляции. Плата и жалованье, собственно говоря, не что иное, как определённая, наперёд выплачиваемая доля прибыли; часто, однако же, в конце года оказывается, что может быть выплачена бoльшая сумма прибыли. В таком случае она должна быть выплачена. Кто сотрудничает в предприятии, тот имеет и право на долю прибыли, в форме ли приличной платы или жалованья, или особого вознаграждения (выделено нами при цитировании). Этот принцип уже начинает встречать общее признание.

Теперь мы уже предъявляем определённое требование, чтобы человеческой стороне в промышленной жизни придавалось такое же значение, как и материальной. И мы стоим на верном пути к осуществлению этого требования (выделено нами при цитировании). Вопрос лишь в том, пойдем ли мы по верному пути — пути, который сохранит нам материальную сторону, нашу нынешнюю опору, — или по ложному, который вырвет у нас все плоды труда минувших лет. Наша деловая жизнь представляет наше национальное бытие, она является зеркалом экономического прогресса [101] и созда?т нам наше положение среди народов. Мы не смеем легкомысленно рисковать ею. Чего нам не хватает — это внимания к человеческому элементу в нашей деловой жизни. И решение всей проблемы заключается в признании товарищеского отношения людей между собой (выделено нами при цитировании). Пока каждый человек не является чем-то самодовлеющим и не может обойтись без всякой помощи, мы не можем отказаться от этого товарищеского отношения. Это основные истины тарифного вопроса. Весь вопрос лишь в распределении прибыли между сотрудниками, «а вторая сторона этого же вопроса — в уровне сложившихся в макроэкономической системе цен на продукцию, непосредственно потребляемую людьми».

Плата должна покрыть все расходы по обязательствам рабочего за пределами фабрики; внутри фабрики она оплачивает весь труд и мысль, которые дает рабочий. Продуктивный рабочий день является самой неисчерпаемой золотой жилой, которая когда-либо была открыта. Поэтому плата должна была бы, по меньшей мере, покрывать расходы по всем внешним обязательствам рабочего. Но она должна также избавить его от заботы о старости, когда он будет не в состоянии работать да и, по праву, не должен больше работать. Но для достижения даже этой скромной цели, промышленность должна быть реорганизована по новой схеме производства, распределения и вознаграждения, чтобы заштопать и дыры в карманах тех лиц, которые не занимаются никаким производительным трудом. Нужно создать систему, которая не зависела бы ни от доброй воли благомыслящих, ни от злостности эгоистических работодателей (выделено нами при цитировании) [102]. Но для этого нужно найти первое условие, реальный фундамент.

(…)

Если бы при этом дело шло исключительно о самом работнике, об издержках его собственного содержания и по праву принадлежащем ему доходе, то все это было бы весьма простой задачей. Но он не является обособленным индивидуумом. Он в то же время гражданин, который вносит свою долю в благосостояние нации. Он глава семьи, быть может, отец детей, и должен из своего заработка обучить их чему-нибудь полезному. Мы должны принять во внимание все эти обстоятельства. Как оценить и вычислить все те обязанности по отношению к дому и семье, которые лежат на его ежедневном труде? Мы платим человеку за его работу: сколько должна дать эта работа дому, семье? Сколько ему самому в качестве гражданина государства? Или в качестве отца? Мужчина выполняет свою работу на фабрике, женщина — дома. Фабрика должна оплатить обоих. По какому принципу должны мы расценивать эти обязательства, связанные с домом и семьей, на страницах нашей расходной книги? Быть может, издержки работника на его собственное содержание должны быть внесены, в качестве «расходов», а работа по содержанию дома и семьи — в качестве «излишков» или «дохода»? Или же доход должен быть строго вычислен на основании результатов его рабочего дня, на основании тех наличных денег, которые остаются после удовлетворения потребностей его и его семьи? Или же все эти частные обязательства должны быть отнесены к расходам, а приход должен вычисляться совершенно независимо от них? Другими словами, после того, как трудящийся человек выполнил свои обязательства по отношению к самому себе и семье, после того, как он одел, прокормил, воспитал и обеспечил им преимущества, соответствующие его жизненному уровню, имеет ли он еще право на излишки в форме сбережений? И все это должно ложиться бременем на расчеты нашего рабочего дня? Я полагаю, что да! (выделено нами при цитировании). Ибо в противном случае мы будем иметь перед глазами ужасающий образ детей и матерей, обреченных на рабский труд вне дома [103].

(…)

Повсеместное высокое вознаграждение «по отношению к уровняю сложившихся цен на продукцию, непосредственно потребляемую людьми» равносильно всеобщему благосостоянию — разумеется, предполагая, что высокие ставки являются следствием повышенной производительности.

(…)

Предписанные нормы труда не были мелочны, хотя порой они, может быть, применялись мелочным образом. В отделении социального обеспечения было занято около 50 инспекторов, в среднем, одаренных необыкновенно сильным, здоровым рассудком. Правда, и они делали подчас промахи — всегда ведь о промахах только и слышишь. Предписано было, что женатые люди, которые получают премию, должны жить со своими семьями и заботиться о них. Нужно было объявить поход против распространенного среди иностранцев обычая брать в дом жильцов и нахлебников. Они смотрели на свой дом, как на своего рода заведение, с которого можно получать доход, а не как на место, чтобы жить в нём. Молодые люди моложе 18 лет, которые содержали родственников, также получали премии, равным образом холостяки, ведущие здоровый образ жизни (выделено нами при цитировании: по сути это финансирование Г.Фордом нравственно-здорового образа жизни). Лучшее доказательство благотворного влияния нашей системы дает статистика. Когда вошёл в силу наш план, тотчас право на прибыль было признано за 60 % мужчин; этот процент повысился через шесть месяцев до 78 %, а через год до 87 %; через полтора года не получал премии всего-навсего один процент» (гл. 8. “Заработная плата”).(…)

Повсеместное высокое вознаграждение «по отношению к уровняю сложившихся цен на продукцию, непосредственно потребляемую людьми» равносильно всеобщему благосостоянию — разумеется, предполагая, что высокие ставки являются следствием повышенной производительности.

(…)

Предписанные нормы труда не были мелочны, хотя порой они, может быть, применялись мелочным образом. В отделении социального обеспечения было занято около 50 инспекторов, в среднем, одаренных необыкновенно сильным, здоровым рассудком. Правда, и они делали подчас промахи — всегда ведь о промахах только и слышишь. Предписано было, что женатые люди, которые получают премию, должны жить со своими семьями и заботиться о них. Нужно было объявить поход против распространенного среди иностранцев обычая брать в дом жильцов и нахлебников. Они смотрели на свой дом, как на своего рода заведение, с которого можно получать доход, а не как на место, чтобы жить в нём. Молодые люди моложе 18 лет, которые содержали родственников, также получали премии, равным образом холостяки, ведущие здоровый образ жизни (выделено нами при цитировании: по сути это финансирование Г.Фордом нравственно-здорового образа жизни). Лучшее доказательство благотворного влияния нашей системы дает статистика. Когда вошёл в силу наш план, тотчас право на прибыль было признано за 60 % мужчин; этот процент повысился через шесть месяцев до 78 %, а через год до 87 %; через полтора года не получал премии всего-навсего один процент» (гл. 8. “Заработная плата”).

Проще говоря, на своих заводах и железной дороге Г.Форд ввёл 8-часовой рабочий день и гарантированную повременную оплату и, совершенствуя возглавляемое им дело на этой организационной основе, выплачивал премии из прибыли всему персоналу соответственно разработанной системе премирования — финансового стимулирования добросовестной работы и полезной инициативы. И эта система эффективно работала на обеспечение благосостояния коллектива и удовлетворение потребностей общества в выпускаемой продукции, а не на удовлетворение ненасытной алчности инвесторов, составляющих меньшинство общества. Об этом Г.Форд сообщает следующее:

«Наша прибыль, благодаря быстроте и объему сбыта, была постоянно велика, независимо от продажных цен в тот или другой момент. Мы получали на штуке только незначительную прибыль, зато общая цифра прибыли была велика. Прибыль непостоянна. После каждого нового понижения цен «это было общественно-экономической стратегией Г.Форда [104]» прибыль временно понижается, однако неизбежные сбережения становятся очень скоро заметными и прибыль повышается вновь. Но она ни в каком случае не распыляется в дивидендах.Я с давних пор настаивал на выделении только мелких дивидендов, и Общество «т.е. „Форд моторс“ в настоящее время не имеет ни одного акционера, который не был бы согласен с этим [105]. Я считаю всякую превосходящую известный процент прибыль принадлежащей более Обществу, чем акционерам.

На мой взгляд, акционерами имеют права быть только люди, занятые сами в деле, считающие предприятие орудием служения, а не машиной, делающей деньги. Если достигнута большая прибыль, — а работа, соответствующая принципу служения, неминуемо к этому приводит, — она должна быть, по крайней мере, частично вновь влита в дело для того, чтобы оно усилило свою службу и частично возвратило прибыль покупателям (выделено нами при цитировании). В один год наша прибыль настолько превысила наши ожидания, что мы добровольно вернули каждому купившему автомобиль по 50 долларов. Мы чувствовали, что невольно взяли с нашего покупателя дороже на эту сумму. Моя расценочная, а одновременно и моя финансовая политика нашла себе несколько лет тому назад выражение на процессе, при посредстве которого Общество хотели принудить выплачивать более высокие дивиденды. Сидя на свидетельской скамье, я разбил политику, которой следовали тогда, да следуют и сейчас, следующими словами:

— Прежде всего, я считаю за лучшее продавать большее количество автомобилей с меньшей прибылью, чем малое количество с большей.

Мне кажется это более правильным потому, что таким путем дается возможность большему числу людей купить автомобиль и радоваться ему, причем одновременно много рабочих получают хорошо оплачиваемую работу. Я поставил себе целью жизни достигнуть этого. Но мое дело могло бы, вместо успеха, привести к полной неудаче, если бы я не действовал, исходя из умеренной прибыли для себя и для участников предприятия. Мне кажется это более правильным потому, что таким путем дается возможность большему числу людей купить автомобиль и радоваться ему, причем одновременно много рабочих получают хорошо оплачиваемую работу. Я поставил себе целью жизни достигнуть этого. Но мое дело могло бы, вместо успеха, привести к полной неудаче, если бы я не действовал, исходя из умеренной прибыли для себя и для участников предприятия.

(…)

Прибыль принадлежит трем группам: во-первых — предприятию, чтобы поддерживать его в состоянии устойчивости, развития и здоровья; во-вторых, рабочим, при помощи которых создается прибыль; в-третьих, до известной степени также и обществу. Цветущее предприятие доставляет прибыль всем трем участникам — организатору, производителям и покупателю.

Тот, кто получает чрезмерные прибыли, должен был бы понизить цены. К сожалению, этого на деле не бывает. Такие люди, наоборот, откладывают свои экстренные расходы до тех пор, пока вся тяжесть падет на потребителей; сверх того они начисляют на потребителя еще надбавку за повышенную плату. Вся их деловая философия заключается в поговорке: «Бери, что можешь взять». Это спекулянты, грабители, негодные элементы, подлинная язва настоящей промышленности. От этих людей нечего ждать. Им не хватает дальновидности. Их кругозор ограничен пределами их собственных кассовых книг. Эти люди скорей поднимут вопрос о 10 — 20 %-ном понижении заработной платы, чем о сокращении своей прибыли. Однако деловой человек, имеющий в виду интересы общества и желающий этому обществу служить, должен всякую минуту быть в состоянии сделать свой взнос для сообщения устойчивости предприятию (выделено нами при цитировании)» (гл. 11. “Деньги и товар”).

Теперь снова обратимся к И.В.Сталину. Высказав своё понимание основного экономического закона исторически реального капитализма, приведённое нами в начале раздела 4.3, несколько далее после него в тексте “Экономических проблем социализма в СССР” И.В.Сталин даёт определение основного экономического закона социализма:

«Существует ли основной экономический закон социализма? Да, существует. В чём состоят существенные черты и требования этого закона? Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники.

Следовательно: вместо обеспечения максимальных прибылей, — обеспечение максимального удовлетворения материальных и культурных потребностей общества; вместо развития производства с перерывами от подъема к кризису и от кризиса к подъему, — непрерывный рост производства; вместо периодических перерывов в развитии техники, сопровождающихся разрушением производительных сил общества, — непрерывное совершенствование производства на базе высшей техники» (выделено при цитировании нами) (“Экономические проблемы социализма в СССР”, “Замечания по экономическим вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года”, раздел 7. “Вопрос об основных экономических законах капитализма и социализма”).

Соотнося сказанное Г.Фордом о целях производства в обществе, о назначении и распределении прибыли предприятия с формулировкой И.В.Сталиным основного экономического закона социализма, можно видеть, что сказанное Г.Фордом укладывается в формулировку И.В.Сталиным основного экономического закона социализма. И соответственно только при очень большой изворотливости и лживости ума можно отрицать следующий вывод:

Г.Форд и И.В.Сталин были честными добросовестными тружениками, и — в меру понимания каждого из них — делали одно и то же дело большевизма в разных странах, в разных общественно исторических обстоятельствах ко благу всех трудящихся, живущих трудовыми доходами.

Но прежде, чем перейти к пояснениям И.В.Сталиным основного экономического закона социализма и способов его проведения в жизнь, необходимо сделать еще одно отступление от темы.

Отступление от темы 6: Политэкономия индустриальной цивилизации (Вкратце)

Начнём с того, что высказывания о том, что некоторые государства вступили в фазу «постиндустриального общества» или близки к вступлению в эту фазу, представляют собой либо бред повредившихся в уме, либо заведомые попытки навязать окружающим бредовое миропонимание для того, чтобы их было проще «стричь».
Авторы учебников по политэкономии, по которым многие учились в вузах в советскую эпоху, пустословили на темы «закон стоимости», «основной экономический закон социализма», «закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства», не вдаваясь в существо экономической практики общества и тем самым обходя стороной предметную область политэкономии как науки. Не лучше обстоит дело и с содержанием учебников политэкономии постсоветской эпохи: они также пусты или вздорны, если смотреть на них с мировоззренческих позиций, изложенных в Отступлении от темы 2: “Аксиоматика экономической науки в наши дни”.

В результате такого пустословия авторов учебников и преподавателей обществоведческих курсов в школах и в вузах, а также в результате отсутствия у многих читателей привычки и навыков думать самостоятельно — фрагменты из “Экономических проблем социализма в СССР”, к рассмотрению которых мы намереваемся перейти в следующем разделе 4.5, многим были бы непонятны. Были бы непонятны просто потому, что у них нет конкретных знаний о том, в каких метрологически состоятельных формах выражаются макро— и микро— экономические соотношения, называемые И.В.Сталиным «закон стоимости», «основной экономический закон социализма» и «закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства» и т.п.

Эти термины принадлежат своего рода профессиональному слэнгу сотрудников высшего звена партийно-государственного управленческого аппарата СССР сталинской эпохи. Каждый из них охватывает большую совокупность взаимно связанных явлений в культуре вообще и в хозяйственной деятельности общества, в частности. Поэтому для большинства наших современников, не имеющих связных представлений о процессах производства и распределения продукции в обществе или имеющих извращённые представления о них, необходимо сделать настоящее отступление и в нём пояснить то, о чём И.В.Сталин высказался весьма кратко в работе “Экономические проблемы социализма в СССР”, являющейся по существу его напутствием всем здравомыслящим и благонамеренным людям.

Иных “завещаний” И.В.Сталина нет [107].

Межотраслевые пропорции, целеполагание для системы производства и распределения, рыночный механизм и директивно-адресное управление, планирование — это то, о чём пойдет речь в настоящем отступлении от темы.

____________________

Системная целостность всякого многоотраслевого производства при исторически сложившемся определённом наборе используемых в системе технологий характеризуется тремя основными свойствами:

· Для производства конечной продукции, непосредственно потребляемой вне сферы производства людьми и институтами общества (государством, общественными объединениями и т.п.), необходимо производство промежуточных (сырья, полуфабрикатов, комплектующих и т.п.) и вспомогательных (средств производства — «инвестиционных продуктов») продуктов, потребляемых в самой сфере производства.

Поэтому полные мощности большинства отраслей (традиционно называемые «валовые мощности»), включающие в себя промежуточные и конечный продукты, — выше, нежели отдача каждой из них, измеряемая по её конечному продукту. Иными словами, коэффициент полезного действия многоотраслевой производственно-потребительской системы всегда меньше единицы (100 % — в зависимости от формы представления) вследствие необходимости производства промежуточных и вспомогательных продуктов.

· Выпуск определённого спектра[108]конечной продукции требует определённого соотношения полных (валовых) производственных мощностей всего множества отраслей, составляющих эту многоотраслевую производственно-потребительскую систему.

Например, для того, чтобы изготовить один автомобиль требуются обусловленные его конструкцией, технологиями, организацией и культурой производства в целом определённые количества: стали — столько-то; цветных металлов — столько-то; резины и пластмасс — столько-то; стекла — столько-то; транспортных услуг — столько-то и т.д. Всё это автомобилестроению должны поставить большей частью другие отрасли. Соответственно полная (валовая) мощность, например, металлургии представляет собой суммарный объем её поставок всем другим отраслям, плюс её собственное внутренне потребление металлов, плюс продажу металлов в виде конечной продукции непосредственно населению для его бытовых нужд. То же касается обусловленности производственных потребностей и оценки полных (валовых) мощностей и всех других отраслей.Например, для того, чтобы изготовить один автомобиль требуются обусловленные его конструкцией, технологиями, организацией и культурой производства в целом определённые количества: стали — столько-то; цветных металлов — столько-то; резины и пластмасс — столько-то; стекла — столько-то; транспортных услуг — столько-то и т.д. Всё это автомобилестроению должны поставить большей частью другие отрасли. Соответственно полная (валовая) мощность, например, металлургии представляет собой суммарный объем её поставок всем другим отраслям, плюс её собственное внутренне потребление металлов, плюс продажу металлов в виде конечной продукции непосредственно населению для его бытовых нужд. То же касается обусловленности производственных потребностей и оценки полных (валовых) мощностей и всех других отраслей.

· Прирост спектра конечной продукции на определённые задаваемые величины требует увеличения полных (валовых) производственных мощностей во всей производственной системе в определённом соотношении между разными отраслями на величины, обусловленные заказанным приростом спектра производства конечной продукции.

Чтобы пояснить это, продолжим рассмотрение примера из предыдущего абзаца. Для того, чтобы увеличить производство автомобилей на какое-то количество, необходимо увеличить производство во всех отраслях-поставщиках на соответствующие величины; для увеличения производства в каждой из отраслей-поставщиков необходимо увеличить производство и в каждой из их отраслей-поставщиков и т.д.

Кроме того, увеличение количества автомобилей в эксплуатации с течением времени повлечёт за собой определённое увеличение потребностей в топливе, смазочных маслах и гидравлических жидкостях, в расширении сети дорог и инфраструктуры гаражного хранения и сервисного обслуживания, что в свою очередь потребует роста производственных мощностей других отраслей кроме отраслей-поставщиков автопромышленности.

И соответственно увеличение производства автомобилей и удовлетворение вызванных им вторичных потребностей в продуктах нефтехимии, в развитости инфраструктуры дорог и сервиса и т.п. требует произвести средства производства для увеличения выпуска, а также и для технико-технологического и организационно-управленческого обновления и расширения всех затронутых отраслей.

Причём производство средств производства («инвестиционных продуктов») для этих отраслей в ряде случаев должно предшествовать росту мощностей автомобильной отрасли, хотя в других случаях оно может сопутствовать ему или следовать за ним с некоторым сдвигом во времени.

Сказанное справедливо по отношению к заданиям на увеличение выпуска продукции почти что всякой отраслью, а не только автомобильной, рассмотренной нами в поясняющем примере.

Кроме того, межотраслевым пропорциям производственных мощностей при определённых технологиях и организации дела в отраслях сопутствуют и определённые достаточно жесткие пропорции профессионализма и занятости населения. Вследствие этого:

Динамичность системной целостности макроэкономической системы в её способности к структурной перестройке и переключении с производства одних видов продукции на другие во многом определяется тем, насколько общекультурный уровень населения позволяет ему быстро оставлять одни специальности и быстро обретать профессионализм в других областях деятельности [109].

Такого рода пропорции обмена между отраслями промежуточными продуктами в процессе выпуска определённого спектра конечной продукции описываются уравнениями межотраслевого баланса, на которые в явном виде опираются все теории макроэкономического планирования и регулирования во всём мире, доказавшие свою работоспособность на практике [110].

Уравнения межотраслевого баланса математически представляют собой систему линейных уравнений [111] (т.е. неизвестные входят в уравнения только в первой степени). В ней неизвестными являются валовые (полные) мощности отраслей, а свободные члены уравнений представляют собой заказываемый спектр конечной продукции (т.е. полезная отдача отраслей); коэффициенты при неизвестных в каждом уравнении называются коэффициентами прямых затрат и представляют собой количества продукции каждой из отраслей в рассматриваемом множестве, необходимые для производства единицы учета продукции той отрасли, которой соответствует рассматриваемое уравнение системы (для рассмотренного ранее примера с производством автомобилей коэффициенты прямых затрат это — количество стали в расчёте на один автомобиль [112], количество стекла в расчёте на один автомобиль и т.п.). Уравнения межотраслевого баланса могут рассматриваться в двух формах: на основе натурального учёта мощностей и коэффициентов прямых затрат в количествах продукции соответственно номенклатуре продукции и отраслей, положенной в основу балансовой модели; на основе учёта в стоимостной форме, но также соответственно номенклатуре продукции и отраслей, положенной в основу балансовой модели. Общность номенклатуры отраслей и продукции позволяет переходить от одной формы к другой на основе знания прейскурантов. Всё это обстоятельно рассмотрено в специальной литературе.

Когда речь заходит о макроэкономических (в том числе и народнохозяйственных) пропорциях, то подразумеваются именно эти пропорции — соотношения между собой полных мощностей разных отраслей, составляющих эту многоотраслевую производственно-потребительскую систему, и пропорции полезной отдачи отраслей в ней по отношению к полным (валовым) мощностям каждой из них, а также — пропорции профессионализма и занятости населения.

Структурная перестройка макроэкономики — изменение этих пропорций и абсолютных значений производственных мощностей во всём множестве отраслей. Структурная перестройка может протекать на плановой основе, выражая какую-то осмысленную целесообразность; но может протекать и под давлением обстоятельств, как говорится — стихийно. Хотя при более глубоком взгляде может выясниться, что давление обстоятельств общественно-экономической «стихии» представляет собой закулисно спланированный и закулисно управляемый процесс, что более соответствует исторической реальности последних столетий в подавляющем большинстве случаев.

Если обратиться от производства к потреблению продукции и услуг в обществе, то тоже выяснится, что потребление характеризуется своими пропорциями, обусловленными двояко: с одной стороны, — характером возникновения в обществе потребностей как таковых (т.е. вне связи с какими-либо ограничениями возможностей их удовлетворения) и, с другой стороны, — ограничениями, налагаемыми системой распределения [113] производимой продукции на удовлетворение этих потребностей.

Все потребности людей и общественных институтов распадаются на два класса:

· биологически допустимые демографически обусловленные потребности — соответствуют здоровому образу жизни в преемственности поколений населения и биоценозов в регионах, где осуществляется производство продукции для их удовлетворения или потребление продукции населением. Они обусловлены биологией вида Человек разумный, культурой и полово-возрастной структурой населения;

· деградационно-паразитические потребности, — удовлетворение которых причиняет непосредственный или опосредованный ущерб участникам производства, потребителям, окружающим, потомкам, а также разрушает биоценозы в регионах производства или потребления продукции. Они обусловлены первично — извращениями и ущербностью нравственности, вторично выражающимися в преемственности поколений в традициях культуры и в наследственности.

Хотя некоторые виды продукции - в зависимости от уровня производства и уровня потребления — могут переходить из одного класса в другой, однако для многих видов продукции, производимой нынешней цивилизацией, отнесение их только к одному из двух классов однозначно. Это отнесение носит объективный характер в силу возможности выявления причинно-следственных связей между видом продукции и последствиями её производства и потребления [114]; субъективными могут быть только ошибки в отнесении того или иного вида продукции к одному из двух названных классов (в том числе при определённых уровнях производства и потребления), но жизнь такова, что с последствиями ошибок неизбежно придётся столкнуться именно в силу объективности разделения всех потребностей и продукции на два названных класса.

Удовлетворение потребностей и является целями не только производства, но и распределения продукции в обществе. Чтобы эта фраза не воспринималась как якобы само собой разумеющаяся банальность, оставаясь однако по существу бессодержательно абстрактной, её необходимо пояснить.

Если общество некоторым образом ведёт многоотраслевое производство и в нём осуществляется хоть какое-то распределение продукции для потребления среди нуждающихся в ней (как в сфере производства, так и в сфере потребления) физических и юридических лиц, то это означает, что средства сборки [115] многоотраслевой производственно-потребительской системы из множества микроэкономик объективно настроены на удовлетворение вполне определённых целей — равно потребностей, порождаемых (индивидуально и коллективно) людьми, составляющими общество. Соответственно: Удовлетворение потребностей и является целями не только производства, но и распределения продукции в обществе. Чтобы эта фраза не воспринималась как якобы само собой разумеющаяся банальность, оставаясь однако по существу бессодержательно абстрактной, её необходимо пояснить.

Если общество некоторым образом ведёт многоотраслевое производство и в нём осуществляется хоть какое-то распределение продукции для потребления среди нуждающихся в ней (как в сфере производства, так и в сфере потребления) физических и юридических лиц, то это означает, что средства сборки [115] многоотраслевой производственно-потребительской системы из множества микроэкономик объективно настроены на удовлетворение вполне определённых целей — равно потребностей, порождаемых (индивидуально и коллективно) людьми, составляющими общество. Соответственно:

«Рыночный механизм» — это только слова, к тому же не во всех умах определённые по смыслу [116], которыми обозначается более или менее эффективная алгоритмика функционирования средств сборки системной целостности макроэкономики из множества микроэкономик.

И потому сторонникам рыночной саморегуляции следует освободиться от своих смутных предубеждений и узнать, что сам по себе «рыночный механизм» не может решать и не решает задач целеполагания по отношению к производству и распределению продукции в обществе, а только подстраивает производство и распределение под цели, которые уже некоторым образом сложились в обществе, и на осуществление которых рыночный механизм некоторым образом оказался настроенным вне зависимости от того, понимает общество (или кто-либо в нём) характер и способы настройки «рыночного механизма» на те или иныелибо же не понимает.

Во всех процессах управления (самоуправления), в которых изначально предполагается осуществить некоторое множество определённых целей, цели неравнозначны[118]между собой и потому образуют иерархию, в которой на первом месте стоит самая значимая цель, а на последнем — та, от которой с точки зрения заказчиков управления — в случае невозможности осуществления полного множества намеченных целей — можно отказаться первой. В этой иерархии, именуемой вектором целей, одиночные и групповые цели следуют от первой к последней в очерёдности, обратной порядку вынужденного последовательного отказа от каждой из них под давлением разного рода обстоятельств. Одним из таких обстоятельств, вследствие которого осуществление всего избранного (оглашённого, декларированного) множества целей оказывается невозможным, является взаимно исключающий характер намеченных целей [119].

Толпо-“элитарное” общество характеризуется тем, что порождает множество целей взаимно исключающего характера, вследствие чего настройка рыночного механизма на вполне определённые спектры производства и распределения продукции в социальных группах обусловлена тем, какие цели оказываются вблизи вершины иерархии потребностей. Толпо-“элитаризму” присуще системное свойство — порождение его правящей “элитой” изрядной части деградационно-паразитического спектра [120]. Среди всех прочих злоупотреблений внутриобщественной властью “элита” создаёт себе превосходство в платежеспособности над остальным обществом [121]. По этой причине «рыночный механизм» — распределением доходов и накоплений в обществе — настроенным на удовлетворение в первую очередь именно потребностей “элиты”. Поскольку в них преобладает деградационно-паразитическая по своему характеру составляющая, то соответственно этому обстоятельству демографически обусловленные потребности остального общества — большинства населения — при такой настройке рыночного механизма удовлетворяются по остаточному принципу [122]. Кроме того “элите” свойственно целенаправленно «опускать» остальное общество в целях укрепления своего “элитарного” положения в обществе, для чего она сама культивирует в простонародье приверженность деградационно-паразитическому спектру потребностей («пьющим народом проще управлять» [123] и т.п.), что ещё в большей степени подавляет возможности удовлетворения демографически обусловленного спектра потребностей большинства и общества в целом. Рыночный механизм действительно способен отрегулировать если не всё, то очень многое в жизни общества. Но реальная свобода частного разнородного предпринимательства в условиях действия основного экономического закона капитализма — «больше прибыли прямо сейчас!» — ставит всех перед вопросом о характере и качестве этой регуляции.

* * *

В эпоху, когда не было макроэкономического регулирования, действие «закона стоимости» выглядело так. Неурожай — бедствие: продуктов не хватает, цены на них растут, сокращая платежеспособный спрос для всех других отраслей и вызывая в них отток рабочей силы и разорение производителей в них. Большой урожай — тоже бедствие: продуктов в изобилии, цены падают до уровня, при котором производители сельхозпродуктов разоряются, что влечёт за собой сокращение их доли платежеспособного спроса на других рынках, сокращение производства в отраслях, ориентированных на удовлетворение их потребностей; исторически реально дело доходило до того, что, забыв о неурожаях прошлых лет и о возможных неурожаях в будущем, зерно сжигали в топках и просто так для того, чтобы остановить падение цен на него. Вызванный реальными потребностями или «капризами» моды ажиотажный спрос влечёт ажиотажное наращивание производственных мощностей соответствующих отраслей. Наращивание производственных мощностей требует времени, в течение которого ажиотажный спрос может исчезнуть; либо ажиотажное наращивание мощностей таково, что предложение продукции на рынке оказывается избыточным по отношению к текущим запросам общества или платежеспособному спросу, что влечёт за собой падение цен до уровня ниже уровня самоокупаемости производства и разорение «не туда» вложившихся предпринимателей.

К этим «стихийным» неурядицам в исторически реальном капитализме со свободным рынком, сложившимся на основе свободы частного предпринимательства и свободы ценообразования в сфере производства, в качестве особого приложения прилагается свобода ростовщичества и биржевых спекуляций надгосударственной банковской корпорации, которая способна вызвать финансовый кризис в любом подконтрольном ей государстве целенаправленно в наперед заданное время в качестве одного из средств достижения целей нефинансового характера. Именно так были вызваны финансово-экономические кризисы в России в предреволюционные годы, так была вызвана в США «великая депрессия» 1929 г., охватившая весь тогдашний капиталистический мир.

Таким был капитализм до середины ХХ века. Его рыночный механизм — свободный рынок — как система саморегуляции производства и распределения (включая и саморегуляцию межотраслевых пропорций) на исторически продолжительных интервалах времени характеризуется следующими свойствами:

· подавлением возможностей гарантированного удовлетворения демографически обусловленных потребностей всех трудящихся вследствие его настройки на первоочередное удовлетворение деградационно-паразитических потребностей и, прежде всего, — деградационно-паразитических потребностей правящей “элиты” под воздействием распределения текущих доходов и накоплений в обществе;

· разрушением производственных мощностей по причине неустойчивости процесса регулирования производства и распределения вследствие крайне высокой чувствительности рыночного механизма к факторам, внешним по отношению к производственным процессам и к реальным потребностям людей (воздействие природных стихий, финансовых и биржевых спекуляций и истерик, моды и т.п.);

· разрушением производственных мощностей вследствие «перерегулирования» — избыточно мощной реакции на быстрое изменение распределения платежеспособного спроса по специализированным рынкам продукции и услуг под воздействием каких-либо причин;

· практически полным отсутствием способности к реакции, упреждающей наступление нежелательных события, и преобладанием реакций на свершающиеся события, что, если и не сопровождается разрушением производственных мощностей, то влечёт за собой относительно низкую эффективность системы производства и распределения по критериям быстродействие и объемы производства и поставок.

Названное — неустранимые свойства свободного рынка как системы саморегуляции производства и распределения продукции в обществе и саморегуляции уровней и межотраслевых пропорций производственных мощностей [126].Таким был капитализм до середины ХХ века. Его рыночный механизм — свободный рынок — как система саморегуляции производства и распределения (включая и саморегуляцию межотраслевых пропорций) на исторически продолжительных интервалах времени характеризуется следующими свойствами:

· подавлением возможностей гарантированного удовлетворения демографически обусловленных потребностей всех трудящихся вследствие его настройки на первоочередное удовлетворение деградационно-паразитических потребностей и, прежде всего, — деградационно-паразитических потребностей правящей “элиты” под воздействием распределения текущих доходов и накоплений в обществе;

· разрушением производственных мощностей по причине неустойчивости процесса регулирования производства и распределения вследствие крайне высокой чувствительности рыночного механизма к факторам, внешним по отношению к производственным процессам и к реальным потребностям людей (воздействие природных стихий, финансовых и биржевых спекуляций и истерик, моды и т.п.);

· разрушением производственных мощностей вследствие «перерегулирования» — избыточно мощной реакции на быстрое изменение распределения платежеспособного спроса по специализированным рынкам продукции и услуг под воздействием каких-либо причин;

· практически полным отсутствием способности к реакции, упреждающей наступление нежелательных события, и преобладанием реакций на свершающиеся события, что, если и не сопровождается разрушением производственных мощностей, то влечёт за собой относительно низкую эффективность системы производства и распределения по критериям быстродействие и объемы производства и поставок.

Названное — неустранимые свойства свободного рынка как системы саморегуляции производства и распределения продукции в обществе и саморегуляции уровней и межотраслевых пропорций производственных мощностей [126].

Кроме того, при достижении производством каких-либо видов продукции уровня мощности, позволяющего гарантировано в короткое время удовлетворить демографически обусловленные потребности, что повлечёт за собой снижение спроса до минимального уровня, определяемого характером возобновления ранее удовлетворённых потребностей, рыночным механизмом блокируется структурная перестройка многоотраслевой производственно-потребительской системы, но стимулируется искусственное стимулирование спроса за счет снижения эргономических и ресурсных характеристик продукции.

По отношению к обществу в целом, это представляет собой ориентацию макроэкономики на вовлечение множества людей во вредную для всех и каждого суету, а не на удовлетворение жизненных потребностей людей.

Будучи принуждены к суете такой организацией макроэкономики и растрачивая в ней силы и время жизни, люди не могут освоить потенциал личностного развития. Эта ориентация на искусственное создание суетливой занятости, обусловленная тем, что:

· рыночный механизм «не знает», как распорядиться высвобождающимися вследствие технико-технологического и организационного прогресса трудовыми ресурсами;

· а политики-профессионалы, деятели культуры не видят иного пути развития общества кроме, как предложить высвобождающимся из трудового процесса людям гробить себя и свое свободное время в разного рода услаждении страстей и чувств большей частью всё по тому же деградационно-паразитическому спектру потребностей (выпивка, азартные игры и шоу, «безопасный» и «нетрадиционный» секс и т.п.).

Вследствие этого, чем больше в обществе свободы рынка, — тем дальше люди от того, чтобы каждому из них состояться в качестве человека: на работе — он придаток к рабочему месту; а вне работы — либо нет сил, либо гробит время на то, чтобы утопить себя в море сладострастия.

В эпоху феодализма и более раннего откровенного рабовладения сословно-кастовая организация общественной жизни не давала деньгам того почти абсолютного внутриобщественного полновластия, которое деньги обрели в эпоху капитализма и особенно — в свободно-рыночном «диком» капитализме. Это обстоятельство в докапиталистическую эпоху скрывало и отчасти сдерживало порочность системы свободной рыночной регуляции производства и распределения продукции в обществе, в котором господствуют нечеловечные типы строя психики и соответствующие им нравственность и этика. Но в эпоху капитализма порочность этой системы производства и распределения обнажилась и стала видна многим. Поэтому с середины XIX века в разных обществах предпринимались разнородные меры к тому, чтобы обуздать её античеловеческий характер. Спектр этих мер был и есть довольно широк.

Его начинают требования и введение:

· прогрессивного подоходного налога;

· прогрессивных — по существу штрафных — цен и тарифов на потребление сверх ограничительных уровней, установленных законодательно;

· налоговых льгот для предпринимателей, финансирующих из своих прибылей разнородные благотворительные фонды и программы общественной значимости;

· задаваемых государством квот и соглашений самих производителей в отраслях об объемах производства и сроках поставки их продукции на поделённые ими между собой рынки;

· государственных дотаций производителям и субсидий потребителям каких-то видов продукции.

Эти и некоторые другие меры, в том числе и внефинансово-экономического характера, частично подавляют платежеспособный спрос и финансирование производства по деградационно-паразитическому спектру и позволяют поддерживать общественно необходимые объемы производства по демографически обусловленному спектру потребностей в отраслях, на продукцию которых при таких объемах производства цены падают настолько, что производство без дотаций утрачивает рентабельность, или потребление невозможно без субсидий при сложившихся ценах, обеспечивающих самоокупаемость производства.

Также такого рода меры отчасти сглаживают эффекты «перерегулирования», обеспечивая более устойчивую работу производств и системы распределения продукции. Эта устойчивость делает жизнь множества обывателей более благополучной и предсказуемой для них, что отчасти сглаживает личностные и классовые противоречия в обществе и придаёт спокойствие и устойчивость общественной жизни.

Однако вследствие того, что эти меры не связаны с осознанным разграничением демографически обусловленного и деградационно-паразитического спектров потребностей, они не изменяют существа недочеловеческой(по характеру господствующих в ней типов строя психики) цивилизации, консервируя нравственно-этические пороки, вводя их в русло, безопасное для устойчивости социальной системы в настоящем, и тем самым нагнетая потенциал её неизбежной катастрофы в будущем.

А завершают спектр реакций общества на порочность системы свободно-рыночной регуляции производства и потребления требования и реальные попытки ведения производства и распределения в обществе на плановой основе в соответствии с реальными жизненными потребностями всех трудящихся и при отказе в полноте гражданских прав упорствующим паразитам и противникам организации жизни общества на провозглашённых принципах добросовестного труда каждого на благо всех других тружеников. Исторически сложилось, что такое общественно-экономическое устройство принято называть «социализм» [127].

Но чтобы понять, чем объективно обусловлена сама возможность жизненно состоятельного планирования, необходимо снова вернуться к рассмотрению структуры жизненных потребностей, порождаемых обществом. Поскольку планирование ориентируется на удовлетворение текущих и перспективных потребностей, то невозможность выявить и предсказать динамику потребностей в будущем исключает саму возможность планирования и ведения хозяйства на плановой основе. Поэтому вопрос об устойчивой предсказуемости потребностей — ключевой вопрос для организации ведения народного хозяйства на плановой основе.

Жизненные потребности — это демографически обусловленные потребности. Они предсказуемы на десятилетия вперёд; а на основе предсказуемости на десятилетия вперёд — они управляемы на столетия вперёд. Их предсказуемость проистекает из того, что анализ обусловленности потребностей позволяет отнести каждую из них к одной из трёх групп:

· потребности, объем производства в удовлетворение которых пропорционален численности групп населения, выделяемых по признакам пола и возраста (это — пища, одежда, места в детских садах, школах, вузах, рабочие места и т.п.);

· потребности, объем производства в удовлетворение которых пропорционален численности семей соответственно распределению общего количества семей по типам (одинокие люди; бездетные супруги; многодетные супруги; семьи, состоящие более, чем из двух поколений, живущих под одной крышей; живущие в квартирах городского типа; живущие в домах с участком и т.п. — к этой группе потребностей принадлежат прежде всего жилища, а также большей частью домашняя утварь и бытовая техника);
· потребности, объем производства в удовлетворение которых пропорционален численности семей соответственно распределению общего количества семей по типам (одинокие люди; бездетные супруги; многодетные супруги; семьи, состоящие более, чем из двух поколений, живущих под одной крышей; живущие в квартирах городского типа; живущие в домах с участком и т.п. — к этой группе потребностей принадлежат прежде всего жилища, а также большей частью домашняя утварь и бытовая техника);

· потребности инфраструктурные, обусловленные образом жизни населения в регионе и целями деятельности институтов государственности (это — транспортные инфраструктуры, инфраструктуры энергоснабжения, инфраструктуры передачи информации, образования и здравоохранения, инфраструктуры базирования и боевой подготовки вооруженных сил и т.п.).

Вследствие предсказуемости демографически обусловленных потребностей каждой из групп — народное хозяйство может быть заблаговременно настроено и подготовлено к их полному и гарантированному устойчивому удовлетворению в преемственности поколений.

Научно-технический и организационно-управленческий, и прежде всего нравственно-этический прогресс общества при общественно полезной политике государства (как системы профессионального управления общественной жизнью) в этом случае идёт в запас устойчивости функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы на плановой основе.

Но необратимое введение народного хозяйства и государственного управления в такой устойчивый режим функционирования потребует относительно продолжительного срока времени: в лучшем случае — в пределах продолжительности активной жизни одного мыслящего поколения, живущего по совести и развивающегося в нравственно-этическом отношении в соответствии со своим обусловленным совестью миропониманием.

План вообще — как таковой — представляет собой:

· совокупность определённых целей и поддающихся объективному контролю показателей, характеризующих каждую из целей и отклонение течения реального процесса от неё [128],

· а также комплекс мероприятий (сценарий, возможно многовариантный) по использованию разнородных (выявленных и определённых) ресурсов и средств для достижения избранной совокупности целей (возможно в определённой последовательности вследствие неравнозначности разных целей и ограниченности доступных ресурсов и средств).

Это определение волне применимо и к планам общественно-экономического развития. Это — очень полезное определение плана по существу, поскольку из него ясно:

· что план общественно-экономического развития — это совокупность целей производства и распределения продукции и сценарий управления (управление всегда целесообразно, поскольку невозможно без определённости целей) многоотраслевой производственно-потребительской системой;

· а рыночный механизм — одно из возможных средств саморегуляции функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы, которое (если уметь это делать) может быть настроено на осуществление тех или иных выявленных и заданных целей производства и распределения.

Иными словами, в общем случае рассмотрения какие-то планы-сценарии общественно-экономического характера могут включать в себя использование рыночного механизма для достижения избранных целей, а какие-то другие планы-сценарии общественно-экономического характера могут исключать или блокировать саморегуляцию многоотраслевой производственно-потребительской системы рыночным способом либо полностью, либо частично в каких-то её аспектах [129].

Для России начала XXI века (прежде всего) и прочих государств на территории бывшего СССР это означает, что культовое противопоставление (начиная с 1985 г. по настоящее время [130]) так называемых «плановой экономики» и «рыночной экономики» как взаимно исключающих друг друга альтернатив проистекает из верхоглядства, невежества и глупости выступавших в прошлом и выступающих ныне с такого рода высказываниями представителей “экономической науки” и попугаев и “аналитиков” от журналистики.

Всё это время знающие существо проблемы умные люди придерживались иных мнений [131]. В частности, в статье А.С.Эпштейна “Опаснее врага” [132], опубликованной в “Экономической газете” (№ 41 (210), октябрь 1998 г.) приводится выдержка из интервью одного из авторов японского «экономического чуда» С.Окита, данного им незадолго до своей смерти профессору А.Динкевичу:
...51...

А по отношению к глобальному хозяйству человечества последняя фраза из этой цитаты нуждается в изменении:

Соединить, согласовать, объединить в единой алгоритмике общественного самоуправления начала этих двух систем, найти эффективный путь комбинирования рыночных механизмов, внутригосударственного и глобального планирования и регулирования в целях обеспечения всем и каждому возможностей жизни, достойной человека[134].

Планирование развития народного хозяйства проистекает из выявления межотраслевых пропорций и связей, о чём речь шла ранее. Поскольку оно требует развития производственных мощностей соответственно задаваемым показателям выпуска конечной продукции в каждой из них (иными словами требует целесообразности планов и невозможно без целеполагания), то теория и практика планирования и управления на плановой основе сразу же сталкиваются с вопросом выявлении потребностей и последствий их удовлетворения, что неизбежно с течением времени и накоплением опыта приводит к необходимости разделения всего множества потребностей общества на демографически обусловленные и деградационно-паразитические.

Ответ на вопрос о принадлежности к тому или иному классу выявленных и учитываемых в плане потребностей, возобновляемый при разработке каждого нового проекта плана на предстоящий период, определяет, откуда и как берутся задаваемые контрольные показатели плана.

Как было показано ранее, многогранный вопрос целеполагания лежит большей частью своих аспектов вне механизма рыночной саморегуляции. Но по тем же причина он лежит и вне методологии математического моделирования и оптимизации планирования, и вне методологии управления осуществлением планов общественно-экономического развития.

Одни и те же методы (алгоритмы) разработки и оптимизации планов, а также одинаковые управленческие структуры и процедуры в ряде случаев могут быть употреблены для осуществления взаимоисключающих друг друга целей, закладываемых в различные планы. Это следует знать плановой экономики.

Однако именно внесение определённости в вопрос о разделении демографически обусловленных и деградационно-паразитических потребностей является ключом к решению проблемы, обозначенной С.Окито: найти эффективный путь комбинирования рыночных механизмов и государственного планирования и регулирования в единой алгоритмике общественного самоуправления. Это так потому, что в противном случае система управления на основе планов столкнётся как минимум с саботажем, а как максимум — с целенаправленным противодействием.

Дело в том, что в общем случае управление многоотраслевой производственно-потребительской системой на плановой основе включает в себя: целеполагание; целесообразное распределение инвестиций между отраслями и регионами, а также распределение их очерёдности и объемов во времени; директивно-адресное управление предприятиями государственного сектора; разработку и выдачу госзаказа для предприятий негосударственного сектора и сопутствующую разработке госзаказа разработку налогово-дотационной, кредитной, страховой и политики субсидий и их осуществление в процессе выполнения плана и т.п.

И если множество этих разнородных средств оказывается своими разными частями во власти сторонников разных концепций жизни общества и экономической деятельности в нём, каждый из которых действует по своему нравственно обусловленному произволу, — то проблема, обозначенная С.Окито, окажется неразрешимой.

Особо следует пояснить необходимость разработки на каждый плановый период налогово-дотационной, кредитной и страховой политики. Тарифы на услуги так называемых «естественных монополий», некоторые другие тарифы, цены (включая и ставку ссудного процента по кредиту) и рентные платежи представляют собой базу ценообразования, задающую минимальный уровень себестоимости производства продукции для всех отраслей. В теории подобия многоотраслевых производственно-потребительских систем [135] они сводятся в группу, именуемую «база прейскуранта». Все остальные цены рынка при устойчивом функционировании многоотраслевой производственно-потребительской системы определяются более или менее свободно как баланс активного платежеспособного спроса и предложения.
...52...

В каждой цене есть составляющая, соответствующая выплате налогов, кредитных и страховых ссуд. Кроме того, некоторые производители получают дотации, без которых их производство стало бы разорительно убыточным или невозможным в прежних объемах. Все эти выплаты, отражающиеся в цене, плюс к ним «база прейскуранта» и субсидии потребителям некоторых видов продукции образуют собой своего рода «финансовый пресс», с помощью которого — при определённой его настройке — из рыночного механизма саморегуляции многоотраслевой производственно-потребительской системы можно «выдавить» заказываемый спектр производства и потребления конечной продукции.

При этом следует знать, что все параметры, характеризующие настройку «финансового пресса» на выпуск определённого спектра производства, находят своё выражение в уравнениях межотраслевого баланса в стоимостной форме как разнородные слагаемые, из которых складывается цена всякого продукта учитываемого в межотраслевом балансе.

Если плановый спектр производства и потребления продукции, обусловлен демографически, а, кроме того, включает в себя продукцию, необходимую для осуществления политики государства, то плановые задания меняются от одного планового периода к другому как по составу плановой номенклатуры, так и по объемам производства и потребления.

В этой связи также следует вспомнить, что при всегда ограниченной номинальной платежеспособности общества и отсутствии эмиссии средств платежа [136] удовлетворение потребностей более широкого круга потребителей — это расширение производства, влекущее за собой снижение цен, поскольку в противном случае сбыт будет заблокирован неприемлемой ценой [137].

Цены в целостности многоотраслевой производственно потребительской системы несут функцию ограничителя числа потребителей при достигнутом уровне производства и предложения продукции на специализированных рынках. Поэтому, если объемы производства достаточны для удовлетворения потребностей всех, то в цене как в ограничителе потребления нет необходимости, и она может быть нулевой, если её обнуление не сдерживается какими-то другими факторами. Иными словами, режиму полного и гарантированного удовлетворения демографически обусловленных потребностей в перспективе соответствуют нулевые цены [138].

В процессе достижения этого идеального режима функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы — вследствие более полного покрытия производством жизненных потребностей общества цены на какие-то общественно необходимые виды продукции могут падать ниже порога рентабельности её производства. В этом случае общественно необходимые объемы производства и потребления может оказаться целесообразным (в длительной исторической перспективе) поддерживать за счет дотаций и субсидий, получаемых в качестве налогов с других отраслей, т.е. за счёт перераспределения показателей рентабельности между отдельными предприятиями, отраслями и регионами.

Это означает, что при рассмотрении системной целостности многоотраслевого производства, ориентированного на всё более полное удовлетворение жизненных потребностей всех трудящихся, рентабельность системы в целом на исторически продолжительных интервалах времени более значима, нежели высокая рентабельность каких-то отдельных производств при сдерживании развития других вследствие свободного действия закона стоимости, действие которого далеко не всегда соответствует упорядоченности демографически обусловленных потребностей по убыванию их значимости [139].

Обеспечение такой рентабельности системы в целом на исторически длительных интервалах времени требует, чтобы всякий краткосрочный план разрабатывался как этап, принадлежащей преемственной долгосрочной последовательности планов (иначе жизненная состоятельность плана не гарантирована). Разработка преемственной последовательности жизненно состоятельных планов возможна только при ориентации системы планирования на демографически обусловленный спектр потребностей и в русле определённой биосферно допустимой демографической политики общества.

Соответственно этим двум обстоятельствам [140] налогово-дотационная политика, кредитная и страховая политика, политика субсидий должны разрабатываться взаимно согласованно на каждый плановый период, ориентируясь на «выдавливание» из рыночного механизма «финансовым прессом» планового спектра производства и потребления продукции в изменяющихся обстоятельствах функционирования системы производства. Обеспечение такой рентабельности системы в целом на исторически длительных интервалах времени требует, чтобы всякий краткосрочный план разрабатывался как этап, принадлежащей преемственной долгосрочной последовательности планов (иначе жизненная состоятельность плана не гарантирована). Разработка преемственной последовательности жизненно состоятельных планов возможна только при ориентации системы планирования на демографически обусловленный спектр потребностей и в русле определённой биосферно допустимой демографической политики общества.

Соответственно этим двум обстоятельствам [140] налогово-дотационная политика, кредитная и страховая политика, политика субсидий должны разрабатываться взаимно согласованно на каждый плановый период, ориентируясь на «выдавливание» из рыночного механизма «финансовым прессом» планового спектра производства и потребления продукции в изменяющихся обстоятельствах функционирования системы производства.

Требование включить потребление в разработку плана обусловлено тем, что свободное ценообразование в обществе с господством нечеловечных типов строя психики таково, что даже при достигнутом достаточном уровне производства действительно общественно полезной продукции её потребление может быть заблокировано уровнями рентабельных цен или перераспределением покупательной способности между специализированными рынками, а также целенаправленной скупкой продукции с целью её уничтожения для спекуляции ею по более высоким ценам.

При таком подходе к организации производства продукции и её потребления и рассмотрении процессов с позиций теории управления [141] выпуск и потребление продукции по плановому демографически обусловленному спектру представляет собой «полезный сигнал» многоотраслевой производственно-потребительской системы, а выпуск и потребление продукции по деградационно-паразитическому спектру представляет собой «собственные шумы» и помехи извне, которые присутствуют в системе, но должны подавляться и исключаться в процессе самоуправления, позволяя тем самым повысить мощность и качество «полезного сигнала».

В построении работоспособной методологии такого планирования и государственного управления в обеспечение осуществления такого рода планов и состоит решение проблемы, обозначенной С.Окито. Но она неразрешима, если демографически обусловленные потребности и деградационно-паразитические не разделяются, и в отношении них не делается различий в политической практике государства.

Кроме того, для решения названной проблемы необходимо определиться и в ответе ещё на один принципиальный вопрос:

Что такое план для государства и общества?

— «планка» на запредельно рекордной высоте, через которую должна «перепрыгнуть» на пределе своих возможностей многоотраслевая производственно-потребительская система?

— заведомо достижимый уровень, ниже контрольных показателей которого производственно-потребительская система в своём функционировании не должна опускаться, а превышение показателей которой не только желательно, но и должно быть гарантировано свободой научно-технического и предпринимательского организационно-управленческого творчества?

Жизненно состоятельным является второй ответ на поставленный вопрос [142]:

Плановый спектр производства и потребления, кроме того, что он должен отвечать жизненным потребностям общества, должен быть заведомо достижим, а опережение и превышение плановых показателей, в тех случаях, когда это общественно полезно, должно быть гарантировано организацией дела и управления во всех отраслях и во всех регионах.

____________________

Вот в общем-то и вся тематика политэкономии индустриальной цивилизации в предельно кратком освещении. Её необходимо понимать хотя бы так укрупнено и видеть в реальной жизни. Но о целеполагании, о взаимоисключающем характере целей производства и распределения продукции в обществе, о методологии планирования и плановой настройке рыночного механизма саморегуляции в традиционных социологических и экономических теориях говорить не принято, поскольку профессионалам-клеркам (экономистам, бухгалтерам, банковским финансистам, биржевым брокерам и маклерам), а также и прочей толпе не положено знать, что ими всеми управляют как роботами довольно просто: путём формирования их убеждений и профессиональных навыков, отвечающих целям хозяев и высших заправил системы, но не состоятельных по жизни.
Эту проблематику в настоящей работе мы осветили кратко, но по существу. Более подробно она освещена в работе ВП СССР “Краткий курс…”, которая, как показывает практика продвижения Концепции общественной безопасности в жизнь, расценивается многими как якобы необязательная для изучения и освоения ими. Но — на наш взгляд — она обязательна для изучения сторонниками Концепции общественной безопасности потому, что мы живём в цивилизации, где все и каждый зависят от системы производства и распределения продукции, вследствие чего на темы экономики вообще не имеет морального права высказываться человек, который не сформировал у себя в уме хотя бы самого общего представления о том:

· что такое межотраслевые балансы продуктообмена и финансового обмена;

· как они связаны друг с другом;

· как внутриотраслевые процессы описываются аппаратом математической статистики и теории вероятностей;

· как эти описания внутриотраслевых процессов связаны с системой бухгалтерского учёта;

· что представляет собой инструментарий настройки рыночного механизма на саморегуляцию производства и распределения;

· как этот инструментарий выражается в межотраслевых балансах;

· как цели производства и распределения, свойственные обществу выражаются в межотраслевых балансах;

· как должна строиться система планирования, чтобы она порождала преемственную последовательность плановых балансов, отвечающих осуществлению нравственно здоровых целей производства и распределения продукции;

· как должна меняться налогово-дотационная, кредитная и страховая политика в процессе осуществления преемственной последовательности плановых балансов так, чтобы реальные показатели производства и потребления были бы не хуже плановых заданий и тем самым осуществились бы избранные цели.

И главное — необходимо понимать:

· почему целеполагание в системе планирования должно быть демографически обусловленным в русле глобальной избранной глобальной политики;

· как практически выявляются демографически обусловленный и деградационно-паразитический спектры потребностей;

· что именно принадлежит каждому из них в наши дни.

Это необходимо знать, чувствовать и понимать даже, если человек не собирается делать карьеру и занять со временем пост главы государства, главы правительства или министра экономики. Это необходимо знать, чтобы не позволять «великим» комбинаторам и пустобрёхам дурить людям головы.

И чтобы облегчить освоение этих знаний и помочь освободиться из плена околоэкономических культовых мифов, был опубликован “Краткий курс…”.

Теперь на основе изложенного в этом отступлении от темы можно перейти к дальнейшему рассмотрению взглядов Г.Форда и И.В.Сталина на нормальную хозяйственную деятельность общества.

4.5. Плановое хозяйство большевиков — хозяйство социалистическое

Дав приведённое нами в конце раздела 4.4 определение основного экономического закона социализма, И.В.Сталин далее поясняет его, ясно разграничивая цели и средства их достижения.

«Говорят, что основным экономическим законом социализма является закон планомерного, пропорционального развития народного хозяйства. Это неверно. Планомерное развитие народного хозяйства, а значит, и планирование народного хозяйства, являющееся более или менее верным отражением этого закона, сами по себе ничего не могут дать, если неизвестно, во имя какой задачи совершается плановое развитие народного хозяйства, или, если задача неясна „задача целеполагания рассмотрена нами в Отступлении от темы 6“. Закон планомерного развития народного хозяйства может дать должный эффект „т.е. достижение и устойчивое поддержание жизненно необходимых уровней мощностей отраслей и межотраслевых пропорций“ лишь в том случае, если имеется задача, во имя осуществления которой совершается плановое развитие народного хозяйства. Эту задачу не может дать сам закон планомерного развития народного хозяйства „, поскольку межотраслевые пропорции и абсолютные уровни мощностей сами подчинены целям, определяемым этой задачей“. Её тем более не может дать планирование народного хозяйства „, поскольку целеполагание лежит вне межотраслевых пропорций и методологии планирования“. Эта задача содержится в основном экономическом законе социализма в виде его требований, изложенных выше. Поэтому действия закона планомерного развития народного хозяйства могут получить полный простор лишь в том случае, если они опираются на основной экономический закон социализма. Что касается планирования народного хозяйства, то оно может добиться положительных результатов лишь при соблюдении двух условий: а) если оно правильно отражает требования закона планомерного «— пропорционального -» развития народного хозяйства «т.е., если методология планирования адекватно моделирует межотраслевые пропорции и взаимосвязи, что обеспечивает предсказуемость последствий принятия и осуществления тех или иных решений в области экономической политики», б) если оно сообразуется во всем с требованиями основного экономического закона социализма «, что эквивалентно демографической обусловленности целей общественно-экономического развития, закладываемых в планы, и ориентации системы планирования на гарантированное удовлетворение нравственно здоровых (жизненных) потребностей всех и каждого» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, “Замечания по экономическим вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года”, раздел 7. “Вопрос об основных экономических законах капитализма и социализма”).

Однако приведённый фрагмент (за вычетом наших поясняющих дополнений, помещённых «в угловых скобках») многим, не знающим реальной истории СССР, может показаться пустой болтовней невежественного в практических делах партийного первоиерарха, ничего общего не имеющей с экономической реальностью жизни советского общества.

Многие могут пребывать в таком мнении, ссылаясь на памятную им экономическую реальность жизни в СССР конца застоя и перестройки: дефицит почти во всём — от продуктов питания до мебели, жилья и автомобилей (тогда еще относимых к необязательным в жизни семьи предметам роскоши) и «затоваривание» по каким-то отдельным видам продукции, вроде достигнутого в одно время изобилия хрусталя и ковров; регулярные перебои с поставками в торговую сеть то тех, то иных товаров, начиная от соли, мыла, зубной пасты, сахара и колбасы (которую в некоторые годы видели только Москва, Ленинград, столицы республик и закрытые спецгородки); наряду с этим «распределители», где представители партийной, государственной, научной и прочей номенклатуры — советской “элиты” — получали всё соответственно рангу каждого из них вне зависимости от насыщенности продуктами и услугами общедоступной торговой сети и т.п.

Казалось бы такая реальная практика жизни в СССР подтверждает, что сказанное И.В.Сталиным об основном экономическом законе социализма и его проведении в жизнь на основе планового ведения хозяйства — неоспоримо вздорная, пустая болтовня; что реальная жизнь якобы доказала невозможность плановой экономики, отвечающей жизненным интересам большинства населения.

Но если соотнести приведённый фрагмент из “Экономических проблем социализма в СССР” с Отступлением от темы 6, то становится неоспоримо ясно, что в действительности история СССР после 1953 г., включая и упомянутые экономические неурядицы времён застоя и перестройки, как раз и подтверждает, что И.В.Сталин был прав в своих определениях экономических законов социализма, а после его устранения стратегия общественно-экономического развития строилась и осуществлялась в СССР с грубыми нарушениями как основного экономического закона социализма, так и закона планомерного и пропорционального развития народного хозяйства.

Чтобы показать это, сделаем ещё одно отступление от темы.

* * *

Отступление от темы 7: Послесталинский СССР был государством антисоциалистическим

Что касается основного экономического закона социализма, определяющего цели производства и распределения продукции в обществе, то ни в общей политэкономии социализма, ни в не произошло выявления и разделения деградационно-паразитического и демографически обусловленных спектров потребностей.

Если в период руководства жизнью страны И.В.Сталиным это можно объяснить решением задач общественно-экономического развития страны на основе марксизма, который культура России приняла, но осмыслить в соотнесении с реальной жизнью не успела вследствие отвлечённости интеллектуального потенциала на внутрипартийную борьбу, технико-технологические и организационные аспекты структурной перестройки народного хозяйства в 1920-е — 1930-е годы, сосредоточения сил на достижение победы в Великой Отечественной войне и на последующее восстановление хозяйства и переоснащение вооруженных сил (в том числе ракетным и ядерным оружием), то после завершения послевоенного восстановительного периода и публикации “Экономических проблем социализма в СССР”, махровое пустоцветение и бесплодие общественно-экономических наук в СССР можно объяснить только деградационно-паразитической нравственностью самих учёных: чем нравственно порочнее — тем продажнее, услужливее, выше в иерархии, но при этом — глупее и недееспособнее в выявлении и разрешении реальных проблем жизни и развития общества. Если в период руководства жизнью страны И.В.Сталиным это можно объяснить решением задач общественно-экономического развития страны на основе марксизма, который культура России приняла, но осмыслить в соотнесении с реальной жизнью не успела вследствие отвлечённости интеллектуального потенциала на внутрипартийную борьбу, технико-технологические и организационные аспекты структурной перестройки народного хозяйства в 1920-е — 1930-е годы, сосредоточения сил на достижение победы в Великой Отечественной войне и на последующее восстановление хозяйства и переоснащение вооруженных сил (в том числе ракетным и ядерным оружием), то после завершения послевоенного восстановительного периода и публикации “Экономических проблем социализма в СССР”, махровое пустоцветение и бесплодие общественно-экономических наук в СССР можно объяснить только деградационно-паразитической нравственностью самих учёных: чем нравственно порочнее — тем продажнее, услужливее, выше в иерархии, но при этом — глупее и недееспособнее в выявлении и разрешении реальных проблем жизни и развития общества.

В результате такого безразличия науки и политических деятелей к двум несовместимым друг с другом спектрам потребностей на протяжении десятилетий в доходных статьях бюджета СССР нарастала алкогольная и табачная составляющая. В итоге к середине 1980-х годов на каждый рубль, получаемый бюджетом в результате продажи алкогольных напитков, приходилось от 3 до 5 рублей (по разным оценкам) прямого или косвенного ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту, вызванного авариями, производственным травматизмом и болезнями, прогулами, бракодельством, хулиганством и более тяжкими преступлениями и т.п. результатами деятельности людей под воздействием на их психику алкоголя. Плюс к тому не поддающийся бухгалтерскому учёту ущерб здоровью новых поколений, зачатых и рождённых пьющими родителями, и ущерб культуре, вследствие отсутствия праведного воспитания детей и снижения их генетического потенциала развития под воздействием алкоголя.

То же касается и производства и употребления табачных изделий, а ныне — и прочих травок и синтетических дурманов.

Вследствие этого СССР-Россия в послесталинские времена отставала, отстаёт и в ближайшей перспективе будет отставать от требований времени в массовом разрешении нравственно-этических, научных, технико-технологических и организационных проблем своего развития, что определяет её положение в мире и отношение к ней в других регионах Земли как тамошних “элит”, так и простонародья.

Не приходится говорить и об удовлетворении потребностей людей путём роста и совершенствования всего производства на базе высшей техники. Ранее построенные предприятия работали десятилетиями без обновления их технико-технологической базы. Новые предприятия строились по проектам, предусматривавшим использование старых технологий и морально устаревшего производственного оборудования. Кроме того процветал «долгострой», обусловленный нарушением пропорций между планируемыми объемом строительных работ и мощностями группы отраслей, составляющих строительную промышленность.

Это говорит о том, что в послесталинские годы нарушался не только основной экономический закон социализма, но также систематически нарушался и закон планомерного, пропорционального развития. На наш взгляд, самый яркий пример разорительного нарушения пропорций, проистекающего из ложного целеполагания, т.е. из нарушения основного экономического закона социализма, — это набегово-грабительское «освоение целины» и развитие Вооруженных сил СССР.

Первый целинный урожай был рекордным, превзошедшим все ожидания. Его собрали и… изрядную часть сгноили, потому, что не были заблаговременно созданы инфраструктуры жилья, хранения и переработки зерна, транспорта. Кроме того, в первые годы грабительского набега на целину вследствие применения не соответствующей природным условиям степей Казахстана агротехники, ветровая эрозия унесла в некоторых районах до полуметра поверхностного слоя земли, чем нанесла плодородию почв ущерб, на восполнение которого природе потребуются если не тысячи, то сотни лет.

За это вредительство — биосферно-экологическое преступление — прямую личную ответственность несут: Н.С.Хрущёв, члены ЦК КПСС и депутаты Верховного Совета СССР тех лет, Госплан, соответствующие подразделения АН СССР и ВАСХНИЛ [143], аналитики КГБ СССР. Всех этих бед можно было избежать, если бы всё делалось добронравно по уму в соответствии с основным экономическим законом социализма и в соответствии с законом планомерного пропорционального развития народного хозяйства.

В этом случае сначала бы проложили дороги и построили жилье; в этот период сельскохозяйственное производство вели бы ограниченно, в объемах необходимых для пропитания вновь прибывающего в регион населения; в этом производстве в течение нескольких лет агротехнику привели бы в соответствие с природными условиями региона. А потом на этой основе устойчиво в преемственности поколений, заботясь о поддержании плодородия почв [144], решили бы проблему продовольственной самодостаточности СССР.

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы заблаговременно построить план освоения целинных и залежных земель именно как такую последовательность преемственных и взаимно согласованных действий. Для этого просто было необходимо не относиться к плану как к «планке» на запредельно рекордной высоте, не оперировать абстрактными показателями, раздувая пропагандистскую шумиху, а необходимо было думать о том, что именно, в какой последовательности и кто будет делать, и какие ресурсы для этого необходимы, какие метрологически состоятельные показатели являются основанием для того, чтобы переходить к последующим этапам комплексного плана.

Ещё одно выражение “элитарной” политики принуждения населения к деградационно-паразитическому спектру потребностей — «хрущёвки», “архитектура” которых угнетающе сказывается на психике человека как индивида, и которая своей теснотой (на слэнге тех лет — «малогабаритностью» и «совмещённостью» всего и вся) и малокомнатностью разрушила большую семью нескольких поколений. Этим эпоха «хрущёвок» нанесла трудновосполнимый вред личностному становлению нескольких поколений, поскольку ничто не может восполнить маленькому ребёнку в его личностном становлении каждодневного общения с дедушками и бабушками [145].

Продолжая затронутую тему становления личности, обратимся к широко известному выражению «архитектура — застывшая музыка». И как музыкальный фон (радиовещание, прокручиваемые записи и т.п.) оказывает своё воздействие на психику и деятельность людей, так и архитектурный фон оказывает на них своё воздействие. В учебниках истории древнего мира, по которым все учились в 1960-е — 1970-е гг., рассказывалось о том, как вражеское войско ворвалось в афинский акрополь. Воины увидели Парфенон, статую Афины Паллады, стоящую перед ним на постаменте, обомлели и удалились, не разграбив ничего. Таково воздействие архитектуры если и не идеальной, то более близкой к идеалу, нежели архитектура современных городов. И когда выясняются причины буйства молодняка, подобного дебошу в центре Москвы 9 июня 2002 г., последовавшему в ходе демонстрации на уличных мониторах неудачного для сборной России футбольного матча против Японии, к ним надо присовокупить, что большинство участников этого пьяного дебоша выросли в «архитектурном» (если это можно назвать архитектурой) фоне «вивариев» [146] «хрущёвок».

Часто приходится слышать, что благодаря «хрущёвкам» вырос быстро объем жилищного строительства, что люди переселились из коммуналок и подвалов, что начал разрешаться жилищный кризис в городах [147] и т.п. Но не надо путать два разных и мало связанных друг с другом вопроса: вопрос об архитектурных формах и стиле, и вопрос о материалах, технологиях и конструкциях, применяемых в строительстве. Ничто, кроме антинародного неотроцкистского политического курса, не мешало применять более производительные строительные технологии в сочетании с господством жизнеутверждающего архитектурного стиля, а не в сочетании с архитектурным противоестественным стилем «вивария» — «хрущёвок».

При этом, чтобы повысить отчётный статистический показатель «объем жилищного строительства», во многих «хрущёвках» двери были поставлены не на границах комнат и коридора (либо кухни и коридора), определяемых по прямоугольному контуру помещения, а в коридоре на расстоянии около метра от этой границы. К такому же отчётно-показательному прохиндейству принадлежит в некоторых «хрущёвках» и проход из прихожей на кухню через нишу в большой комнате. Эта ниша возникла за счёт ликвидации стенки, отделявшей большую комнату от коридора, ведущего из прихожей на кухню мимо санблока. Благодаря такого рода архитектурным извращениям каждая комната или кухня, спланированная таким образом, получает дополнительно до двух квадратных метров «полезной площади», которыми пользоваться невозможно, но которые идут в статистическую отчётность о количестве построенного жилья, которые оплачиваются как полезная жилая площадь и учитываются в её составе при постановке граждан на учёт для улучшения жилищных условий. То же касается и лестничных клеток: то, что по ним затруднительно поднять пианино на пятый этаж, — это тема анекдотов той эпохи. А вот то, что миллионам стариков с верхних этажей не выйти на улицу, что гроб не вписывается в габариты лестничных маршей и, чтобы вынести покойника, его надо кантовать, — это реальная жизнь, в которой последствия хрущёвщины предстоит преодолевать не одно десятилетие нескольким поколениям…

Кроме того, «хрущёвкам» неизбежно сопутствуют пресловутые «шесть соток», удаленные подчас более, чем на сто километров от основного места (жилищем это назвать — язык не поворачивается) жительства семьи в большом городе. В итоге:

«Хрущёвки + шесть соток» = «разрушение биоценозов + пустая растрата земельных ресурсов, транспортных и производственных мощностей» в сопоставлении с вариантом застройки городов семейными коттеджами с приусадебными участками и развитием в малых городах и в сельской местности промышленных производств, не требующих большого количества людей.

Также вредительским было и развитие Вооруженных сил СССР в послесталинский период. Для того чтобы в мирное время вооруженные силы были гарантом обороноспособности страны и успешно развивались, на каждого солдата и матроса должно приходиться определённое количество офицерского состава и соответствующей роду войск и военной доктрине количество качественной боевой техники. Чтобы всё это было боеспособным, должна быть развита инфраструктура базирования (жилье для рядового состава и семей комсостава, полигоны и т.п.) и боевой подготовки. Поскольку одни виды вооружений устаревают и морально, и физически и снимаются с вооружения, в народном хозяйстве необходим комплекс модернизационно-реконструкционных и утилизационных отраслей[148].

Оправданное нарушение пропорций в структуре вооружённых сил в сторону наращивания собственно вооружений и численности личного состава боевых подразделений, не обеспечиваемого соответствующим развитием инфраструктур базирования, боевой подготовки, реконструкции, модернизации и утилизации, допустимо в одном единственном случае: если известно, что в ближайшее время начнётся война, в которой избыточное по отношению к пропорциям мирного времени вооружение и личный состав боевых подразделений станут залогом быстрой победы в результате массированного удара по противнику в обороне или в наступлении (или же оно будет уничтожено в ходе боевых действий первого этапа затяжной войны).

Но если государство на протяжении более чем 30 лет (с 1953 по 1985 г.) строит свои вооружённые силы по пропорциям угрожаемого войной периода, — то это предмет особого исследования.

На наш взгляд, в период, начиная с обретения высшей государственной власти Н.С.Хрущевым летом 1953 г. (после устранения Л.П.Берии) и кончая смертью Л.И.Брежнева в 1982 г., представления высших руководителей СССР о реальных процессах глобальной политики вследствие засилья троцкистов второго поколения злоумышленно извращались консультантами от науки (Институт США и Канады) и разведки. Выпивки (и Хрущев, и Брежнев) и курение (Брежнев), бывшие неотъемлемой составляющей жизни и деятельности высшего партийного и государственного руководства (за единичными исключениями), извращая и угнетая психику пьющих и курящих политиков, создавали «благодатную почву» для того, чтобы им можно было внушить всякие ложные представления о намерениях и реальной политике США, НАТО и о течение процессов глобальной политики в целом.

Что касается стран-противников СССР в холодной войне 1946 — 1985 гг., то там многие политики, будучи посвящёнными масонами, действовали осознанно в русле глобального политического сценария масонства; ну, а те, которые сами не были масонами, — тем дурила головы замасоненная разведка и наука их стран. Марксистский троцкизм изначально включал в себя ветвь масонства, поэтому в глобальной политике почти всё было «схвачено» представителями библейской концепции.

В таких условиях пропорции вооруженных сил СССР, деформированные в сторону избыточности вооружений по отношению к инфраструктурам базирования и обеспечения, убеждали всякого, кто не был допущен к глобальной сценаристике, что СССР готовится к тому, чтобы начать войну, а все разговоры о стремлении к мирному сосуществованию двух систем — призваны усыпить бдительность политиков и общественности на Западе.
...59...

В таких условиях пропорции вооруженных сил СССР, деформированные в сторону избыточности вооружений по отношению к инфраструктурам базирования и обеспечения, убеждали всякого, кто не был допущен к глобальной сценаристике, что СССР готовится к тому, чтобы начать войну, а все разговоры о стремлении к мирному сосуществованию двух систем — призваны усыпить бдительность политиков и общественности на Западе.

Кроме того, были и ошибки методологического характера в работе Госпланов СССР и союзных республик и партийно-государственных органов управления хозяйственной деятельностью, вследствие которых даже истинно благие намерения не могли быть осуществлены непригодными для этого средствами.

Так, хотя в советской науке и возникла отрасль под названием «экономическая кибернетика», но экономические «каберне[149]-тики» занимались преимущественно болтовней и приспособлением цитат из западных публикаций к марксистско-ленинской идеологии и материалам очередных съездов КПСС и пленумов ЦК, нежели научно-исследовательской деятельностью и творчеством.

В результате «экономическая кибернетика» не решила задачу целеполагания и не определила прейскурант в качестве финансово-экономического выражения вектора ошибки самоуправления общества; не рассматривала проблему собственных шумов системы и наведённых извне помех на макро— и микро— уровнях экономики и способов их подавления и отстройки от них процессов управления и самоуправления; не выявила проблематику, согласования директивно-адресного (структурного) управления с механизмом рыночной саморегуляции (бесструктурного управления) в едином процессе управления осуществлением планов. А без определённых ответов на вопросы: что есть вектор целей управления? в чём объективно выражается вектор ошибки управления? что может быть использовано в качестве средств управления? какие параметры в процессе управления должны быть свободными? — ни одна управленческая теория не может быть состоятельной основой практики управления. Это касается, как советской экономической кибернетики, так и зарубежной.

Это и многое другое обрекало Госпланы СССР и союзных республик на использование в практике планирования несовершенных и порочных методик моделирования общественно-экономического развития и оптимизации планов.

Чтобы показать, какими идиотскими представлениями о функционировании многоотраслевой производственно-потребительской системы руководствовался Госплан СССР и какие взгляды культивировала экономическая “наука” СССР, приведём выдержку из книги “Плановая сбалансированность: установление, поддержание, эффективность” (авторы В.Д.Белкин, В.В.Ивантер, издательство “Экономика”, Москва, 1983 г., стр. 209):

«Как же оценить продукцию, часть которой произведена сверх желаемого платежеспособного спроса? Это можно сделать в равновесных ценах [150]. Как показано (…) цены на товары, производство которых по сравнению с платежеспособным спросом избыточно, должны быть соответственно ниже цен производства. Ведь излишнее производство — это излишние затраты трудовых, материальных и природных ресурсов, ущерб для общества, снижение экономической эффективности народного хозяйства».

Последняя фраза — выражение частнопредпринимательского, капиталистического способа мышления, не видящего системной целостности многоотраслевого производства и потребления в обществе и ориентированного на извлечение максимума прибыли частным предпринимателем прямо сейчас и всегда.

Это миропонимание — не способное к целеполаганию и оценке эффективности в деятельности государства-суперконцерна. От последней фразы приведенного фрагмента из “Плановой сбалансированности” один логический шаг до рекомендации уничтожить продукцию, избыточную по отношению к платежеспособному спросу при ценах, не обеспечивающих самоокупаемость её производства. Как известно, такое бывало не раз в частнокапиталистической экономике: пшеницу и в море высыпали, и топили зерном электростанции, — чтобы поднять цены в то время, когда население целых регионов в других странах вымирало от голода.

Необходим иной подход к вопросу об эффективности народного хозяйства как системной целостности, предназначенной для гарантированного удовлетворения жизненных потребностей всего населения в преемственности поколений, а не преимущественного удовлетворения деградационно-паразитических потребностей малочисленной “элиты”. Однако вопрос о соотношении объема произведенного сверх платежеспособного спроса и демографической обусловленности потребностей в книге, посвященной плановой сбалансированности в государстве, провозгласившем целью своей деятельности построение «коммунизма», при котором всё бесплатно и без ограничений доступно всем и каждому, даже не ставится.Необходим иной подход к вопросу об эффективности народного хозяйства как системной целостности, предназначенной для гарантированного удовлетворения жизненных потребностей всего населения в преемственности поколений, а не преимущественного удовлетворения деградационно-паразитических потребностей малочисленной “элиты”. Однако вопрос о соотношении объема произведенного сверх платежеспособного спроса и демографической обусловленности потребностей в книге, посвященной плановой сбалансированности в государстве, провозгласившем целью своей деятельности построение «коммунизма», при котором всё бесплатно и без ограничений доступно всем и каждому, даже не ставится.

Но если исходить из того, что производство в обществе ведётся ради удовлетворения жизненных потребностей, то в нормально функционирующей системе производства качество продукции должно соответствовать потребностям и выражающим их стандартам. А цена в такой системе, прежде всего, — ограничитель количества потребителей, отсекающий недостаточно платежеспособную их часть от возможности обрести что-либо или пользоваться чем-то.

Соответственно производство сверх ожидаемого (планового) платежеспособного спроса по демографически обусловленному спектру потребностей представляет собой опережение плана и общественно полезно, поскольку позволит удовлетворить жизненные потребности большего числа людей уже в плановом периоде. Поэтому цены на производимую продукцию должны быть своевременно снижены до уровня, обеспечивающего её сбыт, а «убытки» производителей должны быть покрыты за счёт дотаций. Либо при сохранении прежних цен, обеспечивающих рентабельность производства, потенциальным потребителям должны быть предоставлены целевые субсидии.

А вот мнение по тому же вопросу Г.Форда:

«В наших рассуждениях мы совершенно не придерживаемся статистики и теорий политико-экономов о периодических циклах благосостояния и депрессии. Периоды, когда цены высоки, у них считаются „благополучными“, но, действительно, благополучное время определяется на основании цен, получаемых производителями за их продукты. Нас занимают здесь не благозвучные фразы. Если цены на товары выше, чем доходы народа, то нужно приспособить цены к доходам (выделено нами при цитировании). Обычно, цикл деловой жизни начинается процессом производства, чтобы окончиться потреблением. Но когда потребитель не хочет покупать того, что продает производитель, или у него не хватает денег, производитель взваливает вину на потребителя и утверждает, что дела идут плохо, не сознавая, что он, со своими жалобами, запрягает лошадей позади телеги» (гл. 9. Почему бы не делать всегда хороших дел?”)

Из этого можно понять, что Г.Форд лучше понимал назначение и характер нормального функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы, нежели сотрудники и руководство Госплана СССР спустя 60 лет после выхода в свет книги Г.Форда “Моя жизнь, мои достижения” [151]. Что еще более усугубляет вину Госплана и экономической “науки” СССР, — так это то обстоятельство, что в отличие от Г.Форда они имели практический опыт нескольких десятилетий разработки и осуществления планов, который обязаны были осмыслить. Но карьеристы и чинодралы бесплодны.

Возвращаясь же к вопросу, поднятому авторами “Плановой сбалансированности”, на него следует дать состоятельный ответ:

Налогово-дотационная и эмиссионная политика государства-суперконцерна, каким был СССР, должна обеспечивать в нормальном режиме функционирования поддержание баланса платежеспособности отраслей при превышении планового спектра производства реальным спектром производства, что неизбежно будет сопровождаться снижением цен на производимую продукцию по демографически обусловленному спектру потребностей.Это — нормальный режим функционирования многоотраслевой производственно-потребительской системы нравственно здорового по-человечески развивающегося общества.

Если же продукция произведена и сверх собственных демографически обусловленных потребностей государства, то она может найти сбыт на внешнем рынке (качество должно позволять) либо она может быть предоставлена нуждающимся государствам в качестве безвозмездной или иного рода помощи в русле решения задач глобальной политики своего государства [152]. Но экономическая наука СССР не понимала исключительного положения социалистической государственности как собственника всей кредитно-финансовой системы страны и монопольного настройщика «финансового пресса» на порождение им закона стоимости (т.е. базы прейскуранта номинальных цен и ценовых соотношений) и представляла дело так, будто государственность — один из многих частных пользователей этой системы, который ею может пользоваться до тех пор, пока его деятельность самоокупается при сложившихся ценах и ценовых соотношениях.

Такая позиция была бы правильной по отношению к любой частнокапиталистической государственности, поскольку в них собственниками кредитно-финансовых систем и настройщиками финансовой удавки является надгосударственная ростовщическая корпорация [153].

Не возникла в СССР и отрасль социологической науки, которую можно было бы назвать «юридическая кибернетика», и которая бы занималась рассмотрением и совершенствованием законодательства как системы алгоритмов общественного самоуправления в русле определённой концепции глобальной политики.

Конечно, многое из названного и не названного, но известного по жизни послесталинского СССР, — пороки, бездумно-автоматически унаследованные от эпохи И.В.Сталина и более раннего времени.

Однако в годы сталинизма они были во многом простительны, поскольку были объективно обусловлены тем, что социалистическая революция свершилась в стране, где 85 % населения не умели ни читать, ни писать. И в предвоенные годы выросло первое образованное поколение советского народа. Они осваивали науку (включая и подсунутый им марксизм) и общую культуру прежней правящей “элиты”, унаследовав их от прошлого в готовом виде со всеми пороками, и потому было неизбежно, что статистически преобладающая доля населения в своём миропонимании была не свободна от власти ошибочных и заведомо ложных воззрений и воплощала их в жизнь как должное в своей практической деятельности.

Но после того, как в конце 1952 г. были опубликованы “Экономические проблемы социализма в СССР”, где на многие из названных нами проблем И.В.Сталин также указал прямо или опосредованно в связи с другими вопросами; после того, как началась «оттепель», — в общем-то ничто, кроме продажности, угодничества и злонравия самих ученых, «советской» интеллигенции в целом, ограничивавших их в выборе тематики исследований и сдерживавших в получении нравственно неприемлемых результатов, не мешало им выявить и разрешить теоретически и практически ту комплексную проблему, которую сформулировал С.Окито в интервью, цитированном нами в Отступлении от темы 6.

За годы после 1953 г. — при иной нравственности деятелей науки и политики — вполне можно было освободиться от ошибок и злоупотреблений, свойственных эпохе И.В.Сталина, и развить всё то хорошее, чему было положено начало или придана новая сила в результате Великой Октябрьской социалистической революции, строительства социализма и победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 гг.

Однако злонравные деятели науки и политики (при попустительстве остального населения) всё то, что было хорошего, — довели до абсурда, извратили и затоптали, а то, что было плохого — то развили. В результате возникла перестройка и то, что ныне имеем в качестве промежуточного итога начатых в перестройку реформ.

Всё это показывает, что в приведённых фрагментах из “Экономических проблем социализма в СССР” И.В.Сталин не пустословит. В небольшой по объему работе он просто не имеет возможностей заниматься разъяснением всех частностей и мелких деталей [154] и только выявляет проблемы и ставит задачи, которые на его взгляд необходимо решить всему народу сообща для дальнейшего успешного развития СССР как многонационального общества, в котором каждый может освоить свой генетический потенциал развития и состояться в качестве человека.

Теперь вернёмся к основной теме этого раздела.

* *
*

То, что И.В.Сталин — сторонник социализмаи плановой экономики, это известно, хотя большинство забывают, что он сторонник не плановой экономики «вообще», а плановой экономики, определённо нацеленной на полное удовлетворение жизненных потребностей всех людей в обществе. То, что речь идёт о гарантированном удовлетворении нравственно здоровых потребностей, подразумевает сама Идея социализма и справедливости в жизни общества в её развитии в каждую историческую эпоху.Теперь обратимся ко взглядам Г.Форда. Ранее нами было приведено мнение Г.Форда о главном недостатке системы частнокапиталистического предпринимательства как системы производства и распределения продукции в обществе:

«Нынешняя система не даёт высшей меры производительности, ибо способствует расточению во всех его видах; у множества людей она отнимает продукт их труда. Она лишена плана. Всё зависит от степени планомерности и целесообразности».

Из этого можно понять, что Г.Форд и И.В.Сталин едины во мнении:

Народное хозяйство (а в перспективе и мировое хозяйство всего человечества) должно быть плановым, по существу — социалистическим, и оно должно гарантировано в преемственности поколений обеспечивать удовлетворение жизненных потребностей добросовестно участвующих в хозяйственной деятельности тружеников, т.е. большинства общества.

Но у кого-то может возникнуть подозрение, что приведённое мнение частного предпринимателя, капиталиста Г.Форда — какая-то его случайная, т.е. немотивированная оговорка или же некая двусмысленность, вырвав которую из контекста [155], мы пытаемся обосновать ссылкой на авторитет Г.Форда необходимость планового начала в экономике как на микро-, так и на макро— уровнях и по существу — социалистический характер производственно-потребительских взаимоотношений людей в обществе. Поэтому обратимся к другим местам книги Г.Форда, в которых вопрос о необходимости планирования в экономике на макро— и микро— уровнях и об отношении к капиталу предпринимателей и остального общества — главная тема:

«Я подразумеваю под бедностью недостаток пищи, жилья и одежды как для индивидуума, так и для семьи. Разница в образе жизни будет существовать всегда „это — отрицание казарменно-уравнительного псевдосоциализма“. Бедность может быть устранена только избытком. В настоящее время мы достаточно глубоко проникли в науку производства, чтобы предвидеть день, когда производство, как и распределение, будут совершаться по таким точным методам, что каждый будет вознагражден по своим способностям и усердию.

Первопричина бедности, по моему мнению, заключается прежде всего в недостаточном соответствии между производством и распределением как в промышленности, так и в сельском хозяйстве, в отсутствии соразмерности между источниками энергии и её эксплуатацией (выделено нами при цитировании) [156]. Убытки, происходящие от этого несоответствия, огромны. Все эти убытки должно уничтожить разумное, служащее делу руководительство. До тех пор, пока руководитель будет ставить деньги выше служения, убытки будут продолжаться. Убытки могут быть устранены только дальновидными, а не близорукими умами. Близорукие в первую голову думают о деньгах и вообще не видят убытков. Они считают подлинное служение альтруистическим «т.е. заведомо убыточным», а не доходнейшим делом в мире (выделено при цитировании нами) [157]» (гл. 13. “К чему быть бедным?”).

«Никогда еще на земле не было избытка продуктов — иначе должен был бы быть избыток счастья и благосостояния, несмотря на это, мы видим по временам странное зрелище, что мир испытывает товарный голод, а индустриальная машина — трудовой голод. Между двумя моментами — между спросом и средствами его удовлетворения — вторгаются непреодолимые денежные затруднения „, во многом вызванные ростовщичеством банков и биржевыми спекуляциями“. Производство, как и рабочий рынок, — колеблющиеся, неустойчивые факторы. Вместо того, чтобы постоянно идти вперед, мы подвигаемся толчками, то слишком быстро, то стоим на месте. Если имеется много покупателей, мы говорим о недостатке товаров, если никто не хочет покупать, — о перепроизводстве. Я лично знаю, что мы всегда имели недостаток товаров и никогда — перепроизводства (выделено нами при цитировании). Возможно, что по временам наблюдался избыток в каком-либо неподходящем сорте товара, но это не перепроизводство — это производство, лишённое плана. Быть может, на рынке лежат иногда большие количества слишком дорогих товаров. Но и это точно так же не перепроизводство, — а либо ошибочное производство, либо ошибочная капитализация «т.е. попытка извлечь сверхприбыль путём завышения цены». Дела идут хорошо или худо, смотря по тому, хорошо или худо мы их ведём. Почему мы сеем хлеб, разрабатываем рудники или производим товары? Потому, что люди должны есть, обогреваться, одеваться и иметь необходимые предметы обихода. Нет никаких других оснований, однако это основание постоянно прикрывается, люди изворачиваются не для того, чтобы служить обществу «т.е. другим людям», а чтобы зарабатывать деньги«для себя» (выделено нами при цитировании) [158]. А всё лишь оттого, что мы изобрели финансовую систему, которая, вместо того, чтобы быть удобным средством обмена, иногда является прямым препятствием для обмена [159]. Но об этом после. Это всё были рассуждения Г.Форда о бедствиях, вызванных отсутствием планового начала, которые можно было бы воспринять как сетования — ни к чему не обязывающие, и ни к чему не зовущие. Однако в общем контексте книги Г.Форда это не так. В ней он прямо высказывается об объективно созревшей необходимости включения планового начала в хозяйственную деятельность общества в главе 7:

«Существует слишком много гипотез о том, какова должна быть истинная природа человека, и слишком мало думают о том, какова она в действительности. Так, например, утверждают, что творческая работа возможна лишь в духовной области. Мы говорим о творческой одаренности в духовной сфере: в музыке, живописи и других искусствах. Положительно, стараются ограничить творческие функции вещами, которые можно повесить на стену, слушать в концертном зале или выставить как-нибудь напоказ — там, где праздные и разборчивые люди имеют обыкновение собираться и взаимно восхищаться своей культурностью (выделено нами при цитировании) [163]. Но тот, кто поистине стремится к творческой активности, должен отважиться вступить в ту область, где царствуют более высокие законы, чем законы звука, линии и краски, — он должен обратиться туда, где господствует закон личности. Нам нужны художники, которые владели бы искусством индустриальных отношений. Нам нужны мастера индустриального метода с точки зрения как производителя, так и продуктов. Нам нужны люди, которые способны преобразовать бесформенную массу в здоровое, хорошо организованное целое в политическом, социальном, индустриальном и этическом отношениях. Мы слишком сузили творческое дарование и злоупотребляли им для тривиальных целей (выделено нами при цитировании) [164].

Нам нужны люди, которые могут составить план работы для всего, в чём мы видим право, добро и предмет наших желаний. Добрая воля и тщательно выработанный план работы могут воплотиться в дело и привести к прекрасным результатам. Вполне возможно улучшить условия жизни рабочего не тем, чтобы давать ему меньше работы, а тем, чтобы помогать ему увеличить её. Если мир решится сосредоточить свое внимание, интерес и энергию на создании планов для истинного блага и пользы человечества, то эти планы могут превратиться в дело. Они окажутся солидными и чрезвычайно полезными как в общечеловеческом, так и в финансовом отношениях (выделено в отдельный абзац нами при цитировании).

Чего не хватает нашему поколению, так это глубокой веры, внутреннего убеждения в живой и действительной силе честности, справедливости и человечности в сфере индустрии. Если нам не удастся привить эти качества к индустрии, то было бы лучше, если бы её вовсе не существовало. Более того, дни индустрии сочтены, если мы не поможем этим идеям стать действительной силой. Но этого можно достигнуть, мы стоим уже на верном пути (выделено в отдельный абзац нами при цитировании). (гл. 7. “Террор машины”). [165]

В своей оценке перспектив Г.Форд ошибся: дни индустрии не оборвались. Однако в своём ощущении, что в исторически сложившемся к тому времени (ещё только 1922 г.) виде индустрия не имеет права на существование, Г.Форд оказался прав: глобальный биосферно-экологический кризис, — неоспоримый атрибут жизни человечества в последней четверти ХХ века и в обозримой перспективе ХХI века, — прямое следствие преобладания тех принципов хозяйствования, которые заблаговременно предостерегающе порицал Г.Форд, предлагая обществу альтернативу.

Однако вопрос об альтернативных принципах организации хозяйственной деятельности на основе демографически обусловленного целеполагания и планирования в долгосрочной очерёдности преемственных планов связан с вопросом о том, как понимается свобода человека в обществе. И в зависимости от ответа на этот вопрос переход к этой альтернативе частнокапиталистическому предпринимательству и стихии «свободного рынка» либо возможен по доброй волей, либо неизбежен под давлением разного рода обстоятельств как внесоциальных (биосферно-экологический кризис и падение уровня телесного и психического здоровья людей), так внутрисоциальных (общественно-политическая деятельность, непреклонная инициатива наиболее понимающей части общества).

И.В.Сталин о правах и свободе личности в одном из данных им интервью высказался так:

«Мне трудно представить себе, какая может быть “личная свобода” у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб [166]. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода [167]» (из беседы с председателем газетного объединения Роем Говардом 1 марта 1936 г.).Нам нужны люди, которые могут составить план работы для всего, в чём мы видим право, добро и предмет наших желаний. Добрая воля и тщательно выработанный план работы могут воплотиться в дело и привести к прекрасным результатам. Вполне возможно улучшить условия жизни рабочего не тем, чтобы давать ему меньше работы, а тем, чтобы помогать ему увеличить её. Если мир решится сосредоточить свое внимание, интерес и энергию на создании планов для истинного блага и пользы человечества, то эти планы могут превратиться в дело. Они окажутся солидными и чрезвычайно полезными как в общечеловеческом, так и в финансовом отношениях (выделено в отдельный абзац нами при цитировании).

Чего не хватает нашему поколению, так это глубокой веры, внутреннего убеждения в живой и действительной силе честности, справедливости и человечности в сфере индустрии. Если нам не удастся привить эти качества к индустрии, то было бы лучше, если бы её вовсе не существовало. Более того, дни индустрии сочтены, если мы не поможем этим идеям стать действительной силой. Но этого можно достигнуть, мы стоим уже на верном пути (выделено в отдельный абзац нами при цитировании). (гл. 7. “Террор машины”). [165]

В своей оценке перспектив Г.Форд ошибся: дни индустрии не оборвались. Однако в своём ощущении, что в исторически сложившемся к тому времени (ещё только 1922 г.) виде индустрия не имеет права на существование, Г.Форд оказался прав: глобальный биосферно-экологический кризис, — неоспоримый атрибут жизни человечества в последней четверти ХХ века и в обозримой перспективе ХХI века, — прямое следствие преобладания тех принципов хозяйствования, которые заблаговременно предостерегающе порицал Г.Форд, предлагая обществу альтернативу.

Однако вопрос об альтернативных принципах организации хозяйственной деятельности на основе демографически обусловленного целеполагания и планирования в долгосрочной очерёдности преемственных планов связан с вопросом о том, как понимается свобода человека в обществе. И в зависимости от ответа на этот вопрос переход к этой альтернативе частнокапиталистическому предпринимательству и стихии «свободного рынка» либо возможен по доброй волей, либо неизбежен под давлением разного рода обстоятельств как внесоциальных (биосферно-экологический кризис и падение уровня телесного и психического здоровья людей), так внутрисоциальных (общественно-политическая деятельность, непреклонная инициатива наиболее понимающей части общества).

И.В.Сталин о правах и свободе личности в одном из данных им интервью высказался так:

«Мне трудно представить себе, какая может быть “личная свобода” у безработного, который ходит голодным и не находит применения своего труда. Настоящая свобода имеется только там, где уничтожена эксплуатация, где нет угнетения одних людей другими, где нет безработицы и нищенства, где человек не дрожит за то, что завтра может потерять работу, жилище, хлеб [166]. Только в таком обществе возможна настоящая, а не бумажная, личная и всякая другая свобода [167]» (из беседы с председателем газетного объединения Роем Говардом 1 марта 1936 г.).

Как отмечалось ранее, высокий уровень социальной защищенности личности в обществе, включая гарантии экономических — по их существу созидательных и потребительских — прав и свобод, требует управления — демографически обусловленного целеполагания и целесообразного регулирования производственного продуктообмена во многоотраслевой производственно-потребительской системы, от которой общество получает подавляющее большинство потребляемых им благ.

Спустя 11 лет (в год смерти Г.Форда) беседа И.В.Сталина с очередным западным интервьюером содержит обсуждение вопроса о необходимости регулирования производства и распределения в народном хозяйстве с целью освобождения таким путём от порочной цикличности экономических депрессий и внутриобщественных неурядиц, ими вызываемых.

«И.В.Сталин спрашивает: “А деловые люди? Захотят ли они быть регулируемыми и подвергаться ограничениям?”

Стассен говорит, что деловые люди обычно возражают против этого.

И.В.Сталин замечает, что, конечно, они будут возражать» (из беседы с неким Стассеном 7 апреля 1947 г.).

По существу своим ответом Стассен подтвердил правоту И.В.Сталина в высказанном им Г.Уэллсу неприятии утверждения о доброте буржуазии. В другом аспекте вопрос о необходимости государственного регулирования частного предпринимательства — это вопрос о частной и общественной собственности на средства производства и вопрос о взаимоотношениях государственности и любого члена общества, и в особенности — предпринимателей.
...65...

«И.В.Сталин спрашивает: “А деловые люди? Захотят ли они быть регулируемыми и подвергаться ограничениям?”

Стассен говорит, что деловые люди обычно возражают против этого.

И.В.Сталин замечает, что, конечно, они будут возражать» (из беседы с неким Стассеном 7 апреля 1947 г.).

По существу своим ответом Стассен подтвердил правоту И.В.Сталина в высказанном им Г.Уэллсу неприятии утверждения о доброте буржуазии. В другом аспекте вопрос о необходимости государственного регулирования частного предпринимательства — это вопрос о частной и общественной собственности на средства производства и вопрос о взаимоотношениях государственности и любого члена общества, и в особенности — предпринимателей.

В чём состоит существо права собственности на средства производства? в чём различие частной и общественной собственности на средства производства? — это вопросы, также принадлежащие к тому множеству вопросов, на которые нет внятных, взаимно согласованных и подтверждаемых жизнью ответов в традиционной политэкономии, включая и марксистскую версию политэкономии вообще, и политэкономии социализма в частности. Поэтому внесём определённость в понимание этих вопросов.

Право собственности — одно из многих прав, признаваемых самыми разными обществами. Оно реализуется субъектами-собственниками в отношении собственности, т.е. объектов собственности. Реализуется оно как по оглашению, так и по умолчанию. При этом оглашения могут в жизненной практике подавляться действием умолчаний, сопутствующих оглашению. Пример чему нарушение библейской заповеди «не укради» библейским же предписанием иудеям международного ростовщичества на расовой корпоративной основе, т.е. предписание «крадите и главное — заботьтесь о том, чтобы все думали, что этот способ воровства разрешён самим Богом и только вам» (см. Приложение в конце книги).

В концепциях общественного устройства, исходящих из благонравия, объектами собственности не могут быть люди ни гласно (рабовладение, феодализм, крепостное право), ни по умолчанию (частнопредпринимательский капитализм в ростовщической удавке, или в удавке персональных «авторских» прав на объекты «интеллектуальной» собственности).

Из всех прав собственности особое место занимает понятие права собственности на средства производства, поскольку из него прямо или косвенно проистекает многое в законодательном регулировании экономической жизни общества.

Понятие «право собственности на средства производства» содержательно раскрывается единственно как право управления производством и распределением продукции либо непосредственно, либо через доверенных лиц.

Понятие права на такие объекты собственности, как земля, её недра, воды и другие природные ресурсы содержательно раскрывается только, как право организовать труд людей с использованием этих природных ресурсов; а также как право ограничить доступ к непроизводственному их использованию (например, для отдыха и т.п.).

Право (в смысле субъективное право, учрежденное обществом) и стоимость — категории, присущие социальной организации, а не природе. При покупке такого рода прав оплачивается всегда результат трудовой деятельности человека: в прошлом, в настоящем или возможный в будущем результат. Либо оплата «стоимости природных ресурсов и благ», которые стоимостью как объективным природным свойством не обладают, представляет собой ограничение номинальной платежеспособностью возможностей пользования ими, а также создание источников для оплаты работ, способствующих их воспроизводству силами самой природы.

Понятия частной и общественной собственности связаны с общественным разделением профессионализма и его воспроизводством при смене поколений в общественном объединении труда. Они содержательно раскрываются через то, как формируется круг управленцев.

Собственность частная, если персонал, занятый обслуживанием средств производства в их совокупности, не имеет осуществимой возможности немедленно отстранить от управления лиц, не оправдавших их доверия, и нанять или выдвинуть из своей среды новых управленцев.

Собственность общественная, если управленцы, утратившие доверие, не справившиеся с обязанностями по повышению качества управления, немедленно могут быть устранены из сферы управления по инициативе персонала, занятого обслуживанием данной совокупности средств производства, основой чего является условие: социальной базой управленческого корпуса не может быть замкнутая социальная группа, вход в которую закрыт для представителей и выходцев из иных социальных групп. Общественную собственность на что-либо в её управленческом существе невозможно ввести законом, поскольку:

· если господствует взгляд, что общественное де-юре — это , то бесхозное де-факто станет частным персональным или корпоративным.

· кроме того, юридическое введение общественной собственности осуществимо только при определённом уровне развития культуры общества, нравственности и миропонимания, по крайней мере, — политически активной его части.

Право же отстранить управленца от должности, — неотъемлемо свойственное общественной собственности — может быть общественно полезным только, если персонал отдаёт себе отчёт в том, что единственной причиной для отстранения управленца является его неспособность управлять с необходимым уровнем качества по поддерживаемой обществом концепции общественной жизни. В частности, причиной для немедленного отстранения может быть использование управленческой должности кем-либо для личного и семейно-кланового обогащения за счёт явного воровства, финансового аферизма, создания и поддержания возможностей к получению монопольно высоких зарплат и прочего, что наносит прямой и косвенный ущерб окружающим и потомкам.

Иными словами, право общественной собственности проистекает из миропонимания отдельных лиц, составляющих общество в целом, и традиций культуры, воспроизводимых бессознательно (автоматически), а не из юридических деклараций. То есть:

Сначала в культуре общества и в психологии людей должен возникнуть нравственно—мировоззренческий базис, обращающий собственность на средства производства коллективного пользования в общественную вне зависимости от её юридического оформления, а только после этого господство общественной собственности де-факто выразит себя в практике управления многоотраслевой производственно-потребительской системы общества и утвердит себя юридически.

Если есть только юридические формы, но нравственно-мировоззренческий базис отсутствует, то «общественная» де-юре собственность обречена быть де-факто , как это и было большей частью в СССР на протяжении всей его истории, хотя и по разным причинам в разные периоды.

Частная собственность может быть как личной (семейно-клановой), так и “элитарно”-корпоративной. При этом корпорация может быть оформлена юридически как привилегированный класс (дворянство) или сословие (купечество в России), а может быть и не оформленной юридически, но действовать мафиозно (как бюрократия в СССР). В случае частной корпоративной собственности она по форме может выглядеть и быть оформлена юридически как общественная. В СССР «общенародная» государственная и кооперативно-колхозная собственность формально выступали как общественная, но по причине “элитарной” замкнутости и неподконтрольности обществу «номенклатуры» бюрократии, начавшей из поколения в поколение воспроизводить саму себя в династиях, вся «общественная» собственность реально стала частной “элитарно”-корпоративной при попустительстве остального населения СССР. В этом выразилась реальная нравственность, господствовавшая в беспартийной части общества и в КПСС. В перестройку и «демократизацию» под этот реальный жизненный факт просто стали подводить юридическое обоснование [168].

Теперь, после того, как внесена ясность понимания вопроса о собственности на средства производства и вопроса об отличии общественной собственности на средства производства от частной собственности на них (как личной, так и корпоративной) обратимся к воззрениям Г.Форда на капитал.

«Капитал, проистекающий сам собой из предприятия, употребляемый на то, чтоб помогать рабочему идти вперед и поднять свое благосостояние, капитал, умножающий возможности работы и одновременно понижающий издержки по общественному служению, будучи даже в руках одного лица, не является опасностью для общества. Он ведь представляет собой исключительно ежедневный запасный рабочий фонд, доверенный обществом данному лицу и идущий на пользу общества. Тот, чьей власти он подчинен, отнюдь не может рассматривать его как нечто личное. Никто не имеет права считать подобный излишек личной собственностью, ибо не он один его создал. Излишек есть общий продукт всей организации» (выделено нами при цитировании, гл. 13. “К чему быть бедным?”). Как можно из этого понять, хотя юридически Г.Форд — один из частных собственников-капиталистов, совладельцев на основе акционирования «Форд моторс», однако он фактически расценивает и «Форд моторс», и все остальные предприятия в США и в остальном мире в качестве достояния общественной собственности народов и человечества в целом, которое находится под управлением тех или иных лиц персонально. И хотя он не вдаётся в рассмотрение вопроса о том, кому персонально общество доверило управление той или иной общественной собственностью, а кто узурпировал управление ею и, эксплуатируя невежество людей и пороки исторически сложившейся культуры, злоупотребляет юридическим правом частной собственности, — по существу сказанного им Г.Форд оказывается сторонником социализма.

Это обстоятельство и объясняет клеветнический характер марксистских статей о Г.Форде и его деятельности:

В ХХ веке психические троцкисты [169] и их закулисные хозяева претендовали не на построение действительно социалистического общества, а на рабовладение [170] на основе монопольной эксплуатации в форме марксизма-ленинизма Идей социализма и справедливости в устройстве общественной жизни и потому видели в реально социалистическом «фордизме» опасность для этого проекта.

С другой стороны, то, что Г.Форд выразил идеи социализма свободно и независимо от современной ему и вряд ли не знакомой для него марксистской писанины и болтовни, — только говорит в пользу его, в данном случае, здравомыслия, поскольку действительный социализм на основе марксизма — при всём субъективном желании многих искренних коммунистов в России и вне её быть верными марксизму — объективно неосуществим по двум причинам принципиального характера:

· Философия с «основным» вопросом «что первично: материя? либо сознание?» уводит от решения задачи о предсказуемости последствий с целью выбора наилучшего варианта поведения, без чего невозможно управление по полной функции. Иными словами, если Вы заблаговременно не предвидите своих возможных действий и их последствий, то как Вы можете осознанно избрать действие, ведущее к осуществлению осознанно намеченных вами целей?

· “Политэкономия” марксизма построена на вымышленных категориях, которые не поддаются измерению в ходе хозяйственной деятельности («необходимый продукт», «прибавочный продукт» — различите их на складе готовой продукции; «необходимое рабочее время», «прибавочное рабочее время» — найдите часы, которые показывали бы рубеж перехода «необходимого» времени в «прибавочное»; объективно не измеримые «трудозатраты» во многих видах деятельности, положенные в основу теории ценообразования; рассчитанное на согласие с ним идиотов возведение бухгалтерской операции «перенос стоимости» — т.е. чисел — со счёта на счёт, полностью обусловленной действующим законодательством, в ранг якобы объективно существующего экономического процесса — переноса объективно не измеримой стоимости средств производства на выпускаемую продукцию и т.п.). Вследствие этого марксистская политэкономия не может быть связана с бухгалтерским учётом (социализм, — по одному из афористичных определений В.И.Ленина, — это «учёт и контроль»), на основе которого строится управление на микроуровне в экономике и который порождает статистику, необходимую для анализа, моделирования, планирования и управления на макроуровне многоотраслевой производственно-потребительской системой. [171]

Вернёмся к цитируемому месту в книге Г.Форда. Г.Форд продолжает:

«Правда, идея одного освободила общую энергию и направила её к одной цели, но каждый рабочий явился участником в работе. Никогда не следует рассматривать предприятие, считаясь только с настоящим временем и причастными к нему лицами. Предприятие должно иметь возможность развиваться. Всегда следует платить высшие ставки. Каждому участнику должно быть дано приличное содержание, безразлично какую бы роль он ни играл.

Капитал, который не создает постоянно новой и лучшей работы, бесполезнее, чем песок. Капитал, который постоянно не улучшает повседневных жизненных условий трудящихся и не устанавливает справедливой платы за работу, не выполняет своей важной задачи. Главная цель капитала — не добыть как можно больше денег, а добиться того, чтобы деньги вели к улучшению жизни» (гл. 13. “К чему быть бедным?”).Капитал, который не создает постоянно новой и лучшей работы, бесполезнее, чем песок. Капитал, который постоянно не улучшает повседневных жизненных условий трудящихся и не устанавливает справедливой платы за работу, не выполняет своей важной задачи. Главная цель капитала — не добыть как можно больше денег, а добиться того, чтобы деньги вели к улучшению жизни» (гл. 13. “К чему быть бедным?”).

Какой вывод следует сделать из двух последних абзацев, хотя Г.Форд сам его и не сделал? — Если сказано, что «никогда не следует рассматривать предприятие, считаясь только с настоящим временем и причастными к нему лицами. Предприятие должно иметь возможность развиваться. (…) Капитал, который постоянно не улучшает повседневных жизненных условий трудящихся и не устанавливает справедливой платы за работу, не выполняет своей важной задачи. Главная цель капитала — не добыть как можно больше денег „его владельцам лично“, а добиться того, чтобы деньги вели к улучшению жизни „всех“, то, сказав это «А», следует сказать и «Б». А именно:

Поскольку капитал по своему существу и происхождению — общественное достояние, а не личная или семейная собственность, то управление капиталом должно во всех случаях передаваться не юридическим наследникам-родственникам соответственно их очередности прав наследования или завещания о разделе имущества между членами семьи, как это имеет место по отношению к личной или семейной собственности, но лучшему по нравственно-этическими и профессиональным качествам из числа управленцев-кандидатов на замещение должности высшего руководителя предприятия вне зависимости от его происхождения и вне зависимости от того, как эта должность называется — владелец, председатель совета директоров, генеральный директор, топ-менеджер и т.п.

Хотя сам Г.Форд этого не сделал, передав управление «Форд моторс» своим родственникам [172], но он вплотную подошёл к тому, чтобы стереть этот рубеж и тем самым обратить юридически частную собственность на средства производства в общественную — юридически и фактически.

Только в варианте наследования права управления предприятием достойнейшим из претендентов — вне зависимости от его прав наследования семейной собственности основателя фирмы — «капитал, умножающий возможности работы и одновременно понижающий издержки по общественному служению, будучи даже в руках одного лица, не является опасностью для общества».

Однако еще раз подчеркнём, что право общественной собственности на средства производства проистекает из миропонимания как отдельных лиц, так и общества в целом, и не может быть осуществлено вопреки господствующим нравственности и миропониманию законодательно [173].

Сначала в культуре общества и в психологии людей должен возникнуть нравственно—мировоззренческий базис, обращающий собственность на средства производства коллективного пользования в общественную вне зависимости от её юридического оформления, а только после этого господство общественной собственности де-факто выразит себя в практике управления многоотраслевой производственно-потребительской системы общества и утвердит себя юридически.

Только при наличии в культуре общества такого устойчивого в преемственности поколений нравственно-мировоззренческого базиса возможно как отстранение от руководства несоответствующих управленцев по инициативе снизу, так и передача управленческих должностных полномочий наиболее достойному продолжателю дела его руководителем.

Но такого нравственно-мировоззренческого базиса не было ни в США во времена Г.Форда, ни в России к 1917 г. Не сложился он и в СССР, где общественное, особенно в послесталинские времена, расценивалось большинством как бесхозное «ничьё», которое якобы можно по способности разрушать, чтобы обломки приспособить к своим личным или семейным нуждам. Вследствие этого и стал возможным развал СССР и приватизация «советского наследства» финансовыми и биржевыми аферистами-мародерами при попустительстве и соучастии остального менее преуспевшего в стяжании населения.

При господстве же в обществе понимания того, что общественная собственность — личная собственность каждого, та её доля, которую он сам выделяет (непосредственно или опосредованно через институты его государства) из своего исключительного личного или семейного пользования в общее пользование более или менее широкого круга лиц, — развал СССР и приватизация «советского наследства» были бы невозможны. Попытки действовать в этом направлении расценивались бы политически активной частью населения как выражение явного сумасшествия либо как целеустремлённая агрессия носителей деградационно-паразитической нравственности и встретили бы эффективное упреждающее противодействие настоящих, т.е. концептуально властных большевиков-коммунистов. Часть II Исторический опыт большевизма в ХХ веке и перспективы

5. Итоги «фордизма» как американской попытки большевизма в ХХ веке

Г.Форд в возрасте 59 лет, будучи уже умудрённым жизнью человеком, в своей книге “Моя жизнь, мои достижения” в 1922 г. — в год образования СССР [174] — высказал пожелание, которое мы уже приводили ранее в разделе 4.4:

«Нужно создать систему, которая не зависела бы ни от доброй воли благомыслящих, ни от злостности эгоистических работодателей. Но для этого нужно найти первое условие, реальный фундамент».

Сам он своим личным примером управления «Форд моторс» показывал, что переход общества к иному более эффективному способу производства продукции, ориентированному на гарантированное удовлетворение жизненных потребностей большинства, более или менее добросовестно участвующего в работе на благо всего общества, — дело вполне реальное и осуществимое.

Г.Форд это доказал практически на уровне микроэкономики в условиях библейско-талмудической деградационно-паразитической макроэкономики, построенной на принципах мафиозно организованного господства ростовщичества и биржевых спекуляций, поддерживаемых всею мощью государства и его юридической машины.

При этом Г.Форд как предприниматель действовал только на уровне микроэкономики, не имея властных полномочий изменить законодательство и государственное устройство США так, чтобы они соответствовали принципам «фордизма» — первой американской версии большевизма по его существу. Понимая ограниченность такого рода возможностей, Г.Форд в 1918 г. приобрёл газету “Дирборн индепендент” [175] и с её страниц высказывал свои взгляды на исторически сложившуюся организацию общественной экономической и политической жизни США и мира, и противопоставлял ей принципы «фордизма» как организационную основу иного образа жизни цивилизации, зависимой от техносферы и производственно-распределительной системы.

Однако Г.Форд не добился успеха как пропагандист идей и лидер общественной инициативы по преображению общественной жизни. Более того, ему было предложено прекратить свою общественно-политическую деятельность под угрозой разорения. После начала публикаций в “Дирборн индепендент” статей по общественно-политическим и экономическим вопросам и роли в них еврейства Г.Форд столкнулся с организованным противодействием распространению газеты и свободному обсуждению в обществе затронутой им проблематики. Это противодействие усилилось после выхода в свет книги “Международное еврейство”, в которую были собраны статьи, опубликованные в “Дирборн индепендент” в предшествующие годы. Кампания давления и травли против Г.Форда продолжалась на протяжении всех 1920-х гг. и завершилась тем, что, видя отсутствие деятельной поддержки высказываемых им общественно-политических и экономических воззрений в современном ему обществе, Г.Форд прекратил публичную политическую деятельность.

В ходе этой многолетней антифордовской кампании было разное. Так владелец кинофирмы “ХХ век и Фокс” от имени еврейской “общественности” США написал Г.Форду письмо, в котором предлагал ему прекратить выступления по “еврейскому вопросу”, а в противном случае обещал включать в выпускаемую им кинопродукцию кадры кинохроники с разбитыми в автокатастрофах исключительно фордовскими автомобилями, сопровождая их соответствующими пояснениями о количестве погибших, пострадавших и технических причинах происшествий. А завершилась эта кампания тем, что Г.Форду был предъявлен для подписания текст отречения от всего им ранее опубликованного по “еврейскому вопросу” с извинениями перед еврейской “общественностью”.

«Детали извинения и отречения были выработаны его „Г.Форда“ двумя представителями и двумя широко известными еврейскими деятелями: Льюисом Маршаллом и конгрессменом Натаном Перельманом. Маршалл написал текст отречения, которое, он надеялся, станет основой для фордовского извинения перед еврейством и… выставит автомобильного титана в смешном свете. “Если бы у меня были его деньги, — цинично сказал Маршалл в разговоре с близким другом, — я не подписал бы такого унизительного заявления и за 100 миллионов долларов!” К величайшему удивлению Маршалла письмо отречения было опубликовано без единой правки, и под ним стояла подпись Форда.

В этом письме упор делался на «чрезвычайную занятость» крупного бизнесмена, не дававшую ему возможности уделять должного внимания статьям, выходившим в “Дирборн индепендент”. Признавалось, что обвинения против евреев носили злонамеренный, несправедливый и фальшивый характер. «Великий Форд» смиренно просил прощения у “многострадального еврейского народа” за «непроверенные утверждения и ошибки», содержавшиеся в его газете.
...70...

«Детали извинения и отречения были выработаны его „Г.Форда“ двумя представителями и двумя широко известными еврейскими деятелями: Льюисом Маршаллом и конгрессменом Натаном Перельманом. Маршалл написал текст отречения, которое, он надеялся, станет основой для фордовского извинения перед еврейством и… выставит автомобильного титана в смешном свете. “Если бы у меня были его деньги, — цинично сказал Маршалл в разговоре с близким другом, — я не подписал бы такого унизительного заявления и за 100 миллионов долларов!” К величайшему удивлению Маршалла письмо отречения было опубликовано без единой правки, и под ним стояла подпись Форда.

В этом письме упор делался на «чрезвычайную занятость» крупного бизнесмена, не дававшую ему возможности уделять должного внимания статьям, выходившим в “Дирборн индепендент”. Признавалось, что обвинения против евреев носили злонамеренный, несправедливый и фальшивый характер. «Великий Форд» смиренно просил прощения у “многострадального еврейского народа” за «непроверенные утверждения и ошибки», содержавшиеся в его газете.

Отречение Форда было встречено с нескрываемой радостью “еврейской общественностью”. “Антисемиты всего мира в трауре!” — захлебывалась от удовлетворения идишистская [176] печать. Однако раскаялся ли в самом деле «гордый американец»?

После смерти Форда выяснилось, что никаких апологий перед евреями он не подписывал. Подписи под отречением и извинительным письмом Шапиро [177] были подделаны его помощником — Гарри Беннетом, рассказавшим об этом на страницах журнала “Тру” [178] в 1951 году: “Я позвонил Форду. Я сказал ему, что “апология уже начертана”, и добавил: “Она выглядит прескверно”. Я попытался зачитать ему текст по телефону, но он остановил меня. Тогда я воспроизвёл подпись Форда на документе. Я всегда умел подписываться за него очень правдоподобно. Затем я подал бумагу Уинтермейеру и Маршаллу. Подпись была заверена, и на этом дело исчерпано”» (“Международное еврейство”, «Москвитянин», 1993 г., стр. 22, 23 — предисловие издателей).

В связи с тем, что отречения Г.Форда реально не было, необходимо упомянуть еще один факт, приводимый в цитированном предисловии к “Международному еврейству”:

«Так, Бернард Барух был назван „Г.Фордом“ „консулом Иуды в Америке“, „всесильным евреем“ и „самым могущественным человеком“ в дни войны „первой мировой ХХ века“. Когда американские репортёры попросили Баруха прокомментировать данные ему “титулы”, ближайший советник всех президентов США в первой половине ХХ века (выделено нами при цитировании) попробовал отшутиться: “Неужели вы думаете, что я буду хоть что-то отрицать?!”» (“Международное еврейство”, цитированное издание, предисловие, стр. 5).

Так по существу сам Бернард Барух по умолчанию подтвердил правоту оценки Г.Фордом роли еврейства в делании надгосударственной глобальной политики, включая и организацию первой мировой войны ХХ века и революций в России и в Германии, о чём Г.Форд писал среди всего прочего.

Однако, приводя многочисленные факты, касающиеся роли еврейства в делании внутренней и внешней политики государств Европы и США, а также в глобальной политики, и опираясь на подложные “Протоколы сионских мудрецов” [179], Г.Форд не смог осветить эту роль достоверно. На наш взгляд одной из причин этого стало незнание им многих фактов истории человечества, и обусловленное этим непонимание её общего хода в прошлом и возможной направленности течения в будущем.

Но кроме того, из текста одного интервью, данного Г.Фордом газете “Нью-Йорк таймс”, можно понять, что злоупотребив невежеством Г.Форда в знании истории глобальной цивилизации и отсутствием у него системно-целостных социологических представлений, само “еврейство” вовлекло Г.Форда в деятельность, которую оно же потом назвало «антисемитской». В 1915 г. Г.Форд предпринял попытку прекратить первую мировую войну ХХ века. Он зафрахтовал корабль, на котором с группой общественных деятелей США направился к берегам Европы, дабы инициировать мирные переговоры. Мирная инициатива Г.Форда успехом не увенчалась. Но позже он сказал корреспонденту “Нью-Йорк таймс” следующее:

«Сами евреи убедили меня в том, что имеется прямая связь между международным еврейством и войной. На нашем корабле находились два весьма праведных еврейских деятеля. Не успели мы пройти и 200 миль, как они начали внушать мне мысль о том, что евреи управляют всем миром с помощью контроля над золотом [180]. Мне не хотелось верить им, но они пустились в детали, чтобы убедить меня в отношении средств, используемых евреями для контроля над военными действиями… Они говорили так долго и с таким знанием дела, что убедили меня» (“Международное еврейство”, цитированное издание, предисловие, стр. 3).
...71...

Г.Форда удалось вовлечь в “еврейский вопрос” не только вследствие его невежества в истории и социологии, но и потому, что он лучше понимал организацию и алгоритмику системной целостности многоотраслевого производства и распределения продукции, нежели организацию и алгоритмику психики индивида и алгоритмику коллективной психики, порождаемой ими.

Это не означает, что он не чувствовал особенностей психики людей и не умел на этой основе организовывать людей в коллективной деятельности. Если бы он был бесчувственным к различию людей в организации их психики и характеру порождаемой ими коллективной психики, управляющей коллективной деятельностью, то в истории не было бы фирмы «Форд моторс» в том виде, в каком мы её знаем. Но хотя Г.Форд был более инженером машин, технологий и организации, нежели «инженером человеческих душ» [181], он всё же увидел и высказал главное, что характеризовало его современников и соотечественников:

«Отбор „кандидатов для продвижения на руководящие должности“ не труден. Он происходит сам собой вопреки всякой болтовне о недостатке случаев выдвинуться вперед. Средний работник больше дорожит приличной работой, чем повышением.

Едва ли более 5 % всех тех, кто получает заработную плату «т.е. активного взрослого населения», согласится взять на себя сопряженные с повышением платы ответственность и увеличение труда «т.е. увеличение заботы об общем деле». Даже число тех, которые хотели бы подняться в начальники бригад, составляет только 25 %, и большинство из них изъявляют готовность на это лишь потому, что оплата здесь выше, чем у машины. Люди с влечением к механике, но боящиеся собственной ответственности, по большей части, переходят к изготовлению инструментов, где оплата значительно выше, чём в обыкновенном производстве. Подавляющее большинство, однако, желает оставаться там, где оно поставлено. ОНИ ЖЕЛАЮТ БЫТЬ РУКОВОДИМЫМИ, ЖЕЛАЮТ, ЧТОБЫ ВО ВСЕХ СЛУЧАЯХ ДРУГИЕ РЕШАЛИ ЗА НИХ И СНЯЛИ С НИХ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ «И ЗАБОТУ» [182]. Поэтому главная трудность, несмотря на большое предложение, состоит не в том, чтобы найти заслуживающих повышения, а «в том, чтобы найти» желающих получить его» (выделено нами при цитировании, “Моя жизнь, мои достижения”, гл. 6. “Машины и люди”).

Как ясно из книг Г.Форда, он не пытался доискаться до причин возникновения господствующей в обществе и выявленной им безответственности и беззаботности и сопутствующего им иждивенческого, потребительского отношения ко всем видам власти и их носителям. Причём речь идёт о США, где как принято думать:

· общественное устройство изначально более демократичное, нежели в монархической Европе, продолжавшей поддерживать многие традиции сословно-кастового строя как в эпоху крушения монархий (XIX — начало ХХ века), так и в постмонархическую эпоху — в силу психологической инерции;

· всякому индивиду изначально предоставлено более свободы, чем в более старых государствах Европы и Азии, где свобода самовыражения и творчества индивида так или иначе задавлена исторически сложившимися традициями, корнями уходящими в глубокую древность;

· пришлое население США составляли якобы истинные свободолюбцы, которые ради свободы покинули свою этническую родину, а своих детей и внуков — коренных американцев в первом и в последующих поколениях — они также воспитывали в духе свободы [183].

Но свобода реально это, прежде всего, — свобода выбора и возложения на себя человеком ответственности и заботы о судьбах других и благополучии всех.

Иными словами, если с одной стороны, — большинство американцев избегают взятия на себя ответственности и заботы, что выявил Г.Форд, то это большинство не свободно, а находится под властью меньшинства.

С другой стороны, Г.Форд замечает:

«Мы обязательно встретим евреев в высших кругах — там, где сосредоточена вся власть. В этом-то и состоит суть еврейского вопроса. Как им удаётся пробиться на самый верх во всех странах? Кто содействует им?… Что они делают наверху?… В каждой стране, где еврейский вопрос становится жизненно важным, выясняется, что причина его — в еврейском умении держать власть под своим контролем. Здесь, в Соединённых Штатах, — неоспоримый факт: за последние 50 лет это меньшинство добилось такого контроля, какой бы был невозможен для какой-либо иной национальной группы, превосходящей его по численности в десятки раз» (“Международное еврейство, цитированное издание, предисловие, стр. 9).
...72...

«Мы обязательно встретим евреев в высших кругах — там, где сосредоточена вся власть. В этом-то и состоит суть еврейского вопроса. Как им удаётся пробиться на самый верх во всех странах? Кто содействует им?… Что они делают наверху?… В каждой стране, где еврейский вопрос становится жизненно важным, выясняется, что причина его — в еврейском умении держать власть под своим контролем. Здесь, в Соединённых Штатах, — неоспоримый факт: за последние 50 лет это меньшинство добилось такого контроля, какой бы был невозможен для какой-либо иной национальной группы, превосходящей его по численности в десятки раз» (“Международное еврейство, цитированное издание, предисловие, стр. 9).

А в другом миропонимании свобода — принятие на себя, прежде всего по своей инициативе, того или иного качества, полноты и широты власти.

Однако в зависимости от того, насколько принятию на себя власти сопутствует ответственность и забота о судьбах других и благополучии всех и что именно понимается и подразумевается под благополучием личности и общества, — настолько свобода является свободой, а не вседозволенностью по отношению к окружающим.

Обычно общество безразлично к вопросу о том, кто персонально осуществляет заботу о человеческом общежитии всех. Тем более это касается толпы, более или менее удовлетворённой своим потребительским статусом и трудозатратами на его обеспечение. Вопрос же о персональном составе власти встаёт только тогда, когда те или иные общественные группы вплоть до большинства общества с деятельностью власти не согласны.

Именно вследствие такого рода несогласия с исторически сложившимся общественным устройством и свойственной ему системой производства и распределения продукции Г.Форд созрел для того, чтобы его вывели на “еврейский вопрос”.

Однако, столкнувшись с ним, он не стал вдаваться в анализ причин возникновения психологических различий в мотивации поведения представителей еврейской среды и остального многонационального по своему происхождению американского общества. Он только «зарегистрировал» этот — в общем-то общеизвестный — факт.

Причина же “еврейского вопроса” не «в еврейском умении держать власть под своим контролем», как то пишет Форд, а в других обстоятельствах, относящихся к алгоритмике психики личности, изучением которых он заниматься не стал, а именно:

· целеустремлённость на взятие на себя власти либо отсутствие таковой целеустремлённости;

· властные действия людей, освоивших те или иные качества власти в той или иной их полноте и широте, отличающие их от властных действий представителей других культур в той же самой власти в тех же общественно-исторических обстоятельствах.

Так называемое «еврейское умение держать власть под контролем» — это только следствие не выявленных, не понятых и не названных Г.Фордом причин — статистически выраженных различий в алгоритмике личностной психики евреев и не-евреев.

Первая причина непрестанного возникновения “еврейского вопроса” во всех толпо-“элитарных” обществах, где есть еврейская диаспора, состоит в том, что в тех ситуациях, когда подавляющее большинство не-евреев, как заметил сам Г.Форд, уклоняются от принятия на себя властных полномочий, евреи не только не уклоняются от взятия какой-либо власти, но во многих случаях искусственно создают ситуации, в которых они могли бы взять ту или иную власть.

Вторая причина, собственно и представляющая собой «погрома» того или иного рода, состоит в том, что власть, подконтрольная представителям исторически сложившегося традиционного еврейства — вследствие свойственной ей специфики действий,обусловленной ещё более глубокими и древними причинами (в своём большинстве не ведомыми и раввинату, а не то, что простым евреям) — воспринимается остальным обществом как враждебная ему, паразитирующая[184]на нём власть.

Выявление и понимание этих более глубоких причин, более древних, чем исторически реальное еврейство и его культура, — это и есть понимание истоков “еврейского вопроса” [185].

Решение еврейского вопроса состоит в практическом ответе на вопрос:

Возможно ли изменить господствующую в толпо-“элитарном” обществе и выраженную статистически алгоритмику психики евреев и не-евреев так, чтобы конфликт был исчерпан, чтобы в обществе установился лад во взаимоотношениях людей вне зависимости от их происхождения, а само общество и каждый человек пребывали бы в ладу с биосферой, Космосом, Богом? а если это объективно возможно, то как это практически сделать? Однако не выявив истоков “еврейского вопроса”, Г.Форд не мог дать и жизненно состоятельного ответа на него. Поскольку Г.Форд был более занят управлением «Форд моторс», а социологической в целом и исторической проблематикой занимался поверхностно, по существу мимоходом в свободное от работы время, то он не выявил и не назвал своими именами эти более глубокие и древние причины. Своеобразие неприемлемого окружающим поведения подавляющего большинства представителей традиционного еврейства осталось у Г.Форда причинно-следственно исторически не обоснованным и не понятым, а альтернативные их паразитическому мировому господству исторические перспективы остались не выявленными.

Это и дало основание лидерам еврейства в США, — в лице Бернарда Баруха для начала посмеяться над журналистами: “Неужели вы думаете, что я буду хоть что-то отрицать?!” — А что должен был отрицать Барух? — Он, — как всякий еврейский интернацист, — был искренне согласен с мнением, высказанным “антисемитом” Г.Фордом:

«Международный еврей господствует… не потому, что он богат, а потому, что он в высшей степени одарён торгашеским [186] и властным духом, свойственным его расе. Передайте сегодня мировое господство интернационального еврейства любой другой коммерчески высокоразвитой расе, и весь механизм мирового господства, по всей вероятности, распадётся на части, потому что нееврею не достаёт определённых качеств, будь они божеские или человеческие, врождённые или приобретённые, которыми обладают евреи» (“Международное еврейство”, цитированное издание, стр. 76).

Г.Форд ведь не стал заниматься поисками ответов на вопросы: определённые качества евреев и не-евреев, исторически реально выражающиеся статистически и отличающие их друг от друга в поведении, генетически и неизменно даны от Бога? или же они культурно обусловленные и могут быть изменены с Божией помощью доброй волей самих людей?

Если бы Г.Форд осветил эту проблематику по правде, то Б.Баруху, ему подобным и их закулисным хозяевам было бы не до смеха над журналистами и читающей публикой, поскольку дело не только в личностных качествах, которыми обладают те или иные евреи и которыми не обладают те или иные не-евреи.

Дело в том, что личностные качества одних и их отсутствие у других обусловлены во многом культурой, формируемой и поддерживаемой в русле доктрины определённой глобальной политики. При этом генетический аппарат и культура человечества и национальных обществ взаимно связаны и оказывают воздействие друг на друга [187].

Суть же библейской доктрины такова, что личностные качества евреев и не-евреев — в ней определённые (см. Приложение в конце книги) и некоторым способом «программируемые». Если бы Г.Форд осветил эту проблематику по правде, то ему бы пришлось:

· либо согласиться с библейской доктриной и подчиниться ей (дескать, объективно природа рас такова и неизменна, следовательно, — надо подчиниться),

· либо выработать ей альтернативу.

Если бы он выразил даже кратко альтернативную — обязательно ГЛОБАЛЬНУЮ — доктрину, то Б.Баруху, ему подобным и хозяевам библейского проекта сразу же стало бы не до смеха (тем более, что тиражи “Дирборн индепендент” временами доходили до полумиллиона экземпляров, расходившихся по всей территории США) над журналистами и читающей публикой: у них возникла бы неразрешимая в русле библейского проекта проблема, суть которой выражается в том, что невозможно ни купить оппонентов, ни продать им себя, ни договориться с ними о взаимовыгодном сотрудничестве при ведении и впредь глобальной политики в русле библейской доктрины [188].

Но коли Г.Форд этого сделать не смог, то, посмеявшись над ним, над журналистами и читающей публикой, лидеры и хозяева международного еврейства приступили к эксплуатации “антисемитизма” и расизма Г.Форда в глобальном проекте под условным названием «Клоун с усами» [189]. Г.Форд сам влез в этот проект вследствие того, что, не выявив и не поняв истоков “еврейского вопроса”, он не отличал друг от друга в их исторически реальном переплетении объективно различных общественно-исторических явлений марксизма, большевизма, социализма, коммунизма и разнородного сионизма. Он, как и Гитлер, и многие другие доныне, отождествлял их в одно явление, якобы бесцельно и беспричинно именуемое разным словами.Вследствие этого непонимания Г.Форд не разглядел в А.Гитлере провокатора, водительствуемого библейской «мировой закулисой», — имитатора борьбы за свободу против еврейского паразитизма и оказывал поддержку нацистской партии в Германии с самого начала её становления на протяжении 1920-х — 1930-х гг., ложно видя в ней выразительницу свободной воли немецкого народа.

И заслуги Г.Форда перед проектом «Клоун с усами» были отмечены хозяевами проекта от лица фюрера третьего рейха — А.Гитлера: в июле 1938 г. в ознаменование своего 75-летия Г.Форд был награждён крестом Верховного ордена германского Орла. После этого награждения в еврейской и левой прессе, снова развернулась антифордовская кампания. Г.Форд на неё, по словам одного из своих друзей, отреагировал так:

«Они (немцы) наградили меня медалью… Они (евреи) требуют, чтобы я возвратил её, в противном случае я не могу считаться американцем. Пусть же они подавятся! Я не откажусь от неё» (“Международное еврейство”, цитированное издание, предисловие, стр. 33).

До того момента, когда имитатор борьбы за свободу от еврейского паразитизма начнёт войну, обречённую быть мировой, оставалось чуть более года. Но Г.Форд пребывал в плену своих иллюзорных общесоциологических и общеисторических представлений, хотя сам же писал вскоре по окончании первой мировой войны ХХ века:

«Беспристрастное исследование последней войны, предшествовавших ей событий и её последствий неопровержимо свидетельствует о наличности в мире могущественной группы властителей, предпочитающих оставаться в тени, не стремящихся к видным должностям и внешним знакам власти, не принадлежащих притом к определенной нации, а являющихся интернациональными — властителей, которые пользуются правительствами, широко раскинутыми промышленными организациями, газетными агентствами и всеми средствами народной психологии — для того, чтобы наводить панику на мир. Это старая уловка игроков — кричать „полиция!“, когда много денег на столе, хватать вовремя паники деньги и улетучиваться. В мире также есть сила, которая кричит „война!“, и убегает с добычей во время замешательства народов.

Нам не следует забывать, что несмотря на одержанную нами военную победу, миру до сих пор не удалось разбить наголову подстрекателей, натравивших народы друг на друга. Не следует забывать, что война — искусственное зло, которое, следовательно, может создаваться применением определенных технических приемов. Кампания военной травли ведется почти по тем же правилам, как и всякая иная кампания. При помощи всевозможных хитрых выдумок внушают народу неприязнь к нации, с которой хотят вести войну. Сначала вызывают подозрение у одного, затем у другого народа. Для этого требуется всего лишь несколько агентов, со смекалкой и без совести, и пресса, интересы которой связаны с теми, кому война принесёт желанную прибыль. Очень скоро окажется налицо повод к выступлению. Не представляет ни малейшего труда найти повод, когда взаимная ненависть двух наций достигла достаточной силы» (“Моя жизнь, мои достижения”, гл. 17. “На всевозможные темы”).

Эти события показывают, что большевистская устремлённость, объективно свойственная Г.Форду в его деятельности в границах «Форд моторс» при попытке выйти за границы предприятия была перехвачена сторонними силами, извращена и доведена до абсурда [190] во всём, что выходило за пределы его профессионализма в качестве техника и экономиста. Главная причина этого состоит в собственной объективной, а не декларируемой нравственности Г.Форда, которая обусловила его способ миропонимания. В культуре нынешней глобальной цивилизации можно выявить два способа миропонимания [191].

ПЕРВЫЙ — «Я-центричный». В нём мысленное древо развивается в разных направлениях от собственного «Я», берущего на себя роль начала отсчёта системы координат. В процессе развития мысленного древа в его разрозненные ветви вовлекается всё новая и новая информация, относящаяся к самым разным областям жизни и деятельности личности и общества современников и человечества в целом. Мышление уровня сознания представляет собой единство потока эмоций и потока языковых конструкций и образных представлений (это можно назвать эмоционально-смысловой строй души). Эмоции, в свою очередь, представляют собой выход на уровень сознания в форме предельно обобщённой оценки «хорошего» или «дурного» настроенияосознанно не осмысленныхнравственно обусловленных результатов деятельности бессознательных уровней психики личности, в своих возможностях обработки информации многократно превосходящих уровень сознания [192]. С другой стороны, оценив реальную нравственность носителя Я-центричной алгоритмики психики и управляя его эмоциями, его можно подвести к определённым мнениям и удержать от того, чтобы он пришёл к каким-то другим нежелательным для опекунов мнениям.

Это и произошло с Г.Фордом: когда он попробовал стать общественно-политическим деятелем, то попал под опёку вследствие того, что ему был свойственен Я-центричный способ миропонимания. Мы не будем заниматься обширным и углублённым «психоанализом», доказывая этот факт. Достаточно и того, что Я-центризм миропонимания Г.Форда прямо выразился в названии его книги: “Моя жизнь, МОИ (выделено нами) достижения”. Если бы его способ миропонимания не был Я-центричным, то книга бы называлась иначе, например: “Моя жизнь, НАШИ (выделено нами) достижения”, — поскольку, как неоднократно пишет в разных местах своей книги сам Г.Форд, все достижения «Форд моторс» — не его личные достижения, а достижения коллектива, возникшего и развивавшегося под его руководством на принципах товарищеских отношений людей, т.е. на принципах большевизма. Действуй Г.Форд иначе, — так, как действовали большинство предпринимателей его современников, то не было бы «Форд моторс» в том виде, в каком она исторически сложилась, и тогда, скорее всего никто бы, кроме близких родственников и знакомых, и не знал, что был такой Генри Форд.

Я-центричному миропониманию свойственно некоторая калейдоскопичность, в том смысле, что в нём разные понятия оказываются разрозненными, не имеющими связи друг с другом; то же касается и взаимосвязей понятий и объективных явлений. Именно вследствие такого рода калейдоскопичности, свойственной Я-центризму, Г.Форд и не заметил указанного несоответствия в названии книги (мои достижения) её содержанию (работа коллектива и его достижения).

Я-центризм алгоритмики психики и миропонимания естественен для детей в процессе их личностного становления. Но по мере того, как человек, взрослея, обращает внимание на взаимосвязи как ему прежде казалось разрозненных понятий в его психике и казалось бы разрозненных явлений в жизни, он начинает искать и вырабатывать в себе альтернативу Я-центризму, хотя может и не осознавать этого и не знать каких-либо названий для того, что мы назвали Я-центризмом, и для альтернативы ему. В результате поиска альтернативы складывается второй способ миропонимания.

ВТОРОЙ — Богоначальное миропонимание. В нём мысленное древо развивается в последовательности:

Бог ? Тварное мироздание ? предмет внимания человека во взаимосвязях этого предмета со всеми остальными выявленными им в течение жизни объектами и субъектами.

В этом миропонимании есть «камертон», обеспечивающий соответствие эмоционального и смыслового строя души человека Жизни как таковой:

Бог — Вседержитель не ошибается. Всё, что свершается, свершается наилучшим возможным образом. Но по отношению к обществу это справедливо с оговоркой: при тех нравах и этике, которые свойственны людям[194].

Осознание этого факта должно сопровождаться радостью — положительными эмоциями и жизнеутверждающим спокойствием. В таком эмоционально смысловом строе алгоритмика психики работает наилучшим образом решая проблемы, с которыми сводит Жизнь, и устраняя допущенные ею же в прошлом.

В Богоначальном миропонимании калейдоскопичность устраняется непрестанно, мир представляется всё более детальной мозаикой. «Начало координат» в нём в принципе объективно неизменно, что является непоколебимой основой для устранения всех ошибок миропонимания и личностного развития человека.

Но культура современной цивилизации такова, что Я-центризм психики в той или иной степени сохраняется и у большинства взрослых, а те, кто так или иначе перешёл к Богоначальному миропониманию, в какие-то моменты срываются в Я-центризм под воздействием каких-то свойственных им ошибок сложившейся нравственности. Интеллектуальная же мощь всякого индивида в решении всех проблем, которыми он занимается, реализует себя всегда в русле определённого способа миропонимания: либо Я-центричного либо, Богоначального.

Сохранив до старости Я-центризм алгоритмики психики, Г.Форд оказался несостоятельным как социолог и общественный деятель-практик (т.е. не состоялся как ford — брод через преграду), хотя в одной из ветвей своего Я-центричного миропонимания он смог выразить организационно-экономические принципы большевизма и социализма. Осознание этого факта должно сопровождаться радостью — положительными эмоциями и жизнеутверждающим спокойствием. В таком эмоционально смысловом строе алгоритмика психики работает наилучшим образом решая проблемы, с которыми сводит Жизнь, и устраняя допущенные ею же в прошлом.

В Богоначальном миропонимании калейдоскопичность устраняется непрестанно, мир представляется всё более детальной мозаикой. «Начало координат» в нём в принципе объективно неизменно, что является непоколебимой основой для устранения всех ошибок миропонимания и личностного развития человека.

Но культура современной цивилизации такова, что Я-центризм психики в той или иной степени сохраняется и у большинства взрослых, а те, кто так или иначе перешёл к Богоначальному миропониманию, в какие-то моменты срываются в Я-центризм под воздействием каких-то свойственных им ошибок сложившейся нравственности. Интеллектуальная же мощь всякого индивида в решении всех проблем, которыми он занимается, реализует себя всегда в русле определённого способа миропонимания: либо Я-центричного либо, Богоначального.

Сохранив до старости Я-центризм алгоритмики психики, Г.Форд оказался несостоятельным как социолог и общественный деятель-практик (т.е. не состоялся как ford — брод через преграду), хотя в одной из ветвей своего Я-центричного миропонимания он смог выразить организационно-экономические принципы большевизма и социализма.

6. Смысл и итоги сталинского большевизма

6.1. Определённость смысла терминологии — ключ к пониманию эпохи

Историки и социологи, может быть за редкими исключениями, сходятся в том, что за революциями 1917 г. в России последовала попытка построения нового общества на принципах, не совместимых с принципами организации и функционирования капитализма.

Это, пожалуй, единственное, в чём историки и социологи соглашаются друг с другом, поскольку, в зависимости от своих личных пристрастий к тому или иному способу организации жизни общества, они по-разному понимают течение событий в предреволюционный период в конце XIX — начале ХХ века, а также по-разному понимают и течение событий в последующий за революцией и гражданской войной период истории РСФСР — СССР, когда партию и государство возглавлял И.В.Сталин. И соответственно, они по-разному оценивают итоги этого периода. Вследствие этого им видятся и разные перспективы и возможности как России, так и человечества в целом.

Однако даже при взаимоисключающих выводах, к которым приходили и приходят историки и социологи, занимающиеся проблематикой того периода всемирной истории и современной политологией, всех их (может быть за единичными исключениями) объединяет одно:

Для них употребление таких слов как «коммунизм» или «социализм», «коммунизм», «марксизм», «большевизм» и производных от них обусловлено большей частью их чувством «литературного стиля», чувством «благозвучности» текста или изустной речи, а не своеобразием смысла каждого из этих слов, который, в свою очередь, обусловлен своеобразием именуемых этими словами реальных явлений в жизни общества.

Но если подобно Л.Бронштейну (Л.Троцкому), Г.Зюганову, Е.Гайдару, И.Хакамаде, Г.Явлинскому и большинству политологов употреблять эти слова в качестве взаимозаменяемых синонимов, то понять историю России конца XIX — первой половины ХХ века — принципиально невозможно. Не улучшит положения дел, если, подобно С.Нилусу [195], А.Гитлеру, Г.Форду и многим другим, включая нынешних «скинхедов», библейски-“православных” “русских” и прочим “патриотов” и националистов всех стран, добавить в эту бессмыслицу ещё одну группу синонимов, построенную на основе слов «сионизм», «иудаизм», «еврейство» и т.п. [196]

И хотя аналитика и политическое прожектёрство, проистекающие из такого рода бездумного безразличия к жизни и своеобразному смыслу каждого из слов живого языка каждого народа, в каких-то обстоятельствах способны эмоционально взвинтить толпу, с целью поднять её «на подвиги» строительства или ниспровержения коммунизма, но они — вредный бессмысленный шум при всём её пафосе — вследствие лживости пафоса.

Поэтому прежде, чем обратиться собственно к эпохе сталинского большевизма, определимся в понимании терминологии, характеризующей жизнь советского общества и остальной части глобальной цивилизации в эту эпоху. Национальное сомоосознание — осознание своеобразия (уникальности) своего народа (прежде всего, как носителя культуры) и отличий своей культуры от культур других народов, также обладающих своеобразием и значимостью в общей всем народам истории человечества.

Национализм это — осознание неповторимого своеобразия своего народа и его культуры в сочетании с отрицанием, большей частью бездумным, уникальности и значимости для человечества и его будущего иных культур и народов, несущих их в преемственности поколений.

Нацизм — попытки уничтожения иных культур и/либо народов, их создавших.

Такое понимание национализма и нацизма означает, что они могут существовать в обществе и при монархии, и при республике (виды государственности), и при рабовладельческом строе, и при феодализме, и при капитализме, и при социализме (экономические уклады). Национализм и нацизм могут охватывать как отдельные группы населения, так и распространяться на всё общество.

Интернацизм — по существу то же самое, что и нацизм, но в мафиозном исполнении разнородных международных диаспор (прежде всего, еврейской диаспоры), а не в исполнении впавшего в нацизм какого-либо народа и поддерживаемой им государственности.

Социализмкак экономический уклад жизни общества предполагает, что многие потребности всякой личности, а также и всякой семьи гарантированно удовлетворяются за счёт прямого и косвенного покрытия соответствующих расходов государством, выступающим в качестве представителя общества в целом и гаранта прав и свобод личности в этом обществе.

В более широком смысле слова, социализм включает в себя и многие внеэкономические особенности жизни общества в целом и людей в нём. Это, прежде всего, — нравственность и обусловленные ею строй психики, миропонимание и этика, выражающие себя в социалистическом экономическом укладе, для которых именно он наиболее удобный и безопасный для жизни общества и всякой личности.

Ориентация производственно-потребительской системы на гарантированное удовлетворение потребностей людей изначально предопределяет плановый характер социалистической экономики. Плановому началу в системе общественного производства сопутствуют ограничения в каких-то видах деятельности частного предпринимательства на основе частной собственности на средства производства; могут запрещаться какие-то виды деятельности в целом [197]. При социализме также неизбежно вводятся ограничения на максимальный уровень доходов членов общества, что мотивируется необходимостью защиты общественного строя и каждого из лояльных ему граждан от злоупотреблений со стороны нелояльных как предпринимателей-индивидуалистов, так и прочих лиц, чьи высокие доходы избыточны по отношению к признаваемому государством уровню расходов, мотивированному жизненными потребностями личности и семьи в этом обществе.

Такого рода ограничения с течением времени ведут к тому, что государственный сектор экономики становится доминирующим, хотя в нём средства производства могут находиться по-прежнему не в общественной, а в частной корпоративной собственности. Вследствие частно-корпоративного характера собственности на средства производства в обществе, не вызревшем нравственно-этически до социализма (в смысле более широк, чем экономический уклад), многие ограничения государственно-социалистической экономики выражают интересы государственной олигархии и оказываются общественно не оправданными и не менее вредными для общественного развития, чем капитализм на основе стихии частного предпринимательства — индивидуального или олигархически-корпоративного.

Коммунизм — строй жизни общества, в котором исчезнет паразитизм меньшинства на большинстве, все потребности будут удовлетворяться гарантированно и бесплатно по принципу «от каждого по способности — каждому по потребности» на основе господства в обществе праведности, устойчиво воспроизводимой культурой в преемственности поколений. Это будет возможно как вследствие общего роста производственных мощностей всех отраслей, так и потому, что произойдёт преображение культуры и в жизнь войдут новые поколения людей, с иной нравственностью и психикой, на которую необходимость труда, освоения профессиональных навыков и знаний, само участие в трудовой деятельности общества, не будут оказывать угнетающего воздействия вследствие раскрепощения в преобразившейся культуре творческого потенциала каждой личности, ныне закрепощённого у большинства взрослых неумелым и неправедным воспитанием их в детстве. В коммунистическом обществе труд не станет первейшей жизненной потребностью, как то утверждала марксистская пропаганда, подразумевая, что труд всегда подчинён задаче удовлетворения потребностей людей в еде, одежде, и т.п. продукции и услугах. Первейшей потребностью станет личностное и общественное развитие и деятельность в русле Божиего Промысла, а необходимый труд в этом процессе займёт своё органичное место.Даже при действии прогрессивного налогообложения при капитализме практически нет ограничений на доходы и накопления, остающиеся после уплаты предусмотренных законодательством налогов, а государственный сектор экономики является обслуживающим по отношению к сектору, действующему на основе частной собственности на средства производства, в результате чего в ведении государства оказываются малорентабельные и убыточные при сложившемся законе стоимости отрасли и производства, без которых, однако, общество обойтись не может.

Национал-социализм — социализм в смысле экономического уклада и правового статуса для определённых (одного или нескольких) народов поимённо, но на представителей других народов и лиц смешанного происхождения — членов того же самого многонационального общества — гарантии и нормы национал-социализма, предусмотренные для граждан национал-социалистического государства и их семей, не распространяются [199].

Интернационал-социализм — не альтернатива национал-социализму, как то утверждают марксисты-интернацисты, а «преимущественный социализм» для мафиозно организованных международных диаспор во многонациональном и внешне (формально) личностно равноправно-социалистически организованном государстве. Иными словами интернационал-социализм одно из выражений интернацизма.

Альтернативой как национал-социализму, так и интернационал-социализму является «многонационал-социализм», в котором действительно обеспечивается свобода личностного развития и равенство прав граждан разного этнического происхождения при отсутствии мафиозно организованного «преимущественного социализма и коммунизма» для международных диаспор и «национальных меньшинств», в результате чего многонациональное общество, опустившись в интернационал-социализм, оказывается угнетённым паразитирующими на нём мафиозно организованными международными диаспорами меньшинств, при лидерстве одной из них [200].

Марксизм — вероучение провокационно-имитационного характера, провозглашающее неизбежность перехода человечества в глобальных масштабах от «эксплуатации человека человеком» в «царство свободы» — сначала к социализму, а потом и к коммунизму.

Идеалы справедливости в социалистическом и коммунистическом обществе, выражаемые так, как они выражены в марксизме, либо выражаемые как-то иначе, притягательны для большинства живущих своим трудом и угнетённых паразитизмом правящего меньшинства, поэтому в определённых исторических обстоятельствах толпа оказывается отзывчивой к лозунгам, в которых видит выражение своих чаяний лучшей жизни без паразитизма и угнетения большинства меньшинством.

Однако, как показывает история, далеко не все лозунги воплощаются в жизнь теми, кто их бросает в толпу, и теми, кто отзывается призывам и искренне работает на воплощение лозунгов в жизнь. И происходит это далеко не всегда потому, что провозглашаемые в лозунгах идеалы объективно несбыточны, а вожди — двуличны и лицемерны. Большей частью это происходит потому, что для воплощения провозглашённых идеалов вождям и толпе закулисные политические сценаристы, преследуя свои цели, провоцирующе предлагают заведомо непригодные для этого средства, непригодность которых те не могут заблаговременно выявить. Это относится и к марксизму.

Имитационно-провокационная сущность марксизма выражается в том, что, во-первых, в философии марксизма вопрос о решении задачи предсказуемости многовариантного будущего, лежащий в основе всякой власти и всякого управления, подменён “основным” вопросом о первичности материи либо сознания, во-вторых, политэкономия марксизма метрологически несостоятельна, и её невозможно связать в ходе реальной хозяйственной деятельности с бухгалтерским учётом ни на микро-, ни макро— уровнях экономики. В силу этих двух особенностей марксизма принципиального характера толпа, верящая в марксизм, оказывается заложницей хозяев марксизма, обладающих некими «ноу-хау» осуществления своей идеологической и экономической власти.

Троцкизм — это вовсе не одна из разновидностей марксизма. Характерной чертой троцкизма в коммунистическом движении, действовавшем в ХХ веке «под колпаком» марксизма, была полная глухота троцкистов к содержанию высказываемой в его адрес критики [201] в сочетании с приверженностью принципу подавления в жизни деклараций, провозглашенных троцкистами, системой умолчаний, на основе которых они реально действуют, объединившись в коллективном бессознательном.Однако, как показывает история, далеко не все лозунги воплощаются в жизнь теми, кто их бросает в толпу, и теми, кто отзывается призывам и искренне работает на воплощение лозунгов в жизнь. И происходит это далеко не всегда потому, что провозглашаемые в лозунгах идеалы объективно несбыточны, а вожди — двуличны и лицемерны. Большей частью это происходит потому, что для воплощения провозглашённых идеалов вождям и толпе закулисные политические сценаристы, преследуя свои цели, провоцирующе предлагают заведомо непригодные для этого средства, непригодность которых те не могут заблаговременно выявить. Это относится и к марксизму.

Имитационно-провокационная сущность марксизма выражается в том, что, во-первых, в философии марксизма вопрос о решении задачи предсказуемости многовариантного будущего, лежащий в основе всякой власти и всякого управления, подменён “основным” вопросом о первичности материи либо сознания, во-вторых, политэкономия марксизма метрологически несостоятельна, и её невозможно связать в ходе реальной хозяйственной деятельности с бухгалтерским учётом ни на микро-, ни макро— уровнях экономики. В силу этих двух особенностей марксизма принципиального характера толпа, верящая в марксизм, оказывается заложницей хозяев марксизма, обладающих некими «ноу-хау» осуществления своей идеологической и экономической власти.

Троцкизм — это вовсе не одна из разновидностей марксизма. Характерной чертой троцкизма в коммунистическом движении, действовавшем в ХХ веке «под колпаком» марксизма, была полная глухота троцкистов к содержанию высказываемой в его адрес критики [201] в сочетании с приверженностью принципу подавления в жизни деклараций, провозглашенных троцкистами, системой умолчаний, на основе которых они реально действуют, объединившись в коллективном бессознательном.

Это означает, что троцкизм — явление психическое. Троцкизму в искреннем личном проявлении благонамеренности его приверженцами свойственен конфликт между индивидуальным сознанием и бессознательным как индивидуальным, так и коллективным, порождаемым всеми троцкистами в их совокупности. И в этом конфликте злобно торжествует коллективное бессознательное троцкистов, подавляя личную осознаваемую благонамеренность каждого из них совокупностью дел их всех.

Это — особенность психики тех, кого угораздило стать троцкистом, а не особенность той или иной конкретной идеологии. Психическому типу «троцкиста» могут сопутствовать самые различные идеологии. Именно по этой причине — чисто психического характера — равноправные отношения с троцкизмом и троцкистами персонально на уровне интеллектуальной дискуссии, аргументов и контраргументов — бесплодны и опасны [202] для тех, кто рассматривает троцкизм в качестве одной из идеологий [203] и не видит его реальной ПОД-идеологической подоплеки, не зависящей от облекающей её идеологии, которую психтроцкист может искренне неоднократно менять на протяжении своей жизни [204].

Интеллект, к которому обращаются в дискуссии в стремлении вразумить собеседника, или выявить совместно с ним истину, на основе которой можно было бы преодолеть прежние проблемы во взаимоотношениях с ним, — только одна из компонент психики в целом. Но психика в целом (в случае её троцкистского типа) не допускает интеллектуальной обработки психтроцкистом информации, которая способна изменить ту доктрину, которую в данный момент отрабатывает та из многих идеологически оформленных ветвей троцкизма, к которой психологически принадлежит индивид психтроцкист.

Эта психическая особенность [205], свойственная многим индивидам, — исторически более древнее явление, чем исторически реальный марксистский троцкизм в коммунистическом движении ХХ века. Для этого свойства психики индивидов не нашлось в прошлом иного слова, кроме слова «одержимость». А в эпоху господства материалистического мировоззрения для этого явления вообще не стало в языке слов, отвечающих существу этого типа психической ущербности, которое было названо сызнова, но не по его существу, а по псевдониму одного из его наиболее ярких представителей троцкизма в коммунистическом движении ХХ века.

Троцкизм по его существу — шизофреническая, агрессивная политически-деятельная психика, которая может прикрываться любой идеологией, любой социологической доктриной.
Троцкизм по его существу — шизофреническая, агрессивная политически-деятельная психика, которая может прикрываться любой идеологией, любой социологической доктриной.

Поэтому марксизм — изначально выражение психического троцкизма. Маркс и Энгельс были психтроцкистами. Гитлер — тоже был психтроцкистом: о тождестве отношения гитлеризма и марксизма троцкистской версии ко многим явлениям жизни общества см. работу ВП СССР “Оглянись во гневе…”. Психтроцкистами антикоммунистического толка на закате СССР были диссиденты. А ныне психтроцкистами являются и большинство активистов пробуржуазных реформ в России и их оппонентов из рядов разного рода патриотических партий и всех якобы коммунистических партий, не способных отказаться от марксизма.

Большевизм, как учит история КПСС, возник в 1903 г. на II съезде РСДРП как одна из партийных фракций. Как утверждали его противники, большевики до 1917 г. никогда не представляли собой действительного большинства членов марксистской партии, и потому оппоненты большевиков в те годы всегда возражали против их самоназвания. Но такое мнение проистекало из непонимания разнородными меньшевиками сути большевизма.

Большевизм — это не русская разновидность марксизма и не партийная принадлежность. И уж совсем бессмысленен оборот «еврейский большевизм», употребляемый Гитлером в “Майн кампф”, поскольку большевизм — явление духа Русской цивилизации, а не духа носителей доктрины библейского глобального рабовладения на расовой основе.

Большевизм существовал до марксизма, существовал в российском марксизме, как-то существует ныне. Будет он существовать и впредь.

Как заявляли сами большевики члены марксистской партии РСДРП (б), именно они выражали в политике стратегические интересы трудового большинства населения многонациональной России, вследствие чего только они и имели право именоваться большевиками. Вне зависимости от того, насколько безошибочны большевики в выражении ими стратегических интересов трудового большинства, насколько само это большинство осознаёт свои стратегические интересы и верно им в жизни, суть большевизма не в численном превосходстве приверженцев неких идей над приверженцами других идей и бездумной толпой, а именно в этом:

в искреннем стремлении выразить и воплотить в жизнь долговременные стратегические интересы трудового большинства, желающего, чтобы никто не паразитировал на его труде и жизни. Иными словами, исторически реально в каждую эпоху суть большевизма в деятельной поддержке переходного процесса от исторически сложившегося толпо-“элитаризма” к многонациональной человечности Земли будущей эры.

Меньшевизм, соответственно, представляет собой противоположность большевизма, поскольку объективно выражает устремлённость к паразитизму на труде и жизни простонародья — большинства — всех возомнивших о своём “элитарном” статусе. Марксизм — это и меньшевизм, а не только психический троцкизм; а психический троцкизм — всегда меньшевизм.

Фашизм — это один из типов культуры общественного самоуправления, возможный исключительно в толпо-“элитарном” обществе. Фашизм — одно из выражений психического троцкизма.

Суть фашизма как такового вне зависимости от того, как его называть, какими идеями он прикрывается и какими способами он осуществляет власть в обществе, — в активной поддержке толпой «маленьких людей» — по идейной убеждённости их самихили безыдейности на основе животно-инстинктивного поведения —системы злоупотреблений властью “элитарной” олигархией [206], которая:

· представляет неправедность как якобы истинную “праведность”, и на этой основе, извращая миропонимание людей, всею подвластной ей мощью культивирует неправедность в обществе, препятствуя людям состояться в качестве человека;

· под разными предлогами всею подвластной ей мощью подавляет всех и каждого, кто сомневается в праведности её самой и осуществляемой ею политики, а также подавляет и тех, кого она в этом заподозрит.

Толпа же по определению В.Г.Белинского — «собрание людей, живущих по преданию и рассуждающих по авторитету» (в определении А.С.Пушкина — «народ бессмысленный» [207]), т.е. толпа — множество индивидов, живущих бессовестно и по существу бездумно — автоматически или под управлением поведением её представителей извне. И неважно выступает ли правящая олигархия публично и церемониально, превозносясь над обществом; либо превозносится по умолчанию или в не осознаваемой гордыне, публично изображая смирение и служение толпе, именуя её народом; либо действует скрытно, уверяя общество в своём якобы несуществовании и, соответственно “несуществованию”, — в своей бездеятельности, в результате которой всё в жизни общества течёт якобы «само собой», а не целенаправленно по сценариям концептуально властных кураторов олигархии [208].Это определение-описание фашизма не включает в себя пугающих и бросающихся в глаза признаков его проявлений в действии: символики; идеологии, призывающей к насилию и уничтожению тех, кого хозяева фашизма назначили на роль неисправимого общественного зла; призывов к созданию политических партий с жесткой дисциплиной и системой террора, отрядов боевиков и т.п.

О человеконенавистнической же сущности фашизма на основе урока, преподанного всем германским фашизмом, сказано после 1945 г. много. Вследствие ставших негативно культовыми ужасов германского фашизма 1933 — 1945 гг. приведённое определение кому-то может показаться легковесным, оторванным от реальной жизни (абстрактным), и потому не отвечающим задаче защиты будущего от угрозы фашизма.

В действительности же именно это определение и есть определение фашизма по сути, а не по месту возникновения и не по особенностям его становления и проявления в жизни общества, что и отличает его качественно от большинства “определений” «фашизма», даваемого разными толковыми и энциклопедическими словарями.

* *
*

Приведённые определения — вовсе не упражнение в казуистике. Просто разные явления жизни общества необходимо характеризовать так, чтобы их отличия и взаимосвязи были понятны, и соответственно этому называть их надо разными именами. Эти определения, отличающие друг от друга разные явления общественной жизни, позволяют иначе взглянуть на то, что происходило в СССР в сталинскую эпоху, где:

· по всеобщему мнению новое общественное устройство, отличное ото всех исторически известных к тому времени, строилось и именовало себя «социалистическим», ориентируясь на коммунистическую перспективу;

· марксизм был теоретической основой его строительства, причём культовой основой.

Первое обстоятельство как таковое споров не вызывает. Попытка строительства нового общества признаётся всеми, хотя сами идеалы, которые стремились воплотить в жизнь искренние сторонники социализма в период 1917 — 1953 гг. оцениваются разными людьми по-разному: либо — несбыточная химера, противная природе человека, вследствие чего попытка осуществить их в жизни — зло, и не несёт ничего, кроме насилия и страданий; короче — рабская казарма, разновидность фашизма, ошибка истории; либо — объективно возможное наилучшее будущее всего человечества, для своего осуществления требующее субъективных факторов — развития культуры и целенаправленной работы, в которой возможны и ошибки, и злоупотребления, подчас с очень тяжелыми последствиями как для современников, так и для потомков.

Для сторонников мнения о том, что СССР возник в результате ошибки истории в 1917 г. и вся его история была ошибкой, обсуждение обстоятельств, связанных с марксизмом как таковым и с интерпретацией его И.В.Сталиным в его многогранной деятельности, интереса не представляет.

Зато сторонники того мнения, что в 1917 г. история не совершила ошибки, положив начало открытой практике строительства социализма и коммунизма в СССР и во всём мире [209], спорят о том, кто был истинным марксистом и коммунистом в СССР: И.В.Сталин и его сподвижники? либо Л.Д.Бронштейн (более известный под кличкой «Троцкий») и его сподвижники? По отношению же к современности у приверженцев марксизма этот спор выливается в вопрос: возобновление строительства коммунизма это — продолжение дела Маркса-Энгельса-Ленина-Троцкого? либо продолжение дела Маркса-Энгельса-Ленина-Сталина?

Ответ на эти вопросы многогранен и состоит в том, что:

· истинным марксистом был Л.Д.Бронштейн, и вследствие управленческой несостоятельности философии и политэкономии марксизма он был лжекоммунистом и погиб как заложник не осознаваемой им лживости марксизма;

· В.И.Ленин (Ульянов) был истинным коммунистом настолько, насколько у него хватало способностей не быть психтроцкистом, верным канонам марксизма в непреклонной готовности отпрессовать течение жизни в соответствии с ними;

· истинным большевиком и коммунистом был И.В.Сталин, вследствие чего он не был марксистом;

· И.В.Сталин был продолжателем политической линии не Маркса — Энгельса — Ленина, а продолжателем политической линии большевизма Степана Разина — Ленина (в той её составляющей, когда В.И.Ленин переступал через марксизм), поскольку В.И.Ленин под прикрытием марксизма строил партию РСДРП (б) как инструмент воплощения в жизнь политической воли большевизма, в принципе способный стать концептуально самовластным (что реально и произошло, когда правящую партию и государственность СССР возглавил И.В.Сталин), а потом и вовсе выйти за пределы марксизма.
...82...

· В.И.Ленин (Ульянов) был истинным коммунистом настолько, насколько у него хватало способностей не быть психтроцкистом, верным канонам марксизма в непреклонной готовности отпрессовать течение жизни в соответствии с ними;

· истинным большевиком и коммунистом был И.В.Сталин, вследствие чего он не был марксистом;

· И.В.Сталин был продолжателем политической линии не Маркса — Энгельса — Ленина, а продолжателем политической линии большевизма Степана Разина — Ленина (в той её составляющей, когда В.И.Ленин переступал через марксизм), поскольку В.И.Ленин под прикрытием марксизма строил партию РСДРП (б) как инструмент воплощения в жизнь политической воли большевизма, в принципе способный стать концептуально самовластным (что реально и произошло, когда правящую партию и государственность СССР возглавил И.В.Сталин), а потом и вовсе выйти за пределы марксизма.

Одним из первых это учуял Л.Д.Бронштейн (Троцкий). В его работе ещё 1904 г. “Наши политические задачи” есть такая оценка отношения В.И.Ленина к марксизму:

«Поистине нельзя с большим цинизмом относиться к лучшему идейному наследию пролетариата, чем это делает Ленин! Для него марксизм не метод научного исследования, налагающий большие теоретические обязательства, нет, это… половая тряпка, когда нужно затереть свои следы, белый экран, когда нужно демонстрировать свое величие, складной аршин, когда нужно предъявить свою партийную совесть!» (Л.Д.Троцкий “К истории русской революции” — сборник работ Л.Д.Бронштейна под редакцией Н.А.Васецкого, Москва, «Политиздат», 1990 г., стр. 77).

И это не всё. В.И.Ленину принадлежат и двусмысленные высказывания, по своему характеру чреватые крахом марксизма. Одно из них:

«Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни» (В.И.Ленин, ПСС 5-го издания, т. 4, стр. 184).

Но если выясняется, что «краеугольный камень» непригоден для задуманного дела, то неизбежно будет найден иной «краеугольный камень», — это вопрос времени. И это произошло в развитии большевизма. Однако ни Л.Д.Бронштейн, ни его сподвижники, ни преемники-продолжатели дела так и не нашли средства, способного погасить в обществе большевизм в его развитии.

6.2. О подоплёке революций 1917 года

Но чтобы это увидеть, необходимо понимать, как в России в революциях 1917 г. столкнулись интересы самых разнородных внутренних и внешних политических сил, которым была свойственна разная степень организованности и понимания происходящего, понимания возможностей осуществления своих интересов (к тому же не всеми ими осознаваемых), и главное — которым было свойственно взаимопроникновение.

Начнём с внутренней жизни империи. Жизнь большинства населения России оставляла желать много лучшего вопреки тому, как её ныне идеализируют “патриоты” библейски-“православного” монархического толка. Накануне революции 1905 г. жизнь России характеризовалась следующими факторами: безземелие крестьян в европейской части страны и падение плодородия почв вследствие низкой культуры агротехники; расслоение населения деревни на кулаков и батраков, вызванное вовсе не исключительным трудолюбием одних и ленью других, а экономическим и нравственно-психологическим наследием крепостного права и саморегуляцией свободного рынка в последующую за его отменой эпоху; 12 — 14-часовой рабочий день в промышленности без пенсионного обеспечения по старости, при отсутствии системы обеспечения безопасности труда и страхования болезней и производственного травматизма; при саботаже и извращении замасоненной бюрократией мероприятий правительства по разрядке межклассовой напряженности и разрешению межклассовых противоречий [210]; невозможность для большинства населения дать образование своим детям, а подчас и непонимание взрослыми необходимости образования; ущемление Богом данных прав большинства населения страны вследствие законодательства, свойственного сословно-кастовому строю, и сопутствующих ему экономических обстоятельств; как следствие низкого образовательного уровня большинства населения — технико-технологическая зависимость России от других государств и иностранного частного и мафиозно-корпоративного капитала.Иными словами, потенциал для бунта в России был создан многовековой политикой правящего класса — российского дворянства, бывшего кадровой базой для формирования административного аппарата государства и командного состава армии и флота. Кроме того, ранее созданный потенциал бунта был развит многолетней деятельностью разнородных тогдашних «новых русских» — «скоробогатовых» — не в Бога богатевшей крупной российской буржуазии, поднявшейся как на дрожжах в эпоху после отмены крепостного права, когда появился рынок дешёвой рабочей силы, вследствие того, что деревенская беднота потянулась на заработки в город.

«Мировая закулиса», осуществляющая библейский проект порабощения всех, отличается от подавляющего большинства ею недовольных тем, что она является неплохим оценщиком Божеского попущения в отношении своих противников. А её противники в подавляющем большинстве случаев, известных Истории, ничего не смогли противопоставить ей, кроме своего амбициозного самодовольства, невежества, нежелания думать самостоятельно, а не «рассуждать по авторитету» какого-либо писания или вождя. Поэтому они и не могли заблаговременно решать назревающие в каждом обществе проблемы по своим политическим сценариям, что открывало дорогу к их разрешению или к усугублению по сценариям, внедряемым в коллективную психику их общества «мировой закулисой».

В отличие от национальных правящих “элит”, которые спокойно жили при этой проблематике и в общественно-политической деятельности не шли дальше салонных разговоров и обличения пороков своим художественным творчеством в искусстве, «мировая закулиса» была деятельна. Осуществляя библейский проект порабощения всех, она всегда видела в национальных “элитах” с самодержавными амбициями своих конкурентов в эксплуатации ресурсов планеты и простонародного населения их стран. Поэтому она целенаправленно взращивала в России потенциал для будущей смуты, руками самих же российских правящих классов.

Кроме того, «мировая закулиса» уже к середине XIX века, была недовольна общественными процессами в “передовых” странах Запада, в которых буржуазно-демократические революции положили начало развитию капитализма на основе свободы частного предпринимательства, рыночной саморегуляции, что повлекло за собой гонку потребления, расточение без пользы общественных и природных ресурсов, привело к крайней степени поляризации общества на сверхбогатое меньшинство и нищее, экономически зависимое большинство, по существу бесправное, не смотря на все юридические декларации буржуазных революций о свободе и равенстве всех перед законом. Вследствие этого в “передовых” странах тоже сам собой рос потенциал бунта и будущего глобального биосферно-экологического кризиса.

Кроме этих внутренних проблем “передовых” стран была глобальная проблема колониализма, поскольку в колониях росло национальное самосознание, а первые национально освободительные восстания и войны показали, что проблему установления и поддержания глобальной власти надо решать преимущественно не военно-силовыми методами, а военно-силовые методы могут носить только подчинённый характер.

Соответственно этим обстоятельствам, организуя революции в России, «мировая закулиса» попыталась решить две задачи:

· региональную — ликвидировать местную правящую “элиту” и вместе с нею многонациональное “элитарное” государственное самодержавие [211] России с целью интеграции её простонародья в качестве рабочей силы в Западную региональную цивилизацию;

· глобальную — построение безраздельно подвластной ей, т.е. концептуально безвластной общественно-экономической формации, которая была бы свободна от недостатков исторически сложившегося к тому времени капитализма западного образца (о которых писал Г.Форд и многие другие).

Вследствие того, что в XIX веке внутренние революции под лозунгами социализма в “передовых” государствах Европы успехом не увенчались, а глобальные проблемы продолжали нарастать, то глобальный сценарий был изменён. Россия в новом глобальном сценарии должна была послужить исходной точкой глобальных преобразований и экспортёром революции, дабы к нормам жизни искусственно создаваемой формации, альтернативной исторически сложившемуся капитализму западного образца, перевести и все страны-метрополии Западной региональной цивилизации, их колонии и “отсталые” страны, сохранившие свою государственную самостоятельность. Этот проект назывался в те годы — «мировая социалистическая революция». И в ходе его осуществления революции в России и в Германии [212] должны были положить начало созданию военно-экономического и культурно-идеологического «плацдарма» для дальнейшего распространения нового строя в остальные регионы мира. В итоге идеологического бесплодия российской “элиты” и активной деятельности в стране периферии «мировой закулисы» в 1917 г. и произошла революция, названная Великой Октябрьской социалистической. Однако Россия от развитых капиталистических стран той эпохи отличалась наличием в ней большевизма в смысле этого слова, определённом в разделе 6.1.

Большевизм — это общественное нравственно-психологическое явление, уходящее своими корнями в добылинную древность региональной цивилизации России. Так называемые «Змиевы валы», — дерево-земляные фортификационные сооружения, тянущиеся южнее Киева на сотни километров через степи Украины, датируемые первым тысячелетием до н.э., — свидетельство именно добылинной древности большевизма: во-первых, их сооружение было невозможно в условиях племенной раздробленности и господства мелочной психологии индивидуализма и клановости; во-вторых, истинная история их создания забылась, а в былинах была дана сказочная версия [216].

Дух большевизма, даже не осознаваемый индивидами, поддерживающими его своими силами и действиями, — мощнейшая в истории нынешней глобальной цивилизации сила, хотя далеко не все видят непосредственно его проявления и действия. Собственно, благодаря ему, церковь в России и отличалась и от католичества, и от возникшего впоследствии протестантизма всех мастей, а также и ото всех прочих автокефальных поместных церквей, именующих себя тоже «православными». Хотя при крещении Руси мощи большевизма при тогдашнем уровне развитости культуры и миропонимания народа не хватило для того, чтобы не допустить вторжения на Русь библейского проекта под видом христианства, но мощи стихийного большевизма хватило, чтобы проект здесь безнадёжно увяз, чтобы началось его осмысление и выработка глобального альтернативного ему Русского проекта.

В XIX веке большевизм покинул церковь, исчерпав возможности своего развития на основе её вероучения и организационных структур. И примеряя марксизм в качестве своей лексической оболочки, большевизм проник в марксизм точно так же, как за 900 лет до этого он проник в пришедшую на Русь из лживой Византии библейскую церковь. И как тогда церковь на Руси благодаря проникновению в неё духа большевизма обрела своеобразие, отличающее её от первоисточников и зарубежных аналогов, так и на рубеже XIX — ХХ веков марксизм в России обрёл внутренне, скрытое своеобразие подразумеваемого большевиками смысла жизни, отличающее его от канонической редакции, утверждённой «мировой закулисой». Это обстоятельство обрекало интернацистский марксистский проект «мировая социалистическая революция» на крах.

Крах произошёл практически сразу же после установления в России Советской власти, хотя первоначально выглядел как сбой, допускающий изменение сценария дальнейших действий. Проект «мировая социалистическая революция» потерпел крах в результате того, что В.И.Ленин настоял на том, чтобы был заключён похабный (его оценка) мир с Германией и её союзниками.

Истинный марксист-интернацист Л.Д.Бронштейн (Троцкий) этому противился сначала в открытой внутрипартийной полемике, а потом, будучи главой советской делегации на мирных переговорах с Германией в Брест-Литовске (ныне г. Брест в Белоруссии при границе с Польшей), попытался сорвать принятое в Москве решение вопреки прямым указаниям В.И.Ленина, огласив истинно марксистскую революционную позицию «ни войны, ни мира». Она по сути призывала Германию и её союзников к продолжению войны, а дезорганизованную революцией Россию обрекала на вынужденное сопротивление агрессии. Однако вопреки действиям троцкистов мир был заключён. Попытка спустя некоторое время возобновить войну убийством в Москве руками левых эсеров германского посла графа Мирбаха 6 июля 1918 г. к возобновлению военных действий не привела.

6.3. Новый курс «мировой закулисы»: социализм в одной отдельно взятой стране

При рассмотрении в пределах границ России такого рода действия Л.Д.Бронштейна и политически недальновидных левых эсеров представляются на первый взгляд истерично-бессмысленными. Но если рассматривать ситуацию в глобальных масштабах, то это далеко не так. Брестский мир затормозил нагнетание революционной ситуации в Германии и Австро-Венгрии. В результате его воздействия на течение событий [217], революции в этих странах под лозунгами социализма хоть и начались, но потерпели поражение в качестве марксистских интернацистских революций, породив из двух центрально-европейских монархий множество буржуазных республик и югославскую монархию. Крах произошёл практически сразу же после установления в России Советской власти, хотя первоначально выглядел как сбой, допускающий изменение сценария дальнейших действий. Проект «мировая социалистическая революция» потерпел крах в результате того, что В.И.Ленин настоял на том, чтобы был заключён похабный (его оценка) мир с Германией и её союзниками.

Истинный марксист-интернацист Л.Д.Бронштейн (Троцкий) этому противился сначала в открытой внутрипартийной полемике, а потом, будучи главой советской делегации на мирных переговорах с Германией в Брест-Литовске (ныне г. Брест в Белоруссии при границе с Польшей), попытался сорвать принятое в Москве решение вопреки прямым указаниям В.И.Ленина, огласив истинно марксистскую революционную позицию «ни войны, ни мира». Она по сути призывала Германию и её союзников к продолжению войны, а дезорганизованную революцией Россию обрекала на вынужденное сопротивление агрессии. Однако вопреки действиям троцкистов мир был заключён. Попытка спустя некоторое время возобновить войну убийством в Москве руками левых эсеров германского посла графа Мирбаха 6 июля 1918 г. к возобновлению военных действий не привела.

6.3. Новый курс «мировой закулисы»: социализм в одной отдельно взятой стране

При рассмотрении в пределах границ России такого рода действия Л.Д.Бронштейна и политически недальновидных левых эсеров представляются на первый взгляд истерично-бессмысленными. Но если рассматривать ситуацию в глобальных масштабах, то это далеко не так. Брестский мир затормозил нагнетание революционной ситуации в Германии и Австро-Венгрии. В результате его воздействия на течение событий [217], революции в этих странах под лозунгами социализма хоть и начались, но потерпели поражение в качестве марксистских интернацистских революций, породив из двух центрально-европейских монархий множество буржуазных республик и югославскую монархию.

В России же к весне 1918 г. неприятие новой власти и саботаж её мероприятий частью населения (прежде всего представителями прежних правящих классов и разношерстного «среднего класса»), начал перерастать в гражданскую войну. Это поставило «мировую закулису» перед вопросом, кого поддерживать в гражданской войне: возникшую в ходе революции марксистско-советскую власть, пусть и заражённую большевизмом, либо контрреволюцию?

Победа контрреволюции неизбежно вела к тому, что в России утвердился бы нацистский фашистский режим, что впоследствии подтвердила история Германии. Хотя Германии «мировая закулиса» успела дать на должность фюрера своего ставленника, однако лечение Германии от нацизма было потерей времени в глобальном проекте замены капитализма иным общественным устройством, с более низким уровнем внутриобщественной напряженности и более гармоничными отношениями общества и биосферы. Но в условиях гражданской войны продвинуть на должность фюрера своего ставленника весьма затруднительно. И вариант развития событий, в котором побеждала контрреволюция, вёл к тому, что многонациональный “элитарный” имперский нацизм тщательно выкосил бы не только ненавистных большевиков, извратителей марксизма, но и кадры профессиональных революционеров-интернацистов. Это сразу же сделало бы невозможным осуществление проекта «мировая социалистическая революция» в ХХ веке. Поэтому «мировая закулиса» решила способствовать победе в гражданской войне интернацистской марксистской власти, пусть и заражённой многонациональным большевизмом, предполагая в последующем решать проблему подавления большевизма по обстоятельствам.

«Мировая закулиса» осуществляет свою власть способами отличными от тех, которыми пользуются правительства государств, и которые воспринимаются обывателями из толпы в качестве средств осуществления власти в жизни общества. Если правительства издают законы, касающиеся всех граждан (подданных), и директивы, адресованные руководителям определённых государственных структур персонально, то «мировая закулиса» соучаствует через свою в деятельности государственного аппарата и общественных институтов, поддерживая их самостоятельные действия либо саботируя их, но поддерживая в то же самое время другие действия, действия других структур как в самом обществе, так и в других странах.

Такая власть осуществляется на основе упреждающего события формирования миропонимания тех или иных социальных групп толпо-“элитарного” общества. На основе сформированного таким путём миропонимания целые социальные группы, общественные классы действуют как бы по своей инициативе, но необходимым для «мировой закулисы» образом. И это позволяет ограничиться минимальным количеством большей частью недокументируемых директивных указаний (это — издревле властвующее своего рода «дотелефонное» право), выдаваемых в каждой стране адресно очень узкому кругу посвященных координаторов деятельности периферии «мировой закулисы» [218].Соответственно этой обычной практике буржуазным режимам Европы и Америки, при соучастии Японии, «мировой закулисой» было позволено начать интервенцию в Советскую Россию с целью её расчленения и колонизации страны и при поддержке местной контрреволюции.

Но, как показывают исследования глобальной истории гражданской войны и интервенции, контрреволюция терпела военные поражения вследствие того, что её «кидали» зарубежные союзники: под давлением своих внутренних движений под лозунгами «Руки прочь от Советской России!» прекращались поставки военной техники накануне решающих сражений [219]. А адмирала А.В.Колчака (в случае победы контрреволюции — возможного главу многонационального “элитарного” имперского нацизма) интервенты по прямому указанию высшего масонского руководства просто предали и сдали в руки революционной власти, которая его ликвидировала без лишних проволочек.

Последним фронтом гражданской войны в России по существу был крымский фронт против барона П.Н.Врангеля. Под слово М.В.Фрунзе, гарантировавшее жизнь сдающимся в плен, после бегства П.Н.Врангеля за границу крымская группировка прекратила сопротивление и организовано сложила оружие. Сразу же за этим М.В.Фрунзе высшим командованием был направлен к новому месту службы. И в его отсутствие интернацисты (организаторы этого военного преступления — именно интернацисты: Склянский, Залкинд (Землячка), Белла Кун) уничтожили в Крыму до 50 000 пленных белых офицеров, нарушив данные сдавшимся в плен гарантии сохранения жизни, лишив тем самым большевиков национально ориентированных кадров управленцев [220]. Этот случай — не что-то из ряда вон выходящее. Он — один из последних в череде такого рода событий гражданской войны. В её ходе массовое, в ряде местностей близкое к поголовному, уничтожение представителей прежней правящей “элиты” с семьями (включая детей) было обычным явлением, не мотивированным какой-либо реальной антисоветской деятельности жертв. При этом в персональном составе руководителей аппарата ВЧК в центре и на местах (особенно на Украине) евреев было настолько много, что ВЧК тех лет можно рассматривать как прототип гитлеровского гестапо, но в еврейском исполнении.

Целенаправленное уничтожение представителей прежней правящей “элиты” в ходе революции и гражданской войны революционерами-интернацистами, по её завершении привело к засилью евреев в органах партийного аппарата и государственной власти, в средствах массовой информации. Это было как следствием прямой кадровой политики интернацизма (продвигать своих на ключевые посты), так и вынужденным следствием того, что в Российской империи к концу XIX века именно евреи стали наиболее образованной частью разноплеменного населения, опережая все прочие этнические группы по статистическим показателям образованности [221], а работа в органах власти требовала некоторого минимального образовательного уровня, которым остальное население страны не обладало.

Но в первые же годы мирной жизни «мировая закулиса» и её периферия в РСФСР-СССР столкнулась с тем, что рабочие и крестьяне в большинстве своём были лояльны Советской власти и многие, особенно молодёжь, активно её поддерживали по своей инициативе [222]. Однако наряду с этим в широких слоях общества начался рост того, что интернацисты называют «антисемитизмом» [223]. В сложившихся общественных условиях, такие персоны как Л.Д.Бронштейн (Троцкий), Л.Б.Розенфельд (Каменев), Г.Е.Апфельбаум (Зиновьев) и другие их соплеменники — в то время культовые вожди революции и «трудового народа», победившего в гражданской войне, — не могли быть олицетворением государственной власти в период ещё только предстоявшего тогда длительного периода построения нового общественного строя [224].

Также следует понимать, что в обществе одно отношение к революции и возникающей в её результате новой власти, если революция свершается в ходе империалистической войны, от бедствий которой все (кроме наживающейся на войне “элиты”) устали. Но к революции совершенно иное отношение, если новая власть возникает в результате победы агрессора, начавшего «революционную войну за освобождение братьев-трудящихся другой страны от гнёта капитала», когда сами трудящиеся не прониклись мыслью о том, что им необходима революция и новая власть [225]; или, если новая власть возникает в результате организации государственного переворота в стране, живущей мирной жизнью [226]. Эти весьма значимые в политике [227] обстоятельства психтроцкистами-марксистами в СССР не воспринимались в качестве политической реальности. [228] Кроме того, пока шла гражданская война в России, революционная ситуация в странах Европы изошла на нет.

Эти обстоятельства привели к тому, что «мировая закулиса» вынуждена была согласиться с точкой зрения В.И.Ленина: сначала социализм в одной отдельно взятой стране, а потом переход к социализму всех других стран, которую В.И.Ленин высказал ещё в 1915 г. Среди руководства ВКП (б) этой же точки зрения придерживался и И.В.Сталин.

Как замечали некоторые исследователи биографии И.В.Сталина, он в дореволюционные и первые послереволюционные годы в числе последних присоединялся к успевшему сложиться большинству и таким путём продвигался в делании партийной карьеры. Произведения его были написаны простонародным языком (см. его Собрание сочинений), что с одной стороны обеспечивало доходчивость их смысла до сознания простого малограмотного и плохо образованного рабочего люда, а с другой стороны убеждало правящую в партии интеллигенцию в невежестве самого И.В.Сталина, который якобы просто не может освоить “высоко научный” жаргон, на котором говорила и писала партийная интеллигенция, но которого не понимал простой люд (имманентный, перманентная, фидеизм, гносеология и т.п. слова из литературы марксистской интеллигенции). Поэтому с точки зрения вождей партии, подобных Троцкому, — Сталин не был ни выдающимся партийным философом, экономистом, писателем-публицистом [229], ни выдающимся оратором, способным изустным словом увлечь массы на революционные подвиги. Вожди-интеллигенты и их сподвижники считали его плохо воспитанным (без хороших манер), грубым, малообразованным (недоучившийся семинарист [230]), ленивым (ничего не написал в последней ссылке) и соответственно, — не способным думать самостоятельно.

Это порождало иллюзию, что И.В.Сталин может быть управляемым со стороны более умных и широко образованных вождей, даже если станет номинально первым лицом в партии. Поэтому продвижение И.В.Сталина к вершинам внутрипартийной власти возражений и сопротивления «мировой закулисы» не вызвало.

К тому же И.В.Сталин — «нацмен», как и большинство вождей революции, — грузин по происхождению, что представлялось автоматической гарантией подавления им ростков угрозы великорусского национализма и нацизма.

Всё это способствовало тому, что дело олицетворения своей персоной успехов социалистического строительства в одной отдельно взятой стране «мировая закулиса» сочла возможным доверить И.В.Сталину.

Большевики, со своей стороны, по мере того, как В.И.Ленин, теряя здоровье вследствие ранения [231], утрачивал способность к руководству партией и государством, также задумывались о том, кто будет продолжателем их дела.

В этой связи необходимо обратиться к документу, известному как “Письмо к съезду”, которое, как сообщает историческая традиция КПСС, было записано в несколько приёмов со слов В.И.Ленина его разными секретарями в конце декабря 1922 — начале января 1923 гг.

В письме речь идёт о том, как в дальнейшем избежать очередного раскола партии и обеспечить устойчивость ЦК формальными средствами, а не достижением единства взглядов по всем вопросам деятельности партии на основе освоения её членами методологической культуры познания и миропонимания [232]:

«Я думаю, что основным в вопросе устойчивости с этой точки зрения являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними, по-моему, составляют большую половину опасности того раскола, который мог бы быть избегнут и избежанию которого, по моему мнению, должно служить, между прочим, увеличение числа членов ЦК до 50, до 100 человек [233].

Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью. С другой стороны, тов. Троцкий, как доказала уже его борьба против ЦК в связи с вопросом о НКПС [234], отличается не только выдающимися способностями [235]. Лично он, пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК, но и чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела.

Эти два качества двух выдающихся вождей современного ЦК способны ненароком привести к расколу, и если наша партия не примет мер к тому, чтобы этому помешать, то раскол может наступить неожиданно. Эти два качества двух выдающихся вождей современного ЦК способны ненароком привести к расколу, и если наша партия не примет мер к тому, чтобы этому помешать, то раскол может наступить неожиданно.

Я не буду дальше характеризовать других членов ЦК по их личным качествам. Напомню лишь, что октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью, но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому» (В.И.Ленин, ПСС, изд. 5, т. 45, продолжение записей от 24 декабря 1922 г. продиктовано В.И.Лениным 25 декабря 1922 г.).

Характеристике И.В.Сталина также посвящено добавление к записям от 25 декабря 1922 г., как сообщается записанное 4 января 1923 г. уже другим секретарём В.И.Ленина — Л.А.Фотиевой (1881 — 1975) [236]:

«Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д. Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение».

Публицисты от психтроцкизма многократно комментировали “Письмо к съезду” В.И.Ленина, особенно смакуя добавление к письму от 4 января 1923 г.: дескать, ещё В.И.Ленин предупреждал, да не вняли… Но чуть ли не единственное, что ускользнуло от их понимания, — так это именно то, от чего в действительности предостерегал В.И.Ленин большевиков, а также и то обстоятельство, что В.И.Ленин этим письмом фактически рекомендовал партии большевиков И.В.Сталина в качестве своего преемника.

Чтобы понять, от чего в действительности предостерегал В.И.Ленин партию в “Письме к съезду”, давайте спокойно, без буйства эмоций, рассмотрим характеристики, данные В.И.Лениным членам ЦК ВКП (б). Все претенденты на должность лидера партии, как бы она ни именовалась, кроме И.В.Сталина характеризуются В.И.Лениным прямо как небольшевики (Троцкий), как субъекты, на которых нельзя полагаться в деле (Каменев, Зиновьев, Троцкий, которого в одой из работ В.И.Ленин назвал «иудушкой»), как бюрократы, способные оторваться от живого дела, увлекшись административным формализмом (Троцкий, Бухарин [237], Пятаков [238]).

Остаётся один И.В.Сталин, который уже сосредоточил в своих руках необъятную власть на посту генерального секретаря [239], что говорит о его деловых организаторских качествах, об умении поддерживать определённое соответствие формы (административной стороны) и содержания (т.е. самого дела) и способностях к руководству; однако наряду с этим, он бывает груб, нетерпим к другим, капризен.

При таких характеристиках всех «вождей» добавление к “Письму” от 4 января 1923 г. — пустая риторика для слушателей: «Надо бы избрать не Сталина, а кого-то другого: такого, как Сталин по деловым качествам, но который не был бы груб и обладал бы большей терпимостью. Вы не знаете такого? — а то я не знаю»; и в то же время это — намёк Сталину: «Учитесь сдержанности, дорогой товарищ, а то при всех Ваших хороших деловых качествах не сносить Вам головы: повторите мою судьбу — уберут раньше, чем успеете сделать дело. Сами видите, большевистских-то кадров, способных к руководству среди „вождей“ партии нет… а дело большевизма продолжать-то надо, не то масоны и увлекаемые ими пустобрёхи-интеллигенты совсем на голову народу сядут».

В этой связи особо прокомментируем слова В.И.Ленина о том, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью, но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому».

Эта характеристика В.И.Лениным Л.Б.Розенфельда (Каменева), Г.Е.Апфельбаума (Зиновьева), Л.Д.Бронштейна (Троцкого) обязывает соотнести её с правовым положением невольников в рабовладельческом обществе:

Раб ни за что перед обществом свободных людей не отвечает. За весь ущерб, нанесённый рабом, перед обществом отвечает его хозяин. И только хозяин вправе наказать раба так, как того пожелает. И в этом никто из членов общества свободных ему препятствовать не вправе [240]. При таких характеристиках всех «вождей» добавление к “Письму” от 4 января 1923 г. — пустая риторика для слушателей: «Надо бы избрать не Сталина, а кого-то другого: такого, как Сталин по деловым качествам, но который не был бы груб и обладал бы большей терпимостью. Вы не знаете такого? — а то я не знаю»; и в то же время это — намёк Сталину: «Учитесь сдержанности, дорогой товарищ, а то при всех Ваших хороших деловых качествах не сносить Вам головы: повторите мою судьбу — уберут раньше, чем успеете сделать дело. Сами видите, большевистских-то кадров, способных к руководству среди „вождей“ партии нет… а дело большевизма продолжать-то надо, не то масоны и увлекаемые ими пустобрёхи-интеллигенты совсем на голову народу сядут».

В этой связи особо прокомментируем слова В.И.Ленина о том, что «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являлся случайностью, но что он также мало может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому».

Эта характеристика В.И.Лениным Л.Б.Розенфельда (Каменева), Г.Е.Апфельбаума (Зиновьева), Л.Д.Бронштейна (Троцкого) обязывает соотнести её с правовым положением невольников в рабовладельческом обществе:

Раб ни за что перед обществом свободных людей не отвечает. За весь ущерб, нанесённый рабом, перед обществом отвечает его хозяин. И только хозяин вправе наказать раба так, как того пожелает. И в этом никто из членов общества свободных ему препятствовать не вправе [240].

И соответственно этому характеристика, данная им Бронштейну, Розенфельду, Апфельбауму, — определение правового положения раба в рабовладельческом обществе, однако высказанная в иных словах. Соотносясь с этим и с тем, что мы знаем теперь о той эпохе, приведённую характеристику В.И.Лениным «троицы» можно понимать единственно в качестве намёка на то, что названные им «вожди» партии в действительности — марионетки, невольники хозяев масонства, исполнительная периферия «мировой закулисы». И не надо думать, что этот вывод притянут задним числом, а В.И.Ленин в действительности имел в виду что-то другое [241]: В.И.Ленин по образованию был юрист, историю права с древних времён знал, а выступая на IV конгрессе Коминтерна в декабре 1922 г., потребовал выхода членов коммунистических партий из масонских лож [242].

Если же постараться оценить восприятие разными людьми, не знающими закулисной подоплёки, данных В.И.Лениным в “Письме к съезду” характеристик членов ЦК, то для одних в нём значимо одно, а для других — совершенно другое.

То, что И.В.Сталин бывает груб, позволяет себе не придерживаться «хороших великосветских манер», было значимо (и значимо ныне) для представителей беззаботно говорливой интеллигенции в рядах партии и для вождей, которые также вышли из интеллигенции либо приобщились к ней в ходе профессиональной революционной деятельности. Для них в качестве лидера партии предпочтительнее интеллигенты-говоруны, такие же, как и они сами.

Но в среде простонародья, занятого реальным делом, от успеха которого зависит жизнь (т.е. в партийной массе), в те времена грубость не считалась серьёзным пороком, как то было в кругах рафинированных интеллигентов. В простонародье на грубость человека не обращали и не обращают особого внимания, если человек обладает деловыми качествами, полезными обществу. В среде простонародья обычно нетерпимы не к грубости, а к тому, если кто-то куражится над другими, злоупотребляя своим социальным статусом или способностями, что может протекать и в изысканно вежливых формах. Если бы Ленин написал, что Сталин глумлив и куражится над товарищами по партии, — то к такого рода предупреждению отнеслись бы иначе.

Для партийцев-большевиков из простонародья значимо было то, что И.В.Сталин сосредоточил в своих руках власть, т.е. не боится взять на себя заботу об общем деле, что он обладает качествами руководителя и организатора в живом деле. А брань, грубость, — это далеко не всегда выражение злобы, и даже если она случится, то на вороту не виснет… Кроме того, чтобы человек сорвался в грубость, — его до этого ещё и довести чем-то надо, а это уж дело окружающих [243].

И не надо забывать, что если об общении с И.В.Сталиным мы можем знать по свидетельствам современников, многие из которых писали с чужих слов, и которые отфильтрованы антисталинистами в последующие времена, то в те годы реальный опыт общения с И.В.Сталиным был не только у В.И.Ленина и Н.К.Крупской и других вождей партии. Поэтому о «политесе» И.В.Сталина могли быть и иные мнения, не совпадающие с высказанным В.И.Лениным в “Письме к съезду”, и потому не ставшие культовыми в эпоху после ХХ съезда. В годы перестройки, когда снова активизировалась «борьба со сталинщиной», по телевидению показали документальный фильм, снятый в месте последней ссылки Сталина в Туруханском крае. Под бетонным каркасом «аквариума», в котором некогда стоял защищённым от непогоды дом-музей, — пусто. На стенах надписи: как проклятия в адрес Сталина, так и просьбы о прощении за то, что после его ухода в мир иной не уберегли СССР — первое большевистское государство.

Потом показали старушку — жительницу той деревни, которая помнила Сталина по жизни в ссылке. Ей задали вопрос: “А что Вы помните?” Когда прозвучал этот вопрос, из её глаз просияла юность, и она ответила: “Добрый был. Людей травами лечил…”

Так что, с разными людьми И.В.Сталин, судя по всему, вёл себя по-разному — в зависимости от того, какие это были люди, что они несли в себе, и что в них видел сам И.В.Сталин…

В итоге на основе таких характеристик, данных «вождям» В.И.Лениным, и личного опыта общения и работы со всеми вождями большевики в ВКП (б) поддержали именно И.В.Сталина в качестве лидера партии.

Так и «мировая закулиса», и большевики в самой России сошлись на том, что товарищу Сталину, Иосифу Виссарионовичу, можно доверить дело руководства построением социализма в одной отдельно взятой стране, хотя под социализмом «мировая закулиса» и большевики понимали совершенно разные, взаимно исключающие друг друга типы общественного устройства жизни людей. В результате такого рода взаимовложенности общественно-политических процессов И.В.Сталин стал олицетворением государственности большевизма в ХХ веке.

6.4. Неготовность России к социализму и следствия этого

Россия ни в 1917 г., ни по завершении гражданской войны не была готова для социалистического образа жизни ни в структурно-экономическом, ни в культурном, ни в нравственно-психологическом отношениях. Это знали все: и противники [244], и сторонники социализма. Сторонники социализма после победы революции, в ходе гражданской войны разделялись во мнениях.

Признавая неготовность России к социализму, одни считали, что необходимо перейти ко многопартийной буржуазной демократии, в условиях которой на протяжении продолжительного времени развивалась бы культура и экономика, и вызревали бы объективные и субъективные предпосылки к переходу к социализму.

Другие — большевики во главе с В.И.Лениным и троцкисты во главе Л.Д.Бронштейном, соглашаясь с ними в вопросе о том, что Россия не вызрела в культурном и экономическом отношении до социализма, — настаивали на том, что развивать культуру и экономику, строить реальный социализм необходимо под руководством партии большевиков на основе власти советов рабочих и крестьянских депутатов так, чтобы не подвергать снова рабочий класс и крестьянство как минимум десятилетиям эксплуатации отечественным и зарубежным частным капиталом в условиях гражданских свобод буржуазной демократии, вседозволенности частного предпринимательства и формирования законом стоимости межотраслевых пропорций и валовых мощностей отраслей [245] в ходе рыночной саморегуляции. Чтобы не быть голословными, приведём в этой связи мнение В.И.Ленина:

«…до бесконечности шаблонным является у них довод, который они выучили наизусть во время развития западноевропейской социал-демократии и который состоит в том, что мы не доросли до социализма, что у нас нет, как выражаются разные „учёные“ господа из них, объективных экономических предпосылок для социализма. И никому не приходит в голову спросить себя: а не мог ли народ, встретивший революционную ситуацию, такую, которая сложилась в первую империалистическую войну, не мог ли он, под влиянием безысходности своего положения, броситься на такую борьбу, которая хоть какие-либо шансы открывала ему на завоевание для себя не совсем обычных условий для дальнейшего роста цивилизации?

«Россия не достигла той высоты развития производительных сил, при которой возможен социализм». С этим положением все герои II Интернационала, и в том числе, конечно Суханов, носятся, поистине, как с писаной торбой. Это бесспорное положение они пережевывают на тысячу ладов, и им кажется, что оно является решающим для оценки нашей революции.

(…)

Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков именно этот определённый «уровень культуры», ибо он различен в каждом из западноевропейских государств), то почему нам нельзя начать с начала с завоевания революционным путём предпосылок для этого определённого уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы. (…)

Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков именно этот определённый «уровень культуры», ибо он различен в каждом из западноевропейских государств), то почему нам нельзя начать с начала с завоевания революционным путём предпосылок для этого определённого уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы.

(…)

Для создания социализма, говорите вы, требуется цивилизованность. Очень хорошо. Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны?

Помнится, Наполеон писал: «On s’engage et puis… on voit». В вольном русском переводе это значит: «Сначала надо ввязаться в серьёзный бой, а там уж видно будет». Вот и мы ввязались сначала в октябре 1917 года в серьёзный бой, а там уже увидели такие детали развития (с точки зрения мировой истории это, несомненно, детали), как Брестский мир или нэп и т.п. И в настоящем нет сомнения, что в основном мы одержали победу» (В.И.Ленин. “О нашей революции (По поводу записок Н.Суханова)”, ПСС, изд. 5, т. 45, стр. 378 — 382).

Об этом же И.В.Сталин, но спустя 35 лет после победы Великой Октябрьской социалистической революции:

«Ответ на этот вопрос дал Ленин в своих трудах о „продналоге“ и в своем знаменитом „кооперативном плане“.

Ответ Ленина сводится коротко к следующему:

а) не упускать благоприятных условий для взятия власти, взять власть пролетариату, не дожидаясь того момента, пока капитализм сумеет разорить многомиллионное население мелких и средних индивидуальных производителей;

б) экспроприировать средства производства в промышленности и передать их в общенародное достояние;

в) что касается мелких и средних индивидуальных производителей, объединять их постепенно в производственные кооперативы, то есть в крупные сельскохозяйственные предприятия, колхозы;

г) развивать всемерно индустрию и подвести под колхозы современную техническую базу крупного производства, причем не экспроприировать их, а, наоборот, усиленно снабжать их первоклассными тракторами и другими машинами;

д) для экономической же смычки города и деревни, промышленности и сельского хозяйства сохранить на известное время товарное производство (обмен через куплю-продажу), как единственно приемлемую для крестьян форму экономических связей с городом, и развернуть вовсю советскую торговлю, государственную и кооперативно-колхозную, вытесняя из товарооборота всех и всяких капиталистов.

История нашего социалистического строительства показывает, что этот путь развития, начертанный Лениным, полностью оправдал себя» (“Экономические проблемы социализма в СССР”, “Замечания по экономическим вопросам, связанным с ноябрьской дискуссией 1951 года”, раздел 2. “Вопрос о товарном производстве при социализме”).

По сути эта политика была изначально обречена стать по своему характеру двоякой и внутренне конфликтной: во-первых, она предполагала государственную и партийную поддержку инициативы тех, кто воплощает в жизнь, исходя из своего миропонимания, идеалы социализма и доктрину его построения в том виде, как их понимало и оглашало в своей пропаганде высшее партийное руководство; во-вторых, она предполагала принуждение к социалистическому образу жизни тех слоёв населения, которых можно характеризовать как безыдейных, в том смысле, что они не несут в себе никаких определённых идеалов общественной жизни, а руководствуются в своей деятельности индивидуалистическими побуждениями сытости и обустроенности своей личной жизни и жизни своей семьи, и лояльны любой власти, которая обеспечивает им приемлемые условия труда и рост потребительского благополучия; в-третьих, она предполагала выявление и подавление антисоциалистической (в понимании высшего партийно-государственного руководства) деятельности противников социализма

Но и это в идеале.

А в реальной жизни одним и тем же людям — в силу особенностей господствующих в толпо-“элитарном” обществе нравов и типов строя психики — свойственны в разных обстоятельствах и в разное время действия, относимые к каждой из трёх названных категорий. И это касается как разнородных властителей в процессе осуществления деклараций о строительстве нового общества, так и подвластных им масс. Вследствие этого, личные ошибки и злоупотребления в действиях работников репрессивного аппарата были объективно неизбежны [246]. Кроме того, в реальной жизни руководство способно искренне ошибаться в своих представлениях о социализме и методах его строительства, вследствие чего жертвами репрессий обречены были стать менее ошибающиеся сторонники социализма, которые не смогли убедить в своей правоте партию и её аппарат, а это уже — предопределенность того, чтобы личные субъективные ошибки высших руководителей становились системными ошибками самоуправления общества.
Но и это в идеале.

А в реальной жизни одним и тем же людям — в силу особенностей господствующих в толпо-“элитарном” обществе нравов и типов строя психики — свойственны в разных обстоятельствах и в разное время действия, относимые к каждой из трёх названных категорий. И это касается как разнородных властителей в процессе осуществления деклараций о строительстве нового общества, так и подвластных им масс. Вследствие этого, личные ошибки и злоупотребления в действиях работников репрессивного аппарата были объективно неизбежны [246]. Кроме того, в реальной жизни руководство способно искренне ошибаться в своих представлениях о социализме и методах его строительства, вследствие чего жертвами репрессий обречены были стать менее ошибающиеся сторонники социализма, которые не смогли убедить в своей правоте партию и её аппарат, а это уже — предопределенность того, чтобы личные субъективные ошибки высших руководителей становились системными ошибками самоуправления общества.

И потому не надо думать, что окажись после смерти В.И.Ленина во главе партии и государства Л.Д.Бронштейн или кто-то другой из сторонников того или иного социализма; либо Советская власть, признав неготовность России к социализму, сама развела бы в стране многопартийность [247], в результате которой государственный аппарат оказался бы во власти сторонников сословно-кастового строя или гражданского общества капитализма на основе иерархии кошельков, — то история России-СССР в первой половине ХХ века была бы менее подлой и кровавой. Всё и так свершилось наилучшим возможным при тех нравах и выражающей их этике, что были свойственны обществу [248].

Но тогда России ещё только предстоял период преодоления в своей жизни, в культуре концептуальной неопределённости: либо праведное общежитие, как его ни называть, в котором личностное развитие гарантировано и каждый защищён от паразитизма на его труде и жизни; либо — иерархия взаимного угнетения и притязаний на угнетение окружающих, в которой неизбежен паразитизм одних на других и всех вместе на биосфере. В одном обществе эти две концепции сосуществовать в согласии друг с другом не могут ни при каких обстоятельствах. Другое дело, какими средствами осуществляется их противоборство.

По отношению к политике Советской власти в период реального строительства социализма под руководством И.В.Сталина уместно вспомнить высказывание декабриста П.И.Пестеля:

«Опыты всех веков и всех государств доказали, что народы бывают „становятся: так было бы точнее“ таковыми, каковыми их соделывает правление и законы, под которыми они живут».

И хотя П.И.Пестель говорил о правлении и законах, но по существу речь идёт о лепке общества по своему произволу носителями концептуальной власти, которой подвластны государственное правление, законотворчество (как составляющая государственного правления) и отчасти практика применения законодательства, выражающего определённую концепцию устройства жизни людей в обществе и отношение множества людей к этой концепции и концептуальной власти, её породившей. А подразумеваемые П.И.Пестелем реальные и возможные различия правления и законов, под властью которых живут разные народы или один и тот же народ в разные эпохи, неотъемлемо подразумевает и различие возможных концепций, вплоть до взаимоисключающей несовместимости концепций в одном национальном или многонациональном обществе, и в глобальном пределе — в одном человечестве.

Высказав это, можно перейти к собственно анализу достижений и недоработок большевизма сталинской эпохи.

6.5. «Соцреализм» как средство преодоления власти марксизма

Если рассматривать строительство социализма как общественного устройства (т.е. в более широком смысле слова, чем определение экономического уклада, данное в разделе 6.1), то оно включает в себя три взаимно связанных и обуславливающих друг друга процесса:

· личностное развитие представителей жизненно активных взрослых поколений, в результате которого они, переосмысляя своё отношение к жизни, постепенно врастали бы в строящийся социализм и становились бы его приверженцами и органичной частью социалистического общества, освобождаясь от унаследованных ими в детстве и юности в процессе воспитания и обучения норм толпо-“элитарной” культуры, свойственных тем или иным общественным группам в несоциалистических общественно-экономических формациях;
...93...

· развитие культуры общества в целом и её субкультур как основы и средства формирования нравственности, этики, миропонимания будущих поколений таких, чтобы идеалы праведного общежития (социализма и коммунизма) стали бы их естественными жизненными идеалами, а толпо-“элитаризм”, угнетение человека человеком, паразитизм на труде и жизни в их обществе был бы невозможен ни в явных (прямо провозглашаемых), ни в скрытых (не осознаваемых ими) формах;

· внедрение при поддержке государственных институтов в хозяйственную производственно-потребительскую деятельность технической цивилизации принципов социализма (прежде всего плановости ведения хозяйства, ориентированной на гарантированное удовлетворение демографически обусловленных потребностей населения в преемственности поколений).

Хотя наиболее зримым в жизни общества является третье, однако (в смысле необратимости последствий воздействия на жизнь общества в пределах продолжительности цикла общественного развития от одного рубежа переосмысления прошлого и выработки намерений на будущее до следующего такого рода рубежа) соответствует порядку перечисления названных процессов.

Иными словами личностное развитие — главное в социалистическом строительстве, а поскольку социализм в широком смысле слова — образ жизни общества, то строительство социализма тем успешнее, чем больше людей активны в своём личностном развитии в русле Божиего Промысла.

Это так потому, что развитие культуры это — появление в ней чего-то нового общественно-полезного в том смысле, что оно не поддерживает деградационно-паразитические процессы и не подталкивает людей к их поддержке. При этом развитие культуры представляет собой общедоступное выражение личностного развития и творчества представителей жизненно активных поколений в русле Божиего Промысла. А производственно-потребительская деятельность, принципы её организации и средства воплощения их в жизнь (включая и производственно-потребительские отношения людей) — одна из сторон развития культуры [249].

Во всех многонациональных и национальных культурах, а также в субкультурах тех или иных общественных групп можно выделить три более или менее развитые направления (в том смысле, что культура в целом подобна вектору во многомерном пространстве, задаваемом невыразимыми друг через друга направлениями):

· консервативные — объективно ориентированные на то, чтобы в жизни будущих поколений неизменно воспроизводился исторически сложившийся образ жизни без каких-либо нововведений и утрат;

· нигилистические — выступающие под лозунгом «всё плохо! так жить нельзя!», но не предлагающие никакой альтернативы (либо средств к выработке альтернативы и осуществлению её идеалов);

· устрёмленные в будущее — ориентированные на воплощение в жизнь в будущем того или иного определённого идеала жизни людей в обществе и жизни общества в биосфере Земли.

Распространённость в обществе носителей каждого из названных направлений и содержание идей каждого из них определяют перспективы общества.

Так в истории России XIX века представители правящих классов были большей частью самодовольными носителями консервативного направления, не внемлющими проблемам эпохи и потребностям их разрешения; представители более или менее образованной молодёжи с неустойчивой психикой и эмоционально перевозбуждённые были носителями нигилизма; вакуум же устремлённости на воплощение в будущем в жизнь самобытного российского определённого идеала [250] заполнился марксизмом, который по мере своего распространения вовлекал в интернацистское революционное движение бездумных нигилистов, отвечая их неудовлетворённости российским бытиём предложением идеала социализма и ограничивая их во власти над собой и общественными процессами особенностями марксистской философии, концепции глобального исторического процесса [251] и политэкономии.

Наряду с названными основными направлениями в обществах существуют субкультуры, которые можно назвать «реликтовыми» направлениями. Их статистически малочисленные носители живут под лозунгом «раньше было лучше!», а политическую активность проявляют под лозунгом «назад в прошлое!» вплоть до того, что норовят навязать будущему каменный век нынешней глобальной цивилизации или даже порядки Атлантиды, приведшие её к гибели (на это на протяжении всей истории библейской цивилизации работает жидомасонство).
...94...

В переходные периоды от господства в толпо-“элитарном” обществе одной культуры к господству другой, прежняя господствующая культура ещё не занимает положения «реликта», поскольку её носители — пока ещё многочисленные представители консервативного направления прежней господствующей культуры и присоединившиеся к ним многие прежние нигилисты, напуганные происходящими (или происшедшими) изменениями. Иными словами консервативное направление культуры эпохи, предшествующей скоротечным изменениям в жизни толпо-“элитарного” общества, и отчасти направление нигилистической культуры с началом изменений, скоротечных по отношению к продолжительности активной жизни поколения, становятся ретроградным направлением культуры. А его политическая активность обусловлена как содержанием субкультуры, ставшей ретроградной, так и воздействием на её носителей приверженцев других субкультур. По завершении переходного периода ретроградное направление либо полностью исчезает, передав всё жизнеспособное новой господствующей культуре в целом или лидирующей в ней субкультуре, либо становится одним из «реликтов».

Но переходному периоду свойственны и свои направления «консерватизма» и «нигилизма». Консерватизм переходного периода это действия под лозунгом «цель — ничто! движение к ней — всё!», однако не всегда провозглашаемого публично. Это направление в культуре переходного периода поддерживают часть бывших нигилистов, а также те, для кого «эпоха нескончаемых перемен» создаёт законную возможность «ловить рыбку в мутной водичке». не интересуют цели реформ и методы их осуществления: они согласны на любые реформы, которые не угрожают (по их мнению) их личному благополучию и безопасности и под покровом которых они могут обделывать свои мелкие делишки или большие аферы. В отличие от них, , как правило, искренни в своих заявлениях о приверженности целям реформ, однако при этом им всегда неприемлемы пути и методы достижения целей реформ, персоны руководителей и исполнителей реформ, либо они сами несостоятельны ни в каком в деле и вынуждены изображать из себя принципиальных критиков — борцов за правду — просто вследствие своего неумения что-либо делать хорошо.

В большинстве своём консерваторы переходного периода и нигилисты переходного периода осознанно или бессознательно мимикрируют (маскируются) под приверженцев направления устремлённости в будущее, которые действительно искренне стараются воплотить в жизнь идеалы, которые провозглашены в качестве целей преобразований общественной жизни.

Наряду с названными направлениями культуры переходного периода с его началом в толпо-“элитарном” обществе возникает большее или меньшее количество растерявшихся людей: часть из них погибает по причине утраты ими смысла жизни, хотя пути к смерти у них могут быть разными; а часть из них образуют собой «кадровый резерв» активных направлений культуры переходного периода: они — по мере преодоления своей первоначальной растерянности — примыкают к ретроградам, к консерваторам и нигилистам переходного периода, либо к устремлённым в будущее искренним сторонникам провозглашаемых в обществе целей преобразований. Многие из растерявшихся становятся кочевниками между названными направлениями или разными гранями своей деятельности поддерживают разные направления культуры переходного периода.

Нет ни одной национальной культуры, в которой не было бы художественного творчества, искусств. Художественное творчество, искусства в жизни всякого достаточно цивилизованного общества тесно связаны с комплексом наук философского историко-обществоведческого профиля, которые в свою очередь оказывают влияние на художественное творчество и искусства по мере того, как их достижения осваиваются деятелями искусств вследствие общего развития культуры общества или в процессе самообразования. Во взаимодействии наук и искусств есть ряд важных обстоятельств.

В толпо-“элитарном” обществе искусства в подавляющем большинстве случаев опережают науки философско-обществоведческого профиля в выявлении проблем текущей действительности и перспектив жизни и развития общества.

Произведения наук философско-обществоведческого профиля адресуются почти что исключительно к разуму уровня сознания психики тех, кто с ними сталкивается; их прямое воздействие на эмоциональную составляющую психики минимальное — эмоции возникают как вторичная реакция бессознательных уровней на осознанный смысл научного произведения. А освоение произведений науки людьми требует во всех случаях достаточного уровня предварительной образованности, как в смысле знания определённых сведений, так и в смысле владения навыками сосредотачивать своё внимание и разум на тематике научного произведения. Вследствие этого научные трактаты вне зависимости от рассматриваемой в них тематики и уровня выраженных в них достижений научно-исследовательской деятельности доступны для восприятия далеко не всем.Нет ни одной национальной культуры, в которой не было бы художественного творчества, искусств. Художественное творчество, искусства в жизни всякого достаточно цивилизованного общества тесно связаны с комплексом наук философского историко-обществоведческого профиля, которые в свою очередь оказывают влияние на художественное творчество и искусства по мере того, как их достижения осваиваются деятелями искусств вследствие общего развития культуры общества или в процессе самообразования. Во взаимодействии наук и искусств есть ряд важных обстоятельств.

В толпо-“элитарном” обществе искусства в подавляющем большинстве случаев опережают науки философско-обществоведческого профиля в выявлении проблем текущей действительности и перспектив жизни и развития общества.

Произведения наук философско-обществоведческого профиля адресуются почти что исключительно к разуму уровня сознания психики тех, кто с ними сталкивается; их прямое воздействие на эмоциональную составляющую психики минимальное — эмоции возникают как вторичная реакция бессознательных уровней на осознанный смысл научного произведения. А освоение произведений науки людьми требует во всех случаях достаточного уровня предварительной образованности, как в смысле знания определённых сведений, так и в смысле владения навыками сосредотачивать своё внимание и разум на тематике научного произведения. Вследствие этого научные трактаты вне зависимости от рассматриваемой в них тематики и уровня выраженных в них достижений научно-исследовательской деятельности доступны для восприятия далеко не всем.

Произведения же искусств обращаются непосредственно как к уровню сознания, так и к бессознательным уровням психики людей. Но вследствие того, что произведения искусств непосредственно обращаются к бессознательным уровням психики, они оказывают более или менее сильное воздействие на каждого, кто с ними вольно или невольно сталкивается, в общем-то не требуя от него никакой предварительной подготовки [254].

Годы от завершения гражданской войны в 1920 г. до убийства И.В.Сталина в 1953 г. принадлежат эпохе переходного периода.

Вследствие этого все культурологические концепции, не видящие различий названных направлений культуры и существа каждого из них в дореволюционную эпоху и в период строительства социализма; не видящие характера перетока названных направлений культуры через рубеж революции и гражданской войны; не видящие их характера и вз